Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава двадцать вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцать вторая

– Да простит меня Господь, Кэмюс. – Диллон, обезумевший от страха, расхаживал по своим комнатам, не в силах успокоиться. – Я сам передал ее в их руки.
Кэмюс наполнил кубок элем и молча наблюдал, как Диллон осушил его одним залпом, затем, яростно выругавшись, швырнул в стену, и кубок разлетелся на тысячу осколков.
Быстрыми шагами Диллон пересек комнату и снял со стены отцовский меч, висевший над камином.
– Ты должен собрать мое войско, Кэмюс. Я не могу ждать. Я немедленно отправляюсь в погоню.
– А что, если они уже добрались до Англии? – спросил Кэмюс.
Диллон прикрепил к поясу ножны и нагнулся, поднимая тяжелый дорожный плащ.
– Мне нет дела до того, как далеко они успели уехать. Если это будет необходимо, я готов отправиться за Леонорой хоть в самый ад. Мне известно лишь одно – я не успокоюсь, пока не спасу ее из лап этих бандитов.
– Ты должен уведомить отца леди, друг мой.
– На это у меня нет времени.
– Послушай меня. – Кэмюс схватил Диллона за руку и не отступил, когда друг метнул в него гневный взгляд. Разве он не обещал Леоноре, что будет Диллону настоящим другом? Диллон сейчас не в силах все как следует обдумать. Да и сам он не сумел бы справиться с волнением, подумал Кэмюс, если бы его возлюбленная оказалась в руках людей, подобных Эссексу и Блэйкли. Все в Кинлох-хаусе уже видели, что они сотворили с юным Рупертом. Воистину это бессердечные безумцы. – Если мы собираемся пересечь границу и вступить в Англию, нам непременно потребуется сотрудничество лорда Уолтема. В противном случае, если мы начнем разить английских солдат на земле англичан, нас с тобой, друг мой, могут ожидать лишь объятия тюрьмы Флит.
type="note" l:href="#n_11">[11]
Хотя Диллон сейчас с трудом что-либо понимал, все же разумные слова друга сумели рассеять черную пелену ярости и гнева, застилавшую его глаза. Он медленно кивнул.
– Да, Кэмюс. Прости меня. Я был ослеплен. – Он глубоко вздохнул. – Собери людей. Прикажи им следовать за мной вдогон. Затем возьми с собой трех-четырех человек из тех, кому ты больше всего доверяешь, и отправляйся в замок лорда Уолтема.
– А как же ты, Диллон?
– Я не могу ждать, пока соберется все войско, – ответил Диллон, направляясь к двери. – Я выезжаю немедленно.
– Один? В такую бурю?
Диллон помедлил на пороге.
– Да. И молись, Кэмюс, чтобы я не опоздал.
– Нам следует где-нибудь укрыться от этой бури. – Герцог Эссекский указал на темный контур хижины впереди. – Я поеду туда и подготовлю укрытие. Джеймс, вы и ваши люди должны отправиться со мной. Элджер, оставайтесь здесь с леди. – На лице его заиграла зловещая улыбка. – Мы подадим вам сигнал свечой, как только убедимся, что все спокойно.
Всадники двинулись вперед, и Элджер подвел лошадь Леоноры к кустам можжевельника. Густые ветви хоть как-то заслонили их от проливного дождя.
– А почему бы нам не поехать прямо к хижине следом за остальными? – спросила Леонора. – Ведь нас защищает знамя Диллона Кэмпбелла. Вам стоит лишь попросить, и его соотечественники радушно встретят вас, как дорогих гостей.
– Едва ли это придется герцогу по нраву. Эссекс никогда ни о чем не просит. Он забирает силой. – Элджер коротко рассмеялся, припоминая, сколько разрушений оставили они за собой по пути в самое сердце Шотландии. Даже закаленные в сражениях воины, сопровождавшие их, были потрясены жестокостью и зверствами, которые чинил герцог Эссекский. Казалось, он наслаждается, проливая кровь невинных людей. Сейчас по всей стране среди горцев наверняка уже распространилась весть о том, что банда английских солдат убивает беспомощных крестьян под защитой знамени Диллона Кэмпбелла. Теперь перед ними не откроется ни одна дверь.
