Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

– Что ты делаешь? Нет! Отпусти меня! – В панике Флэйм попыталась вырваться из рук, обхвативших ее.
– Ты замерзла, и я хочу завернуть тебя в мой плащ. – Леонора старалась увернуться от бешено царапающихся рук и ног, что яростно пинали ее. Несмотря на серьезность своих ранений, Флэйм продолжала сопротивляться, пока силы не покинули ее.
Спустя некоторое время покрытая синяками и исцарапанная Леонора сумела усмирить девушку настолько, что та даже позволила ей осмотреть свою руку. От раны, нанесенной ножом жестокого убийцы, Флэйм потеряла много крови. Нож Грэма по самую рукоятку погрузился в мякоть ее плеча, и с тех пор, как нож вырвали из раны, кровь все струилась алыми ручьями.
При помощи разорванных на узкие полоски нижних юбок Леоноре удалось наложить жгут и остановить кровь. Затем она быстро облила рану спиртом из фляжки, которую нашла среди звериных шкур, служивших постелью Грэму, а потом замотала руку девушки и плечо кусками своего платья из светлой шерсти. После этого она как следует закрепила повязку остатками изорванной одежды.
– Лучше убегай, не то будет поздно, – твердила Флэйм.
– Я не оставлю тебя. – Леонора уложила девушку на звериные шкуры под нависающей скалой, где ее не могли потревожить ни ветер, ни дождь, ни холод.
– Беги, тебе говорят. Когда мой брат обнаружит, что мы пропали, он отправится на поиски и не успокоится, пока ты снова не окажешься его пленницей.
– Тише, замолчи. – Леонора старалась не задумываться о последствиях своего поступка. Она прекрасно понимала, что отказывается от единственного шанса обрести свободу. Но разве она может бросить эту девочку? Сама мысль об этом казалась недопустимой.
Она поднесла фляжку к губам Флэйм и увидела, как девочка вздрогнула, когда огненная жидкость заструилась в ее горло.
Зубы Флэйм неосознанно начали выбивать дробь. Лихорадка. Леонора повидала достаточно раненых после сражений, чтобы без труда узнать ее признаки. После такого озноба у девочки начнется сильный жар, и Флэйм вынуждена будет бороться за свою жизнь. Леонора содрогнулась, когда еще одна мысль пришла ей в голову: раненые нередко умирают из-за плохо обработанных ран. Флэйм предстоит выдержать схватку с двумя противниками: лихорадкой и заражением.
Сняв с тела Грэма пропитанный его кровью плащ, Леонора завернулась в него, прикрывая свою наготу, а затем отправилась искать сухие ветки, чтобы разжечь костер.
Быстро вернувшись, она сложила принесенный сушняк и приготовила растопку. В эту минуту Леонора услышала голос Флэйм – слабый, но по-прежнему требовательный. Подойдя к девочке поближе, она увидела, как глаза Флэйм округлились от удивления.
– Англичанка… Ты все еще здесь? Почему же ты не… не убежала? Я же тебе велела…
– Ты спасла мне жизнь, Флэйм. Разве я могу поступить с тобой иначе?
– Но ведь…
– А теперь замолчи. – Леонора приложила палец к губам раненой девочки и затем нежным жестом откинула влажные волосы с ее лба. – Поспи, Флэйм. Береги силы. Борьба еще не окончена. Скоро тебе предстоит бороться за свою жизнь.


В сумраке густого леса невозможно было отличить день от ночи. Сквозь переплетение листвы и вьющихся растений Диллон заметил слабый свет далекой звезды.
Сначала он не испытывал никаких затруднений, идя по следу, оставленному беглянкой. На колючках шиповника, ветках деревьев и плетях ежевики и куманики виднелись вырванные на бегу волосы и обрывки одежды. Трава была примята, а густые кусты раздвинуты в стороны. Но сейчас, когда на землю спустился полночный мрак, невозможно было различить какой-либо след. Поначалу Диллону казалось, что в лесу царит жутковатая тишина, словно какое-то неведомое, таинственное зло рыщет поблизости, распугивая лесных тварей. Теперь, однако, в воздухе гудели насекомые и время от времени раздавались крики ночных птиц. Но эти привычные звуки не могли утешить или успокоить Диллона. Он изо всех сил старался не вспоминать о загадочной смерти множества людей, погибших в этом лесу, однако чувствовал, что не в силах больше отгонять от себя подобные мысли. Непрошеные, они подкрадывались к нему снова и снова, терзая, мучая его, пока он продвигался вперед, зорко всматриваясь в темноту, напрягая слух в надежде уловить хоть что-то, что могло бы подать ему знак и сообщить, где находится сейчас Флэйм или Леонора.
