Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава первая

Англия, 1292 год


– Ой, Мойра! Вон они, дикари! Я их вижу! – Леонора, дочь лорда Алека Уолтема, стояла на галерее главной башни замка, и взгляд ее блуждал по зеленым равнинам милой ее сердцу Англии. Все земли, что виднелись вокруг, принадлежали ее могущественному отцу, и большая часть владений была пожалована ему благодарным королем Эдуардом,
type="note" l:href="#n_2">[2]
высоко ценившим верную службу английской короне. Алек Уолтем был одним из самых близких друзей короля, а щедрость, проявляемая Эдуардом по отношению к своим друзьям, уже вошла в поговорку, как и его непостоянный нрав. При дворе было прекрасно известно, что Эдуард – правитель властный и вспыльчивый, не щадящий даже самых близких друзей, если они дерзали ему перечить.
– Господи, спаси нас! Где они? – Старая няня вперевалку прошла по комнате и поднесла ко лбу ладонь узловатой руки, прищурившись от яркого света.
– Вон там, на дальнем холме. Видишь, как играет солнце на их мечах?
– Да. – Старуха перекрестилась. – Ни за что бы не поверила, что доживу до дня, когда нечестивцы будут спать под одной крышей с порядочными людьми и делить с ними трапезу. За столом твоего отца! Да, подумать страшно, какие про них ходят слухи!
– Слухи? Ты что же, выходит, никогда не видела ни одного горца?
Старушка, которая вынянчила не только мать Леоноры, но и ее бабушку, содрогнулась.
– Нет, Бог миловал, не видела. Говорят, росту они непомерного, почитай великаны, и даже в самую холодную пору ходят с голыми руками и ногами, а если и одеваются, так в лохмотья. – Видя, как потрясена ее рассказом Леонора, няня продолжала: – Да, те, кому довелось их повидать, говорят, будто видом они сущие страхолюды – лохматы, оборванны, неумыты – и человеческого обхождения не знают.
Глаза Леоноры расширились.
– Ой, Мойра. Что же мне делать? Ведь отец приказал мне вместе с ним выйти приветствовать этих… этих страхолюдов – Она поднесла тонкую руку к горлу.
– Не дело твой отец затеял, лучше бы тебе отсидеться взаперти в своих покоях, пока горцы не уедут. Кто знает, чего им в голову взбредет? – Старая нянька понизил голос: – Сказывают, будто они английских младенцев пожирают и пьют их кровь.
– Замолчи, Мойра! Разве можно верить такому вздору? Отец бы никогда не пригласил к себе в дом подобных чудовищ.
– Это гости незваные, твой отец их пригласил по королевскому повелению. Кто ж посмеет ослушаться короля?
– Ну, да, так неужели же король допустит, чтобы его близкий друг оказался в опасности?
Старуха ничего не ответила, мудро предпочитая хранить свои мысли при себе. Шпионов везде хватает. Горе тому, кто навлечет на свою голову гнев короля и попадет в немилость.
Леонора наблюдала, как три всадника поторапливают коней, направляясь ко рву вокруг замка. Раздался резкий крик, и подъемный мост был опущен. Поднялась тяжелая опускная решетка. Под аркой зацокали копыта трех коней. В ту же минуту решетка была опущена, а мост поднят. У приехавших не осталось путей к отступлению.
– Эти горцы или очень глупы, – промолвила Леонора, поворачиваясь, чтобы выйти из комнаты, – или очень отважны. В конце концов, их только трое, а в этих стенах расположилось не меньше сотни отборных воинов.
– Говорят, будто один горец в одиночку может расправиться с целой ратью англичан.
– Это уж слишком, няня, так их восхвалять. – Леонора открыла дверь и выпорхнула из комнаты. Глаза ее горели. – Они же не боги, а самые обыкновенные смертные. – Обернувшись через плечо, она строптиво добавила: – Я непременно желаю на них взглянуть, тем более что защитников у меня довольно.
