Читать онлайн Герцогиня-самозванка, автора - Лэнган Рут, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцогиня-самозванка - Лэнган Рут бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцогиня-самозванка - Лэнган Рут - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцогиня-самозванка - Лэнган Рут - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэнган Рут

Герцогиня-самозванка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

У Ланы подгибались ноги и дрожали колени. Она с трудом добралась до кровати и присела на ее край. Она была настолько потрясена, что даже не могла плакать. Развязав шнурки туфелек, она отставила их подальше.
Конечно же, Джесс прав. Нельзя было даже и думать о том, чтобы пытаться морочить голову Уилтону Ван Энделу. В глубине души она это понимала с самого начала. Однако ее настолько потрясло предложение Эвелин, что она разрешила себе помечтать о немыслимом – всего на несколько мгновений.
Ей так отчаянно хотелось увидеть Колина! Спасти его.
Тем не менее Джесс с особым наслаждением отверг ее идею. Она и не подозревала, что в ним скрывается такая жестокость. И после такого злобного нападения он еще смеет называть Уилтона чудовищем! Почему Колетт, Надя и остальные обожествляют Джесса? Видимо, этой стороны его характера они просто не видели!
Он словно обезумел, когда она рассказала ему о предложении Эвелин. Если уж на то пошло, то он изменился буквально на глазах: в мгновение ока из доброго и внимательного он превратился в насмешливого и полного презрения. А потом еще оправдал свое возмутительное хамство, заявив, что говорил все эти неприятные вещи для ее же блага.
Для ее блага! Ха! Этот человек – лгун, обманщик и, как выяснилось, еще и грубиян.
Лана попыталась вспомнить в точности, что он ей говорил. «Ты стала… мне очень дорога».
Она очень ему дорога?
Странно же он это демонстрирует!
Вспоминая сейчас его слова, Лана вспомнила еще кое-что. Он очень неохотно сделал это признание, словно, даже произнося эти слова, каким-то образом демонстрировал свою слабость.
Слабость? Скорее даже отвращение. Казалось, будто он испытывает отвращение к себе из-за того, что признается в подобном.
Начиная что-то понимать, Лана вскочила и начала расхаживать по спальне. Неужели он невольно продемонстрировал глубину своего чувства к ней? Или она по глупости придает происшедшему слишком большое значение просто потому, что ей самой так отчаянно хотелось бы, чтобы это было действительно так?
Ах, если бы она могла с кем-то говорить откровенно! Она не смела обратиться к Марии, Колетт или Наде. Они сочтут ее невежество просто смешным. Она так мало знает об отношениях между мужчинами и женщинами!
Лана прекратила метаться по комнате. Она была уверена в одном – гнев Джесса возрастал пропорционально ее решимости рассматривать Уилтона Ван Эндела в качестве возможного мужа.
Он был уверен в себе и почти весел, пока говорил о проблемах Ван Энделов. Он небрежно и снисходительно отозвался об Эвелин Ван Эндел. И только услышав, что Лана подумывает о том, чтобы подольститься к Уилтону, рассвирепел.
Он признался, что она ему дорога. Не является ли это признанием в любви?
Она должна это выяснить, обязательно должна. Всю жизнь ей приходилось быть благоразумной. Но на этот раз Лана решила поддаться порыву. Не дав себе времени передумать, она выбежала из своих комнат и устремилась по коридору.
Настойчивый стук заставил Джесса поднять голову и раздраженно крикнуть:
– Вы мне сегодня не нужны, Уизерс!
Стук повторился снова, но на этот раз он был громче. Джесс нахмурился, прошел через комнату и сердито распахнул дверь:
– Я же сказал…
Слова замерли у него на губах, когда за дверью он обнаружил раскрасневшуюся и запыхавшуюся Лану.
Не говоря ни слова, она проскользнула мимо него и, войдя, в комнату, прошла к камину.
Джесс привалился к двери, безуспешно стараясь выглядеть равнодушным.
– Тебе не хватило? Я забыл добавить еще пару оскорблений? Или ты явилась мстить? – Он сделал глоток виски, надеясь смочить внезапно пересохшее горло. – Тогда действуй, вонзи свой нож мне в сердце. Наверное, я этого заслуживаю.
