Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава двадцать четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать четвертая

– Мы должны бежать! – закричала она.
– Нет, миледи. Я обречен на смерть. Так же, как и вы.
– Вы с ума сошли! Вы безумец!
– Нет, я просто посвятил свою жизнь тому, чтобы спасти Англию от короля, который ей дан на погибель. Я так долго мечтал об этом. Когда горец похитил вас, мне в голову пришел превосходный план. Если бы только все получилось по-моему, король был бы непременно свергнут! И теперь, – воскликнул он, и глаза его гневно блеснули, – теперь я не могу допустить, чтобы все пошло прахом! Если мне суждено умереть, миледи, умрете и вы вместе со мной, и ничто не сможет помешать осуществлению задуманного мною плана. Вы никогда больше не увидите своего отца!
Часть крыши с громким треском рухнула, и сноп ярких искр взметнулся в темнеющее небо. Однако Эссекс, похоже, ничего не замечал.
Леонора быстро соображала.
– Но ваши соратники мертвы, не осталось никого, кто мог бы осуществить ваш план.
– У короля немало противников, они восстанут и потребуют отмщения за все, что произошло тут. Ведь наши трупы обнаружат на шотландской земле, и вина за эту кровавую бойню все равно ляжет на вашего дикаря. – На мгновение он запнулся, но быстро потряс головой, приводя мысли в порядок. Казалось, лишь несгибаемая сила воли помогает ему оставаться на ногах. – Теперь мне известно, что натворили вы вместе с этой презренной крестьянкой. Ничего не скажешь, проделано ловко – вы отравили нашу еду!
– Да, отравили. Но, ваша милость, эта женщина умеет и исцелять. Пойдемте со мной, и Антея спасет вас.
– С меня довольно вашего притворства. Вы лжете.
– Прошу вас, Эссекс. Огонь…
– Да… – Он расхохотался. – Эта дрянь, следуя примеру Элджера, швырнула в меня горящей веткой, когда я попытался, было поразвлечься с ней. И тогда… – он снова потряс головой, – тогда на меня словно нашел какой-то дурман. Было так трудно… – Он снова зашатался, и выражение его лица стало жестче. – Слишком поздно. – Глаза его загорелись, и Леонора увидела, как его пальцы крепче сжали рукоятку кинжала. – Слишком поздно для нас обоих, миледи.
Замахиваясь, он поднял руку, а перед глазами Леоноры почему-то ярко блеснули в свете пожара драгоценные камни на рукоятке меча. На какое-то мгновение она подумала, что рассудок начинает изменять ей, но тут же узнала руку, державшую бесценный меч: перед ней предстала высокая фигура Диллона – казалось, он появился прямо из стены ревущего пламени.
– Отпусти женщину! – загремел голос Диллона.
– Нет. Ты проиграл, горец. – Герцог еще сильнее сжал руку Леоноры, готовясь вонзить в нее кинжал.
Верный меч взвился в воздух и поразил цель. Ахнув, Эссекс на долю секунды замер и почти тут же повалился на колени. Одним стремительным движением Диллон освободил свой меч, но тут позади него неслышно явился призрак из его прошлого.
– Диллон! – вскрикнула Леонора.
Он быстро обернулся и оказался лицом к лицу с Джеймсом Блэйкли, в руке которого сверкнул меч.
– Это убийца твоих родичей! – закричала Леонора, перекрывая гул огня.
Глаза Диллона гневно блеснули.
– Я старался не признаваться себе в этом, но сердце мое чуяло правду.
– А я-то думал, что перебил вас всех до единого, – прошипел Джеймс, прыгая вперед.
Отступив в сторону, Диллон избежал разящего удара и начал кружить вокруг соперника, не переставая ощущать рядом с собой жар бушующего пламени. В голове его мелькнула мысль о том, что единственный путь к бегству Леоноры перекрыт телом английского воина, однако тут же все его внимание обратилось к человеку, который был сейчас перед ним. Встречи с этим человеком он ждал всю свою жизнь.
