Читать онлайн Влюбиться в звезду, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбиться в звезду - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбиться в звезду - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбиться в звезду - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Влюбиться в звезду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

В отеле Одри позвала Лукаса и окружила себя кучей народа, чтобы они образовали заслон между ней и любым психом, бродящим сейчас в холле.
Она сидела на столе, бездумно ставя автографы на фотографиях, которые потом будут отосланы с помощью ее фан-клуба. Мысли ее блуждали вокруг коробки конфет и письма, доставленных рано утром посыльным. Пока Лукас рылся в коробке в поисках трюфелей, Одри вскрыла письмо и прочитала ужасные мерзости. Ее хотели убить. Она успела остановить Лукаса до того, как он положил в рог конфету.
Теперь сюда явилась полиция, забрала коробку с конфетами на экспертизу, прочитала письмо и задала ей все те же вопросы, которые задавали в Нью-Йорке, когда она получила предыдущее письмо. Знает ли она кого-нибудь, желающего причинить ей вред? Какие-нибудь сложности в семье? С бойфрендом? С любовником? Она ненавидела эти вопросы – ненавидела тем сильнее, чем больше у полиции росло убеждение, что имеется неиссякаемый колодец людей, которые ее ненавидят. И что еще хуже, они, похоже, считали, что сделать с этим ничего не могут.
– Такие детали невозможно проследить, – заявил офицер полиции.
И чтобы еще сильнее ее оскорбить, один из полицейских оставил на столе газету. Одри совершила большую ошибку – развернула ее, пока ждала, когда кто-то куда-то позвонит (она забыла, кто и куда), и наткнулась на рецензию на свое шоу.
К несчастью, критик, вероятно, оказался единственным человеком во всем зале, кому не понравилось ее вчерашнее шоу. Он писал, что ее музыка – это подражание Мэрайе и Келли; что освещение сделали намеренно темным, пытаясь скрыть, что Одри уже старовата для карьеры поп-звезды; что единственная песня, выделявшаяся из всего выступления, – это баллада, которую она пела, играя на акустической гитаре под аккомпанемент скрипки.
Это была ее старая песня, единственная, которую Лукас и фирма звукозаписи позволили ей включить в новый альбом.
– Мне всего двадцать восемь! – воскликнула Одри, прочитав рецензию и швырнув газету на стол. – А у них это звучит так, будто мне сорок восемь!
– Это Омаха, – рассеянно произнес Лукас. – Кому какое дело, что думают в Омахе?
Ну как это… ей есть дело! И копу, который стоит рядом с Лукасом – судя по тому, как он смотрит на Лукаса. Рецензия не ранила бы ее так больно, если бы Одри не лгала, что вчера вечером выступила действительно хорошо.
Она застонала, перестала подписывать фотографии и обхватила голову руками. Одри хотела скорее уехать из Омахи в Миннеаполис, убраться отсюда к черту и двигаться вперед, вперед. Снова вздохнув, она продолжила ставить автографы. Лукас в своих драных джинсах и полинявшей голубой майке с надписью «Роллинг Стоунз форти ликс» зло и напористо втолковывал что-то офицеру полиции.
Одри выглянула в окно – похоже, утро было очень жарким, и это напомнило ей одно выступление в Остине, на фестивале под открытым небом. В тот день было так же жарко, но это было одно из лучших выступлений в ее жизни. Никакой электроники, никакой поп-музыки – только она и ее гитара, только баллады в альтернативном фольклорном стиле, которые она так любила сочинять, а устав от сочинения – переписывать их в стиле альтернативного рока.
Иногда Одри казалось, что ее предназначение вовсе не гам, где она оказалась сейчас, словно она живет чьей-то чужой жизнью. Если бы не идея Лукаса превратить ее в звезду, она бы всю жизнь прожила в уютном мирке своей прежней музыки. Если бы ее оставили в покое, она вряд ли бы захотела выбираться из своей тихой гавани к тем впечатлениям, что предлагала ей жизнь теперешняя.
О, но тогда ей будет всего этого недоставать! Будет недоставать вкуса славы и возможности петь сразу для двенадцати тысяч человек. Ее новый альбом находится сейчас в рейтинге под номером четыре, – сразу после Келли Кларксон и как раз перед Пинк. Разве не об этом мечтает каждый музыкант?
