Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Одна-единственная свеча горела в комнате на верхнем этаже башни. Две фигуры в плащах с капюшонами сидели лицом друг к другу. На столе между ними стояла высокая плоская бутыль и два кубка. Сквозь дверь, ведущую на балкон, виднелось усеянное звездами ночное небо.
– Вы сами видели, – голос говорящего был едва слышен, – этого горца никак нельзя вывести из себя и вызвать на поединок.
– Да. – Улыбка искривила губы второго собеседника. – Но я видел и еще кое-что. Кажется, мне удалось обнаружить, где его слабое место.
Рука, держащая кубок, застыла в воздухе.
– Слабое место? Я ничего подобного не заметил. Страх неведом этому человеку.
– Возможно, если говорить о страхе за самого себя. Но разве вы не заметили, как быстро он вмешался, когда его брат чуть не дал волю своему гневу?
– Вмешался, потому что поклялся соблюдать мир.
– Нет. – В тусклом свете свечи блеснули белые зубы. – Я видел выражение его глаз в тот момент. В этом и состоит слабость горца: он боится не за себя, а за своих братьев.
Наступило долгое молчание.
– Возможно.
– Мне это точно известно. Он считает себя защитником своих младших братьев. Мы воспользуемся этим к нашей выгоде.
– Но каким образом? Ведь они неразлучны. С тех пор как они прибыли, он с них глаз не спускает.
– Неважно. Прикажите вашим людям быть завтра в полной готовности. Как только я подам сигнал, хватайте его братьев без промедления. Тогда горцу не останется ничего другого, как только подчиниться нашим требованиям.
– Если лорду Уолтему станет известно, кто организовал этот заговор, он обратится к королю.
– Надо убедить Уолтема, что мы действуем по приказу самого Эдуарда. С королем не поспоришь. – В шепоте говорящего ясно прозвучала издевка. – Эдуард так непопулярен, что не может собрать достаточно налогов, чтобы усмирить шотландцев. И вот мы вынуждены торговаться, договариваясь с этими дикарями о мире, а не встречаться с ними лицом к лицу на поле битвы. Будьте спокойны, лорд Уолтем не усомнится, что этот приказ исходит от самого монарха. Если это приведет к свержению короля, так тому и быть.
– Тише, дружище. – Расширенными от страха глазами слушавший осмотрел комнату, словно ожидая, что из темных углов бросятся на него вооруженные мечами призраки. – Тише, не то, как бы вам не замолчать навеки. Подобные разговоры попахивают изменой.
– Разве это измена – желать, чтобы Англия стала сильным и независимым государством?
– Нет.
– Именно ради этого я и живу. Именно ради этого я готов умереть. Вот почему необходимо как можно скорее прекратить эти мирные переговоры. Будете ли вы на моей стороне? – Для пущего эффекта он помолчал. – Или же вы пойдете против меня?
Его собеседник отхлебнул глоток эля, раздумывая.
– А вы уверены, что горец, испугавшись за братьев, пойдет на наши условия?
– Уверен. А, поставив на пергаменте свою подпись, он окажется связанным по рукам и ногам. Главное же – окажется связанной вся Шотландия. Мы получим если не войну, то хотя бы выгодный для Англии мир.
Мужчина глубоко вздохнул, затем протянул руку.
– Что ж, тогда я целиком на вашей стороне.
– Дело надо провернуть завтра же, прежде чем начнутся мирные переговоры. Вы позаботитесь об этом?
– Да.
Он поднял свой кубок.
– За Англию!
– За Англию!
Заговорщики осушили кубки до дна. Затем быстро выскользнули из комнаты и разошлись в разные стороны, направляясь в свои спальни.
Диллон стоял на галерее, наблюдая, как рассвет медленно начинает новый день. Но не плодородные, зеленые холмы, что простирались перед его взглядом, не тучные стада овец занимали сейчас его мысли. Взгляд его был прикован к горизонту, к невидимой границе между Англией и Шотландией.