– Так мне казалось, когда ты только ушел. – Она обняла себя за плечи, надеясь, что огонь согреет ее внезапно замерзшее тело. Ноги у нее сильно дрожали. Она забыла обуться. Хотя это не имело значения при его собственном дезабилье. Она не ожидала, что Джесс окажется босым и без рубашки. При виде пушка волос на его широкой обнаженной груди у нее отчаянно забилось сердце. Однако она сама это начала и теперь должна довести все до конца. – Но потом я обдумала то, что ты сказал.
– Что Уилтон – чудовище? – Его пальцы невольно сжались вокруг рюмки. – Чтобы это сообразить, особого ума не нужно.
– Речь не об Уилтоне. – Она сделала шаг к нему. – Наверное, с самого начала речь шла не о нем.
– Как это надо понимать?
Джесс внезапно насторожился. В ее глазах появилось выражение, которое его встревожило. Как будто она только что обнаружила в себе некие женственные силы, о которых прежде не подозревала.
– Я тебе дорога, Джесс.
– Конечно, дорога! – Он увидел на ее губах понимающую улыбку и поспешно уточнил: – Так, как сестра бывает дорога брату. Сестра, которая чуть было не совершила фатальную ошибку.
– Ты питаешь ко мне братские чувства?
Лана шагнула к нему и заметила, что он тут же отступил назад. Это заставило ее улыбнуться шире и почувствовать себя увереннее.
Он возмущенно посмотрел на нее:
– Не знаю, что за игру ты затеяла, Лана, но у меня нет желания ее принимать. Время позднее. Мне надо… – тут он приподнял стакан, – допить это виски, прежде чем я лягу спать.
– Пожалуйста, допивай виски. – Она взяла у него из рук стакан и поднесла его к губам. – Я к тебе присоединюсь.
– Прекрати! – Он выхватил у нее из руки стакан, выплеснув немного жидкости себе на руку, и поспешно отставил в сторону. – Что бы ты ни собиралась мне сказать, Лана, говори – и оставь меня.
– Ладно. – Она выпрямилась во весь рост и проговорила поспешно, опасаясь растерять свою решимость: – Сцена у меня в комнате – это не просто гнев. Это была ревность.
– Не говори глупостей. Я просто…
– Не отрицай, Джесс. Ты впал в ярость, когда подумал, что я могу сблизиться с Уилтоном Ван Энделом, потому что ревновал. И хочешь ты в том признаться или нет, но ты ревновал меня потому, что ты… хочешь, чтобы я была твоей. – Когда он открыл рот, собираясь протестовать, она прижала пальцы к его губам. – И это не все. Дай мне сейчас все сказать, чтобы у нас не осталось сомнений относительно наших чувств. Я… тоже тебя хочу.
Джесс мог придумать массу доводов в пользу того, чтобы как можно быстрее выставить ее из своей комнаты. Но прикосновение ее пальцев к его губам было сладчайшей мукой, и он почувствовал, что его тело уже готово его предать, а все его благие намерения исчезают из его головы.
Лана увидела, как расширились его зрачки, а потом он сжал ее пальцы и, продолжая их удерживать, тщательно подбирал слова.
– Я польщен тем, что ты разделяешь мои чувства Лана. Но мы не будем ничего менять.
– И почему это?
– Потому что, как любой тебе скажет, я бессердечный повеса, а ты, Лана Данливи, невинное создание.
Она снова улыбнулась:
– Только потому, что раньше не встречала никого, кто внушил бы мне желание измениться. Но сейчас, с тобой, мой бессердечный повеса… – она привстала на цыпочки и быстро поцеловала его в губы, – я была бы счастлива расстаться со своей невинностью.
У Джесса перехватило дыхание. Казалось, в его легких не осталось кислорода. Все, что он когда-либо знал, стерлось у него из памяти. Он видел только Лану. Он чувствовал только вкус ее губ.
– Тебе это ни к чему.
Ощущая нечто похожее на панику, он обхватил ее лицо ладонями, рассчитывая отстранить ее от себя. Но вместо этого его пальцы запутались в ее локонах. С едва слышным проклятием он сжал руки и увидел, как шелковистые пряди струятся между его пальцами. Мягкие. Они были такие мягкие.
В эту секунду он понял, что пропал.
Тем не менее он продолжал сопротивляться. Ради нее.
– Хорошенько подумай об этом, Лана! И подумай о завтрашнем дне. Если сегодня мы уступим своим чувствам, то ты уже никогда не станешь той, кто ты сейчас.