Леонора почувствовала, что не в силах скрывать более свою тревогу.
– Он ведь не обидит этих ни в чем не повинных людей?
Элджер подъехал ближе и приобнял девушку одной рукой, испытывая наслаждение от внезапного возбуждения. Из-за преданности проклятому долгу он слишком давно не держал в объятиях женщину.
– Не бойтесь, миледи. Он просто… воспользуется их хижиной, пока не пройдет буря.
Леонора с облегчением вздохнула и тут же подхлестнула лошадь, заставляя ее отступить подальше. Спустя несколько минут она заметила:
– Смотрите, вот сигнал.
Элджер почувствовал раздражение – он так надеялся провести наедине с леди побольше времени. Благодаря самоуверенным манерам и приятной наружности ему обычно удавалось, пустив в ход все свое обаяние, завоевать доверие любой самой знатной дамы. А уж от доверия до постели только один шаг…
Взяв поводья лошади Леоноры, он поехал через заросший высокой травой луг к маленькой крестьянской хижине. У самой двери он помог Леоноре сойти с седла, намеренно позволив своим рукам подняться так высоко, что они скользнули по ее полной груди, вздымавшейся под тяжелым плащом.
Леонора поспешно отвернулась, и он не успел увидеть ее разгневанный взгляд. Однако, следуя за девушкой внутрь хижины, Элджер решил быть начеку в ожидании, пока уснут остальные. Он надеялся насладиться прелестями миледи до того, как она… достигнет конца своего путешествия.
Войдя в хижину, Леонора огляделась. Герцог Эссекский сидел у стола и доедал остатки жареного цыпленка или куропатки. Джеймс Блэйкли и его солдаты торопливо утоляли жажду – кажется, в углу комнаты стоял целый бочонок с элем.
– А где же крестьяне, что живут здесь? – спросила Леонора.
Эссекс поднял глаза и посмотрел на нее с улыбкой, от которой мурашки пробежали по ее спине.
– Они предпочли удалиться в хлев и ночевать со свиньями, лишь бы не находиться под одной крышей с ненавистными англичанами.
Леонора заметила пустую колыбель.
– Почему же тогда они не взяли с собой постель для младенца?
Эссекс пожал плечами.
– Кто поймет этих неотесанных дикарей? Не желаете ли отведать немного жареной дичи, миледи?
– Нет, благодарю вас. – Дрожа от холода, она подошла ближе к огню, плотнее запахиваясь в плащ, словно стараясь укрыться от взглядов, которые чувствовала на себе. И Эссекс, и его люди почему-то вызывали у нее смутное беспокойство, ей было не по себе в их присутствии.
– Вам лучше немного вздремнуть, миледи. – Голос Элджера раздался совсем рядом с ней, и Леонора нервно вздрогнула.
– Я не устала.
– Возможно, вы слишком взволнованы тем, что покидаете, наконец, эту проклятую страну, – язвительно проговорил Джеймс, поднося к губам чашу с элем. Похоже, спиртное развязало ему язык.
– За что вы так ненавидите их? – спросила Леонора.
Откинув в сторону полу плаща, Джеймс сдвинул рукав рубашки и показал ей старый, неровно сросшийся длинный шрам.
– Вот чем наградил меня много лет назад один презренный горец.
– Я уверена, среди горцев многие страдают от подобных шрамов, нанесенных острием английских мечей. Но ведь это не причина для того, чтобы всю жизнь таить на них зло. – Леонора мягко улыбнулась. – Неужели вы не можете забыть свой гнев и начать все заново?
Джеймс улыбнулся ей в ответ, и на мгновение у Леоноры мелькнула мысль о том, как же красивы Блэйкли – и отец, и сын. Однако едва она услышала его слова, как улыбка исчезла с ее лица.
– Да я-то могу начать все заново. Но шотландцы на такое не способны. Слишком уж они обидчивы. Видите ли, тому горцу взбрело в голову, что его хорошенькой дочурке не пристало делить со мной ложе. Я придерживался иного мнения. А потому, пронзив его своим мечом, я не только овладел его красоткой дочерью, но и позабавился с его женой. – Джеймс огляделся по сторонам, явно довольный тем, что присутствующие весело расхохотались, услыхав такую шутку. Откидывая назад голову, он добавил: – А младших сынков того чурбана я заставил смотреть на это дело.
