Читать онлайн Любовь дьявола, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь дьявола - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 140)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь дьявола - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь дьявола - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Любовь дьявола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Абби выплыла из темноты, которая окутывала ее, каза­лось, целую вечность, часто заморгала и поморщилась от рез­кой боли в голове. Свет был тусклым, но он все же рассеял непроницаемый мрак. Она облизнула сухие, потрескавшиеся губы, пытаясь сосредоточиться на этом смутном свечении.
«Может быть, я сплю?» – подумала Абби, увидев словно в тумане сидящего рядом с ней в кресле Майкла. Он облокотил­ся на колени и уткнулся лицом в свои большие ладони. Тем­ные кудри скрывали от нее его лицо. Что-то было не так. Должно быть, это действительно сон. Ее сильно знобило. Абби провела языком по губам и постаралась сосредоточить взгляд на Майкле.
– Холодно, – еле слышным шепотом произнесла она. Майкл поднял голову и уставился на нее налитыми кро­вью глазами.
– Абби? – прошептал он.
– Мне холодно. – Майкл вдруг исчез и тут же появился снова с одеялом в руках. Он осторожно на­крыл ее и подоткнул одеяло вокруг ледяных ног. Потом опус­тился рядом с ней на колени. Привидевшийся ей Майкл молчал, но губы его слабо по­драгивали, он нежно гладил ее волосы. Его полный муки взгляд впился в ее лицо и остановился на глазах. Абби не удавалось сфокусировать взгляд и разглядеть его, но она чувствовала, что он охвачен безграничной печалью.
– Сон, – выговорила наконец Абби, обращаясь к самой себе.
– Нет, дорогая, – ответил он дрогнувшим голосом. Она слегка нахмурилась, поморщившись от боли. Что с ней случи­лось? Почему Майкл такой грустный?
– Ты грустишь? – спросила Абби. Глаза Майкла, увлажнились, он долго смотрел на нее, по­том с трудом произнес:
– Теперь уже нет. – И нежно погладил ее по щеке.
– Ты грустишь, – повторила она. Он не ответил и уткнул­ся лицом в покрывало на постели.
Абби почему-то удивилась. Она согрелась, тепло разли­лось по всему телу. Веки ее отяжелели, ресницы затрепетали, она взглянула на его темные волосы, на вздрагивающие широ­кие плечи и снова потеряла сознание.
Через несколько секунд Майкл медленно поднял голову, посмотрел на Абби и тыльной стороной ладони вытер слезы.
– Благодарю тебя. Господи! – прошептал он. Затем снова опустился в кресло, которое не покидал вот уже четыре долгих дня и ночи. Абби была так бледна, кожа ее стала почти прозрачной. Она казалась такой маленькой, такой невероятно уязвимой, что даже малейшее дуновение – ветерка способно было унести ее от него.
Но ужасная лихорадка наконец-то прошла. Доктор Сти­вене предупредил Майкла, что надо быть готовым в самому худшему. И если в ближайшее время жар не спадет, инфекция убьет ее. «Она должна бороться», – сказал он. Поэтому Майкл не отходил от ее постели и заставлял бороться за жизнь. За те дни, что ее терзала лихорадка, он уже отчаялся увидеть ее здо­ровой. Но продолжал разговаривать с ней, уверял, что она ему необходима. Читал письма от ее родных, рассказывал о местах, в которых побывал, и об их недолгой со­вместной жизни. Он даже привел в ее комнату Гарри в надеж­де, что его появление вернет ее к жизни. Все было напрасно. «Существуют две возможности, – сказал доктор Стивенс. – Либо она полностью выздоровеет, либо умрет от заражения крови».
– Она не умрет! – как безумный, взревел Майкл, даже Себастьян испугался. Майкл отказывался верить, что Абби ум­рет. Если это произойдет, его жизнь потеряет всякий смысл. Она для него все. Она должна узнать, как сильно он ее любит. Должна снова улыбаться, играть на скрипке. Она должна жить!
Слава Богу, она очнулась, хоть и ненадолго. Это обнаде­живает. Глаза его сноса наполнились слезами. Он не сводил глаз с Абби, казавшейся совсем крошечной под грудой одеял. Она должна жить.