Но опять же, останься она в Остине, вряд ли какой-нибудь придурок напугал бы ее до смерти.
Стук в дверь прервал ее размышления; Лукас, продолжая говорить, открыл дверь и, ничего не сказав и даже не сделав ни единого жеста, повернулся и снова подошел к офицеру.
Глаза Одри через всю комнату встретились со взглядом Джека. Он стоял на пороге, упершись рукой в косяк. Другая рука была у него на поясе. Одри вдруг ощутила себя в безопасности, и это ее очень удивило.
Густая темная прядь волос упала ему на глаза.
– С тобой все в порядке? – спросил Джек.
Одри кивнула.
Он распрямил плечи и вошел в комнату, плотно прикрыв за собой дверь, не обращая внимания на копов, мельком взглянул в сторону Лукаса, и Одри отметила мимолетное, но определенное презрение, отразившееся на его лице.
– Нужно было сразу позвать меня, – произнес Джек, подходя к столу, на котором сидела Одри.
– Я послала за тобой Кортни.
– Лучше зови меня сразу же, как только случится что-нибудь подобное. Расскажешь, как все произошло?
Одри пожала плечами и снова посмотрела в окно.
– Рассказывать-то нечего. Коробку шоколадных конфет и записку принесли от кого-то, кто считает, что я его дразню, посылая сигналы, зашифрованные в песнях. Он думает, что я шлюха и что я должна умереть. В общем, все как обычно. Я бы показала тебе записку, но полиция ее забрала.
– Когда принесли конфеты?
– Часов в девять утра. Принес посыльный, взял их внизу на ресепшене. Полиция пытается выяснить, как они там появились, но они ничего не найдут. Глянь на эти цветы. – Одри обвела рукой комнату. – Их приносят сюда каждый час с момента нашего приезда.
Джек кивнул, не глядя на цветы. Он продолжал смотреть в глаза Одри, и она почувствовала себя странно беззащитной. Казалось, словно он каким-то образом смотрел ей прямо в душу и видел, какая она сейчас несчастная и уязвимая, как близка к тому, чтобы рассыпаться на части. Его испытующий взгляд заставлял Одри нервничать, и она резко встала, уронив ручку.
– Ты уверена, что нормально себя чувствуешь? – снопа спросил Джек.
– Все отлично! – отрезала Одри и так круто отвернулась от этого внимательного взгляда, что ударилась об стол. – V меня полно дел в Миннеаполисе – нужно отрепетировать «Вне себя», потому что я очень повизгиваю на последних нотах, и нужно что-нибудь сделать с освещением…
– Нет, нет, нет! – громко прервал ее Лукас со своего места на краю дивана. Он прервал беседу с полицейским, обращаясь к Одри: – Шоу просто отличное! С какой стати мы должны что-то менять только потому, что какой-то прыщавый панк из Омахи написал в своей рецензии, что ему не хватило света? Успокойся! – твердо произнес он. – Это просто дурацкая рецензия! – И также резко, как рявкнул на Одри, он вернулся к разговору с полицейским.
Одри настолько растерялась, что не нашлась с ответом. Собственно, это не имело никакого значения – Лукас был полностью поглощен своим исключительно важным разговором с полицией и ничуть не беспокоился о ее чувствах, а ведь Одри находилась на грани нервного срыва. Она презирала себя за это – последние несколько недель она никак не могла избавиться от этого чувства. Это очень похоже на мать – та могла впасть в ярость без малейшего повода. Одри всегда считала свою мать в высшей степени эмоционально неустойчивой, а себя – певицу, актрису, уравновешенную личность – спокойной и чуткой.
Но сейчас она ощущала, как ее охватывает жар стыда, смущения, чего-то еще, заливает лицо и шею, и единственное, что она смогла сделать, – это перевести взгляд на Джека.
Его глаза сказали ей все. Эти синие глаза были полны отвращения, жалости и… и хватит, этим утром она больше ничего воспринять не в состоянии.
– Когда мы поедем?
– Через час, может, чуть больше.