Эта реплика развеселила всех еще пуще.
Леонора почувствовала себя так, словно ей дали пощечину. Краска праведного гнева выступила на ее щеках. Ей припомнились все полные ужасов рассказы, которые она слышала от служанок в Кинлох-хаусе. В каждой из этих историй говорилось о новых, еще более ужасных злодеяниях англичан. И каждый раз, слушая эти истории, Леонора испытывала гнев и отвращение при мысли о людях, способных на подобные преступления. И вот теперь эти люди перед нею. Мало того, они еще называют себя друзьями ее отца! Сейчас они во все глаза смотрели на нее и хохотали. У Леоноры было такое чувство, словно насилие было совершено над ней самой.
– И это еще не все, миледи, – проговорил Джеймс между приступами смеха. – Примерно через две недели я вернулся и привел с собой целую армию. В тот день мы перебили весь клан, когда горцы отдыхали на одном из лугов Нагорья. Я лично позаботился о том, чтобы никто не остался в живых. Сами понимаете, мне не хотелось бы, чтобы спустя годы какой-то недобиток решил отомстить мне или моему роду.
– Господь Всемогущий… – Леонора прижала пальцы к губам, когда вдруг поняла, о какой ужасной тайне нечаянно проговорился Джеймс.
Это он пытался уничтожить клан Диллона. И это он оставил страшную отметину на лице мальчика, и не только на лице, но и в душе, и в сердце, – рану на всю жизнь.
Возмущенно посмотрев на Джеймса, Леонора вынула из пустой колыбельки теплое одеяльце, затем пересекла комнату и остановилась возле герцога Эссекского, собирая остатки трапезы, которые он доедал с таким удовольствием.
– Что вы делаете? – спросил он.
– Я собираюсь отнести теплое одеяло и остатки еды крестьянам. Могу сказать, что я бы предпочла делить с ними свиной хлев, а не оставаться здесь с подобными скотами.
Она успела открыть дверь прежде, чем Элджер, громко выругавшись, схватил ее за запястье.
– Нет, Элджер, – приказал Эссекс, снова рассмеявшись. – Не останавливайте ее. Мне кажется, вам следует проводить леди в хлев. Посмотрим, действительно ли она… готова присоединиться к этим крестьянам.
Элджер переводил взгляд со своего отца на Эссекса. Оба ухмылялись. Остальные хохотали, наслаждаясь новой шуткой.
Элджер пожал плечами и взял из ниши в стене горящий факел.
– Пойдемте, миледи, я провожу вас к крестьянам.


Проливной дождь смывал все следы, и увидеть на земле отпечатки копыт становилось невозможно. Казалось, нет уже никакой надежды проследить, куда отправились всадники. Примятая их лошадьми трава плавала теперь в лужах, а увидеть в кромешной тьме обрывки одежды или простые нити, которые, вероятно, зацепились за колючки и цепкие ветки, не представлялось возможным. Единственное, за что Диллон был благодарен судьбе, так это за ровный шум дождя и отдаленное ворчание грома, которые надежно заглушали стук копыт его лошади.
Он скакал вперед и вперед, безжалостно погоняя лошадь. Он не знал, какой путь избрал Эссекс, но одно было ему доподлинно известно: англичане стремятся как можно скорее оказаться за пределами Шотландского Нагорья. Однако жива ли еще Леонора или же уже пала от рук убийц, Диллон не знал. Ясно другое: по замыслу негодяев леди должна быть убита к тому времени, когда шайка достигнет замка ее отца. Тогда их ложь, которая чуть не стоила жизни Руперту, не вызовет ни у кого никаких сомнений. В конце концов, разве они не благородные английские дворяне? С другой стороны, сам Диллон известен всем англичанам как неотесанный горец-дикарь. Едва станет известно, что Леонора мертва, как вся Англия ринется за ним в погоню.
Хрупкое равновесие мира, установившегося между двумя соседними странами, в таком случае будет навеки нарушено. Возможно, именно благородный порыв предотвратить войну должен был бы сейчас вдохновлять Диллона, однако это было не так. В сердце своем он чувствовал лишь одно желание, лишь одно имя придавало ему силы неустанно двигаться вперед. Леонора. Его прекрасной, нежно любимой Леоноре угрожает сейчас смертельная опасность. Если она погибнет, его собственная жизнь потеряет смысл.