Вдруг он резко вскинул голову. Что это было? Чей-то голос или просто крик ночной птицы? Он засомневался.
Пробираясь сквозь густой подлесок, он неожиданно почуял слабый запах дыма. Костер! Значит, кто-то скрывается в этом лесу! Диллон рванулся вперед.
* * *
Приложив руку ко лбу Флэйм, Леонора встревожилась – в теле девочки, казалось, пылал огонь. Она знала, что озноб должен смениться жаром, но не ожидала такого пламени. Неужели она недостаточно чисто промыла раны? Не от ее ли оплошности жизнь Флэйм сейчас в опасности?
Леонора принесла немного воды из ручья, журчащего поблизости, обмакнула обрывок своего платья в тыквенную бутыль с водой и начала обмывать лицо и шею Флэйм. Ухаживая за ней, Леонора тихо и ласково разговаривала с ней:
– Ты должна бороться, Флэйм. Борись с лихорадкой, которая пытается лишить тебя жизни. – Она еще раз намочила тряпку в ледяной воде, отжала ее и приложила к пылающей щеке девочки. – Ты слышишь меня, Флэйм? Ты должна одолеть болезнь. Ты молода и сильна. Ты не должна уступать огневице, ведь, если ты умрешь, получится так, что Грэм победил тебя.
При мысли о Грэме, о его злодеяниях, о множестве безжалостно убитых женщин, Леонора почувствовала, как ужас сжал ее горло. Если бы не эта храбрая девочка, Леонора, несомненно, стала бы еще одной жертвой коварного убийцы. Слезы подступили к ее глазам, и она торопливо сморгнула их. Нельзя расслабляться – девочке, вступившей в схватку со смертью, понадобится ее помощь.
Хотя Леонора устала так, что готова была упасть, она продолжала усердно ухаживать за Флэйм. Она без конца ходила к ручью и обтирала девушку холодной водой, подбадривая ее разговором:
– Борись, девочка. Сделай это ради Саттона и Шо. – Она заметила, как дрогнули закрытые глаза Флэйм, и поняла, что хотя бы часть из того, что она говорит, находит в терзаемой лихорадкой душе Флэйм какой-то отклик. Леонора наклонилась ближе к ней и заговорила настойчивее: – Борись ради Диллона. И ради самой себя, Флэйм. Сражайся так, как никогда раньше. Ты не должна уступать, не должна сдаваться. Проиграть это сражение – значит умереть. А впереди у тебя такая прекрасная жизнь.


Леонора вздрогнула, чувствуя предрассветный холод, и плотнее запахнула свой плащ. Несмотря на ее упорное сопротивление, сон все-таки одолел ее, и она привалилась к девушке, без сознания лежащей рядом с ней на груде звериных шкур. Рука Леоноры упала на бутыль с ледяной водой, и она тут же проснулась. В это мгновение она заметила, как что-то шевельнулось в кустах на краю опушки. Мысли Леоноры смешались, ей показалось, что это Грэм поднимается из-под листьев, которыми она забросала его труп. Прихватив с земли суковатую палку, Леонора с трудом поднялась на ноги.
– Господь Всемогущий! Что ты наделала?! – взгляд Диллона метнулся к его сестре, недвижимо лежащей у ног Леоноры.
– Диллон! Благодарение Господу!
Не дожидаясь ее ответа, Диллон набросился на нее с яростью раненого медведя. Леонора оказалась бессильна против столь внезапного нападения. Она попыталась, было, защищаясь, поднять зажатую в руке палку, но та была моментально отброшена в сторону, словно легкий ивовый прутик.
