Читать онлайн Заложники страсти, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава четырнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заложники страсти - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заложники страсти - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заложники страсти - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Заложники страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четырнадцатая

– Ты уже выбрала, какой дорогой бежать, женщина?
Сердце замерло в груди у Леоноры. С трудом сглотнув, она посмотрела на гневный профиль Диллона и ответила, надеясь, что ее слова прозвучат вполне невинно:
– Я не понимаю, о чем вы говорите.
– Не советую затевать со мной никаких игр. Я знаю, чего тебе хочется больше всего на свете. – Он повернулся к Леоноре, стараясь не прикасаться к ней, чтобы не впасть в соблазн. – Мне отлично известно, почему ты навязалась в помощницы мистрис Маккэллум.
Эта мысль пришла ему в голову, когда он ехал по одному из бескрайних лугов Нагорья, заручившись словом еще нескольких воинов, готовых поддержать его в бою. Внезапная догадка прямо-таки оглушила его. Разве на ее месте он не сделал бы то же самое? Он невольно восхитился находчивостью англичанки.
– Одного у вас не отнимешь. Вы очень умны. – Да. Слишком умна, к сожалению. Теперь придется расставлять дополнительных часовых, чтобы охранять ее. А ему сейчас так не хватает людей. Нельзя было разрешать ей свободно разгуливать по Кинлох-хаусу, англичанка обвела его вокруг пальца – ей, видите ли, захотелось помогать служанкам! – Надо полагать, все двери, окна и коридоры изучены основательно.
Догадавшись, что она замышляет, он поскакал вперед быстрее ветра. Увидев, что она как ни в чем не бывало трудится вместе со служанками в кухне, он испытал такое облегчение, что до сих пор радовался в душе. Он почти приготовился к известию, что пленница пустилась в бега.
– Вы обвиняете меня в том, что не под силу и десятку мужчин. – Потрясенная догадливостью горца, девушка решила все отрицать, видя в этом единственное спасение.
После оживленных женских голосов, оглашавших кухню, молчание, царившее в коридорах, показалось Леоноре почти зловещим. Она шла рядом с Диллоном, еле передвигая ноги. Подъем по широкой лестнице показался ей бесконечным, словно она карабкалась на высокую гору. Леонора была уверена, что Диллон обнаружил еду, которую она припрятывала под кроватью, и оружие, которое стащила. Вот, должно быть, почему он так хорошо осведомлен о ее планах. Когда, наконец, они приблизились к комнатам Диллона, девушка замедлила шаг, напряженно ожидая, когда ее похититель откроет тяжелую дверь.
Быстрым шагом, войдя в комнату, Диллон первым делом подошел к боковому столу и налил себе кубок эля. Леонора осмотрелась по сторонам, ожидая увидеть свои припасы из разоренного тайника. Однако все было по-прежнему. Неужели он ничего не нашел?
Заметив, как побледнела девушка, Диллон налил эля во второй кубок и протянул ей. Она поднесла кубок к губам и с жадностью отпила. Напиток теплой волной заструился по ее жилам, помогая вновь обрести потерянную было энергию.
Чувствуя на себе пристальный взгляд горца, Леонора подошла к камину и уставилась на подвижное пламя. Ей следовало догадаться, что Диллон Кэмпбелл не позволит долго дурачить себя.
Услышав его низкий и гневный голос совсем рядом с собой, она нервно вздрогнула.
– Очень умно с вашей стороны перепачкаться в пыли и грязи, чтобы я поверил, будто вы действительно работали вместе со служанками.
Леонора застыла, но ничего не сказала в свое оправдание. В таком настроении он едва ли способен поверить ей. Она быстро осушила кубок и отставила его в сторону.
Увидев, как пленница высоко вскинула голову, Диллон понял, что его обвинения попали в цель. Это еще больше разъярило его.
– Я оказался таким глупцом, что поверил, будто англичанка благородного происхождения может снизойти до черной работы. Вы, наверное, восседали на стуле и требовали себе чаю с печеньем, пока вокруг вас кипела работа?
Девушка сжала зубы, мысленно проговорив все, чего заслуживал этот неотесанный горец, деревенщина, невежа… Однако сейчас она слишком устала и ей не хотелось вступать в перепалку. Уставившись в огонь, она еще выше вскинула голову и выпрямила спину. Она не начнет с ним поединок, к которому так стремится его душа.