Абби очнулась и увидела, что в комнату струится яркий солнечный свет. Она поморщилась от острой боли в позвоноч­нике. Но еще сильнее болел бок.
– Вы меня слышите, мэм? – Она узнала голос Сары, но не сразу ответила, пересохло в горле.
– Воды, – едва слышно попросила Абби, ;
Сара поднесла ей стакан ко рту, приподняв голову. Абби сделала несколько глотков и откинулась на подушки.
– Больно, – прошептала она.
– Знаю, что больно. Доктор Стивенс осмотрит вас и даст опия. Он снимет боль, – сказала Сара. – Ох, мэм, вы даже не представляете, какое облегчение мы все испытали!
Абби прищурилась, посмотрела на Сару и заметила в ее гла­зах слезы. Как и в глазах Майкла. Ей снилось, что он был здесь.
– Что служилось? – спросила она. Сара отвела глаза.
– Я схожу за доктором. Лежите спокойно, – прошептала она и ушла.
Абби пыталась сосредоточиться, разглядывая балдахин у себя над Головой. Она помнила, что одевалась, думая о том, как идут аметистовые сережки к ее платью. Это.воспоминание почему-то заставило ее содрогнуться.
– Леди Дарфилд, как чудесно, что вы наконец открыли свои фиалковые глаза! – загремел чей-то голос, и она увидела склонившееся над ней худое улыбающееся лицо и очки. Она сразу узнала доктора Стивенса. – Ну и напугали же вы нас, мадам! Видите мой палец? А, очень хорошо. Теперь следите за ним глазами, пожалуйста. – Он поводил пальцем у нее перед глазами, Абби поморщилась: даже легкое движение глаз вызы­вало боль.
– Замечательно! Наберитесь терпения. Время лечит. Сей­час примете опий, и вам станет легче. – Он осторожно ощупал ее, и когда нажал на бок, Абби ахнула и зажмурилась от невы­носимой боли. – Тяжелая рана. Видимо, очень глубокая, по­этому медленно заживает. К. счастью, переломов нет. Я знаю, что от опия болит голова. Вы заметили?
– Рана? – испуганно спросила Абби. Доктор снова склонился над ней, поправил очки, – Как вас зовут?
– Абби. – Конечно, она помнит свое имя.
– Вы знаете, где находитесь?
– В Блессинг-Парке, – едва слышно ответила она.
– Правильно. Помните, как вас ранили?
Абби нахмурилась и покачала головой. Она помцила толь­ко, как одевалась. Больше ничего.
– Вас ударили саблей, – как бы между прочим сказал доктор.
Ударили саблей? Что он говорит?
– Не может быть, – тихо возразила Абби.
– Вы помните, что произошло в то утро? – снова спросил он.
В какое утро? Последнее, что Абби помнила, – это как стояла в своей туалетной комнате.
– Я одевалась… – Голос ее замер.
Врач нахмурился.
– Леди Дарфилд, вы получили серьезное ранение и долго не сможете вставать с постели. Сара, принесите чашку чая, – распорядился он.
Серьезное ранение? Абби была изумлена. – Какое ранение? – с трудом произнесла она и тут же охнула от прикосновения его пальцев к ране под грудью.
– А теперь отдыхайте, – сказал доктор, закончив осмотр. Краем глаза Абби видела, как Сара положила в чай опий. Абби трудно было глотать, но доктор настоял, чтобы она вы­пила чай.
– Она очень слаба. Когда в следующий раз проснется, дайте ей немного бульона, – велел Стивенс.
Опий подействовал быстро, и глаза у нее стали слипаться. Она слаба, это плохо для ребенка, засыпая, подумала Абби.
Ребенок. Абби заставила себя открыть глаза.
– Мой ребенок? – Сара и доктор переглянулись. – Мой ребенок! – Сара отвернулась со слезами на глазах, а доктор взял Абби за руку.
– Ну-ну, не расстраивайтесь. Срок был совсем неболь­шой. У вас еще будет масса возможностей родить детей… – Больше Абби ничего не слышала, она почти не поняла, что он имел в виду.