– Хорошо, – бросила Одри и направилась к двери.
– Эй! – заорал вслед Лукас. – Одри! Куда, черт возьми, ты идешь?
Вместо ответа она рывком распахнула дверь и решительно вышла из комнаты, размахивая руками. Ей было совершенно необходимо убраться отсюда, уйти куда-нибудь, где она сможет побыть одна, и никто не будет видеть, как она рассыпается на кусочки.
Одри дошла до лифтов и нажала кнопку вызова. Несколько раз. Снова и снова, пока не убедилась, что дверь не откроется. Тогда Одри повернулась и выбежала на лестницу. Пробежав один пролет, Одри услышала, как наверху открылась и закрылась дверь, наверное, ее догоняет Лукас, желая сгладить ситуацию.
Да только она не хотела ничего сглаживать. Она просто хотела остаться одна и не считала, что просит чересчур много. Хотела оказаться в каком-нибудь месте, где Лукас не будет маячить у нее перед глазами и никто ничего не станет у нее требовать.
Одри успела выбежать на тротуар, когда он ее все-таки догнал и схватил крепкими пальцами за руку. Но это был вовсе не Лукас, а Джек.
– Ого! Ты быстро бегаешь. Я впечатлен.
– С какой стати ты меня преследуешь? – огрызнулась Одри, выдергивая руку.
Непонятно почему Джек расхохотался, однако, увиден ее убийственный взгляд, мгновенно выставил перед собой руку, словно извиняясь.
– Согласись, что это странный вопрос. Где-то тут бродит псих, который желает тебе смерти, поэтому мне кажется очевидной причина, по которой я за тобой пошел. Кроме того, ты едва не убила своего несчастного крысеныша.
Одри ахнула – он нес Бруно под мышкой, как мяч. Она совершенно забыла про песика. Одри забрала Бруно у Джека и посмотрела на другую сторону улицы. Там на несколько кварталов тянулось что-то вроде парка с настоящей зеленью, деревьями, прекрасными цветами, пешеходной тропой и небольшой речушкой. Он выглядел так заманчиво, так мирно… и ведь она почти добежала, почти достигла уединения!
– Разве я не могу просто пойти прогуляться? – подавленно и жалобно спросила Одри.
– Конечно, можешь. Но я пойду с тобой.
Одри хмуро посмотрела на него:
– Я имела в виду – одна.
Джек пожал плечами:
– Прошу прощения, детка. Ты же знаешь, единственная возможность погулять в парке – это если я буду рядом. Особенно после тех конфет и нового письма.
Она знала, но это злило ее еще сильнее.
– Отлично! – раздраженно буркнула Одри. – Идем! – Сказав это, она быстро направилась к переходу. Джек моментально оказался рядом, причем шел с таким видом, будто выбрался на воскресную прогулку. Одри все ускоряла и ускоряла шаг, пытаясь его обогнать, но не могла. Когда они добрались до светофора, Одри метнула в него сердитый взгляд. Джек выглядел свеженьким как огурчик, несмотря на высокую влажность и тридцать два градуса жиры. Одри с трудом подавила досадливый возглас и несколько раз нажала на кнопку светофора. Когда она убрали руку, Джек выгнул бровь. Одри тоже вскинула бровь.
Он спокойно протянул руку и нажал кнопку на столбе.
Только тут до Одри дошло, что она нажимала кнопку дня перехода в обратном направлении. Игнорируя веселую усмешку Джека, Одри дождалась, когда загорится зеленый – из-за ее нетерпеливого нажимания кнопки на это ушло довольно много времени, – и буквально по-спринтерски помчалась через дорогу.
Джек с легкостью держался рядом и даже твердой рукой придержал ее за локоть, когда они оказались в парке.
– Ладно-ладно, я никуда не убегу, – буркнула Одри, отдергивая руку и наклоняясь, чтобы выпустить Бруно. – Но можно дать мне хоть немного уединения?
Джек жестом предложил ей идти впереди.
Одри шла, чувствуя, что ее кожа тает там, где к ней прикоснулась рука Джека, а в голове бешено крутятся мысли о том, как его рука прикасается к другим частям ее тела. Это нелепо – после всего, что с ней случилось этим утром, она думает о сексе? И все-таки это не просто секс. Тут крылось нечто большее, нечто похожее на ощущения Одри той ночью на пляже. Поддержка и утешение.