Диллон осушил свой кубок и поставил его на каминную полку, а затем повернулся к Леоноре. Она по-прежнему избегала смотреть ему в глаза.
– Да… Отворачивайся, лживая англичанка… – пробурчал он. – Тебе это не поможет. Теперь мне известен твой план, и он не сработает. Ты останешься моей пленницей до тех пор, пока мои братья не окажутся на свободе. И мне все равно, если плоть твоя сгниет, а сердце твоего отца будет разбито навеки. Сейчас меня заботит лишь безопасность моих братьев.
При упоминании о сердце ее отца Леонора повернулась к своему похитителю, и во взоре ее запылала ненависть, которую она так долго скрывала.
– Да, вам нет дела до того, что сердце моего отца будет разбито. Вы утверждаете, что вам дороги лишь ваши драгоценные братцы. Мне до смерти надоели разговоры о них. Я насмотрелась, с каким усердием ты осуществляешь свои планы, горец, и поняла, что братья тут ни при чем. В крови у тебя горит жажда мести, мысль о сражении. Да, я вижу, как и ты, и твои друзья, и даже твоя сестра разъезжаете по окрестностям, собирая людей и оружие. Не справедливости вы хотите, а английской крови. И если ты попробуешь мне возразить, это будет ложью.
На мгновение Диллон онемел от ее дерзости и уставился на девушку округлившимися глазами. Затем, совершенно неожиданно, кончики его губ приподнялись, и он расхохотался.
Леонора, ждавшая совсем другого ответа, почувствовала, как от его смеха ее гнев разгорелся с новой силой.
– Мои слова кажутся вам забавными?
– Нет. – Он вытер выступившие на глазах слезы и постарался успокоиться. Однако это не удалось, и новый приступ хохота одолел его. – Я смеюсь не над словами, женщина, а над тобой. Посмотри на себя.
Одной рукой он обхватил ее за плечи и повернул лицом к зеркалу. Она увидела себя, облаченную в грязное платье, перепачканную в саже и пыли. Волосы у грязнули из зеркала висели влажными прядями, полуобхватывая лицо. Углядев пятна муки, которой были перемазаны ее щеки, и грязные полосы на носу и лбу, девушка залилась жарким румянцем. Родной отец сейчас едва ли узнал бы ее.
Диллон тоже внимательно рассматривал ее отражение. Желание смахнуть муку с ее щек охватило его с такой силой, что ему с трудом удалось удержать свои руки. Его улыбка исчезла, когда он убедил себя, что все это притворство и игра.
– Ты хорошо сыграла свою роль, а теперь умывайся, женщина. Затем мы спустимся вниз и поужинаем. – В его резком голосе не было и следа недавней веселости.
Проследовав в спальню, Леонора подошла к тазу и наполнила его водой из кувшина. В голове у нее роились планы побега… Радуясь, что Диллон уже не следит за ней, она вынула нож из кармана платья и засунула его под кровать.
Она постаралась еще раз продумать свой план. С галереи она видела дверь в стене, окружавшей сад. Кажется, этой дверью никто не пользуется.
Надо только выяснить, куда она ведет: возможно, это откроет ей путь к свободе.
Вспомнив, что Диллон неподалеку, девушка взяла с постели накидку и скромно завернулась в нее. Она сняла сначала свои крохотные башмачки, затем платье и нижние юбки. Оставшись в одной рубашке, Леонора принялась мыться. Закончив, она поднесла щетку к волосам и попыталась расчесать их, но движения ее неожиданно стали неуклюжими и замедленными. Недоедание, изнурительная работа и ноющая боль во всем теле окончательно ослабили ее. Она оставила волосы в покое и переключила свое внимание на платье. Мыльной водой она попыталась смыть самые грязные пятна и терла каждое из них до тех пор, пока платье не обрело прежний вид. После чего накинула платье на стул, поближе к огню, и решила посидеть в сторонке, ожидая, пока платье не высохнет.
Леонора приложила руку ко лбу. Так жарко… Несомненно, во всем этом виноват эль. Он притупил все ее чувства и способность соображать.