Она потеряла ребенка. Горячие слезы потекли по щекам, боль в груди почти заглушила боль в боку. Абби старалась не закрывать глаза, боролась со сном, но опий взял свое, и она постепенно впадала в забытье.
Доктор Стивенс подождал, пока Абби заснет, и со вздохом повернулся к Саре, которая вытирала слезы.
– Соберись с силами, девушка. Позаботься о том, чтобы она немного поела. Она крайне слаба.
Прежде чем выйти из комнаты, доктор снова посмотрел на Абби.
– Я хотел немного повременить с этим печальным извес­тием, – сказал он, пожав плечами, и вышел. Быстро прошел по коридору, спустился по мраморной лестнице и направился к кабинету маркиза. Постучал в дверь и, не дожидаясь пригла­шения, вошел.
Майкл сидел за письменным столом в измятой сорочке, расстегнутой у ворота и не заправленной в брюки. Его воло­сы были в беспорядке, а на подбородке и ввалившихся ще­ках появилась колючая щетина. Лицо вытянулось, под запавшими глазами легли темные тени. Давали себя знать бессонные ночи. Увидев доктора, Майкл поднял­ся ему навстречу.
Доктор нахмурился.
– Не знаю, кто больше нуждается в моей помощи, вы или ваша жена, – сухо произнес.он, направляясь к буфету.
– Как она? – спросил Майкл, пропустив его замечание мимо ушей.
– Очень слаба, но мыслит ясно. Жар спал, однако меня все еще беспокоит инфекция. Похоже, она не помнит, что с ней случилось. Налицо признаки частичной амнезии в резуль­тате травмы.
– Надеюсь, со временем она, вспомнит?, – с тревогой спро­сил Майкл. Доктор Стивенс в раздумье покачал головой.
– Трудно сказать. Быть может, и вспомнит. Я дал ей опия, чтобы снять боль. Пусть спит. Сон и хорошее питание ей просто необходимы. Пусть пьет бульон. Даже через силу. – Доктор Стивенс, держа в руке рюмку с бренди, смотрел на Майкла. – Должен сказать, я доволен. Ей удалось избежать еще больших страданий, учитывая лихорадку и серьезность раны. Не говоря уже о потере ребенка.
Майкл кивнул и со вздохом запустил пальцы в волосы.
– Если вы не поспите, последствия будут печальными, могу вас заверить. – Майкл нетерпеливо взглянул на него. – Ваша жена никуда не денется, сэр, нынче утром ее шансы на выздоровление значительно выросли. Ей понадобятся ваши силы, а в таком состоянии вы ничем ей не поможете, черт возьми. Вам тоже выписать опия?
– Мне не нужен ваш чертов опий, Джозеф, – заявил Майкл.
– И виски пейте поменьше. Когда вы ели в последний раз? – спросил доктор Стивенс.
– Два дня назад, – ответил за Майкла появившийся в дверях Джоунз. Неслышно пройдя по обюссонскому ковру, он поставил на стол серебряный поднос.
– Съешьте все, что вам принесли, Дарфилд, примите ванну и ложитесь спать, Абби проспит весь день и, вероятно, всю ночь. А утром можете снова заступать на вахту. – Когда, Джозеф? Когда она полностью поправится? – спросил Майкл, не обращая внимания ни на еду, ни на Джоунза.
– Сначала ей надо избавиться от угрозы инфекции. Когда полностью поправится? В лучшем случае через месяц.
– Она сможет иметь детей? – тихо спросил Майкл. – Думаю, да, Но прежде всего ей нужно восстановить Силы. Доктор Стивенс поставил рюмку и пошел к двери.
– И еще, Дарфилд. Поберегите ее от волнений. Она долж­на сохранять спокойствие и лежать в постели. И о себе поду­майте. – Доктор указал на накрытую крышкой тарелку. – И последнее, – сказал он уже подойдя к двери. – Она знает, что потеряла ребенка. Лицо Майкла исказилось от боли. – Я хотел сам сказать ей об этом, – дрогнувшим голосом произнес Майкл, направляясь к выходящим в сад окнам.