Когда она ушла, нянька снова перекрестилась и опустилась на колени, чтобы произнести молитву. Девочка еще так молода, ей едва минуло шестнадцать, к тому же малость упряма и своевольна. Очень скоро ей самой предстоит изведать, что мир вокруг вовсе не так спокоен и безопасен, как отцовский замок.


– А что, если они попросят нас сдать оружие, Диллон?
– Роб
type="note" l:href="#n_3">[3]
приказал делать, о чем нас попросят, если этим мы сможем убедить их в нашем намерении заключить мир. – Диллон Кэмпбелл спешился и кинул поводья мальчику, рот которого был приоткрыт от изумления, как у человека, только что увидевшего привидение.
Диллон, предпочитая не замечать, какое впечатление он произвел на мальчика-англичанина, стряхнул пыль с дорожного плаща и беззаботно перекинул его конец через широкое плечо. Затем он тряхнул головой, словно дикий зверь гривой, и выпрямился.
Его младшие братья, Саттон и Шо, последовали его примеру. Хотя внешне близнецы очень походили друг на друга – оба с волосами цвета соломы и глазами скорее зелеными, чем голубыми, – по характеру они были совсем разными. Саттон с самого детства старался подражать своему воинственному старшему брату, радуясь каждой возможности пустить меч в дело. Благочестивый и мягкий Шо, выросший вместе с братьями под щедрой опекой ученых монахов, уже дал обет Церкви. Только время отделяло его сейчас от дня, когда он вступит в монастырь и начнет жизнь, посвященную молитвам и размышлениям.
– Все наше оружие? – спросил Саттон. Губы Диллона слегка скривились, когда он попытался скрыть улыбку.
– Нет, не все, Робу хорошо приказывать, посиживая в безопасности в Эдинбурге, а нам предстоит спать под одной крышей с врагом. Я не доверяю этим английским псам. Мы отдадим им только то оружие, которое на виду. Хуже не будет, если мы припрячем пару кинжалов, – пробормотал он сквозь зубы, – ведь это вопрос жизни и смерти.
– Да. – Саттон с облегчением дотронулся до кинжала, спрятанного за поясом. У него не было ни малейшего желания отдавать его давним недругам.
– Помните, что я вам говорил, – тихо приказал Диллон. – Никому не доверяйте. Не надейтесь на удачу. Все время будьте начеку.
Тяжелая дверь, ведущая во двор замка, распахнулась, и наружу выступили несколько воинов, образуя почетный караул по обе стороны двери. Как и мальчик, что держал поводья лошадей приехавших незнакомцев, они вытаращили глаза на горцев, которые ростом намного превосходили самого высокого из них.
Следом за воинами появился человек в одеянии епископа, за которым шествовали несколько нарядно одетых мужчин. Выйдя и встав полукругом, они, задумчиво посматривая на троих незнакомцев, выжидательно повернулись к двери – там стоял их хозяин, а позади него – молоденькая женщина.
Этот человек в роскошном, отделанном мехом дублете
type="note" l:href="#n_4">[4]
и атласных панталонах мог быть только самим владетельным лордом, хозяином замка. Его серебристые волосы, аккуратно подстриженные усы и заостренная бородка обрамляли лицо, на котором заметнее всего были живые, умные глаза.
– Лорд Алек Уолтем рад приветствовать вас в Англии, добро пожаловать в мой дом.
Диллон, заслоняя братьев, выступил вперед.
– Благодарю вас, лорд Уолтем, – сказал он, отдавая свой меч. – Я – Диллон Кэмпбелл, а это мои братья Саттон и Шо.
Следуя примеру старшего брата, близнецы протянули мечи хозяину замка. Лорд Уолтем принял оружие и передал мечи капитану замковой стражи.
Приобнимая свою дочь, лорд Уолтем произнес:
– Представляю вам мою возлюбленную дочь, Леонору.