Там его дом. Как же ему хотелось оказаться сейчас дома! У Диллона сжалось сердце от тоски.
На душе у него было неспокойно. Всю ночь он ворочался с боку на бок, не в силах уснуть. Он знал, что отчасти беспокойство мучило его из-за англичанки. Он вновь и вновь проклинал судьбу, что свела их. Хотя Диллон и презирал все английское, он не мог отрицать, что его влечет к дочери лорда Уолтема. Поцелуй, так воспламенивший его, забудется не скоро. А ведь Диллон Кэмпбелл всегда гордился своей способностью сохранять полное самообладание в любых ситуациях. То, что произошло прошлой ночью в саду, никогда не должно повториться.
С другой стороны, беспокойство одолевало его и из-за мыслей о мирных переговорах, что должны были начаться сегодня. Он не сомневался в их необходимости, однако не очень доверял участникам переговоров. Предчувствия никогда не подводили его, а с момента их приезда сюда интуиция властно предупреждала его о таящейся вокруг опасности.
Диллон потер плечо, которое ныло иногда от старой раны. Реальна эта опасность или она всего лишь плод его воображения? И возможно ли, прожив всю жизнь в атмосфере ненависти, забыть о прошлом и начать все заново? Сможет ли он когда-нибудь по-настоящему доверять англичанам?
Он сглотнул, стараясь избавиться от беспокойства, комом вставшего в горле. Ради своих братьев, ради своей сестры он сделает все необходимое для установления честного мира между двумя странами. Но он никогда не забудет, что сам он – воин. И никогда не откажется от свободы, завоеванной ценой крови. Этого англичанам никогда не отнять у его народа. Слишком многим шотландцам пришлось заплатить жизнью за драгоценную свободу. И он позаботится о том, чтобы смерть их не была напрасной.
– Ты что же, совсем не спал, Диллон?
Он обернулся и увидел одного из близнецов на пороге их спальни.
– Нет, я поспал немного. А ты, Шо?
– Я спал, как дитя.
– Вот и славно. – Диллон улыбнулся, с любовью глядя на своего мягкого, боголюбивого брата, столь непохожего на него самого. Может быть, сон Шо именно потому всегда так спокоен, что во сне отражается состояние души человека? – Хорошо, что вы с Саттоном поспали вволю перед началом переговоров.
Саттон с несчастным видом высунул голову из спальни.
– Как же я мог спать, зная, что служаночке пришлось провести ночь совсем одной, на соломенном тюфяке в чулане?
– Совсем одной? – Диллон подмигнул Шо. – За столом сидело немало знатных джентльменов, горящих желанием отведать чар этой плутовки. Держу пари на золотой соверен,
type="note" l:href="#n_6">[6]
ей не пришлось спать в одиночестве.
– Тем более мне следовало пустить ее к себе, – сокрушался Саттон. – По крайней мере, тогда девчонка проснулась бы утром с довольной улыбкой.
Диллон откинул голову назад и расхохотался. Два горячо любимых брата, смысл и свет всей его жизни, как всегда, разогнали его страхи.
– Одевайтесь быстрее, – сказал он. – Нам уже пора спускаться вниз.
– Да. Мне не терпится поскорее утолить голод. – Саттон плескал водой в лицо.
– Тебе просто не терпится поскорее увидеть ту девчонку, – пробурчал Шо.
Саттон широко улыбнулся.
– Конечно, я не прочь поглядеть на нее. Но ты даже и представить себе не можешь, как ей не терпится увидеть меня.
Когда Диллон отвернулся и начал одеваться, Шо все еще покачивал головой.


Леонора стояла в большом зале, отдавая распоряжения слугам. Поскольку переговоры должны были начаться сразу же после завтрака, девушка решила, что гостей надо накормить поплотнее. Мать всегда говорила ей, что мужчине прежде всего нужно наполнить желудок, ибо только после этого у него начинает работать голова.
Поварам пришлось трудиться всю ночь, готовя обильную трапезу – туши диких кабанов и ягнят, целые подносы голубей, рыбу, пойманную в ближних реках. Аромат свежего хлеба, пекущегося к завтраку, наполнял зал.