– Я не хочу возвращаться назад, Джесс. – Лана обхватила его руками за пояс и почувствовала быстрый бег искорок огня и льда, разлетавшихся от соприкосновения ее ладоней и его обнаженного тела. Осмелев, она прижалась губами к основанию его шеи. Джесс резко втянул в себя воздух – и она ощутила торжество, победившее страх. Оказалось, он не настолько равнодушен к ней, как пытался продемонстрировать. – Не прогоняй меня. Я хочу остаться здесь, с тобой.
Он прижал ее к себе так крепко, что она смогла ощутить бешеное биение его сердца.
– Помоги мне, Господи! Мне жаль, что я недостаточно сильный. Будь я хорошим, честным и благородным, я отправил бы тебя отсюда в первую же секунду. Но я всего лишь человек, Лана. И притом человек слабый.
– И еще одно – на тот случай, если тебя нужно убеждать.
Лана запустила руку под пояс, извлекла свой верный нож и отбросила в сторону.
Он упал на пол с громким стуком.
В наступившей после этого тишине Джесс опустил голову и припал к ее губам в поцелуе, медленном и крепком, вложив в него все свое желание и страсть, так что постепенно их обоих начала сотрясать дрожь.
У самых ее губ он прошептал:
– Я так же не способен прогнать тебя, как и прекратить этот дождь. Но я тебя предупреждаю, Лана, я не могу обещать, что буду нежным. По правде говоря, я ничего не могу тебе обещать.
Его губы снова прижались к ее губам в яростной страсти, от которой она задохнулась. Его пальцы впились в ее нежные плечи – и он тесно прижал ее к себе.
Если Джесс надеялся ее испугать, то он ошибся. Она ответила на его поцелуй, с нетерпением отдаваясь чувственному наслаждению.
Как это губы мужчины становятся такими умными? Почему от простого прикосновения его пальцев ее тело так оживает?
Он оторвался от ее губ и нежно прикусил кожу на ее шее. Замурлыкав от удовольствия, она выгнулась и откинула голову, открываясь навстречу его ласке. Когда его рот переместился к лифу ее платья, она ахнула от неожиданности и инстинктивно отстранилась. Хотя многослойная одежда послужила барьером, она все равно невероятно остро ощутила это прикосновение – всем своим существом.
Его улыбка была опасной.
– Значит ли это, что ты хочешь, чтобы я остановился?
Вместо ответа она обхватила его голову и притянула к себе для нового пьянящего поцелуя.
– Это меня утешило! – Он хрипло засмеялся. – Потому что остановиться уже невозможно.
Он снова начал ласкать ее шею, плечи и необычайно чувствительную ямочку между ключицами. Она ухватилась за его плечи и отдалась наслаждению, полагаясь на то, что он не увлечет ее туда, где ей не захочется оказаться.
– Я должен тебя видеть, Лана. Всю целиком!
В нетерпеливом желании большего он спустил лиф с ее плеч. В спешке несколько пуговиц оторвались – и платье лужицей ткани окружило ее ноги. Продолжая смотреть ей в глаза, он распустил ленты ее тончайшей сорочки, так что и этот предмет ее одежды вскоре порхнул к полу.
Лана иногда задумывалась над тем, насколько неловко ей было бы предстать в таком виде перед мужчиной. А теперь, видя в потемневших глазах Джесса жажду, она не почувствовала никакой неловкости – только радостное знание, что она желанна ему так же, как он – ей. И это знание возбуждало сильнее любого прикосновения.
Когда он наклонил голову, чтобы поцеловать ее грудь, она потеряла способность мыслить. Ее кровь закипела, а кости стали мягкими, словно свечной воск. Наслаждение все нарастало, так что вскоре ей показалось, что она вот-вот взорвется от странных, новых ощущений, наполняющих ее тело. Она была полна томления – томления, которое мог утолить один только Джесс.
Осмелев, она потянулась к застежке на его поясе. Когда ее пальцы не справились с этим, он помог ей, так что вскоре его одежда упала к их ногам рядом с ее одеждой.
И наконец они оба могли беспрепятственно прикасаться, пробовать на вкус, наслаждаться.
Джесс проложил дорожку из поцелуев, спустившись от ее щеки вдоль всей шеи и до самой груди. Пальцы его при этом скользили по ее спине, так что ее кровь кружилась по телу жарким вихрем.