Плотнее запахнувшись в плащ, чтобы укрыться от дождя, Диллон пришпорил лошадь, понуждая ее перейти в галоп.


Леонора подняла капюшон плаща и вышла наружу. Несмотря на дождь, цветущий вереск пряно благоухал в темноте, когда они перешли поле, направляясь к грубо сколоченному хлеву для домашнего скота.
– Позвольте предупредить вас, миледи. – Элджер шагал рядом с ней, высоко держа факел, чтобы освещать дорогу. – Проявите мудрость и будьте осторожны, иначе вы навлечете на себя гнев герцога Эссекского.
– Мне нет дела до Эссекса. Он недостоин своего титула.
– Может быть… Однако, миледи, он обладает громадной властью. И вы еще не достигли безопасных пределов замка вашего любящего отца.
Она остановилась и повернулась, глядя ему в глаза.
– Вы пытаетесь запугать меня, Элджер?
Он пожал плечами, и от улыбки, которая заиграла на его губах, Леоноре вдруг стало не по себе. Странно…
– Просто я полагаю, миледи, что в обществе таких могущественных людей, как герцог и мой отец, вам особенно нужен друг.
– И этим другом готовы стать вы?
Он взял ее свободную от ноши руку в свою и опустил факел так, чтобы видеть глаза девушки. Голос Элджера звучал тихо и обольстительно.
– Если бы вы позволили мне, я стал бы вам больше чем другом.
Леонора вырвала у него свою руку и отвернулась, затем приподняла юбки, чтобы не намочить их в высокой траве, и быстро зашагала к деревянной постройке.
Позади нее раздался голос Элджера, и звучал в нем не только гнев, но что-то еще. Что-то, чего Леонора не могла разобрать. В его словах чувствовалась глумливость, словно он знал какой-то секрет, в который Леонора еще не была посвящена.
– Не забывайте, что я предлагал вам свою дружбу, миледи. Помните об этом, ведь всего через несколько секунд вам так понадобится помощь друга.
Леонора отворила дверь хлева и задохнулась от обычных для скотного двора запахов. Навоз. Земля. Вонючее зловоние множества живых созданий, скученных на столь малом пространстве.
Свиньи, куры и овцы встревожено зашевелились, пока Леонора тщетно всматривалась в темноту, пытаясь рассмотреть семейство, укрывшееся тут от захватчиков-англичан.
– Добрые люди, я принесла вам еду и теплое одеяло, – приветливо окликнула она.
Молчание было ответом на ее слова. Все было тихо, только проблеял ягненок да животные продолжали беспокойно шевелиться.
Леонора сделала несколько шагов вперед, передвигаясь на ощупь, пока рука ее не коснулась противоположной стены хлева. В темноте она обо что-то споткнулась и чуть было не упала. Нагнувшись, она нащупала грубую ткань крестьянской блузы.
– Добрый человек, – мягко проговорила Леонора, – простите меня за то, что я разбудила вас, но я принесла вам еду и теплое одеяло для вашего малыша.
Невыносимое зловоние ударило ей в нос. Леонора пошатнулась – никогда ранее ей не доводилось сталкиваться с такой омерзительной вонью. В ту же секунду она отняла руку и отпрянула назад. Только тут она поняла, что пальцы ее были измазаны чем-то теплым и липким.
– Ну что, нашли вы своих крестьян? – поинтересовался Элджер, появляясь на пороге.
С этими словами он поднял факел, освещая все помещение. Стены, земляной пол, даже крыша – все было забрызгано кровью. Кровь покрывала щетину свиней. Кровью была залита шерсть овец. Кровью были запятнаны перья кур и цыплят. А на полу, истоптанные копытами обезумевших животных, лежали искалеченные, окровавленные тела крестьянской семьи – мужчины, женщины и двух девочек, одна из которых была еще совсем малышкой.
Леонора услышала, как высоким голосом пронзительно закричала женщина, и не узнала свой собственный голос. Всхлипывая и задыхаясь, она, закрыв лицо руками, выбежала из хлева и бросилась прочь через луг. Остановилась она лишь спустя несколько мгновений около дерева, и то лишь потому, что к горлу ее подступила тошнота.
