Читать онлайн Прекрасный незнакомец, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасный незнакомец - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасный незнакомец - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасный незнакомец - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Прекрасный незнакомец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Прошло несколько мгновений, прежде чем Артур собрался с мыслями и ощупал себя, чтобы понять, куда он ранен. К счастью, пуля всего лишь оцарапала предплечье, и единственный ущерб заключался в том, что был разорван очень дорогой сюртук для верховой езды и зверски болела рука.
За один день Шотландия выдала Артуру Кристиану столько, что больше он уже не мог вынести.
Он круто повернулся туда, где находился нападавший — должен был находиться, — и раскрыл рот от изумления. Женщина! Вне всяких сомнений! Она сидела на земле и яростно терла локоть; гримаса на ее лице показывала, что она больно ударилась при падении. Очевидно, ее сбила с ног отдача от выстрела. И Артур понял, отчего это произошло: лежавший на дороге пистолет был давным-давно устаревшей конструкции. Шум от его выстрела мог испугать приближающуюся… Хеллион.
Артур стремительно повернулся в ту сторону, где привязал лошадь, и смачно выругался. Несчастное животное убежало со всеми его пожитками. Он помчался вдогонку, в напрасной надежде, что Хеллион просто спряталась в лесу, но быстро понял, что проклятая кляча направилась в свою удобную конюшню в Перте. Артур остановился, ловя ртом воздух и прижимая руку к груди.
— Проклятие! Проклятие! — рявкнул он и, резко повернувшись, пошел на место преступления, с каждым шагом все сильнее приходя в ярость. Наконец он остановился, расставив ноги и уперев руки в бока, и сердито воззрился на девушку, растянувшуюся на дороге; из-под платья у нее высовывались ботинки. Она же смотрела на него широко раскрытыми невинными глазами, и у него от возмущения перехватило дыхание. Он постарался успокоиться и обуздать свою ярость, но это оказалось бесполезным занятием.
— Вы вообще соображали, что делали? — вскричал он. Что-то сверкнуло в глазах женщины, и они угрожающе сузились.
— Я защищала свое имущество, вот что я делала! — храбро ответила она. — А сами-то вы соображали, что делали?
— А вам не пришло в голову, что нужно просто-напросто заявить, что это ваша сумка, а не стрелять в безоружного человека? — сердито возразил он, наклонился, схватил ее за локоть, что-то пробурчал в ответ на ее испуганный возглас и рывком поднял на ноги. Она тут же вырвала руку и отшатнулась, гневно глядя на него и небрежно поправляя шляпку.
В этот момент Артур и заметил, что она одета в черное. Прекрасно! Его сбила с ног вдова. Он громко вздохнул и отвел глаза.
— Вам и в самом деле не следовало шарить в чужих вещах!
Это неожиданное высказывание было произнесено с таким нравственным превосходством, что Артура опять чуть не захлестнула ярость, хотя — он не мог не отметить это — у незнакомки было приятное мягкое шотландское произношение. Он медленно окинул ее взглядом с ног до головы. Она с такой силой стряхивала пыль с юбки, что ему показалось — юбка вот-вот отлетит в сторону.
— Я не собирался грабить вас, мадам! Уверяю вас, если бы я захотел что-то украсть, я нашел бы что-нибудь поинтереснее старой сумки!
Она перестала отряхиваться, встретилась глазами с его сердитым взглядом и ответила таким тоном, что по спине у него пробежал холодок.
— Если вы не собирались меня грабить, то, что же вы собирались сделать?
— Простите меня, но ведь сумки не часто валяются посреди безлюдной дороги! Я подумал, может, в ней найдется что-то, говорящее об имени владельца или о том, куда он направляется!
Негодование в ее взгляде сменилось смятением; он почти видел, как просветление засияло, подобно ореолу, вокруг ее головы.
— Вот оно как, — пробормотала она.
Действительно, вот оно как. Испустив вздох великого отчаяния, Артур смотрел, как она отряхивает себя сзади, и неохотно спросил:
— Вы не ушиблись, нет? Ничего не сломали?
— Явного — ничего, — буркнула она, подозрительно поглядывая на него, и вдруг Артур обнаружил, что глаза у нее очень светлого, прозрачно-синего цвета. Это были красивые глаза, с радужной оболочкой, обведенной темно-серым ободком, с длинными черными ресницами…
— Вы ведь из Эдинбурга, да? — спросила она. Он заморгал.