Как и накануне вечером, Леонора много стараний потратила на свой наряд. И вовсе не для того, убеждала она саму себя, чтобы произвести впечатление на Диллона Кэмпбелла. Она наряжалась ради Англии.
Несмотря на сопротивление Мойры, девушка облачилась в платье темно-лилового бархата, выгодно подчеркивающее цвет ее глаз и румянец на щеках. Темно-лиловый аметист размером с куриное яйцо покоился в тени ложбинки на ее груди, удерживаемый на шее крепкой цепочкой из золота. Волосы, были уложены в свободную сетку на уровне плеч.
Старая няня спустилась к ней в зал, держа в руках шаль из тонких кружев. Набрасывая ее на плечи Леоноре, она обеспокоено проговорила:
– Как бы ты не простудилась, девочка.
– Что бы я без тебя делала, Мойра?
– Правда, что? Ведь я одеваю тебя, балую, холю со дня твоего рождения. Без старой Мойры ты бы пропала.
Леонора нежно улыбнулась ей.
– А я-то думала, ты так боишься горцев, что не придешь сюда.
– Так оно и есть. Уж эти мне нехристи, – презрительно проворчала нянька. – Но сейчас еще слишком рано, чтобы подобные им показывались на свет Божий. Я успею запереться у себя в покое раньше, чем они увидят меня. Ну-ка, дай мне посмотреть на тебя, девочка. – Она вздохнула, что могло означать и удовольствие, и волнение. – Уж больно быстро ты растешь, дитя мое.
Скоро ты вылетишь из гнездышка и заживешь своим домком с каким-нибудь красавцем лордом. Леонора обняла старушку.
– Если я вылечу из родного гнезда, Мойра, то обязательно захвачу тебя с собой.
Услышав это, старая нянька просияла и повернулась, чтобы уйти, но тут же тихо ахнула и замерла на месте Леонора тоже обернулась и почувствовала, как краска жаркой волной проступила на ее щеках при виде трех горцев, стоящих у входа в зал. В ту же секунду девушка прокляла свой румянец. И почему только при виде Диллона Кэмпбелла она приходит в такой трепет? В конце концов, он ведь всего-навсего мужчина. И даже не особенно красивый.
Диллон с братьями, следовавшими за ним по пятам, прошел вперед.
– Доброе утро, миледи. – Он поднес ее руку к своим губам, стараясь не замечать дрожь, пронзившую все его тело при одном лишь прикосновении к девушке.
Странно возбужденная его появлением, Леонора поймала вдруг себя на том, что неотрывно смотрит на его губы. Она все еще помнила вкус этих губ. Чтобы отвлечь от себя его внимание, она сказала:
– Это моя няня, Мойра, она начала служить в нашем доме еще до того, как я родилась.
– Мадам… – Кивнув старушке, Диллон не без юмора наблюдал, как та поспешно перекрестилась и пододвинулась поближе к Леоноре, словно наседка, защищающая своего цыпленка. Взгляд его вернулся к стоявшей перед ним девушке. Он заметил, как выгодно подчеркивает синеву ее глаз цвет платья. – Полагаю, миледи, что после прогулки в саду вы хорошо выспались.
– Да. Очень хорошо, сэр. – Она ни за что не доставит ему удовольствия и не расскажет, что всю ночь ворочалась с боку на бок без сна.
– Надеюсь, драконы вам больше не попадались, миледи.
– Нет, – надменно отрезала она и, заметив подозрительный взгляд Мойры, тут же мысленно прокляла Диллона Кэмпбелла. Старушка слышала, как несколько раз ночью Леонора принималась расхаживать по комнате, и беспокоилась о том, как провела ночь ее любимица. Теперь, когда нянька узнала, что Леонора повстречала в саду горца, вопросам не будет конца. Нельзя же признаться ей, что накануне вечером она целовалась с горцем. Это уж слишком. Пусть это останется тайной.