Девушка накинула на себя мех и свернулась калачиком на полу возле камина, понимая, что засыпать нельзя: опасно раздражать ставшего подозрительным горца. Она просто на минуточку прикроет глаза, вот и все…
Веки ее сомкнулись. Она слышала, как в соседней комнате движется Диллон, но не могла заставить себя подняться. Так хорошо просто лежать тут и не шевелиться…
Я не должна спать, твердила она себе. Я должна быть совсем готова к ужину, когда Диллон позовет меня.
Это было последней мыслью Леоноры, прежде чем она погрузилась в глубокий сон.


Диллон стоял, опершись одной рукой на полку над камином, и взгляд его не отрывался от огня.
Саттон и Шо. Они живы. Если бы это было не так, сердце подсказало бы ему правду. Они живы, но что им приходится выносить?.. В каких условиях их содержат? Диллону доводилось видеть немало доказательств жестокого обращения с пленниками-шотландцами в подземельях у англичан. Каждый день он колеблется, и каждый день его колебаний продлевает мучения братьев.
С одной стороны, ему хотелось собрать ополчение, достаточно большое для того, чтобы смести любое препятствие, стоящее на пути его братьев к свободе. С другой стороны, он страстно желал в одиночку, без чьей-либо помощи, выручить Саттона и Шо из неволи.
Войско его все увеличивалось. Сегодня еще пятнадцать человек обещали сражаться на его стороне. Но пройдет не меньше двух недель, прежде чем он наберет достаточно воинов, чтобы сразиться с англичанами.
Господь Всемогущий, как же ему ненавистно это ожидание!
Сжав руку в кулак, он отвернулся от огня, решив направить свой гнев в привычное русло. Эта женщина.
Почему она так раздражает его? Как получается, что ей достаточно одного мига, чтобы привести его в ярость, и еще одного, чтобы рассмешить? Какой таинственной властью она обладает – ведь все, кто знакомится с ней, неизбежно становятся жертвами ее чар!
Хотя Диллон и не показал виду, но заметил, как расстроились служанки, когда он резко заговорил с пленницей. Они уже относились к англичанке так, словно она была одной из них. А что уж говорить о Руперте! У парня есть все основания с подозрением относиться ко всем англичанам, и все же он смотрит на пленницу глазами преданного щенка. А мистрис Маккэллум? Ведь она заявила ему, что леди трудилась наравне со служанками. Что могло заставить домоправительницу солгать, если это действительно была ложь?
Но одно ему точно известно: ничто не сможет смягчить его душу. Пока братья его остаются в плену у англичан, он должен неустанно ожесточать свое сердце против этой женщины. Ее судьба неразрывно связана с судьбой его братьев. И ему не следует обращаться с ней лучше, чем обращаются сейчас с его братьями.
Когда Диллон вошел в спальню, его взгляд задержался на фигуре, калачиком свернувшейся возле огня.
– Женщина, чем ты занята? Тебе ведь известно, что нам…
Недоумевая, почему она ничего не отвечает, он помедлил и опустился на одно колено. В горле у него пересохло, когда он увидел открывшуюся его глазам картину.
Она лежала словно в меховом гнездышке. Мех соскользнул с ее плеч, обнажив белоснежную кожу, едва прикрытую рубашкой цвета слоновой кости. Темные волосы упали на одну грудь массой спутанных локонов. Перебегающие блики каминного пламени освещали ее так, что свет и тень непрерывно менялись местами.
Ночами, которые девушка проводила в его постели, она выглядела совсем не так. Леонора всегда тщательно старалась соблюсти все приличия, а потому снимала лишь платье и башмачки и сразу же заворачивалась в одеяло, чтобы оставаться совершенно невидимой.
Его взгляд медленно скользил по ее телу, наслаждаясь зрелищем. Никогда не приходилось ему видеть более совершенное создание. Он любовался плавной округлостью ее плеч и ровно вздымающейся полной грудью, ясно видимой сквозь почти прозрачную ткань рубашки. Талия такая тонкая, что, кажется, без труда уместится в его ладонях. Соблазнительные бедра и длинные, стройные, прекрасно очерченные ножки. Да, англичанка прелестна, ничего не скажешь.
Девушка вздохнула во сне и повернулась на бок, а Диллон вдруг прервал свое восторженное созерцание – так не к месту показалось ему нечто, на мгновение мелькнувшее перед его взором. Схватив сначала одну ее руку, а затем другую, он повернул ладони вверх и увидел свежие кровавые мозоли.