— Прошу прощения?
— Из Эдинбурга. Вы, наверное, из Эдинбурга, — повторила она.
Как будто не ясно, откуда он.
— Я из Англии, — поправил он.
Она ахнула и внезапно просияла лучезарной улыбкой. Это застало его врасплох.
— Я когда-то знала одну девушку из Англии! — воскликнула она, словно их познакомили за чайным столом, а потом так же внезапно — прежде чем он успел ответить — ее улыбка погасла. — Матерь Божья, а я-то в вас выстрелила!
И свет над ее шляпкой засиял еще ярче.
— Ну да, кажется, мы уже говорили об этом, — лениво протянул он, проследив за ее взглядом, устремленным на его руку. Зрелище малоприятное — честно говоря, в гневе он уже забыл о своей ране, — но при виде крови, покрывшей то, что осталось от рукава сюртука, боль вдруг стала весьма ощутимой.
— Это нужно перевязать. — Она так резко подалась к нему, что Артур невольно отшатнулся. Схватив свою сумку, она быстро сунула туда руку и извлекла из нее белый предмет из хлопчатой ткани, назначение которого для Артура было пока не ясно. — Снимите сюртук, пожалуйста, — попросила она и, поставив сумку, принялась рвать белый предмет.
Ну, нет. Пусть эта безумная вдова и выстрелила в него, но ему вовсе не хотелось, чтобы она еще его и врачевала. Покачав головой, он отступил, чтобы она не могла до него дотянуться, а она шла к нему, и ее светло-синие глаза — она смотрела на его руку — были полны решимости.
— Благодарю вас, мадам, но вы сделали все, что могли.
— У вас кровь, — напомнила она без всякой нужды.
— Это просто царапина…
— Ох, что за глупости! Пожалуйста, снимите сюртук.
— Мы не успеем еще добраться до деревни, а моя рана уже заживет. Вы больше поможете мне, если подведете сюда ваш экипаж. Где он? — спросил Артур, глядя на дорогу.
— Мой экипаж? — Она засмеялась. — У меня нет экипажа, сэр!
— Ну, лошадь или то, на чем вы сегодня путешествуете, — брюзгливо продолжал он.
— Я путешествую на своих двоих.
Она просто скромничает, вот и все, но Артуру это пришлось не по душе. Он двинулся к ней, опалив ее самым жгучим презрением, на какое только был способен.
— Мадам, у меня был долгий и трудный день. Поскольку вам удалось ранить меня и спугнуть мою лошадь, я был бы вам весьма признателен, если бы вы предоставили мне ваше средство передвижения. И давайте покончим с этим!
— Лошадь следовало привязать.
Артур удивленно уставился на незнакомку. Он не привык выслушивать нравоучения. О, он с радостью отдаст эту девушку в руки пертского правосудия.
— Я ее привязал, — проговорил он ровным голосом. — А вам следовало сообщить о своем присутствии, а не стрелять, не подумав из этого ржавого пистолета! Так, где же ваша лошадь?
В одной руке она держала длинную полоску хлопчатой ткани, другую уперла в бок, и ее глаза сверкнули от гнева.
— А может, выстрелом вам повредило слух, а? Нет у меня лошади! И экипажа нет! Я ждала дилижанс из Криффа, когда вы прервали вашу прогулку, чтобы меня ограбить!
— Я не… — Что бы он ни собирался сказать, слова замерли у него на губах, потому что он вдруг понял, что она говорит правду. А если она говорит правду, это означает, что они оба попали в переплет. Среди диких мест, на ночь, глядя, да еще и туман поплыл над землей, ограничивая видимость. Господи, чем же он заслужил все это?
Он увидел, что она поняла это одновременно с ним, потому что глаза у нее стали до невозможности круглыми, когда она пробормотала:
— Ах, нет. — И огорченно прижала руку к губам.
— Ах да, — передразнил он ее, и внезапно вся нелепость их положения показалась ему очень смешной. Если бы он не был уверен в обратном, он был бы готов поклясться, что он — актер, играющий в дешевой пьеске в театре «Друри-Лейн». Смех запузырился в его груди, вырвался наружу, и он внезапно так расхохотался, что слезы полились из его глаз. Он стащил с себя сюртук и, все еще смеясь, вытянул руку, чтобы женщина могла ее перевязать. — Валяйте!