– Наконец-то… – ровным голосом проговорил Диллон, с тем спокойствием, которое так страшило всех, кому доводилось иметь с ним дело, – наконец-то я отомщу за смерть моих родителей. Так знай же, Джеймс Блэйкли. И ты, и твой сын – оба вы погибнете сегодня, и после вас не останется никого, кто носил бы ваше имя. А вот из нашего клана кое-кто уцелел, и мои потомки с гордостью будут носить имя Кэмпбеллов.
Незаметным и в то же время плавным движением меч Диллона поразил Джеймса Блэйкли в самое сердце. На мгновение на лице старого воина застыло изумленное выражение. Затем, схватившись за грудь, он рухнул в подступающее к ним пламя.
Диллон поднял Леонору на руки и быстро вынес ее из огня на свежий воздух.
– Ах, Диллон, – шептала она, касаясь губами его щеки, – теперь ты по-настоящему свободен. Ты освободился от своего прошлого. Освободился от призраков убийц твоего отца.
– Да.
– Я молилась о том, чтобы ты приехал за мной, Диллон.
– Да, любовь моя, разве я мог поступить иначе? – Он все еще дрожал при мысли, что чуть было, не потерял ее навсегда. – Я сказал Кэмюсу, что готов отправиться за тобой хоть в самый ад и вернуться обратно.
– Да, это действительно похоже на языки адского пламени. – Она тихонько вздохнула, наблюдая, как догорает хижина. Остатки крыши, наконец, рухнули, и пламя взметнулось выше деревьев на краю луга.
Оба они подняли глаза, увидев, как длинная цепочка воинов пересекает границу, галопом направляясь к ним. Когда они подъехали чуть ближе, Леонора внезапно узнала всадника, скакавшего впереди всех.
– Отец! – закричала она.
Он соскользнул с седла и быстро пробежал разделявшее их расстояние.
– Леонора… О, моя любимая дочка… Я так боялся, когда увидел это пламя…
Диллон отпустил Леонору, и она упала в объятия отца, плача и смеясь одновременно. Прошло несколько минут, прежде чем кто-либо из них был в силах вновь заговорить.
Пока они целовались и обнимались, Диллон неожиданно издал радостный клик, увидев двоих всадников, что ехали по обе стороны от Кэмюса:
– Саттон! Шо!
Оба брата соскользнули с коней и кинулись в объятия Диллона. Он крепко обнял их, затем немного отстранил от себя, словно для того, чтобы убедиться в том, что они на самом деле здесь, рядом с ним.
– Как с вами обращались? – поинтересовался он.
– Все было прекрасно, Диллон, – ответил Саттон.
– Правда?
– Да, – заверил его Шо. – Лорд Уолтем – человек чести. Хотя нас и держали под стражей нa самом верху главной башни замка, но в кандалы не стали заковывать. Хорошо кормили и одевали.
– А еду нам подавали весьма… сговорчивые плутовки, – добавил Саттон.
Диллон покачал головой, не в силах сдержать улыбку, что тронула его губы.
– Мой братец, как я погляжу, не изменил своим привычкам даже в неволе.
– Руперт прибыл как раз тогда, когда лорд Уолтем собирался выступать в Шотландию во главе войска, предоставленного ему королем, – сообщил Саттон. – Англичане готовились устроить резню.
К ним приблизился лорд Уолтем, крепко обняв одной рукой свою дочь. В глазах его блестели слезы, которые он не пытался скрыть.
Протянув руку, он сказал:
– Диллон Кэмпбелл, я от всего сердца благодарю вас. Моя дочь заверила меня, что во время ее пребывания в Шотландии с ней хорошо обращались. Теперь мне также известно, что именно вы спасли ей жизнь.
– Я в равной степени благодарен вам, лорд Уолтем, ибо мои братья заверили меня, что вы столь же хорошо обращались с ними.