– У меня не было выбора, она догадалась. – Доктор Сти­вене поправил очки. – Увидимся утром. Если – будут какие-то перемены, пошлите за мной. – Доктор ушел, а Майкл продолжал стоять у окна, глядя в сад. Джоунз кашлянул,
– Ваш ужин, милорд.
.Майкл медленно вернулся к письменному столу и тяжело опустился в кресло. Джоунз снял крышку с тарелки с говяжь­им рагу и встал за спиной у Майкла. Тому ничего не остава­лось, как приняться за еду. Проглотив несколько.кусочков, он почувствовал, что умирает с голоду, и молча съел все и два куска хлеба в придачу. Отодвинув пустую тарелку, Майкл ощутил страшную уста­лость. Доктор Стивенс прав; ему необходимо принять ванну и поспать. Последние четыре дня были для него сплошным кош­маром. Он был на грани срыва с того момента, как поднял Абби с земли. Майкл с горечью вспомнил, как привез Абби в Лондон к врачу, который остановил кровотечение, но заявил, что она потеряла слишком много крови и вряд ли выживет. Отказываясь верить этому мрачному прогнозу, озабоченный тем, что весть о случившемся распространится по всему Лондону, он решил отвезти ее к доктору Стивенсу. Держа в объятиях ее безвольное тело, он два часа добирался до Бдессинг-Парка, кровь из ее раны просачивалась сквозь по­вязку и пропитывала его одежду. Майкл всю дорогу горячо молил Бога не отнимать у него Абби. Он никогда не отличался набожностью и не умел молиться. Он обещал отдать собственную жизнь, если Господь пощадит Абби. В полном отчаянии Майкл смотрел на нее. Она лежала в постели без сознания, ее била лихорадка и с каждым днем она станови­лась все бледнее. Ночи он проводил у ее постели, готовый к са­мому худшему. Временами легкое движение или стон вселяли в него слабую надежду. Однако перемены к лучшему были столь незначительны, что Майкл совершенно отчаялся. И когда прошлой ночью свершилось чудо и Абби открыла глаза, охваченный чувством облегчения и благодарности, он зарыдал, как ребенок. Никогда еще он не испытывал таких сильных чувств, его словно приговорили к смерти, а потом помиловали. Доктор Стивенс предупредил его об угрозе инфекции, но Майкл даже думать об этом не хотел. Он должен сделать все, чтобы Абби выздоровела, а для этого нужны силы. Доктор Сти­вене прав: надо есть и спать, меньше пить, иначе он не сможет помочь Абби. Майкл встал из-за стола, велел Джоунзу приготовить ван­ну и пошел к себе. Поднявшись по лестнице, он остановился у двери ее гостиной, как обычно, когда проходил по этому кори­дору. В ее комнате перед их отъездом в Лондон царило ожив­ление. Черт возьми, и зачем только он повез ее туда? Почему ему так хотелось показать ее тому самому обществу, которое когда-то отвергло его? Останься они в Блессинг-Парке, как ей того хотелось, не случилось бы этого кошмара. Он долго стоял у двери, потом, не выдержав, толкнул ее и вошел. Там все было по-прежнему. Яркие лучи солнца струились в окна. Повсюду лежали журналы и книги, на диванах и креслах – шитье. Он медленно прошелся по комнате, буквально впитывая каждую подробность. Вещи уже привезли из Лондона, и все вы­глядело так, будто она никуда не уезжала. На столике у камина лежала скрипка в футляре. Майкл быстро отвел от нее глаза, моля Бога, чтобы не отнимал у него Абби. Майкл уже собирался выйти, когда взгляд его упал на гру­ду шитья возле кресла. Он взял лоскут мягкого полотна, тот самый, на котором она пыталась вышить Блессинг-Парк. Вы­шивала она плохо, и ничего у нее не получилось. Майкл улыб­нулся. При воспоминании о том, как Абби вышивала, сидя у него в кабинете, сердце болезненно сжалось. Еще раз окинув комнату взглядом, он положил вышивку и тихо вышел. Первые лучи серого утреннего света просачивались в окно, когда Абби снова очнулась. Со стоном прижала ладонь ко лбу: голова невыносимо болела. Ей стоило невероятных усилий чуть-чуть приподняться на подушках и оглядеть комнату. На зеле­ной шелковой кушетке у камина спала Сара.