Все это чертовски удивительно. Этот незнакомец до такой же степени безумен, до какой сердит, подумала Керри. Но впрочем, он имеет полное право злиться — она посмотрела на рану и передернулась.
— Сначала ее нужно промыть, — вздохнула Керри, кивнув в сторону маленькой лужайки.
Прихватив сумку, она заторопилась к ручью, который обнаружила еще до того, как выстрелила в грабителя.
Керри встала на колени у воды, глубоко вздохнула, ужасно расстроенная, что ей пришлось в кого-то стрелять, особенно если учесть, что этот «кто-то» оказался самым красивым незнакомцем на свете. Господи, разве может ее жизнь стать еще хуже? Неужели нужно было, чтобы этот человек ворвался в ее жизнь, точно вор, и напугал ее до безумия! Откуда ей было знать, что он джентльмен? Что могла она подумать, увидев, как он идет к ее сумке и шарит там? Сумку она забыла, торопясь спрятаться, когда услышала, что что-то приближается по дороге. И тогда она выстрелила в него. Подумать только!
Она опустила в холодную воду кусок ткани, оторванный от ее панталон, потом крепко отжала его.
Нет, вряд ли этот человек — разбойник. Это джентльмен из самой Англии, он просто хотел найти владельца сумки, которую она бросила посреди дороги! Да, но в нем было что-то странное, что-то безумное… Керри повернулась к нему. Прекрасный незнакомец сидел на остатках старой стены, упираясь руками в колени, уставясь… точнее, его взгляд прямо-таки пробуравил в ней дырку.
Колени у нее задрожали.
Но, так или иначе, прежде чем разойтись с ним в разные стороны, она должна перевязать его рану. Это самое малое, что она может сделать, коль скоро эта рана — дело ее рук. Она заставила себя встать и пошла к нему, чувствуя, как от его внимательного взгляда по ее шее и спине бегут мурашки. Она подошла к нему, и ей даже почти удалось уклониться от его пронзительного взгляда, опустившись на колени и внимательно разглядывая рану. Когда она осторожно исследовала ее, прикоснувшись пальцем, незнакомец вздрогнул, судорожно втянул воздух и скрипнул зубами… но так и не отвел от нее карих глаз.
Керри резко откинулась назад.
— Задета мякоть, ничего больше. Его глаза сузились.
— Я так и думал.
Керри легко прикоснулась к ране влажной тряпочкой.
— Это вышло случайно, — услышала она свои слова. — Я не хотела причинить вам вреда, клянусь вам… Понимаете, я… я подпрыгнула, когда вы подпрыгнули, и почему-то он… э-э-э… выстрелил. — Она быстро взглянула на Артура. — Мне, правда, ужасно жаль. Я страшно огорчена. Я ни разу в жизни, ни в кого не стреляла.
— Это ободряет, — сухо заметил он.
— Вам больше нечего бояться, — лепетала она. — Я даже не знаю, как его заряжать. — Господи, да что она такое несет?
Это замечание явно его обескуражило — он склонил голову набок и посмотрел на нее так, словно это с ней произошел несчастный случай.
— Прошу прощения, мадам, но часто ли вы бродите по диким местам, не имея при себе ничего, кроме допотопного пистолета, из которого не умеете стрелять и больше того — не умеете даже заряжать? — недоверчиво спросил он и слегка нахмурился, когда она в ответ покачала головой. — Могу ли я узнать в таком случае, почему вы оказались здесь?
— Я вам уже говорила, — нетерпеливо произнесла она. — Я жду дилижанс из Криффа. Кучер из Перта, сказал, что он скоро должен быть здесь.
Его красивое лицо просветлело.
— Ага! Вот и спасение! А как скоро?
— Ну… может быть, не очень скоро, — смущенно поправилась она.
Он нахмурился.
— В таком случае, когда именно должен был прийти дилижанс?
Керри вдруг опустила голову! спрятав лицо за полями шляпки и теребя сухой конец тряпочки.
— В полдень, — пробормотала она и почти ощутила, как его грудь чуть не лопается от негодования.
— Вы хотите сказать, что ждете дилижанс больше шести часов? Здесь, одна? Да кучера нужно повесить за то, что он бросил беззащитную женщину!
— Но я не беззащитная женщина! У меня есть пистолет!
— Ах, ну конечно — пистолет, которым вы не умеете пользоваться.