Голос лорда Уолтема зазвенел, выдавая его чувства:
– Хотя вначале я отказывался в это поверить, Кэмюс убедил меня в предательстве Эссекса, а также Джеймса и Элджера Блэйкли. Мне самому следовало бы задаться вопросом: почему это они так горят желанием отправиться в дикое Нагорье без охраны, отказавшись взять с собой королевский отряд? Но тревога за участь моей дочери помешала мне задуматься об этом. Теперь же мне многое стало ясно. Именно Эссекс и Блэйкли первыми нанесли предательский удар Кэмпбеллам, ибо были уверены в том, что горцы не потерпят обмана. Если негодяи, подобные им, убивают беспомощных, ни в чем не повинных людей, нельзя надеяться на достижение мира. Когда королю станет известно об их преступлениях, он позаботится о том, чтобы наследники их были лишены и владений, и титулов. И, так как вы рисковали жизнью, чтобы спасти мою дочь, я буду просить его величество щедро наградить вас.
Взгляд Диллона не отрывался от лица Леоноры. Когда он заговорил, голос его задрожал от волнения:
– Мне не нужно никакой награды, милорд. Достаточно знать, что миледи больше ничто не угрожает.
Услышав его хрипловатый голос, Саттон и Шо быстро обернулись к нему, пристально всматриваясь в его лицо. Никогда ранее им не доводилось видеть, чтобы их непреклонный старший брат так открыто проявлял свои чувства. Но Диллон сейчас не замечал никого, кроме побледневшей молодой женщины, которая спокойно стояла возле своего отца, молча отвечая на взгляды горца, и в глазах ее он видел столь же неутолимую страсть, как и та, что сжигала сейчас его собственное сердце.
– Ну что же, хорошо… – Лорд Уолтем прокашлялся, ему явно стало не по себе: он начинал догадываться, что пребывание Леоноры в плену нe обошлось без пылких чувств. – Пожалуй, нам пора покинуть эту сцену смерти, насилия и разрушений. Я с огромным нетерпением ожидал того дня, когда смогу вновь вернуть мою дочь в свой замок, где она займет подобающее ей место. Я уверен, Диллон, что и вам также не терпится поскорее вернуться с вашими братьями на просторы, родного Нагорья.
Диллон продолжал стоять совершенно недвижимо, наблюдая, как отец подвел Леонору к ожидавшей ее лошади, накинул на нее элегантный, подбитый соболиным мехом плащ и лишь затем подсадил ее в седло.
Антея со всеми детьми торопливо направились к всаднице.
– Благодарю вас, миледи, – проговорила она. – Кажется, мы снова у вас в долгу.
– Нет, – тихо ответила ей Леонора. – Всех нас спасли твое мужество и твое знание трав и кореньев.
– Вы слишком скромны, – сказала Антея. – Ведь я всего лишь точно выполнила ваши указания. Именно вы, миледи, проявили завидное мужество. Не будь вас, все мы были бы уже на том свете.
– Не надо больше говорить о долгах и одолжениях, – решила Леонора. – Нас с тобой связывают теперь узы настоящей дружбы.
Она готова была уже тронуться в путь, но тут Диллон пересек луг и взял ее руку в свою ладонь. В душе девушки немедленно загорелась искра надежды. Наконец он нашел в себе силы заговорить: ведь он не хочет, он просто не может вот так отпустить ее.
– Прощайте, миледи, – пробормотал он.
– Вы прощаетесь, Диллон?
– Да, мы оба знаем, что так надо. Но знайте также, что я всегда буду помнить о вас, Леонора Уолтем.
Она проглотила комок в горле.
– А я – о вас, Диллон Кэмпбелл.
Ах, Диллон, Диллон. Скажи же моему отцу, что ты сейчас чувствуешь, подумала она. Попроси же меня остаться, безмолвно молило ее сердце.
Леонора почувствовала, как слезы подступают к ее глазам, застилая окружающее призрачной пеленой. А Диллон все стоял, не отрывая взгляда от ее лица, молча и пристально глядя на нее, как часто делал это и раньше. В ней нарастал гнев. Да она просто ненавидит его! И любит… О, пресвятое небо, как же она любит его! И, как бы сильна ни была ее любовь, все равно ей никогда не высказать все, что таится в самой глубине ее сердца, в недрах ее существа.