Тут они увидели, что в большой зал входят лорд Уолтем и другие благородные джентльмены. Пока хозяин приветствовал своих гостей, к ним приблизились несколько служанок с подносами, на которых стояли кубки.
Принимая кубок с элем, герцог Эссекский спросил горцев:
– Как прошла ваша первая ночь под одной крышей с англичанами? Крепко ли вы спали? Или, может быть, мысль о том, что везде стоят на посту наши воины, не давала вам уснуть всю ночь?
Диллон сжал зубы, заметив глумливое выражение на лице англичанина.
– Полагаю, воины находятся здесь для того, чтобы защищать не только вас, но и меня. Поскольку я приехал сюда во имя мира, мысль об английских воинах не потревожила мой сон.
– Очень рад это слышать. – Лорд Уолтем встал между двумя собеседниками, надеясь, что разговор о его дочери послужит приятной сменой темы. – Не правда ли, господа, моя дочь свежа, как бутон розы? – Он привлек ее к себе и поцеловал в щеку. – У меня сердце радуется, когда я смотрю на тебя, Леонора.
Она почувствовала на себе обжигающий взгляд Диллона и поняла, что щеки ее вновь окрасились румянцем.
– Можно подавать завтрак, отец?
– Да.
Краем глаза Диллон увидел, как Верда, служанка-вертихвостка, шепчет что-то на ухо Саттону. Парень широко ухмыльнулся, а затем прошел следом за ней несколько шагов, снова остановился, наклонился к девчонке и зашептал ей что-то в ответ.
Хотя внимание его было сейчас занято другим, Диллон услышал, как Джеймс Блэйкли говорит:
– Надеюсь, молодые люди, Саттон и Шо, не откажутся сегодня утром сесть за один стол с моим сыном?
Прежде чем Диллон успел возразить, хозяин замка одобрительно закивал:
– Да, будет хорошо, если они подружатся. Благодарю вас, Джеймс. – Лорд Уолтем повернулся к Диллону: – Вы присоединитесь к моей дочери и ко мне, тогда как Саттон и Шо смогут разделить трапезу с Элджером Блэйкли и его отцом.
Диллон коротко кивнул, раздраженный тем, что позволил распоряжаться собой. Но отказ был бы сейчас проявлением дурных манер. Он не мог оскорбить хозяина дома. Поэтому неохотно проговорил:
– Шо, ты слышал, где вы завтракаете? Сходи за своим братом.
– Да.
Шо пересек комнату и положил руку на плечо Саттона. Пока Диллон следовал за Леонорой и ее отцом к столу, что стоял на почетном возвышении, он увидел, как близнецы отошли в другой конец зала и сели за один стол с английскими дворянами. Как ни старался Диллон не упускать братьев из виду, скоро он понял, что это невозможно. В зал вошли стражники и расселись за столами, заняв свои обычные места. Множество слуг сновали по залу, предлагая гостям кушанья с дымящихся тарелок. Становилось шумно.
Заставив себя немного расслабиться, Диллон повернулся к лорду Уолтему, который принялся засыпать его вопросами:
– Расскажите мне о вашем клане, Диллон. Как предводитель клана, равны ли вы по власти королю?
– Нет, предводитель клана – не король, – ответил Диллон. Он отхлебнул глоток эля, раздумывая, как же рассказать о жизни, которая так разительно отличалась от всего, что знал и понимал хозяин замка. – В Шотландии, – начал он, – предводитель клана так же зависит от своих людей, как и они от него. Он должен быть не только бесстрашным воином, но и отцом своим людям, управлять своей территорией на благо всем, распределять землю так, чтобы обеспечить всех членов клана, включая самых старых и немощных.
– Но ведь и король занимается тем же, – мягко заметил лорд Уолтем.
– Говорят, ваш король награждает своих друзей обширными владениями, отнимая их у своих врагов. – Диллон заговорил тише. – И, что хуже всего, когда он умирает, трон переходит к его наследнику, которому не приходится доказывать ни свое бесстрашие в бою, ни справедливость и честность в суждении о делах своих подданных. Почему ваш народ признает такого человека своим королем?