Поскольку возразить на это было нечего, Керри занялась тем, что обмотала сухой частью бинта его руку, завязав кончики, отороченные кружевом, в аккуратный бантик. Красивый незнакомец опустил глаза и вздохнул. Она отодвинулась, сделав вид, будто не замечает, как он изучает ее работу.
— В конечном счете, получилось недурно, — протянул он и устремил на нее взгляд карих глаз. — Если учесть, что на это пошла пара дамских панталон.
— Половина пары, — зачем-то уточнила она и, встав, принялась расправлять юбку — лишь бы не смотреть ему в глаза.
Незнакомец громко вздохнул и тоже встал.
— В таком случае, я полагаю, нам нужно найти какое-нибудь укрытие, пока не настала ночь.
— Прошу прощения?
— Укрытие, — повторил он, жестом обрисовав воображаемый дом. — От стихий. От ветра, холода и тому подобного.
— Н-нет, сэр, — испугалась она, отступив на несколько шагов. — Я буду ждать дилижанса здесь!
— Ради Бога, да в чем дело… — Он замолчал, покачал головой, посмотрел на дорогу, а потом снова устремил взгляд на нее. — Миссис… Пардон, но теперь, когда мы так сблизились, — хмыкнул он, указывая на свою руку, — могу я, по крайней мере, узнать ваше имя?
— Маккиннон, — промямлила она.
— Миссис Маккиннон, рад с вами познакомиться. Артур Кристиан, к вашим услугам.
— Как поживаете?
— Превосходно, благодарю вас. Миссис Маккиннон, дилижанс из Криффа не придет. Теперь, насколько я понимаю, у нас есть два варианта. Мы можем отправиться обратно в Перт…
Керри фыркнула.
— У меня нет никакого намерения возвращаться в Перт!
— Ну ладно, тогда утром, — беспечно отмахнулся он. — Пока же мы можем предпринять попытку отыскать место, где можно было бы провести ночь с надеждой, что небеса пошлют нам дилижанс поутру.
Она изумленно посмотрела на него.
— Мистер Кристиан! Я не знаю, кто вы такой и какие обычаи у вас в Англии, но… но вы не можете не знать, что искать убежища с… — Она замолчала, посмотрела на дорогу, сворачивающую к северу, одним долгим выдохом освободилась от волнения, нервно поправила шляпку и громко прошептала: — По-моему, крайне непристойно искать убежища с мужчиной, которого я не знаю. Или знаю. С любым мужчиной, если уж на то пошло. — Она замолчала, искоса взглянула на него и ощутила на лице жаркое покалывание. — Я очень сожалею насчет выстрела, правда, но больше ничего не могу сделать. Желаю вам всего хорошего.
Глаза у мистера Кристиана изумленно округлились — она не желает искать убежища с ним?
— Миссис Маккиннон, я не могу позволить вам простоять здесь всю ночь в ожидании дилижанса, который не придет. Учитывая обстоятельства, думаю, вы можете быть уверены — ваша репутация не пострадает.
Она поняла, на что он намекает, и щеки у нее вспыхнули. Она быстро взяла свою сумку и крепко прижала к груди.
— Вы меня не переубедите, мистер Кристиан. Я буду ждать дилижанса здесь. Всего доброго. — И чтобы ему окончательно все стало ясно, она жестом велела ему уходить.
Но он не пошевелился.
— Миссис Маккиннон, ваша храбрость граничит с безрассудством…
— Простите, сэр, но неужели в Англии считается допустимым, чтобы леди шатались с совсем незнакомыми мужчинами? — быстро вставила она и, еще крепче обняв сумку, оглядела его, потом дорогу. Куда, в конце концов, делся этот проклятый дилижанс?
— Честно говоря, я не понимаю, почему меня должно это беспокоить, — вздохнул он, обращаясь к небу. — Впрочем, будем считать, миссис Маккиннон, что вы победили. Я поищу убежище, а вы можете ждать хоть всю ночь ваш воображаемый дилижанс.
Он набросил на плечи рваный сюртук и зашагал по высокой траве луговины в сторону леса.
Но вдруг он остановился, постоял, размышляя, потом решительно повернулся и двинулся обратно. Пройдя мимо Керри, которая так и стояла на том же самом месте, он вышел на дорогу, нашел ее бесполезный пистолет и подал ей.