– Желаю вам удачного путешествия, миледи. Господь да пребудет с вами.
– И с вами, милорд.
Командир колонны издал предупредительный возглас, и всадники быстро тронулись вперед. Лорд Уолтем развернул коня и подъехал к дочери.
– Ты готова, дорогая?
– Да, отец.
Бросив последний долгий взгляд на Диллона Кэмпбелла, она была вынуждена последовать за воинами. На вершине горы она остановила лошадь и в последний раз обернулась. Диллон по-прежнему стоял на том месте, где она покинула его. В знак прощания он поднял руку. Сердце Леоноры разрывалось от боли… Она взмахнула рукой и отвернулась. Впереди ее ждали родной дом и Англия.
– Вы не голодны, милорд?
Мистрис Маккэллум уставилась на превосходно прожаренную оленину, на нежные овощи, собранные в саду, на чудесный пудинг с бренди. Милорд даже не притронулся к еде.
С тех пор как Диллон вернулся домой с братьями, он ничего не ел. Вместо радости от встречи, которой все они с таким нетерпением ожидали, казалось, темное облако опустилось на Кинлох-хаус.
– Нет, мистрис Маккэллум. Мне не хочется есть.
– Но ведь…
– Оставьте, мистрис Маккэллум, – тихо проговорил отец Ансельм.
С глубокой печалью они наблюдали, как Диллон встал из-за стола и подозвал собак, которые послушной трусцой последовали за ним в его комнаты. Войдя туда, он плотно прикрыл дверь, словно желая отгородиться от взрывов смеха Саттона и Шо, доносившихся снизу, отгородиться от всех звуков жизни. Самому ему не хотелось ни смеяться, ни жить. Все слишком напоминало ему о том, что он утратил.
Но ведь она не потеряна для него, упрямо напоминал он себе, выходя на галерею. Он сам отослал ее от себя. Проклятая честь стоила ему единственной женщины, которую он любил.
Прислонившись боком к выступу, он взглянул наверх, в сторону главной башни, и увидел силуэты Гвиннит и Руперта – они кормили голубей. Все эти дни юная служанка не отходила от Руперта. Раны юноши чудесным образом затянулись, и, судя по рассказам мистрис Маккэллум, произошло это только благодаря любви и преданности молоденькой служанки. Теперь они вместе поднимались на башню.
Любовь и преданность. Возможно, это и есть самое настоящее чудо… Чудеса бывают не часто, но без них жизнь превратилась бы в жалкое, бесцельное существование.
Силуэты молодых людей обернулись друг к другу; тот из них, кто был выше, склонил голову, а фигурка пониже потянулась к нему. Две тени слились в одну, и Диллон поспешно отвернулся, чувствуя себя лишним.
Он перевел взгляд на расстилавшийся далеко перед ним родной край. При виде этой картины он всегда ощущал, как волнуется его кровь: суровая природа Нагорья навечно приковала к себе его сердце. Погода сейчас стала мягче, и все вокруг было залито сияющими красками лета. Луга казались сочно-лиловыми благодаря покрывавшему их вереску. Листья дубов и ольхи, сосен и берез приобрели насыщенную изумрудную окраску, вода в озерах была кристально чистой и голубой, как небеса над головой. И все же… Диллон отвернулся, не в силах более выносить красоту расстилавшейся перед ним картины.
Усевшись в кресло, он лениво взял в руки вышивание, которое Леонора оставила здесь… Как давно все это случилось? Неужели действительно прошло более двух недель? Он со своими людьми а несколько дней остался в южной, менее гористой части Шотландии, помогая Броди из Морейшира заново отстроить свой дом. Каждый день Алтея, потрясенная отвагой благородной леди, рассказывала ему о мужестве англичанки перед лицом смертельной опасности. Она называла Леонору самой замечательной женщиной из всех, с кем ей доводилось встречаться.