Диллон заставил Леонору отступить назад, пока она не прижалась спиной к стволу дерева, и тут обе его руки сомкнулись на ее горле.
– Мне следовало прикончить тебя, как только мы выехали из замка твоего отца! – хрипло прорычал он. – О чем только я думал?! Ведь ты – воплощение дьявола! – Глаза его горели яростью. Пальцы все крепче сжимали ее горло, и Леонора начала задыхаться. – Я проклинаю тот день, когда увидел тебя, женщина. И теперь, когда ты убила мою сестру, ты разделишь ее судьбу.
– Но я не… – Задыхаясь, кашляя и заикаясь, она пыталась оправдаться, но слова застряли у нее в горле, на котором он все крепче сжимал пальцы.
Она пробовала царапать его пальцы и вырывалась изо всех сил, но поняла, что у нее нет шансов справиться с великаном, державшим ее смертельной хваткой. Все поплыло перед ее глазами, и она почувствовала странное головокружение. Ее руки, только что бешено цеплявшиеся за него, бессильно повисли.
Леонора закрыла глаза и оставила последние попытки сопротивляться. Смерть намного лучше ненависти, которую она видела в его глазах. Больше она не в силах быть объектом смертельной ненависти Диллона Кэмпбелла. Сейчас, когда смерть уже коснулась ее, Леонора, наконец, призналась себе в том, что давно уже знала: она слишком любит Диллона, чтобы выносить его презрение.
– Нет, Диллон, – послышался вдруг слабый голос.
Диллон резко поднял голову. На мгновение ему показалось, что рассудок изменяет ему. Вероятно, он так отчаянно пытался оградить свою младшую сестру от всякого зла, что теперь просто не способен поверить в ее гибель.
– Диллон…
Слегка ослабив хватку на горле Леоноры, он повернулся туда, где лежало безжизненное тело Флэйм. Глаза ее были открыты, в них пылал странный, лихорадочный огонь. Голос ее звучал едва слышно.
– Ты жива?! Этой ведьме не удалось свершить свое черное дело?!
– Англичанка… не сделала мне никакого зла. Это все Грэм. А она… она осталась… ухаживать за моими ранами… а ведь могла бы… могла бы оставить меня умирать…
Диллон опустил взгляд на женщину, которая стояла, прислонившись к стволу дерева, жадно хватая ртом воздух. На белоснежной коже ее шеи ясно проступали синяки от его рук. Стыд охватил Диллона. Стыд из-за того, что он чуть было не сотворил с ней. Стыд оттого, что он так быстро обвинил ее. Нет. По правде, говоря, он просто горел желанием обвинить ее. А почему? Ответ моментально пришел ему в голову. Он отчаянно хватался за любой предлог, чтобы избавиться от растущей любви к этой женщине.
Он провел рукой по волосам и прошептал:
– Я надеюсь, в вашем сердце найдется достаточно доброты, чтобы простить меня, миледи. Я… я обещаю отыскать способ загладить свою вину перед вами, хотя еще не знаю какой.
Леонора не отвечала. Горло ее до сих пор сводила судорога. Ничего не говоря, она прошла мимо него и опустилась на колени возле Флэйм. Леонора взяла в руки тряпку и приложила ее ко лбу девушки. Глаза Флэйм блеснули, и слабая улыбка тронула ее губы, когда ее ручка накрыла пальцы Леоноры.
Так их и застал Диллон, когда опустился на колени рядом с ними.
* * *
– Я никогда не подозревал Грэма. – Боясь потревожить спящую сестру, Диллон говорил совсем тихо.
Туша целого оленя жарилась на пылающем огне. Диллон настоял, чтобы Леонора сменила пропитанный кровью Грэма плащ на его собственный, тяжелый и теплый, который он надевал в дальние поездки. В складках этого плаща еще таилось тепло его тела.
Впервые за многие часы, показавшиеся ей бесконечными, Леоноре стало уютно. Теперь она чувствовала себя в безопасности. Странно, подумала она, но именно в присутствии своего похитителя она чувствует себя в полной безопасности. Непостижимым образом за этот последний час Диллон перестал быть ее похитителем и превратился в близкого друга. Еще более невероятным казалось Леоноре, что не кто иной, как Флэйм, помог им преодолеть разделявшую их до этого дня пропасть. Едва лишь Диллон узнал, что Леонора по своей воле отказалась от побега и осталась ухаживать за его раненой сестрой, последние преграды между ними пали, сменившись откровенностью и доверием, о которых они не могли и мечтать.