— Если на вас посягнут какие-нибудь незнакомые люди, вы сможете, по крайней мере, стукнуть их рукояткой. От этого человек отключится часов этак на двенадцать, — ухмыльнулся он, прикоснувшись к шляпе, и опять зашагал в сторону леса.
Посягнут? Посягнут?! Сердце у нее забилось сильно-сильно.
— Мистер Кристиан! — закричала Керри ему вслед.
Он остановился и лениво повернулся. Легкая улыбка тронула его губы.
— Да, миссис Маккиннон?
— Ч-что вы имели в виду — если на меня посягнут?
— Посягнут, — объяснил он, слегка пожав плечами, — значит, нападут. Ограбят. Разбойники, миссис Маккиннон. В качестве самозащиты вы вполне можете ударить их рукояткой вашего пистолета.
Разбойники?!
— Всего хорошего! Доброй ночи! — крикнул он и продолжил свой путь к лесу, а перед мысленным взором Керри замелькали зловещие картины нападения, лица ужасных воров и убийц, которые увидят, что она здесь одна, без всякой защиты — если не считать рукоятки пистолета.
И она еще крепче прижала сумку к груди.
Дойдя до первых деревьев, Артур свернул направо и нашел местечко, где под кустарником заросли высокой травы загораживали дорогу. Это место показалось ему не хуже любого другого, чтобы провести ночь. Он не удержался и оглянулся. Миссис Маккиннон все еще стояла на том же месте, глядя на север и прижимая сумку к груди.
Упрямая девчонка!
Он вдруг подумал, что хорошо бы появился какой-нибудь разбойник и испугал ее до полусмерти за то, что она такая упрямая. Да неужели же все шотландцы такие твердолобые?
Он оторвал от нее взгляд и осмотрелся. Несколько охапок высокой травы — и постель готова, а там, где под деревьями нет травы, он разведет костерок. К счастью, изучая содержимое своих карманов, он нашел сигару и несколько спичек, а также пистолет, небольшую сумму денег — слава Богу, что он поместил большую часть средств на свой счет в Шотландском банке, — и носовой платок. Если раскладывать костер, то лучше заняться этим немедленно — мгла уже сгущалась над верхушками деревьев.
Забыв о миссис Маккиннон, Артур принялся собирать дрова.
Спустя полчаса он стоял и смотрел на разведенный им огонь и был вполне доволен собой. Давненько он уже не разводил костров из всякой всячины. О каминах в его многочисленных поместьях заботился главный дворецкий Барнаби. Последний раз он разводил костры, когда был мальчишкой: они с повесами несколько раз разжигали огонь там, где им вообще не разрешалось находиться, — на кухне, в лаборатории, а в одну особенно холодную ночь под окном спальни директора школы.
Он повернулся и посмотрел на дорогу. Мгла сгустилась, и миссис Маккиннон больше не было видно. Но он хорошо представлял себе, как она стоит там, прямая, точно шомпол, прижимая к себе эту ужасную сумку. В отдалении раздался крик совы, ему ответил волчий вой где-то еще дальше. Она знает, где он. Если ей захочется погреться у костра, она может подойти и рискнуть своей дурацкой добродетелью.
Артур устроился поудобней у огня, прислонившись спиной к дереву и вытянув вперед одну ногу, а другую, согнув в колене. Он не знал, сколько времени просидел так, но вдруг с удивлением осознал, что мир и покой, царящие в этой дикой местности, это уединение доставляют ему удовольствие.
Ничего не было слышно, кроме звуков леса — белки гонялись друг за другом по стволу сосны, цокая коготками, над головой, овеваемые ночным воздухом, потрескивали ветви. Будь он склонен держать пари — а он был к этому склонен, — он бы поспорил на долг Филиппа, что миссис Маккиннон придет в этот маленький укромный уголок на лужайке, отказавшись от бессмысленной надежды дождаться дилижанса, — придет еще до того, как туман сгустится до такой степени, что больше не будет видно даже серпика луны.
Он снова услышал крик совы, только теперь ближе, и встал, чтобы собрать еще топлива для костра.
Пронзительный женский вопль ворвался в мирный вечер, как нож. Артур отреагировал не задумываясь — выхватив из кобуры пистолет, он бросился к ней, отчаянно пытаясь рассмотреть что-нибудь за пределами небольшого круга света, отбрасываемого костром. Он даже не понял, что она бежит к нему в своем черном платье, пока не заметил, как мелькнула ее дурацкая сумка, когда она на бегу врезалась в него. Она крепко обхватила его за шею и спрятала лицо у него на груди. Он постарался не потерять равновесие.