– Миледи. – Диллон, прекрасно сознавая контраст между своим грубым одеянием и нарядом хозяина, выступил вперед и взял ее руку, легко прикоснувшись губами к пальцам девушки.
Стоя рядом с ней, он ощутил благоухание розовых лепестков. Кожа ее казалась белой, как алебастр, а волосы были черны, словно вороново крыло. Она посмотрела на него, затем опустила взгляд, но в это краткое мгновение Диллон успел заглянуть в глаза цвета вереска, растущего на лугах Нагорья. Самые необыкновенные глаза из всех, что он когда-либо видел. Он отпустил ее руку и отступил назад.
Леонора чопорно кивнула головой, слишком ошеломленная, чтобы заговорить. Голос этого шотландца оказался столь же учтивым, как и голос любого из англичан, если не считать легкого акцента. Как все жители севера, он немного картавил. Рука его была шершавой и загрубелой, а хватка – такой сильной, что он мог бы без труда сломать все косточки в ее нежной ладони. Когда губы его прикоснулись к ее руке, она почувствовала, как по спине ее пробежала дрожь – это не было похоже ни на что, испытанное ею ранее.
Мойра была права – это действительно великаны, лохматые, оборванные, неумытые и попахивающие конским потом. Кровь предков-викингов давала о себе знать: огромный рост, рыжие отблески на непричесанных и неподстриженных волосах, беспорядочно падавших им на плечи. Одежда горцев не многим отличалась от лохмотьев.
Их предводителя, назвавшегося Диллоном, простушки из его края, вероятно, считали красавцем. Пожалуй, он и впрямь был бы красив, размышляла Леонора, если бы не тонкий шрам, пересекавший лицо от виска до подбородка и различимый даже под золотисто-рыжей бородой. Под плащом горца не было рубашки, и взгляд Леоноры задержался на его обнаженном мускулистом плече. Ни один английский джентльмен не посмел бы оскорбить чувства леди, появившись перед ней в подобном виде. И все же по какой-то необъяснимой причине она никак не могла отвести взгляд от этого оскорбительного зрелища.
Лорд Уолтем привлек внимание гостей к людям, стоявшим рядом с ним.
– Представляю вам епископа Йоркского.
– Ваше преосвященство, – проговорил Диллон, поднося к губам протянутую епископом руку.
– Вы христианин? – Епископу не удалось скрыть изумление.
– Да. После… после безвременной смерти наших родителей мои братья и я были воспитаны монахами монастыря Святого Коллума.
Епископ расцвел от удовольствия. А он-то ожидал, что эти варвары окажутся язычниками. Тот факт, что они были воспитаны при монастыре, делал перспективу мирных переговоров с этими шотландцами еще более приятной.
Лорд Уолтем сделал знак, и вперед выступил другой нарядный вельможа – в превосходно сшитом дублете синего и алого бархата и шелковых голубых панталонах.
– Представляю вам Джорджа Годвина, герцога Эссекского, посланника короля.
Герцог старался сохранить бесстрастие, но в глазах его Диллон увидел затаенную враждебность. Вот это уже лучше, подумалось ему. Он всегда предпочитал знать, что на сердце у человека, прежде чем сесть с ним за один стол. Как и полагалось воину, Диллон поднял вверх правую руку, покоившуюся до того на пустых ножнах. Эссекс повторил его жест.
– А это лорд Джеймс Блэйкли и его сын, Элджер, – продолжал лорд Уолтем.
Отец и сын были красивы – аккуратно подстриженные волосы, бородки и воинственное выражение лиц. Старший спесиво кивнул. Его сын положил руку на рукоять меча и сделал шаг по направлению к Леоноре, смерив глазами человека, стоящего перед ним. Элджер Блэйкли демонстрировал свою готовность стать прекрасной даме защитой от назойливости диких горцев.
Что-то в этих двоих обеспокоило Диллона. Словно какой-то давно забытый ужас выплыл на поверхность его памяти, но он тут же отмахнулся от него, твердо напомнив самому себе, что подобное чувство вызывает у него любой английский воин.