Через несколько минут она устала от попыток изгнать Джека из своих мыслей и резко остановилась. Очевидно, Джек шел почти вплотную за ней, потому что он наткнулся на Одри, схватил ее за плечи и повернул так, что оба они оказались лицом к воде. Не опуская рук и прижавшись к ней всем телом, он проговорил Одри на ухо:
– В следующий раз предупреждай, – и выпустил ее плечи.
Одри не шелохнулась. Она хватала ртом воздух, пытаясь успокоить нервы и лихорадочно бьющееся сердце. Бруно прыгал вокруг ее ног, уговаривая идти дальше.
Одри закрыла глаза, отчаянно желая не думать о Джеке. Она не имеет права им увлекаться. У нее есть бойфренд. Или что-то вроде. Даже если Лукас временами и был настоящим придурком, она все еще остается с ним. А кроме того, даже если бы никакого Лукаса и не было – а Лукас определенно есть! – Джек ее служащий. Никто не вступает в отношения со своим служащим, если, конечно, речь не идет о комедии положений. Стоп… о чем это она думает? Отношения с Джеком? То есть она мысленно перескочила от «увлечения» к «отношениям»?
Боже милостивый, у нее сейчас есть дела куда важнее! Например, турне, или пропавший брат, или письмо с обещанием «смерти», уж не говоря об отвратительной рецензии, которую она, похоже, никак не может забыть. Нет времени на нелепые мысли о Джеке! Он просто очень сексуальный парень, только и всего, сексуальный парень, который, кажется, понимает ее лучше, чем кто-либо другой в этом турне.
И тут Джек все испортил, спросив своим чувственным хрипловатым голосом с оттенком ленцы:
– Почему ты позволяешь ему так разговаривать с тобой?
– О, прекрасно! – раздраженно воскликнула Одри. – Просто прекрасно! Теперь ты будешь критиковать мои отношения. Дай-ка подумать, что еще можно добавить к этому дню? Как насчет птичьего гриппа? У меня нет птичьего гриппа. Может быть, именно его мне и не хватает для полного счастья?
Джек рассмеялся и положил руку на голову обнюхивавшего его Бруно.
– Я не критикую. Мне просто непонятно, как же все смогло так перекрутиться, что этот пижон теперь считает звездой себя, а не тебя?
– Он не считает себя звездой! – отрезала Одри. – Он тает, что звезда – это я, но он… – Она замолчала, пытана, найти слова, объясняющие, что такое Лукас. – Вообще не понимаю, почему я с тобой об этом разговариваю! – раздраженно бросила она. – Ты все равно не поймешь.
Джек улыбнулся, нисколько не обидевшись.
– А ты попробуй.
– Нет!
– Ну, как знаешь. Но если когда-нибудь захочешь поговорить, я к твоим услугам. – Он встал, скрестил руки на груди и улыбнулся так тепло, что Одри снова почувствовала, как тает. – Ну, идем дальше? Тут недалеко есть лагуна. Твой пушистый крысеныш может там побегать, а ты – посчитать уток.
– Уток? – Как будто утки помогут ей наладить жизнь. Безумие какое-то – Одри вдруг захотелось все объяснить Джеку. – Ты не знаешь, откуда я родом, Джек! – выпалила она, снова привлекая к себе его внимание. – Всего два года назад я складывала в сумку трусы Лукаса для выступления в каком-то техасском Люкенбахе, а сейчас пою при полном аншлаге! Ты вообще понимаешь, что вчера меня слушали двенадцать тысяч человек? Двенадцать тысяч! И всем этим я обязана Лукасу – если бы не он, меня бы здесь сегодня не было. Поэтому оставь его в покое, ладно?
– Наверное, он тебе здорово помог, – согласился Джек. – Но если ты хоть раз подумала, что пела вчера для двенадцати тысяч человек не потому, что ты талантлива, а по какой-то другой причине, то он действительно здорово сумел заморочить тебе голову.
Одри фыркнула.