— Грабители! — в панике крикнула она, прижимаясь к нему изо всех сил.
Он крепко обнял ее дрожащее тело и уставился в темноту.
— Успокойтесь, ну успокойтесь же. Вздохните и расскажите, что вы видели.
Она покачала головой, и пряди ее волос, пахнущие лавандой, попали ему в рот.
— Я не видела. Я слышала. Я их слышала! — лепетала она, задыхаясь, а потом, все так же впиваясь в него мертвой хваткой, слегка отодвинулась, чтобы увидеть его лицо. Глаза у нее были круглые, как блюдца из голубого фарфора. — Какой-то треск… и какой-то свист! Я уверена, что они на той стороне дороги!
Треск. Артур подавил улыбку.
— Тихо, — прошептал он, прижав палец к губам, чтобы она замолчала. Она буквально перестала дышать; ее губы были совсем рядом с его подбородком. Мгновение спустя он услышал цокот белок и отдаленный крик совы. Миссис Маккиннон выдохнула воздух прямо ему в шею.
— Вы это слышали? Это белки, миссис Маккиннон. Лес кишит ими.
Она ничего не ответила; руки ее соскользнули с его шеи. Он немного отклонился и посмотрел на нее. В слабом свете костра было видно, что глаза у нее зажмурены, губы слегка раскрыты, лицо побледнело. Ему стало жаль ее, и он успокаивающе погладил ее по спине.
— Не хотите ли немного со мной посидеть?
Она кивнула, отошла и провела рукой по щеке неловким, застенчивым жестом. Сунув пистолет в кобуру, Артур направился к огню.
— Я тоже сначала испугался непривычных звуков, пока не увидел этих милых зверюшек, — солгал он.
Слабо улыбнувшись, миссис Маккиннон взяла свою сумку, устало подошла к маленькому костерку и опустилась на землю, точно черное облако, поставив сумку на колени. В первый раз с момента их злополучной встречи он заметил, какой у нее утомленный вид. Наверное, этот день дался ей нелегко — одна среди абсолютного безлюдья.
Он оставил ее ненадолго, чтобы набрать еще дров. Положив их в костер, он снова уселся под деревом. Миссис Маккиннон, сосредоточенно нахмурив лоб, рылась в сумке. Шляпку она где-то потеряла, и ее волосы цвета ночи блестели в свете костра, особенно те густые пряди, что, выбились из строгого пучка на затылке.
Она была очень недурна собой. Не выдающаяся красавица, но весьма приятной внешности. Самым замечательным в ней были глаза; носик был симпатичный и дерзкий, полные губы — цвета неспелой сливы… Да, действительно, очень, очень недурна. Можно даже сказать — красавица.
— Бисквиты, — проговорила она, развязывая узелок, который достала из сумки. — Мэй, моя родственница, — это она мне Их положила. — Она смущенно захихикала и пригладила волосы. — Наверное, решила, что в Данди я умру с голоду.
— Так вы приехали из Данди? — спросил он. Его вдруг заинтересовало, какие дела привели к тому, что миссис Маккиннон оказалась в столь отчаянном положении.
Она кивнула, но объяснять ничего не стала. Сунув руку в узелок, она достала то, что называла бисквитом, и протянула ему.
Скорее это можно было бы назвать лепешкой. Артур улыбнулся и с благодарностью принял угощение.
— Очень вкусно, особенно если добавить к ним сливки и джем. Благодарю вас. — Он погрузил зубы в лепешку — и застонал от восторга. Хотя лепешка пробыла в узелке бог весть, сколько времени, она была рассыпчатой и нежной и прямо таяла во рту. — Господи, — пробормотал Артур, откусывая второй кусок. — Пища богов! Передайте от меня комплименты вашей Мэй, миссис Маккиннон.
И тогда она улыбнулась. Это была та улыбка, которая мгновенно пленила его на дороге, — она походила на сверкающую вспышку тепла. Эта улыбка… да, именно от этой улыбки молодая вдова становилась необычайно хорошенькой.
— Замечательные бисквиты, правда? Мэй делает их каждую субботу для Большого Ангуса. — Миссис Маккиннон откусила от своего бисквита небольшой кусочек и стала медленно жевать.