Леонора не заметила, что упала, что около нее остановился и встал на колени мужчина, поднимая факел, чтобы увидеть ее лицо. Нижний край ее плаща был измазан пометом животных и кровью. Капюшон спустился с ее головы, и волосы влажными локонами рассыпались вокруг лица. Глаза, покрасневшие и распухшие, казались слишком блестящими и яркими на лице, в котором не было ни кровинки.
– Ну а сейчас… – поинтересовался он, беря в свою ладонь ее холодную, безжизненную руку, – а сейчас вы по-прежнему желаете присоединиться к этим крестьянам, миледи?
Она с трудом нашла в себе силы ответить:
– Это они убили их – Эссекс, и ваш отец, и все остальные. Это они злодейски убили ни в чем не повинных крестьян.
Леонора ожидала, что он будет так же разгневан и возмущен, как и она. Вместо этого он просто сказал:
– Да. Им не впервой. Что тут такого? Точно так же они будут поступать и впредь, пока мы не покинем эту мерзкую страну презренных язычников.
– Вам известны их злодеяния, и вы не обвиняете, не осуждаете их?
– Осуждать их? Я всего лишь простой воин, миледи, и я выполняю приказы моего командира. Что бы мы ни делали, мы делаем это ради Англии.
Она отшатнулась от него.
– Нет… Ведь Англия и моя страна, и вы не можете делать все это ради меня. Вы творите все это потому, что получаете наслаждение. Убивая беспомощных людей, вы ощущаете свое могущество и всесильность!
Тон его голоса стал жестче.
– Мы поступаем так потому, что они заслуживают этого. Они – наши враги. А теперь пойдемте, миледи. Нам уже пора вернуться в хижину.
– Нет! Мне невыносима одна мысль о том, что придется быть рядом с подобными чудовищами.
– Но у вас же нет выбора, – ответил он терпеливо, словно разговаривая с ребенком. – Вы сейчас находитесь под нашей защитой. Ваша судьба в наших руках, миледи.
Судьба… Теперь ей стала известна ее судьба. Эти люди вовсе не собираются вернуть ее отцу. По крайней мере, живой ей его уже не увидеть. Ведь, если она останется в живых, она всем расскажет об их злодеяниях. Теперь, когда ей пришлось стать свидетельницей их варварских преступлений, она осуждена на смерть. Ей вдруг вспомнилась шайка наглых вояк, которых она когда-то повстречала в лесу. Люди, в обществе которых она находилась сейчас, называли себя благородными дворянами, но на самом деле ничем не отличались от тех негодяев.
Никогда еще Леонора не чувствовала себя такой одинокой. Сейчас рядом с ней не было ни Диллона Кэмпбелла, ни отца, чтобы защитить ее.
– Ничего не бойтесь, миледи. Я обещаю вам свою дружбу. – Элджер помог ей встать и отвел прядь влажных волос с ее щеки, позволив своей руке на мгновение задержаться на ее волосах. Обняв ее одной рукой за плечи, он повел девушку к хижине. – Если вы не навлечете на себя мой гнев, если будете… слушаться меня во всем, я сумею спасти вас от остальных.
Словно онемев, ничего не ощущая, она шла рядом с ним. Слезы почти высохли на ее щеках. Дрожь, охватившая ее в первое мгновение, прекратилась. Однако картина, которую она увидела в хлеву, казалось, навеки запечатлелась в памяти. Она никогда ее не забудет. И никогда не сможет простить тех, кто совершил это преступление. Пока ей еще неизвестно, каким образом, но она заставит их заплатить за содеянное.
Странное спокойствие неожиданно снизошло на Леонору. Она подняла взор к небу и увидела, что буря уже миновала, оставив позади себя лишь непрерывный проливной дождь. Далеко на востоке первые, еще робкие лучи солнца уже протянулись вдоль горизонта, подобно светлой ленте. Начинался новый день, а с ним появился и новый шанс спастись бегством от этих оборотней, которые оскорбляли всех англичан тем, что выдавали себя за английских дворян.
До тех пор пока у нее останутся силы жить и дышать, поклялась Леонора, она будет бороться. Она должна непременно сбежать от них и выжить, чтобы разоблачить злодеев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100