– Сара, – позвала Абби, отметив про себя, что ее голос немного окреп. Но вместо Сары к ней быстро подошел Майкл. Это он спал на кушетке.
Майкл осторожно присел на край постели, склонилсяэдад ней и легонько провел пальцами по ее щеке и шее.
– Как ты себя чувствуешь? – с тревогой прошептал он.
– Майкл? – удивилась Абби. – Тебе больно?
Абби сглотнула, слегка кивнула и прикрыла глаза. – Не надо опия, пожалуйста, – шепнула она. Он снова погладил ее лицо.
– Ты должна выпить немного бульона, – сказал Майкя и потянулся к шнуру звонка.
– Что произошло? – спросила она.
Майкл слабо улыбнулся:
– Это длинная история, дорогая. Извини, но придется по­дождать, пока ты наберешься сил. И тогда я тебе все расскажу.
– Как ты здесь оказался? – спросила Абби. – Как оказался?
– Почему я в Блессинг-Парке?
– Блессинг-Парк – твой дом, – ответил Майкла – Здесь доктор Стивенс, он вылечит тебя, – тихо произнес он, убирая волосы с ее лица.
– Наверное, я упала, – предположила Абби. В это время открылась дверь.
Майкл посмотрел ей в глаза.
– Ты помнишь, что случилось? – спросил он.
– По словам доктора, меня ранили саблей. – замеша­тельстве ответила Абби.
Майкл сказал кому-то несколько слов полуобернувшись и снова повернулся к ней с ласковой улыбкой. – Мне очень жаль, дорогая. Тебя тяжело ранили.
– Тьг сам это видел? : Яйцо Майкла потемнело.
– Да, видел, – сердито бросил он;
Взгляд Абби устремился к окну. Почему она никак не мо­жет вспомнить? Майкл погладил ее по щеке.
– Не понимаю. – Абби была в полном недоумении. Как могли ее ранить, да еще саблей? И почему Майкл рядом с ней? – Это странно, что ты здесь, – снова сказала она.
– Возможно. Но я здесь и никуда не уйду. – Значит, он тоже считает, что его здесь быть не должно, подумала Абби. Что-то не так. Это точно.
…. – Но почему все-таки ты здесь? – Эта мысль, видимо, мучила Абби. Лицо Майкла потемнело. Кто-то снова открыл дверь.
Абби краем глаза увидела Сару.
– Вы выглядите гораздо лучше, – соврала горничная, ста­вя на стол серебряный поднос.
– Как долго…
– Почти неделю, – тихо ответил Майкл. Неделю? Абби охватила паника, которую она не могла по­бороть.
– Все очень плохо, да? – спросила она, от страха ее голос звенел. Майкл что-то сказал Саре, которая тут же подала ему чашку.
– Ты должна выпить этот бульон, дорогая, – велел он, разжимая ей губы ложкой. Абби сделала глоток и схватила его за руку. – я поправлюсь? – с тревогой спросила она.