Отвращение к самому себе охватило его удушливой волной. Он издевался над ней, обвинял ее во лжи. Хуже того, он даже предположил, что ее молчание было признанием вины.
С величайшей нежностью он прижался губами к ее ладоням, а затем поднял девушку на руки.
Она снова вздохнула во сне и обвила руками его шею, скользнув губами по его горлу. Он стоял, бережно прижав ее к груди, чувствуя такую нежность, какой ему никогда не доводилось испытывать.
Диллон пронес девушку по комнате, осторожно опустил на постель и накинул на нее одеяла. После этого он отправился разыскивать мистрис Маккэллум и ее чудодейственные целебные бальзамы.


Леонора шевельнулась, но никак не могла заставить себя подняться. Она чувствовала тепло очага, но глаза ее открываться не желали. Она и припомнить не могла, когда в последний раз спала так крепко. Слабые воспоминания о каком-то сне кружились у нее в голове – будто сильные руки приподняли ее и куда-то несли, словно она вновь стала ребенком. Ласковые пальцы прикасались к ее рукам, голос, низкий и глубокий, говорил какие-то нежные слова, которые она никак не могла припомнить.
Улыбка тронула ее губы, радость разлилась по телу, словно разогретый мед. Она дома. Она снова дома, с отцом. Должно быть, это его голос, это он говорит те слова. Никакой другой мужчина никогда не носил ее на руках. А ласковые пальцы – нянюшкины, старенькая Мойра убаюкивала ее. Значит, горцы – это всего лишь страшный сон. И этот горский дикарь, Диллон Кэмпбелл, – тоже сон…
Едва она вспомнила это имя, как улыбка исчезла с ее губ. Нет. Все это не сон. Этот горский дикарь – самая, что ни на есть настоящая реальность. Диллон. Пресвятые небеса! Голос в ее сновидении принадлежал ему… И ласки тоже… Наконец она припомнила все… Она же уснула, когда причесывалась! В ожидании ужина она уснула. Но то, что ей припомнилось, – не сон. Все это происходило на самом деле… Вернее, происходит – глаза ее раскрылись, когда Диллон поудобнее устроил ее среди меховых одеял на постели и сам присел рядом с ней.
– Что вы делаете? – Подтянувшись, она села, забыв, что на ней почти ничего нет. Откинув с глаз тяжелую гриву волос, она постаралась окончательно проснуться. – Вы не должны…
– Шшш… – Он приложил к ее губам шершавый, загрубевший от работы палец, и она замолчала.
От этого простого прикосновения словно буря началась в ее душе. Она попыталась отнять у него свои руки, но он, крепко ухватив их, начал смазывать ее болячки целительным бальзамом.
– Пожалуйста, вам не следует…
– После всего, что я заставил вас вытерпеть, миледи, это – малая малость… – Тон его голоса был доверительным, и по спине девушки начали пробегать волны огненного жара, смешанные с ледяным холодом. – Подумать только, я обвинил вас в каких-то дьявольских кознях! А ваши руки говорят совсем о другом. Кроме того, служанки, которые работали рядом с вами, не перестают восхвалять ваше трудолюбие.
Она почувствовала, что начинает дрожать. Если бы только он знал, что она замыслила… Она низко опустила голову, боясь встретиться глазами с его пристальным взором, и в этот момент поняла, что на ней надета лишь тончайшая рубашка. Девушка потянулась за одеялом, чтобы прикрыться, но горец не ослабил хватки.
Хотя он по-прежнему удерживал ее ладони в своих руках, пальцы его замедлили свои движения. Он посмотрел на ее низко склоненную голову, и желание с новой силой охватило его.
– Я слишком долго пытался отрицать правду.
Она подняла голову.
– Правду?
– Я хочу тебя, хочу с того момента, как впервые увидел в замке твоего отца.
– Нет… – Она отпрянула, до смерти перепуганная ощущениями, нахлынувшими на нее при этих словах. Таким чувствам не место между пленницей и ее похитителем, между англичанкой и шотландцем.
– Да, миледи. Это правда, и да поможет Господь нам обоим!
Он приблизил свои губы к ее губам со всей страстью, яростью и силой, которые до сих пор ему приходилось сдерживать. Сейчас лишь Провидение могло остановить его, ибо у него не осталось больше сил терпеть и ждать.