– А теперь ты превратился в эксперта, который точно знает, как раскрутить поп-звезду. Ну, вот тебе новость – за меня не проголосовали как за поп-звезду в «Американ айдол». Чтобы привести меня туда, где я есть, потребовался огромный труд многих людей.
– Я не эксперт, но я не глухой и узнаю талант, если услышу его. Это турне твоего таланта. Ты поехала в это турне, потому что ты талантлива, а не потому, что Боннеру однажды пришла в голову гениальная мысль. Поверь мне, если бы ты осталась верна той музыке, которую играла раньше, ты бы все равно стала бы суперзвездой. Может, тебе потребовалось бы на это больше времени, но ты бы это сделала.
– Музыка, которую я играла раньше? – спросила Одри, поворачиваясь к нему лицом. – А откуда ты о ней знаешь?
В его лице что-то изменилось, и Одри затрепетала.
– Знаю, – произнес Джек, скользя по ее телу взглядом, словно поглаживая шелком. – Не ты одна из Техаса. Так случилось, что несколько лет назад я слышал пару твоих выступлений в Остине.
– Ты шутишь! – решительно сказала Одри.
Джек поднял глаза.
– Богом клянусь, что слышал.
– Правда? – настойчиво спросила она, пытаясь прочесть его мысли.
Джек наклонился, и они оказались нос к носу.
– Правда.
Он ее слышал? Он слышал музыку, которую она так любит? У Одри тут же возник вопрос, который она абсолютно не собиралась ему задавать, потому что совершенно не интересовалась его мнением, но каким-то образом язык опередил мысли, и она спросила:
– И… что ты об этом думаешь?
– Что я думаю? – Его взгляд упал на ее губы. – Я в восторге от этих песен. Я в восторге от тебя.
Одри улыбнулась с неподдельным удовольствием.
– Правда?
– Я считал, что ты поешь лучше всех в Остине.
«Ты поешь лучше всех в Остине». А ведь было время, когда она только об этом и мечтала. Значит, он слышал ее в Остине, а потом…
– Стоп, стоп! – воскликнула Одри, замотав головой. – Погоди минуту! Если ты слышал меня в Остине, что тогда означало это твое «в жизни о тебе не слышал» в Коста-Рике?
Джек хмыкнул и небрежным жестом убрал упавшую ей на лицо прядь волос.
– Ну, видишь ли, милая, не поведи ты себя в ту ночь как настоящая дива, мне не пришлось бы обламывать твое самомнение.
– Дива?! – рассердилась Одри. – У меня нет самомнения!
– Да ну? А вот мне кажется, что оно у тебя довольно-таки большое.
– Да тебе откуда знать? Джек выгнул бровь.
– Ну, начать с того, что ты кидаешься на всех. Ты не очень-то вежлива, но об этом мы уже говорили.
Неужели это правда? Неужели все они считают ее дивой? Но она вовсе не такая, даже близко ничего подобного нет! На самом деле она очень милая… Стоп! Что это она опять делает?
– О Боже! – воскликнула Одри, оттолкнула его в сторону и зашагала по дорожке. – Я даже пытаться не буду что-нибудь объяснять! – крикнула она, оглянувшись.
– Прекрасно. Только не уходи далеко – мне не платят за то, чтобы я бегал за тобой, как собака, всякий раз, как ты начинаешь психовать.
– Я не психую! Я просто хочу немного побыть одна и не хочу выслушивать от тебя, что я дива, и не хочу думать, что мне кто-то угрожает, и… и вообще! – выкрикнула Одри, неистово размахивая руками. – Я что, так много прошу? Что, захотеть ненадолго остаться одной – это слишком много?
– Конечно, нет, – спокойно ответил Джек. – Это твое шоу. Если хочешь побыть одна, достаточно просто сказать об этом. И даже если ты не моментально получаешь то, чего хочешь, совсем ни к чему выскакивать из комнаты, как обиженная четырнадцатилетняя девчонка. Просто скажи мне, в какое время это организовать.
Одри чуть не задохнулась от такой наглости.
– Хорошо. Я говорю, что хочу что-нибудь такое организовать, Рэмбо. И я хочу, чтобы ты организовал это прямо сейчас!