Лорд Уолтем указал на согнутого, лысеющего человека, который опирался на палку:
– Доверенный советник короля, лорд Джон Форест.
Диллон внимательно посмотрел на советника, который ответил ему таким же изучающим взглядом. В глазах его не было ни дружелюбия, ни враждебности – только скрытое любопытство.
– Добро пожаловать, – произнес Джон Форест, протягивая руку.
– Благодарю вас.
Лорд Уолтем тщательно следил за тем, как его гости реагировали на представляемых им людей. Крайне важно, чтобы первая встреча прошла легко, в духе доверия и приязни, особенно если это встреча людей, издавна бывших врагами.
– Должно быть, вы устали после утомительного путешествия, – сказал он. – Я приглашаю вас освежиться, прежде чем вы пройдете в свои покои. Прошу вас.
Когда лорд Уолтем, взяв под руку свою дочь, повернулся, готовый пойти впереди, Диллон подал братьям знак. Они последовали за ним. Пройдя через арку в толстых каменных стенах, они направились дальше по переходу, ярко освещенному сотнями тонких свечей, горевших в канделябрах. Шагая вперед, шотландцы исподтишка поглядывали на стражников, что держались позади на почтительном расстоянии. Когда шедшие впереди остановились, один из слуг распахнул тяжелую дверь и отступил в сторону, пропуская господ. Воины остались в коридоре.
Несколько стульев, покрытых звериными шкурами, были расставлены вокруг камина, в котором пылал яркий огонь. Лорд Уолтем и его дочь о чем-то шепотом посовещались, после чего девушка отдала приказание слуге. Затем отец усадил ее на стул поближе к огню. Элджер Блэйкли немедленно уселся рядом с видом собственника.
– Садитесь и обогрейтесь, – пригласил лорд Уолтем своих гостей.
Как только горцы уселись, слуга стал разносить гостям высокие кружки, наполненные элем, к которым шотландцы не притронулись, пока лорд Уолтем не сделал первого глотка. Удостоверившись, что эль не отравлен, Диллон подал знак своим братьям, которые жадно принялись пить. Кружки быстро опустели. Служанка принесла подносы с хлебом, смоченным в вине, – закуской, скоро восстановившей их силы.
Лорд Уолтем прихлебывал эль и с интересом рассматривал своих гостей. Его дочь, чувствовавшая себя слишком неловко в присутствии горцев, чтобы есть или пить, тоже молчала.
– Не трудным ли было ваше путешествие? – первым нарушил тишину герцог Эссекский.
– Нет. – Диллон протянул длинные ноги к огню, наслаждаясь теплом, согревшим его тело после первого глотка эля, показавшегося огненным. Если англичане надеются, что им удастся напоить гостей до бесчувствия, им придется поискать что-нибудь покрепче, чем это пойло. В монастыре, где воспитывался Диллон, монахи славились умением готовить лучший эль во всей Шотландии. Это было обычное питье, подававшееся при каждой трапезе. – После скачек по Шотландскому Нагорью несколько дней езды по вашей благодатной стране – это увеселительная прогулка.
– Так вы не устали? – Потрясенный лорд Уолтем поднял бровь, зная, что его воины сочли бы подобное путешествие крайне утомительным.
– Нет. Возможно, если бы нам пришлось скакать в Лондон, к вашему королю, мы бы слегка притомились. Но эта поездка потребовала не больше усилий, чем один день езды по холмам Нагорья.
– Я слышала о вашем Нагорье. – Лишь только слова эти были произнесены, Леонора почувствовала, как жар нахлынул на нее волной, едва Диллон пристально посмотрел на нее, и горько пожалела о своей глупости. Ей совсем не хотелось привлекать к себе внимание. А сейчас этот дикарь уставился на нее и смотрит, не отрываясь темными требовательными глазами.
– И что же вы слышали, миледи?