– Да, теперь мне понятны многие странности в поведении Грэма, – пробурчал Диллон, обращаясь больше к самому себе, чем к Леоноре. – Он всегда вызывался съездить в самые дальние деревни. А когда возвращался, я не требовал с него отчета о потраченном времени. Думал, что он приволокнулся за какой-нибудь красоткой. Все знали, что он большой охотник до женщин. Теперь, когда я размышляю обо всем, что он содеял… И вас… ведь он же чуть не убил вас…
Она положила руку на его плечо, заставляя его замолчать.
– Тише. Не будем больше об этом говорить. Мне невыносима сама мысль о тех, кто принял смерть от его руки.
– Да.
Сейчас он мог думать лишь об одном человеке. О Леоноре. Диллона охватила горделивая радость при мысли о том, что именно его младшая сестренка спасла Леоноре жизнь. И Леонора из благодарности пожелала остаться пленницей. Он чувствовал, что начинает все сильнее восхищаться англичанкой.
Диллон отрезал кусок шипящего на огне мяса и протянул его Леоноре. Между ними установились настоящие дружеские отношения, о которых до этого дня она и думать не могла.
Леонора жевала мясо и размышляла о том, что еще ни разу в жизни ей не доводилось пробовать более изысканного угощения. Сколько же времени прошло с тех пор, как она ела в последний раз?
Диллон передал ей фляжку, она отхлебнула эля и ощутила, как тепло заструилось в ее крови.


– Я никогда не догадывался, что Грэм так ненавидит меня, – пробормотал Диллон.
Он бросил взгляд на Леонору, и она кивнула, так как слишком устала, чтобы говорить.
– Я принимал его дружбу точно так же, как дарил ему свою, без каких-либо условий. – В недоумении он покачал головой. – Подумать только, я готов был умереть за него. За человека, искавшего случая предать меня!
– Мне кажется, такие люди есть в любой стране. – Она сделала еще глоток эля, а затем вернула фляжку Диллону. Пальцы их на мгновение соприкоснулись, она подняла глаза и увидела, что он пристально смотрит на нее – так пристально, что ее обдало жаром. – В окружении моего отца также есть люди, которые помышляют лишь о том, как бы предать его.
– Да. – Взгляд Диллона пронизывал ее, словно он обнаружил в ней какую-то тщательно скрываемую до этого дня тайну. – Мы вовсе не так непохожи, как кажется.
Она почувствовала, как мурашки пробежали по спине, едва она услышала эти слова, произнесенные с такой убежденностью. Приняв ее невольное движение за озноб, Диллон поднялся на ноги.
– Вы озябли, миледи. Я подброшу в костер дров.
– Не надо.
Не обращая внимания на ее возражение, он быстро направился в лес за сушняком. Вернувшись через несколько минут, он увидел, что Леонора крепко спит, откинув голову на холодный камень скалы.
Он осторожно поднял девушку и замер, опустив взгляд на ее лицо, столь прекрасное в эти минуты отдыха. Затем он запечатлел нежный поцелуй на ее губах и почувствовал властный зов желания, заставивший все его тело задрожать.
Диллон перенес Леонору в уютное меховое гнездышко, где давно спала его сестра, бережно опустил ее и накрыл звериными шкурами. Прислонившись к дереву, он долго рассматривал двух лежащих бок о бок женщин. Они такие разные. Однако сколько в них сходства. Сильные, гордые, мужественные. Своевольные, упрямые и… такие неразумные. И такие решительные.
Удивительно, но обе они были ему одинаково дороги.
* * *
Ранние солнечные лучи пробивались сквозь листву, заливая влажный лес туманной дымкой.
Леонора проснулась и несколько мгновений лежала неподвижно, стараясь избавиться от сна. Где-то рядом с ней бушевало пламя. И почему только Диллон придвинул ее так близко к костру?