Он усмехнулся своей сексуальной кривоватой улыбочкой, и Одри немедленно захотелось оказаться подальше от него и его синих глаз. Она повернулась и побежала.
Она понимала, что поступает глупо и смешно и – ладно, пусть – ведет себя как дива, но по крайней мере сейчас она могла контролировать то, что происходило у нее в душе.
Решив, что она убежала довольно далеко, и уже собравшись перейти на шаг, чтобы спуститься к лагуне, Одри повернула голову, проверяя, где там ее Рэмбо (разумеется, прямо за спиной), и не заметила бежавшего трусцой мужчину. Тот поднимался вверх по тропинке, ведущей к лагуне, и сильно задел ее плечом. Перепугавшись, Одри громко вскрикнула.
– Прошу прощения, – пропыхтел тот, пробегая мимо. В миг столкновения Одри испугалась самого худшего – ей показалось, что тот псих нашел ее, от ужаса замерло сердце. Одри вскрикнула, но в тот же самый момент Джек протянул руку и надежно обнял Одри за плечи.
– Видишь? Вот тебе еще одна причина, по которой не нужно убегать; разозлившись, ты не смотришь, куда идешь, – успокаивающе произнес он.
Он постарался сделать вид, что ничего серьезного не произошло, но понимал, о чем она подумала, – Одри слышала это в его низком голосе, обволакивающем ее, как защитное покрывало. И она сломалась. Издерганные нервы и запутанные чувства, вызванные в ней Джеком; то, что ом говорил ей правду, – все это каким-то образом изменило восприятие реальности. Одри не знала, как ему это удалось, но вдруг повернулась и, не глядя, положила руки ему на плечи.
И поцеловала его.
Но Джек резко схватил ее за руки и отодвинул от себя.
– Не надо! – сказал он. Его синие глаза предостерегали, – Не делай этого. Потому что если ты сделаешь это еще раз, я отвечу тебе поцелуем – и не только. Ты меня понимаешь?
Одри не ответила. Она тяжело дышала, глядя на его губы.
Джек прищурился.
– Я говорю серьезно, Одри. Не начинай того, что не сможешь или не захочешь завершить.
Она все еще не понимала, как это произошло – она ли его обняла, он ли ее, – но она уже целовала Джека, и вовсе не легким поцелуем. Она пожирала его, пыталась съесть, хотела проглотить целиком. От резкого пробуждения всех чувств ее тело вдруг ожило, она не ощущала себя так недели, месяцы, а может быть, и годы. Желание разгоралось, как неистовый огонь, быстро и с беспощадными последствиями. Все протесты, все резоны, которыми сознание пыталось остановить ее, Одри откидывала в сторону, словно крошки хлеба для уток.
Джек откликнулся, резко развернув ее и прижав к стволу дерева. Его губы все настойчивее прижимались к ее губам; его руки скользили по ее рукам, по талии и снова вверх, к груди. Одри отчаянно вторглась языком в его рот; Джек гортанно застонал и прижался к ней еще сильнее.
Пальцы одной руки легли на ее грудь, а другой рукой он прижал ее бедра к своему восставшему естеству.
Одри пропускала пальцы сквозь его волосы, гладила его широкие плечи, все сильнее прижимаясь к нему. Кровь в жилах кипела, сердце колотилось все сильнее; она задыхалась. Никогда еще Одри не испытывала такого сильного, всепоглощающего желания; никогда еще ей так отчаянно не хотелось бросить мужчину на землю и оседлать его.
Благодарение Господу, но приближающиеся шаги какого-то бегуна, чье-то – не ее, не Джека – затрудненное дыхание привели Одри в чувство. Ей пришлось собрать все свои силы, чтобы оторвать губы от его рта, упереться руками ему в грудь и вернуть утраченную рассудительность.
Но Джек все еще обнимал ее, а глаза его были полны вожделения. Он поглаживал ладонью ее грудь.
– Перестань, – прошептала Одри и закрыла глаза. – Мы должны остановиться. Извини. Я… это безумие.
– Разве?
– Да! Я не хочу… В смысле – это не то, что ты думаешь.
Джек наклонился вперед, прижав ее к дереву руками и взглядом.