Ощутив ее отклик, он подхватил ее на руки, собравшись унести в спальню, однако на половине пути совершил ошибку, прижавшись к ее губам в новом поцелуе. Это его окончательно погубило.
Страсть, вспыхнувшая между ними с новой силой, заставила его со стоном опустить Лану на диван у камина.
Мир куда-то исчез. Дождь, бивший в стекла, был мелочью по сравнению с бешеным биением их сердец. Шипение и потрескивание дров в камине было негромким аккомпанементом их бурному дыханию. Каждое обольстительное прикосновение, каждый пьянящий поцелуй все сильнее погружали их в темные глубины страсти. От ее жара их тела повлажнели от пота, зрение затуманилось.
– Я так давно хотел тебя, Лана! Так давно!
Его признание, шепотом упавшее на ее губы, заставило ее прильнуть к нему, предлагая ему утолить его желание. Все его желания. Ей отчаянно хотелось отдать и получить как можно больше, утолить наконец этот непривычный голод.
Со стоном наслаждения он увлек ее в бешеный, головокружительный полет, так что она могла только цепляться за его плечи и молить о пощаде. Потребности, которые так долго ждали удовлетворения, лишили ее остатков воли. Ей нужно было, чтобы он прикасался к ней, ко всему ее телу! Ей нужно было забыть все правила, которые она для себя придумала.
– Джесс, пожалуйста!
В его объятиях она испытывала наслаждение – наслаждение настолько сильное, что оно граничило с болью. И ей больше всего на свете хотелось подарить ему такое же наслаждение, так что она отвечала поцелуем на поцелуй, прикосновением на прикосновение – и реакция Джесса возбуждала ее еще сильнее.
Она заглянула в его глаза, которые прежде всегда были полны каких-то тайн. Сейчас они заглядывали в глубину ее глаз взглядом, который ясно сказал ей, что она для него прекрасна и желанна.
Зная, что этот взгляд вызвала она, Лана почувствовала себя невероятно сильной, способной на все. Он хочет ее. Он больше не может прятаться под маской повесы.
Джесс чувствовал, что балансирует на грани безумия. Желание, глубокое и неутолимое, стало похоже на зверя, рвавшегося на свободу. Если он вскоре не сделает ее своей и не прекратит эту ужасающую борьбу, то просто сойдет с ума.
И все же он медлил. Ему необходимо было услышать от нее нужные слова.
– Скажи мне, что ты об этом не пожалеешь, Лана. Скажи мне, что хочешь именно этого.
– Никаких сожалений, Джесс. Никогда.
Ее волю разъели желания, подобных которым она прежде не знала. Это была жажда – мощная, первородная, иссушающая. Разрушившая ее прежний мир до основания.
И тут, вопреки ее желанию, у нее из переполняемого чувствами сердца вырвалось признание:
– Мне нужен ты, только ты.
Она опоздала. Слова потерялись в безумии, которое застигло их обоих врасплох.
Джесс услышал ее вскрик и понял, что делает ей больно. Благие небеса, она ведь девственница, а он хочет овладеть ею, словно какой-то варвар! На долю мгновения он приостановился, полный раскаяния, и постарался обуздать страсть, вышедшую из-под контроля.
– Извини, Лана. Я не хотел сделать тебе боль…
– Ш-ш! – Она прижала ладонь к его щеке.
От этого простого прикосновения у него вдруг больно сжалось сердце, а потом она посмотрела ему в глаза – и то, что он прочел в ее взгляде, потрясло его до глубины души.
В ее глазах было то же жаркое, яростное пламя, которое он так отчаянно пытался пригасить. То же неумолимое, жестокое желание. Та же неукротимая страсть.
– Не останавливайся, Джесс, пожалуйста!
Их губы соединились – и они начали восхождение к небесам. Они поднимались все выше и выше, пока окончательно не покинули землю.
– Я сделал тебе больно? – Джесс уткнулся лицом ей в шею, и его дыхание чуть щекотало ей ухо.
– М-м… – Лана чуть покачала головой. Что-то большее потребовало бы слишком больших усилий, а сейчас ей хотелось только неподвижно лежать и ждать, чтобы ее сердце и ее мир успокоились.
– Я не слишком тяжелый? – Его пальцы играли завитком волос у нее на виске.
– М-м… – Она закрыла глаза, чтобы удержать слезы.