Замечательная… Да, так оно и есть. Стоило ему подумать о ней, как боль с новой силой впилась в его сердце.
Диллон принялся рассматривать затейливую вышивку, выполненную в ярких алых и золотистых тонах. Стежки были ровными и аккуратными, а фигуры, изображавшие мужчину и женщину верхом на лошади, казалось, оживали, когда он смотрел на них. Женщина одета в роскошное платье цвета темного аметиста, над ее головой вышит герб Англии. На мужчине – грубый горский наряд, на боку его – украшенный драгоценными камнями меч. Диллон взглянул на свой меч, который снова занял прежнее место над камином. Леоноре удалось передать мельчайшие детали бесценной отделки.
Вышивка повествовала о ее похищении из замка отца и путешествии в крепость, расположенную в сердце Нагорья. Он увидел и шайку английских солдат в лесу, и хижину арендатора на границе с Англией. Имея в своем распоряжении только иголку с ниткой, Леонора сумела изобразить и Флэйм, скакавшую через луг бешеным галопом, и Руперта с его голубями, и миловидную Гвиннит, и толстушку мистрис Маккэллум, окруженную толпой слуг. Все мельчайшие детали были точно подмечены и переданы с удивительной живостью.
Диллон прикрыл глаза и представил себе, как она сидела тут, отчаянно борясь с одиночеством. Хотя в то время на ней было лишь простое крестьянское платье из небеленой шерсти, а волосы ровной волной спадали ниже талии, все равно ее красота казалась воистину царственной и величественной.
Если бы только его сестра приохотилась к занятиям столь же мирным. Девочка беспокоит его… Она так упряма. Так своевольна. Так решительно настроена подражать своим братьям. Награди ее Господь старшей сестрой, подобной Леоноре, возможно, от нее девочка могла бы перенять хитроумное искусство быть настоящей женщиной.
Со дня возвращения своих братьев Флэйм, похоже, пребывала в таком же мрачном настроении, как и он сам. Раны ее зажили, но все равно она выглядела хмурой и недовольной, все время проводя в бешеной скачке по окрестным холмам и возвращаясь поздно вечером, а то и к рассвету. Подумав о своей сестре, Диллон неожиданно вспомнил, что не видел ее за столом. Он покачал головой. Разве может он винить ее за то, что она не приходит к общей трапезе, когда сам он поступает точно так же?
Он положил вышивку на стол и подошел к камину. Подбросив в огонь еще одно полено, он постоял, облокотившись на каминную полку и наблюдая, как языки пламени лижут темную древесину.
Как вынести ему долгие дни и ночи, бесконечно долгие годы без горячо любимой Леоноры? Сможет ли он забыть о боли, терзающей его сердце и душу, и найти в себе силы жить?
Темные, мрачные мысли одолевали его, а потому и не обратил внимания на громкий стук в дверь.
– Нет, мистрис Маккэллум. Мне по-прежнему нe хочется есть. Оставьте меня.
Стук раздался во второй раз, собаки вскочили принялись скулить и повизгивать. Сквозь закрытую дверь послышался приглушенный голос Флэйм:
– Я долго ехала верхом и устала, Диллон, так что открывай скорее.
– Уйди, Флэйм. У меня сейчас нет настроения спорить.
– У меня тоже. Отпирай. – И она застучала с новой силой.
Диллон быстро пересек комнату и распахнул дверь.
– Неужели ты ничуть не уважаешь мое желание побыть одному?
– Ни капельки.
Улыбка, игравшая на ее губах, казалась такой дерзкой, что он почувствовал отвращение к чужой радости и резко отвернулся со словами:
– Ты просто бессердечная плутовка.
– Да, а ты – глупец, Диллон Кэмпбелл, – ответила она ему в спину. – Но надо же кому-то окупить твою вину.
Он тупо уставился в огонь.
– Что за ерунду ты городишь?
– Увидишь… – вполголоса произнесла Флэйм и выскользнула из комнаты.