– Мне кажется, это именно то, что я думаю, – хрипло произнес он, слегка укусив ее за губу.
– Что?
– Я думаю, тебе нужен мужчина, Одри. Я думаю, он нужен тебе сильнее, чем любой другой женщине. Тебе не нужны таблетки, милая, тебе нужен…
– Нет! – воскликнула она и сильно толкнула Джека. Его руки опустились. Глаза оглядели ее лицо, он заправил локон ей за ухо и неохотно убрал руки совсем.
– Повторю это только один раз, – сказал он, засунув руки в карманы. – Никогда. Не. Делай. Этого. Снова.
– Нет, конечно же, нет, – слабо произнесла Одри и отвернулась, прижав руку ко лбу. Голова заболела резко и очень сильно. – Не знаю, что на меня нашло, – пробормотала она, вспоминая, как фактически накинулась на Джека, едва не швырнула его на землю и не сорвала с него одежду в городском парке в Омахе. О чем она вообще думала? – У меня просто… крыша поехала, – договорила Одри, искоса взглянув на Джека.
Он внимательно смотрел на нее. Лицо все еще было полно вожделения, а тело – напряжения.
– Слушай, – сказала Одри, отходя и небрежно поправляя волосы. – Я прошу прощения. Это… этого никогда больше не повторится, – добавила она, показав на место, где они только что стояли. – В смысле – не настолько уж и чокнутая.
Уголок рта Джека приподнялся в кривой усмешке.
– Нет, подожди. Я хотела сказать не так, как это прозвучало, – поспешно произнесла Одри. – Но я больше никогда этого не сделаю. Честно говоря, я просто не верю, что сделала это. Я хочу сказать, на самом деле ты не…
– Ладно-ладно, я уже понял, – ответил Джек и повернулся, свистом подзывая Бруно. Песик тотчас же подбежал к нему от ближайших кустов. – Пора возвращаться… если, конечно, ты не хочешь посмотреть на уток.
– На уток? – Одри фыркнула и покачала головой. – Нет. Нет, мне в самом деле нужно возвращаться. – Она стремилась скорее вернуться обратно, стремилась создать какую-то дистанцию между собой и Джеком. Остановившись и оглянувшись, Одри увидела, что он идет следом и опять несет Бруно, как футбольный мяч. – Я… это и вправду была реакция на стресс, – произнесла Одри, отчаянно желая объясниться. Или, возможно, убедить саму себя – она точно не знала. – Это ничего не значит. Я не хочу, чтобы ты думал…
– Одри, – сказал Джек, глядя на дорожку, – не нужно больше ничего говорить. Я уже все понял. Пойдем.
– Хорошо, – ответила она и снова зашагала вперед, опустив голову. Сердце ее бешено колотилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбиться в звезду - Лэндон Джулия



суперский роман очень рекомендую
Влюбиться в звезду - Лэндон Джулиякэт
5.06.2012, 19.26





очень очень понравилось.девченки обязательно прочтите
Влюбиться в звезду - Лэндон Джулиямармиладка
5.06.2012, 23.00





Боже какая прелесть,прочла с удовольствием, что редко в последние время выходило. Очень советую в этом романе всё есть: страсть, нежная любовь, всплеск эмоций. А какой гл. герой!!! О такой может мечтать каждая девушка - супер.
Влюбиться в звезду - Лэндон ДжулияЛика
10.06.2012, 18.05





Все романы этого автора просто замечательные)),нравится что герой главный не жестокий самодавольный,а любящий и заботливый,очень интересно моментами плакала в конце
Влюбиться в звезду - Лэндон ДжулияАлександра
14.06.2014, 20.59





Гг-я ничего кроме отвращения у меня не вызвала. Тупая, нерешительная, слабая. Весь роман металась не зная, что же ей всё таки нужно. Вела себя как дешёвка. Не люблю, когда на протяжении романа, героини спят с мужчинами, которые не гг-и. Так ещё и без чувств отдавалась своему бывшему. В общем - шлюха!!!!
Влюбиться в звезду - Лэндон ДжулияОльга
30.08.2015, 20.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100