– Вот что мне всегда в тебе больше всего нравилось. – Он приподнял голову, чтобы прикоснуться губами к ее губам. – То, что ты такая разговорчивая. – Его ухмылка моментально исчезла при виде крупной капли, скатившейся с уголка ее глаза. – Боже правый, я все-таки сделал тебе больно!
– Нет!
Ужаснувшись тому, что он видит ее слезы, она вытерла щеку кулаком, но за первой последовала еще одна, а потом – третья.
Джесс почувствовал, как у него болезненно сжалось сердце. Он бережно стер обе слезинки.
– Прости, Лана, я не хотел…
– Дело не в этом. – Она улыбнулась сквозь слезы. – Просто я никогда не думала, что это будет так чудесно.
– Чудесно? – Джесс облегченно вздохнул. – Так я не сделал тебе больно?
– Конечно, нет! Просто я на минуту… потеряла над собой власть.
– А-а!.. – успокоился Джесс.
Лана отвела взгляд.
– Ты решишь, что я глупая.
– Я считаю, что ты чудесная, красивая и полна неожиданностей, герцогиня. Но ты не глупая!
Она уцепилась за то слово, которое показалось ей самым важным:
– Ты считаешь, что я красивая? – От одной мысли об этом она засветилась от счастья.
– Конечно, и ты об этом знаешь. Считал с того момента, когда впервые увидел тебя в «Синем гусе».
– А мне казалось, что ты видишь только карты!
– Ты удивишься, когда узнаешь, как много мне удалось увидеть.
Он перекатился на узком диване, сумев устроить ее на себе. Когда она теснее прильнула к нему, его поразило то, насколько хорошо они подходят друг другу – словно две половинки одного целого.
– Насчет той вспышки злости. – Он смущенно кашлянул. – Ты была права, Лана. Я тебя ревновал. Ревновал ко всем мужчинам, которым удавалось вызвать у тебя улыбку. Ревновал ко всем старым распутникам, которые с тобой танцевали. Ревновал к тем, кого сажали рядом с тобой за обеденный стол, и к тем, кто приносил тебе шампанское. Но при одной мысли о том, что ты окажешься наедине с Уилтоном, я потерял голову. Это была не просто ревность. Это была какая-то черная ярость, подобной которой я еще никогда в жизни не испытывал.
Выслушав его признание, она нежно его поцеловала и у самых его губ прошептала:
– Тебе больше не надо ее испытывать. Я совершенно точно знаю, что никогда не приму предложение Эвелин.
– Мы найдем другой способ получить опеку над Колином. Я тебе обещаю.
– Спасибо. – Ее глубоко тронула его забота. Вздохнув, она обняла его за шею. – А теперь мне надо возвращаться к себе?
Он не смог скрыть удивления и радости.
– А ты бы хотела провести ночь со мной? Я уверен, что смогу найти способ… устроить тебя удобно, пока мы станем проводить время вдвоем.
Эти слова заставили ее рассмеяться:
– Ты действительно повеса, да?
Она еще продолжала смеяться, когда он притянул к себе ее голову и снова начал ее целовать, вкладывая в свои поцелуи всю ту нежность, которая его переполняла.
Постепенно ее смех перешел во вздохи, а вздохи – в сладкие стоны, и они снова утонули в своей чудесной взаимной страсти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцогиня-самозванка - Лэнган Рут



анотация к роману не впечатлила,но все же решила прочитать...и не пожалела! невероятно трогательная,местами грустная,но счастливая история!Очень понравилась главная героиня-сильная девушка,способная выдержать любые тяжкие невзгоды ради близких людей,и заслуженным ей подарком судьбы стало счастье с герцогом! Читается на одном дыхании!
Герцогиня-самозванка - Лэнган РутИрина
22.07.2012, 3.09





Героиня заслужила счастье!!! Весьма трогательная история ! Мне понравилась!
Герцогиня-самозванка - Лэнган РутМари
22.10.2012, 17.40





Отличная книга!!! Очень понравилась!
Герцогиня-самозванка - Лэнган РутАнна
27.12.2012, 18.54





В целом книга понравилась, но осталось много "лишнего": серьги матери, новый адвокат. Я ожидала несколько другую концовку (хотя возможно это не полный перевод книги)
Герцогиня-самозванка - Лэнган РутТатьяна
13.01.2013, 16.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100