Она бросила взгляд на своего отца, который поощрительно улыбнулся. После смерти жены единственная дочь стала его постоянной спутницей при дворе. Она была умна и доказала, что может стать бесценной советчицей даже в делах державных. Сам король с похвалой отозвался однажды о ее умении вести себя в августейшем обществе. Лорд Уолтем был уверен, что с этими простодушными горцами у девушки не будет никаких затруднений.
– Я слышала, что это… – она облизала губы, – очень дикая страна.
– Да. – Диллон отхлебнул еще эля и взвесил ее слова, прежде чем отозвался: – Так оно и есть. Дикая и… великолепная страна.
Услышав, с какой страстью он проговорил эти слова, Леонора почувствовала, как мурашки пробежали по ее спине. «Великолепная». Словно он говорит о женщине. О прекрасной, желанной женщине.
– Вероятно, Роберт Брюс высоко ценит вас, если решил, что именно вы будете его представлять. – Епископ рассматривал Диллона, небрежно развалившегося на стуле. Казалось, этот человек, окруженный вооруженными англичанами, чувствует себя совершенно непринужденно. Неужели все эти слухи – правда? Неужели страх неведом горцам?
– Роб знает, что на мое слово можно положиться.
– Вопрос не в этом, – с презрительной усмешкой сказал герцог Эссекский, – а в том, поверят ли вашему слову остальные шотландцы.
Лицо Диллона не дрогнуло. Он заговорил так тихо, что всем, кто находился в комнате, пришлось напрячь слух, чтобы разобрать его слова. Но все расслышали стальную нотку в его голосе.
И акцент, становящийся все более заметным с каждым страстно произнесенным словом.
– Если бы шотландцы мне не верили, меня бы здесь не было.
– Да, да. – Лорд Уолтем сделал шаг вперед, желая сгладить неприятный момент. Не годится начинать встречу двух враждующих сторон перепалкой. Снять напряжение может только мягкое участие женщины. – Если вы уже подкрепились элем, моя дочь, Леонора, проводит вас в ваши покои.
Леонора бросила на отца умоляющий взгляд, но он отвернулся, не желая замечать его. Зато ее испуг не ускользнул от внимания Диллона. Он, пожалуй, рассмеялся бы, не будь это столь оскорбительно. Леди, видимо, предпочла бы оказаться в клетке с дикими кошками, чем провожать его и братьев в отведенные им покои.
– Я готов сопровождать вашу дочь, – поспешил на выручку даме Элджер Блэйкли.
– Нет, Элджер. – Лорд Уолтем предостерегающе посмотрел на него. Повернувшись к Диллону, он сказал: – Если вам что-нибудь потребуется, только попросите. Мы ужинаем при заходе солнца. Я пошлю за вами одного из слуг.
– Милорд… Ваше преосвященство… – Диллон слегка поклонился, прежде чем повернуться и последовать за Леонорой, вышедшей из комнаты. Братья шли за ним.
По плавно закругленной лестнице они поднялись на верхний этаж, на ходу рассматривая стены, увешанные гобеленами. Везде, куда они бросали взгляд, торопливо сновали слуги, начищая подсвечники или разнося охапки постельного белья. Все вокруг говорило о хорошо налаженном и процветающем хозяйстве.
Внимание Диллона было сосредоточено на леди впереди него. Даже в Эдинбурге, в королевском дворце, он никогда не видел женщины в столь богатом одеянии. Расшитая ткань поблескивала и переливалась в свете свечей. При каждом шаге бедра ее слегка покачивались, и женственные контуры тела, скрытого под пышными юбками, все больше и больше завораживали Диллона. Волосы девушки были скромно уложены в золотую сетку на уровне ее плеч. Ему пришлось прижать кулаки к бокам, когда ой вдруг понял, что раздумывает о том, как будут выглядеть ее волосы, если, освобожденные из сетки, каскадом заструятся по спине. Он тут же побранил себя за столь глупые мысли.