Флэйм… Леонора подняла голову. Это не костер. Флэйм. Это она лежала рядом, охваченная огневицей.
Голова девушки перекатывалась из стороны в сторону, она непрерывно бормотала какие-то бессвязные, но полные горечи слова.
Леонора с трудом поднялась на ноги, и в ту же минуту Диллон повернул голову. Хоть он и задремал, но все время был начеку.
– Что случилось?
– Флэйм. Жар усиливается.
– Чем я могу помочь?
Она вручила ему опустевшую тыквенную бутыль.
– Мне понадобится вода, чтобы обтирать ее.
Диллон вернулся с водой, набранной в ручье. Он следил, как Леонора опустилась на колени подле его сестры. Размотав все повязки, она облила жидкостью из фляжки воспалившиеся раны и внимательно осмотрела их. Диллон увидел, как она встревожено нахмурилась, прикладывая палец к вздувшимся краям раны.
– А раны чистые? – спросил он. Леонора пожала плечами.
– Дай Бог, чтобы было так. Я воспользовалась остатками спирта, оказавшегося во фляжке Грэма.
Он помог ей наложить на раны свежие повязки. Затем вместе с Леонорой они по очереди обтирали горящее в лихорадке тело Флэйм. К тому времени, когда солнце поднялось уже высоко, девочка погрузилась в тяжелый сон без сновидений. Она лежала на ложе из звериных шкур неподвижно, словно мертвая.


Неподвижность Флэйм казалась гораздо более пугающей, чем ее метания в бреду.
– У нее горячка. – Большая ладонь Диллона прикоснулась к щеке сестры. Для человека его роста и силы движения его казались на редкость мягкими.
– Да. – Отвечая ему, Леонора постаралась не выдать страха, терзавшего ее душу.
– Чем еще я могу помочь?
– Все возможное сделано, Диллон. Теперь она в руках Господа.
– Вы говорите, как отец Ансельм. – Он повернулся к женщине, которая опустилась на колени рядом с ним. Ему еще не доводилось видеть более самоотверженную сиделку. Она боролась за жизнь Флэйм яростно, как родная мать.
За весь день Диллон и Леонора едва притронулись к еде и так и не отдохнули, непрестанно ухаживая за Флэйм. Диллон уговаривал Леонору немного поспать, но она возмущенно отказывалась – у Флэйм вот-вот должен наступить кризис.
– Огневица или отступит, или… – Поняв, что именно она чуть было не сказала, Леонора замолкла и после небольшой паузы добавила: – Конечно, отступит. Я знаю.
– Да. – Не в силах больше сидеть без движения, он вскочил на ноги и принялся расхаживать туда и обратно. Ему ненавистно было это чувство полной беспомощности. – Может быть, мне следует отвезти ее в Кинлох-хаус? Там она сможет лежать в удобной постели, и за ней будут ухаживать служанки. Мистрис Маккэллум выходит ее при помощи своих целебных бальзамов.
– Да, все это, несомненно, помогло бы ей. Однако я боюсь, что она не перенесет езды верхом. От толчков раны могут открыться – девочка тогда просто истечет кровью. Мне кажется, сейчас ей лучше быть здесь, Диллон.
Ее слова, сказанные так тихо и мягко, успокоили его. Он остановился и повернулся к ней со слабой улыбкой на лице.
– Я не подумал как следует. – Он взял ее руки в свои и уставился на них – в его больших ладонях они казались такими маленькими и нежными. – Я благодарен вам, миледи, за то, что вы способны думать за нас двоих.
Она сжала его руки и постаралась не обращать внимания на ощущения, ожившие от этого прикосновения где-то в глубине ее существа.
– Отдохните немного, Диллон. Я разбужу вас, как только произойдет какая-либо перемена.
– Нет. – Он покачал головой. – Мне надо занять себя делом. Я буду поддерживать огонь и позабочусь о том, чтобы нам нашлось чем перекусить.
Диллон прикоснулся к ее щеке.
– Я еще не говорил вам, миледи, как я благодарен вам за все, что вы делаете для моей сестры.
Он давно уже ушел в лес искать сухое топливо для костра, а Леонора все еще чувствовала на своей щеке прикосновение его руки, и это ощущение согревало ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100