– Потому что он законный наследник трона, ибо происходит из королевского дома, – терпеливо, словно ребенку, объяснила ему Леонора.
– Да. Но происхождение вовсе не гарантирует, что наследник будет достоин короны. Он может оказаться тираном, и народ будет страдать до тех пор, пока он не умрет и следующий правитель, возможно еще более жестокий, не займет трон.
Леонора ужаснулась таким речам.
– Все, что вы говорите, – это кощунство, это…
Диллон улыбнулся, глядя на нее.
– Пусть англичане сдерживают свой язык, миледи. Эдуард не является моим королем, и мне не надо страшиться его гнева.
– Но, если сын предводителя клана не может унаследовать титул своего отца, как же тогда выбирают нового предводителя клана? – спросил лорд Уолтем.
– Когда умирает предводитель, клан выбирает себе нового. Выбор, дело серьезное. В мирные времена предводитель клана является высшим судьей в любом споре, а в дни войны ему предстоит вести свой клан в бой. Члены же клана платят ему искренней преданностью.
– Вы говорите о своих предводителях словно о богах. – Леонора не могла скрыть нотку сарказма в своем голосе.
– Нет, я далек от этого, миледи. Мы всего лишь люди, со всеми недостатками, свойственными людям. Но никто не может сомневаться в нашей верности родному краю. Я нахожусь здесь не потому, что мне этого захотелось, но потому, что так распорядился Роберт Брюс. Хотя он и не король – он признанный Глава всех шотландцев и друг, которому можно доверять. И, как бы трудно это ни оказалось, я согласен обсудить условия мирного договора, если только эти условия не окажутся унизительными для моего народа.
– А если нет? – поинтересовалась Леонора.
– Тогда я…
Услышав какой-то шум, они обернулись. Английские дворяне окружили Саттона и Шо, заломив им руки за спину, а воины уже приготовились вмешаться в драку.
Диллон проклинал свою неосторожность. С момента их приезда сюда он интуитивно чувствовал опасность, но заставил себя не обращать внимания на свои предчувствия. Оттолкнув от себя стол, он вскочил на ноги. Раньше, чем кто-либо успел остановить его, Диллон перемахнул через стол, опрокидывая тарелки, миски, кувшины и кубки, спрыгнул с помоста для почетных гостей и рванулся к нижним столам. На бегу он выхватил из-за пояса кинжал.
Оставаясь во главе стола, лорд Уолтем гневно крикнул:
– Отпустите этих людей! Они – гости в моем доме!
– Нет! – Видя, как к ним приближается горец, герцог Эссекский приставил кинжал к горлу Шо, в то время как рядом с ним Джеймс Блэйкли и его сын, Элджер, с трудом удерживали Саттона, который брыкался и кусался, решив не сдаваться без боя. – Эти щенки достали спрятанные кинжалы и принялись угрожать нам.
– Это ложь, Диллон! – закричал Шо. – Мы не прикасались к оружию, пока нас не вынудил к этому человек, напавший на нас.
– Но кто это сделал? – спросил хозяин.
– Это был… – Чья-то рука зажала Саттону рот, тем самым, пресекая любые дальнейшие попытки заговорить.
Глаза Диллона гневно сверкнули, когда он врезался в толпу. Сейчас уже около сотни воинов поднялись со своих мест, достав из ножен мечи. Оказавшиеся ближе всех к горцу попятились, увидав блестящее лезвие кинжала в его руке. А ведь они-то ожидали, что с ним, безоружным, окажется совсем легко справиться. Все они не раз слышали рассказы о том, как мастерски владеют горцы и мечом, и кинжалом.
Вскочив на один из столов, Диллон обернулся к лорду Уолтему и крикнул:
– Мой брат Шо дал обет Богу. Он никогда не лжет. Если он говорит, что все это обман, значит, так оно и есть.