Леонора остановилась перед тяжелыми двойными дверями. Распахнув их, она вступила в гостиную и сделала знак, приказывая служанкам удалиться. Девушки с поклонами вышли из комнаты, в которой виднелись плоды их усердия. Огонь бушевал в камине. Вокруг были расставлены несколько удобных стульев. На столе стояла большая бутыль со сплющенными боками в окружении кубков из кованого золота.
– Здесь и будет наша спальня? – спросил Саттон, открывая вторую дверь.
– Да. Это одна из нескольких, – ответила Леонора ему вслед. Он уже скрылся во внутренней комнате. Брат-близнец прошел за ним.
Почти в то же мгновение Саттон и Шо вернулись в гостиную, держа в руках несколько ярко расшитых одеяний.
– Посмотри, Диллон. Это было разложено на кроватях. Какая ткань! Тонкая и мягкая, пощупай.
Диллон с отвращением взглянул на тряпки.
– Эти вещи нам не нужны. Верните их леди Леоноре.
– Но…
– Немедленно. – Голос его стал отрывистым. Когда они неохотно отдали одежду молодой женщине, Диллон повернулся к ней.
– Как это понимать?
– Мы слышали… – Она прикусила губу, раздумывая, как бы потактичнее выпутаться. Не могла же она честно заявить, что их одеяние выглядит слишком жалким. Она попросила у отца дозволения снабдить горцев одеждой, более подходящей их пышному окружению и высокому положению посланцев их страны. И не рассказывать же ему о слухах, так ее напугавших: будто дикие горцы ходят, чуть ли не обнаженными, даже в присутствии женщин. – Мы предполагали, что ваше путешествие будет долгим и утомительным, и я подумала, что вы, наверное, захотите переодеться.
Тон его голоса остался таким же ровным, но слова звучали резко, жаля ее подобно ударам бича:
– Мы – шотландские воины, миледи. Может быть, наша одежда кажется вам грубой и слишком простой, но она была соткана с любовью. – Он подумал о долгих часах, проведенных его сестрой и монахинями аббатства за ткацким станом; переплетение зеленых, синих и черных нитей так нравилось ему, потому что напоминало о зеленых гленах
type="note" l:href="#n_5">[5]
любимого Нагорья, о синем вереске, расцветавшем на лугах, и о плодородной, черной шотландской земле. – Может, вам хочется лишить нас собственного вкуса и превратить в павлинов, наподобие ваших нарядных соотечественников, оставшихся внизу?
– Нет. Я вовсе не хотела… – Чувствуя, как запылали ее щеки, она опустила взгляд. – Простите меня. Я не хотела вас обидеть. Я пришлю служанку, чтобы она забрала одежду, что сейчас на вас. Не беспокойтесь, к ужину все будет выстирано и высушено.
Его шотландский акцент стал еще заметнее, выдавая, как переполняет его гаев:
– В этом нет нужды. Может быть, мы и бедны, но все же не дикари. Мы привезли с собой одежду на смену. Если вы будете так добры и пошлете слуг в конюшни, вы найдете нашу одежду при наших лошадях.
– Как вам будет угодно. – Она отступила, страстно желая поскорее скрыться от этого резкого, разгневанного человека, который посмел ее отчитать.
Он не позволил ей ускользнуть так быстро. Вместе с ней он дошел до двери и распахнул ее. Проходя мимо него, она вынуждена была коснуться грудью его руки, отчего все ее тело до самых кончиков пальцев пронизала дрожь. Она ощутила, как ее обдало жаром, не имеющим ничего общего с теплом камина. Чувствуя, что его взгляд обжигает ее, она ниже опустила голову, чтобы скрыть предательский румянец, загоревшийся на щеках.
– Служанка позовет вас, когда придет время ужинать.
– Вы очень добры, миледи. Действительно, очень добра. Она крепче сжала зубы, поспешно удаляясь. Этот неблагодарный горец только что издевался над ее попытками проявить радушие. И этого она ему не простит. Никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100