Никогда еще она не сталкивалась с такой страстью. Недаром ей казалось, что он что-то утаивает в себе, что-то скрывает, твердой рукой управляя своими чувствами. Теперь его поцелуи заговорили о желании, подобном неукротимому огню.
Руки его заскользили по ее спине. Полупрозрачная ткань рубашки, едва скрывавшая ее тело от груди до бедер, возбуждала его. Ее кожа казалась прохладной и светлой, как белый песок на дне журчащих ручьев Нагорья. Очарованный, он позволил своим рукам забраться под ткань и обнаружил жар ее плоти.
Все еще отуманенная сном, Леонора двигалась очень медленно. Она подняла было руки, чтобы оттолкнуть Диллона прочь, но силы изменили ей. Ее руки обвились вокруг его талии и пальцы прижались к его спине, побуждая Диллона придвинуться еще ближе.
Волны желания захлестывали ее тело, плоть ее загорелась жарким пламенем, от которого кровь, казалось, заструилась по жилам огненной лавой.
Неужели она может так страстно отвечать на его ласку? Ведь он же ее враг! Содрогнувшись от стыда, девушка не в силах была удержать восторженный вздох, сорвавшийся с ее губ.
Он прижался губами к ее шее. Не отрываясь от ее нежной кожи, он пробормотал:
– Сегодня, миледи, я не могу больше удерживать желание, которое испепеляет меня. – В его голосе слышалась не только угроза, но и обещание небесного блаженства. – Сегодня вечером я получу, наконец, то, чем так жажду обладать!
Он осыпал горячими, голодными поцелуями ее нежную шею и затем спустился еще ниже, к мягко вздымающейся груди.
Под тончайшей тканью рубашки сосок ее немедленно напрягся. Недовольный тем, что между ними оставался этот, пусть и полупрозрачный, барьер, он поднял руку к лентам, что стягивали ворот ее рубашки. Быстрыми, нетерпеливыми движениями он развязал узелки, и рубашка соскользнула с ее плеч.
Сознание того, что происходит, внезапно обрушилось на нее ледяным потоком. Господи, о чем только она думает? Она позволяет этому дикарю такие вольности, каких не позволяла никогда никому!
– Нет! – Напуганная своим внезапным возбуждением, она начала сопротивляться, как загнанный зверь, царапаясь, отталкивая его, вырываясь из объятий, в которые он заключил ее.
Возбужденный, разгневанный, он схватил ее запястья в свою большую ладонь и завел ей руки за голову. Другой рукой он поднял лицо девушки за подбородок, и губы его жадно впились в ее рот.
Ослепленный исступленным желанием, он целовал ее так, как не смел до этого целовать ни один мужчина. Его губы, язык и зубы мучили ее и дразнили, и, наконец, с криком, губы ее смягчились, открываясь ему. Продолжая целовать ее, он умелой рукой не переставал ласкать ее тело, пока не почувствовал, как постепенно она начинает отвечать на его прикосновения.
– Видите, миледи. – Дыхание его прерывалось, а в тихом шепоте слышалось торжество. – Хотя вы и отрицаете это, вы хотите того же, чего желаю и я. И этой ночью мы…
В этот момент он ощутил на губах соленый вкус ее слез.
Слезы?!
Он поднял голову и в неверном свете камина увидел, что ее лицо залито слезами. Леонора никак не могла их унять. Хоти такое проявление слабости вызвало у нее новый приступ стыда, слезы продолжали струиться из глаз и катились по щекам.
В это мгновение Диллон понял, что преступил все границы приличий. Господь Всемогущий, он оказался ничем не лучше тех, кого сам заклеймил, назвав «необузданными скотами»!
Смахнув пальцами слезы со щек девушки, он с усилием заговорил. В голосе его слышались боль и раздражение.
– Простите меня, миледи. Я, кажется, сошел с ума.
Кляня себя на чем, свет стрит, он быстро вышел из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заложники страсти - Лэнган Рут



Кому нравятся романы о средневековье-читайте! Мне понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутМари
22.10.2012, 16.02





Действительно интересный роман о горцах -шотландцах. Хорошие и отважные герои, захватывающий сюжет. 10/10
Заложники страсти - Лэнган Рутнатали
22.10.2012, 18.21





Много жестокости и совсем юные герои - 16 и 19 лет. Мне не понравилось.
Заложники страсти - Лэнган РутКэт
19.04.2014, 10.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100