– Я также служитель Господа, – воскликнул епископ Йоркский, поднимаясь на ноги так быстро, что скамья, на которой он до этого сидел, опрокинулась назад. – И я видел, как эти юноши выхватили оружие.
– Так же, как и я, – спокойно подтвердил лорд Джон Форест. – И находясь здесь как личный советник короля, я требую, чтобы этих людей отвели в подземную тюрьму, дабы они не смогли больше никому угрожать.
– Все это подстроено. Отпустите моих братьев! – закричал Диллон, стараясь пробиться к братьям. Все расступались перед ним, страшась его гнева.
– Делайте то, о чем вас просит горец, – приказал лорд Уолтем.
Герцог Эссекский отдал другое распоряжение.
– Блэйкли, – закричал он, – я приказываю вам немедленно вызвать ваших воинов.
Элджер Блэйкли и его отец переводили глаза с одного говорящего на другого, раздумывая. Затем старший Блэйкли спросил:
– По чьему приказу, милорд?
– Именем короля! – Голос Эссекса властно зазвенел.
– Простите меня, лорд Уолтем, – прокричал лорд Блэйкли, – но все преданные королю англичане должны ставить приказы своего короля превыше всего.
В ту же минуту отец и сын сделали знак воинам, которые приблизились к горцам, держа мечи наготове. Хотя у Диллона не было ничего, кроме кинжала, он вступил в схватку. Как ни боялись его воины, преимущество было на их стороне. И, несмотря на то, что Диллон сражался как одержимый, кинжал его не мог отразить удары множества английских мечей, направленных на него со всех сторон.
Оба его брата, которых крепко держали за руки, не могли присоединиться к нему и были вынуждены в бессилии наблюдать за битвой.
Схватив отца за руку, Леонора с ужасом увидела, как горец набросился на тех, кто попытался разоружить его. Она заворожено следила за тем, как один-единственный человек с кинжалом в руке сражается с целой ратью воинов, вооруженных тяжелыми мечами. У девушки перехватило дыхание. Правда, сейчас она полностью была на стороне англичан, наступающих на горца, но не могла не признать, что он замечательно владеет воинским искусством.
Наконец, когда рубашка его превратилась в жалкие лохмотья, а руки и тело обагрились кровью от множества ран, Диллон отбросил бесполезный кинжал в ту минуту, когда дюжина мечей готова была пригвоздить его к стене. Воины, разъяренные его сопротивлением, устыженные тем, что уступали ему в доблести, пользовались мгновением, чтобы побольнее уязвить его остриями своих мечей. Пол у ног горца окрасился его кровью.
Леонора зажала рот рукой и отвернулась, пораженная подобной жестокостью. Ведь он сражался так благородно… Он заслуживает лучшего обращения со стороны воинов ее отца.
Лорд Уолтем, также не одобрявший жестокости, поднял руки, когда солдаты окружили горцев, а Эссекс и оба Блэйкли приставили кинжалы им к горлу.
– Хотя условия перемирия и нарушены, – прокричал лорд Уолтем, – мы постараемся найти способ немедленно все уладить и, вопреки этому недоразумению, начать наши переговоры.
– Нет! – закричал Эссекс еще громче, пресекая попытку примирения. – Прежде чем мы начнем говорить о мире, эту троицу дикарей надо отвести в подземелье и обыскать, чтобы убедиться в том, что у них нет больше оружия.
– Все это подстроено, Диллон! – воскликнул Саттон. – Если им удастся разлучить нас, мы никогда больше не увидимся.
– Да, это подстроено. – Диллон, видя, что воины выжидательно смотрят на хозяина замка, решил воспользоваться последним шансом на спасение. – Но это не пройдет.
Собрав остаток сил, он ударил Элджера Блэйкли в солнечное сплетение, отчего молодой воин резко выдохнул и рухнул на колени. Пока младший Блэйкли хрипел и кашлял на полу, Диллон вновь вскочил на столы и прыгнул на помост. В мгновение ока он выхватил из сапога нож. Выпрямившись, он обхватил Леонору рукой за шею и поднес острый, словно лезвие бритвы, нож к ее горлу.