— Ангус? Это что же, ваш сын? — спросил Артур. Она вспыхнула и покачала головой.
— Это муж Мэй, вот кто. У меня нет детей. — В ее голосе слышалось легкое сожаление.
— Значит, вы давно вдовеете, — высказался он, не подумав.
— Восемь месяцев.
Восемь месяцев. Срок никакой. Бедная девочка — она, конечно же, все еще сильно горюет. Но ведь он-то до сих пор переживает из-за смерти Филиппа, хотя и прошло уже три года. Артур посмотрел на хорошенькую вдовушку, и ему снова стало жаль ее. Так молода — и уже пережила смерть любимого человека. Такая хорошенькая — и так страдает.
— Я очень сожалею о вашей утрате. Она удивленно вскинула глаза.
— О! Благодарю вас, но мой муж очень долго болел. Слава Богу, теперь он обрел покой.
Значит, бедняга страдал. Жуя бисквит, Артур подумал — как она пережила это? Леди Уайтхерст выдержала долгое и мучительное умирание мужа, заведя роман с его грумом. При мысли об этом он потряс головой — по некоей пока неясной причине он не мог поверить, что женщина, стрелявшая в него, настолько бессердечна.
Потом они некоторое время молчали; он съел два бисквита, она — один. Когда он жестом отказался от третьего, она аккуратно завязала в узелок два оставшихся и сунула его в сумку, после чего уютно устроилась под своими широкими юбками, подтянула колени к груди и обхватила их руками. Преимущество его положения позволяло ему видеть ее стройный стан и прямые плечи. Она казалась сильной и здоровой. Теперь Артур жалел того, кого гнусная болезнь вырвала из объятий такой женщины, как миссис Маккиннон.
Помолчав, она спросила:
— А вы что, живете в Шотландии? Артур фыркнул.
— Ни в коем случае! Я приехал уладить кое-какие дела моего друга.
— Это где-то здесь?
— Да. Неподалеку от Питлохри.
— А-а. — Она кивнула. — Это еще немного к северу, но здесь ходит дилижанс.
Он испытал небольшое удовлетворение, узнав, что не сбился с пути. Что за идиот этот трактирный слуга! Если он когда-нибудь вернется в Перт, уж он…
— Мне правда очень жаль, что я выстрелила в вас. — Артур встрепенулся. Он и не заметил, что потирает раненую руку, и покачал головой.
— Ничего страшного, миссис Маккиннон. Я уверен, что гангрена не начнется через день или два, — улыбнулся он. Она смущенно посмотрела на него.
— Понимаете, мне стыдно. Одного взгляда на вас было достаточно, чтобы понять, что никакой вы не грабитель!
— А почему достаточно одного взгляда?
— Ах, да ведь это очевидно! — Она взмахнула рукой. — Грабитель не бывает так хорошо одет, как вы, и уж конечно, он был бы еще грязнее.
Эти слова заставили Артура посмотреть вниз. Действительно, он грязный. Еще одно неизведанное доселе ощущение.
— И еще я думаю, что они не бреются.
Он был с ней согласен, он действительно был побрит.
— Не бреются? А почему бы грабителю не побриться? — спросил он, поставленный в тупик ее логикой.
— Ну, как же, ему ведь нужны бакенбарды, чтобы его никто не узнал! Вот он ограбит кого-нибудь — и сбривает бакенбарды, так что никто не скажет наверняка, что это был он.
— Вот как? Я и не знал, что у грабителей такие обычаи.
— Я прочла об этом в одном романе, — весело пояснила она и устремила взгляд в темноту, не заметив его широкой улыбки. — Я слышала, что именно на этой дороге орудуют разбойники, — пробормотала она. — Они живут в этих лесах, как вы думаете?
Артур сильно сомневался, что разбойник, достойный его пистолета с рукояткой, отделанной жемчугом, будет так глуп, чтобы жить совсем рядом с дорогой, пусть даже дорога эта совершенно безлюдна.
— Вряд ли.
Ее руки, лежащие на коленях, сжались в кулачки.
— А как вам кажется, что случилось с дилижансом из Криффа? — спросила она, чуть ли не шепотом.
— Миссис Маккиннон, вы напрасно себя запугиваете. Криффский дилижанс, вероятно, уже прошел к тому времени, когда кучер высадил вас. Здесь нет никаких разбойников. За несколько часов по этой дороге не прошел ни один человек, и я совершенно уверен, что толковый разбойник с большой дороги сначала изучит, какое здесь движение, а уж потом обоснуется в этих местах.