Он обернулся, намереваясь запереть дверь и предотвратить новое вторжение.
И застыл, заметив представшее на пороге комнаты видение. Девушка откинула капюшон подбитого мехом горностая плаща, и по плечам рассыпались густые черные волосы. На щеках ее играл румянец, напоминавший цветом спелые яблоки. Казалось, она только что сошла с коня.
– Леонора. – Высокий и прямой, он стоял, опасаясь пошевелиться, боясь, что прелестное видение исчезнет. – Ты действительно здесь?
– Да. – Она шагнула к нему, и широкая юбка алого атласа мягко колыхнулась вокруг ее стройных ног.
– И ты не приснилась, не пригрезилась мне?
– Нет, Диллон. Я не видение. – Она приблизилась еще на шаг и дотронулась до него рукой. – Я самая настоящая.
– Но тогда как же… – Он запнулся и начал снова: – Как же ты оказалась здесь?
– Меня привезла Флэйм. Она сказала, что боится за тебя, Диллон. Боится, что твое бедное сердце навсегда разбито.
– Она сказала тебе правду, ибо и сам я боялся того же. С того дня, как я вернулся, воспоминания о твоем пребывании в Кинлох-хаусе преследуют меня. Везде, куда бы я ни глянул, мне видишься ты. Даже во сне мне некуда бежать и негде укрыться от этой боли. Я чувствую себя потерянным, все опостылело мне, даже жизнь.
– Да, – прошептала она. – Со мной было то же самое. О, любовь моя, что же нам делать?
– Что нам делать? – Он крепко прижал руки к бокам, опасаясь прикоснуться к ней. Ибо, если он посмеет это сделать, назад дороги не будет. – Если ты откажешься от своей страны и будешь жить здесь, со мной, сердце твоего отца навсегда будет разбито.
– Но, если я этого не сделаю, Диллон, разобьется мое сердце.
Ее слова, которые она произнесла так просто, оглушили его.
– И ты готова оставить ради меня дом своего отца? Дом, где ты родилась?
– Разве не так поступают все женщины с незапамятных времен, любимый мой? Ведь это же так естественно – принять все, что тебе дорого, и полюбить это.
Он прикоснулся ладонью к ее щеке, но в ту же секунду отдернул руку.
– Я не в силах ждать одобрения твоего короля или же благословения твоего отца, Леонора. Я не могу думать о том, что мне придется вновь отдать тебя назад, в Англию, пока не будут сделаны все надлежащие приготовления. Я требую, чтобы мы немедленно обвенчались.
Диллон произнес это столь суровым тоном, что она постаралась не рассмеяться.
– Именно этого я и добиваюсь, милорд.
– Ты действительно все тщательно обдумала?
– Очень тщательно.
Он глубоко вздохнул, чувствуя, как нарастает в нем волнение страсти, грозя немедленно поглотить его.
– Ах, моя возлюбленная Леонора! А я уже решил, что моим мечтам никогда не суждено сбыться. А теперь… – Он взял в ладони ее прекрасное лицо, запечатлев поцелуй на ее устах.
И тотчас же волна жара взметнулась между ними, и он обнял ее так крепко, словно боялся, что она снова исчезнет.
Он целовал ее все неистовее, и Леонора прошептала:
– Нам надо уведомить отца Ансельма о том, что мы просим его немедленно обвенчать нас.
– Нет. – Леонора отпрянула в сторону, но он снова привлек ее к себе, осыпая ее лицо поцелуями. – Завтра у нас будет достаточно времени отправиться на поиски святого отца. – Он опустился на колени, и она легко опустилась рядом с ним. – А на этот вечер, любовь моя, у меня совсем другие планы.
Блаженно вздохнув, она отдалась наслаждениям любви. Любовь… Она переполняла ее сердце, ее душу. И не надо было задаваться вопросом о том, как или когда это произошло. Она знает лишь, что будет любить этого неотесанного дикаря всю свою жизнь. И за порогом жизни – тоже…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100