Все находившиеся в зале застыли от изумления. Недопустимой казалась сама мысль о том, что какой-то горец посмеет осквернить прекрасную англичанку своим грязным прикосновением. При виде его окровавленных рук, оставляющих на ее нежной коже пятна крови, все вокруг ахнули и оцепенели.
Взоры присутствующих устремились сейчас на Леонору и Диллона, и в этот момент лорд Уолтем выкрикнул:
– Немедленно отпустите мою дочь!
– Отпущу, но не раньше, чем мои братья окажутся на свободе! – ответил Диллон тихо, но с угрозой в голосе.
Лорд Уолтем в отчаянии повернулся к воинам:
– Отпустите горцев.
Воины отступили, но английские дворяне, продолжавшие удерживать близнецов, отказались последовать их примеру.
– Эссекс! – окликнул герцога лорд Уолтем. – Разве вы не слышали? Немедленно отпустите этих людей, чтобы моей дочери не пришлось выносить новые унижения.
– Может быть, этот горец глуп, но даже глупец должен понимать, что ему не удастся покинуть этот замок даже под таким прикрытием, как леди Леонора. Сначала ему придется встретиться с мечами сотни наших воинов. А если это его не остановит, горцу предстоит проехать несколько сотен миль по английской земле. – Эссекс презрительно расхохотался. – Неужели вы не понимаете, Уолтем? Отпустив его братьев, мы развяжем ему руки для мести, тогда он безнаказанно сможет причинить зло вашей дочери. Вы же видите этих троих. Хотя они и притворились, что отдали нам все свое оружие, кинжалы они оставили у себя. А сколько еще оружия у них припрятано?
Лорд Уолтем повернулся к горцу, который стоял недвижимо, как статуя, приставив нож к горлу девушки, замеревшей от страха.
– Во имя всего, что есть на земле святого, умоляю вас отпустить мою дочь, и это происшествие будет навсегда забыто.
– Это говорите вы, лорд Уолтем. – В голосе Диллона слышалось безжизненное спокойствие. – Но я хотел бы услышать это и от остальных.
Лорд Уолтем повернулся к герцогу Эссекскому:
– Умоляю вас, Эссекс. Прекратите это безумие.
– Мы отпустим его возлюбленных братцев, – ответил Эссекс, – как только горец поставит свою подпись под условиями мирного договора, которые уже подготовлены.
Он бросил через зал свиток пергамента. Епископ подобрал его и передал хозяину замка.
Лорд Уолтем прочитал свиток, затем резко поднял взгляд.
– Кем составлен договор?
– Он составлен по просьбе короля, – уклончиво ответил Эссекс.
– Нет. Эдуард ни за что не вызвал бы сюда горцев, замышляя подобное предательство. – Лицо лорда Уолтема исказилось от гнева. – Это заговор.
– Это не заговор. Скорее, горец, ставь свою подпись на пергаменте… – Эссекс сильнее сжал Шо, приблизив лезвие своего кинжала к нежному горлу юноши настолько, что струйка крови запятнала перед его одежды. – Иначе тебе придется наблюдать, как я изрежу твоего драгоценного братца на куски.
Все в зале содрогнулись, увидев, каким яростным стало лицо Диллона. Его темные глаза загорелись опасным огнем. Когда он заговорил, голос его прозвучал холодно, пронзая всех и каждого, подобно ножу, который горец все еще держал в руке.
– Англичанин, ты определил судьбу женщины. – Раньше, чем кто-либо успел помешать ему, Диллон перекинул Леонору через плечо, словно мешок зерна, и побежал по ступенькам, что вели к выходу из большого зала. Повернувшись к потрясенным зрителям, он прокричал: – Что бы вы ни сделали с моими братьями, та же судьба ждет и эту женщину. Если вы не вернете мне моих братьев целыми и невредимыми, вы никогда больше не увидите ее.
Лорд Алек Уолтем мог лишь беспомощно наблюдать, как горец и его пленница исчезли под сводами арки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100