Она улыбнулась с таким облегчением, что он замер на мгновение и почувствовал, как странная дрожь пробежала по спине, угнездившись где-то внизу живота.
— Конечно, вы правы. — И она опять улыбнулась, но он заметил, что кулачки ее все еще крепко сжаты. — Я читала об Англии, — проговорила она, очевидно, чтобы сменить тему разговора. — В школе я знала одну девочку, она приехала из Карлайла.
— Карлайл. Это рядом с озерами, — пояснил он и, подхватив эту тему, пустился в бестолковое описание Англии, начав с мирного Озерного края, где находилась резиденция предков Сазерлендов, и, перейдя, наконец, к холмистому ландшафту торфяников, где у него был маленький загородный домик. Каким-то образом воспоминание об этом привело к рассказу о потрясающей красоте белых утесов Дувра, а потом — к волшебству лесов Котсуолда.
Где-то в середине его рассказа она подвинулась так, что оказалась прямо перед ним, и ее смешные маленькие ботинки высунулись из-под юбки. Артур обнаружил, к своему удивлению, что мог бы о многом ей рассказать, — просто никто никогда не расспрашивал его о нем самом или о его доме.
Он смотрел, как пламя костра пляшет в ее ясных голубых глазах, и в какой-то момент понял, что в этом что-то есть — общаться с женщиной, которая не расспрашивает о дамских модах, или о последних светских сплетнях, или о том, какую сумму принесет пара прекрасно подобранных жеребцов. Она не задала ни одного вопроса, какие задали бы Порция или любая другая светская дама. Миссис Маккиннон расспрашивала о простых англичанах, о том, что они делают, чтобы заработать на жизнь, куда ходят в школу, на что надеются, что любят, чем увлекаются и чего боятся.
— Прошу прощения, миссис Маккиннон. Я утомил вас, вы засыпаете. — Он достал карманные часы. Его удивило, что уже так поздно — он и не заметил, как прошло время.
— Ах, нет! — воскликнула она, решительно тряхнув головой. — Это так интересно! У меня не было возможности увидеть что-то, кроме своего дома. Мне нравится слушать об Англии. Это, наверное, настоящий рай. — И она зевнула, вежливо прикрыв рот рукой.
— Благодарю вас, но мне кажется, что на этот вечер мы тему исчерпали. — Он встал. — Я подкину дров в костер, — произнес он и направился в лес.
Вернувшись через четверть часа, он увидел, что миссис Маккиннон лежит на боку, сложив руки под щекой, и крепко спит. Спящая, она выглядела намного моложе, несмотря на темные круги под глазами. Артур снял сюртук и осторожно ее укрыл.
Он занялся костром и, когда пламя разгорелось, снова взглянул на миссис Маккиннон. Что здесь делает эта женщина, совсем одна? Что происходит в ее жизни? Он устроился под деревом рядом с ней и долго думал об этом. Вдруг как-то сразу он погрузился в сон и увидел Филиппа, стоящего за деревом, так близко, что Артур мог бы до него дотянуться. Но когда он хотел схватить его, тот исчез, и Артур изо всех сил попытался запомнить, ушел ли он влево или вправо, не в силах сообразить, откуда Филипп появился.
Проснувшись, он обнаружил, что находится в состоянии эротического возбуждения. Он неохотно открыл глаза и понял, что лежит на спине рядом с потухшим костром. Но ему не было холодно, потому что, как постепенно дошло до него, миссис Маккиннон, закутанная в его сюртук, распростерлась буквально поперек него, ровно дыша ему в ухо. Рука ее лежала на его груди, а нога — Боже милосердный! — была прижата к его чреслам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасный незнакомец - Лэндон Джулия



Один раз можно прочитать.
Прекрасный незнакомец - Лэндон ДжулияКэт
13.05.2013, 8.46





Читайте! Читайте! Роман просто чудо! Думаю,что еще прочитаю его!!!! 10++++
Прекрасный незнакомец - Лэндон ДжулияМиа
18.06.2015, 12.47





Хорошее продолжение предыдущих романов.Интересно.
Прекрасный незнакомец - Лэндон ДжулияНа-та-лья
19.09.2015, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100