– Конечно, поправишься, – ответил Майкл и влил ей в рот еще ложку бульона. Он обманывает ее, это написано у него на лице. Господи, она умирает! Неудивительно, что она не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Абби отчаянно сопротивлялась, не давая Майклу ее кормить. Тогда ои велел Саре держать ее руки и стал насильно вливать ей в рот бульон. «О Господи, прошу тебя, не дай мне умереть! Я хочу жить!» Майкл вытирал ей губы мягким полотенцем, что-то говорил, но она не слышала. Что бы ни произошло, по какой бы причине ее ни ранили саблей, она потеряла все. Ребенка. Здоровье. Майкла. Она не знала, как и почему, но была уверена, что и его тоже потеряла. Когда Майкл прижал чашку к ее губам, она дернула голо­вой, и острая боль снова бросила ее в черную пучину забытья. После того как Абби умыли и сменили белье, Майкл сел в кресло рядом с кроватью. Абби уснула. Морщинки, появив­шиеся в последние дни вокруг ее глаз, разгладились, темные круги исчезли, а шеки не казались такими бледными. Она была похожа на ангела. Абби казалась такой, беззащитной! Он знал, что скоро сны опять вернутся к ней и будут мучить, они начали мучить ее после того, как ей стали давать большие дозы опия. Вчера ночью она металась в постели, кричала во сне и содрогалась от боли, вызванной собственными непроизвольными движениями. Он подозревал, что воспоминания возвращаются к ней во сне, только она еще не связывает их с реальностью. Ему остава­лось лишь молиться, чтобы она окрепла, прежде чем вспомнит случившееся. Лишь через несколько дней Абби смогла гестб в постели. Сара и Майкл по очереди дежурили возле нее, заставляя пить бульон, а через день-другой есть пюре. Гарри разрешено было Лежать у нее в ногах на кровати. Она чувствовала его тяжесть, и это знакомое ощущение вселяло в нее надежду. Голова стала меньше болеть, но провалы в темноту продолжались. Доктор Стивенс не сомневался, что все это скоро пройдет, и уверял Абби, что боль в боку полностью исчезнет. Он уменьшил ей дозу опия и заявил, что она пошла на поправку. Однажды вечером, когда Абби в шелковом пеньюаре сиде­ла, откинувшись на подушки, она почувствовала, что силы возвращаются к ней. Сара сдалась на ее просьбы вымыть ей голову, но настояла, что посидит и ней, пока воло-.сы не высохнут.
– Не хочу, чтобы вы еще и простудились-вдобавок ко все­му прочему, – предостерегла она. Абби почти все время молчала и вполуха слушала болтов­ню Сары и второй горничной, Молли, пока они убирали комнату. Она чувствовала себя совершенно опустошенной, испытывала тупую боль от потери всего, а чего, она и сама не знала. Казалось, будто опий повредил ей рассудок. Она как будто изменилась, стала какой-то другой. Словно потеряла не только ребенка, но и частицу себя. Абби изо всех сил старалась вытащить из глубин памяти обрывки воспоминаний. Отчасти ей это удалось, но картина оставалась неполной. Она вспомнила время, проведенное в Блессинг-Парке, самое лучшее в ее жизни. Она безумно люби­ла Майкла и в то же время боялась его. Это было странно и не могло не тревожить ее. Опий ли был тому причиной? Или что-то другое, чего она не может вспомнить? Несколько раз она спрашивала, что с ней произошло, но никто ей толком не объяс­нил, и она решила, что случилось нечто ужасное. Она помни­ла, что была в Лондоне. Посещала балы, танцевала с Майклом. Вспомнила, как однажды ударила его, но потом подумала, что такого не могло быть, что это просто игра воображения.
– Что случилось с твоем кузиной Глорией? Она встретила какого-нибудь хорошего парня из моряков? – спросила Сара у Молли, когда они складывали выглаженную простыню..
Молли презрительно рассмеялась.
– Он оказался негодяем. Наобещал ей звезд с яеба и луну в придачу, И не только Глории, Еще одной девчонке из запад­ной части города, – с горечью сказала она.
– Не может быть! Бедняжка Глория! Она была так влюблена в него, правда?
– О, она любила его больше жизни. Он ее просто убил.
– Женился на другой? – спросила Сара, кладя простыню на стопку белья.
– Женился? Ха! Он уехал, трус. Уплыл в Америку, гряз­ный обманщик. Лгал им обеим, – проворчала Молли.
– Лгал им обеим, – машинально повторила Абби. И вдруг широко раскрыла глаза.. Гален! Рутье! В ее мозгу всплывали отрывочные картинки. Гэлен с куклой в руке. Руки Рутье, щупающие ее грудь в лабиринте. Гэлен везет ее в экипаже. Дуэль. Воспоминания нахлынули потоком. Тупая боль в голове усиливалась, сердце учащенно забилось. Она услыша­ла свой крик, увидела, как Сара уронила белье и подбежала к кровати.
– Молли! Бегк за лордом Дарфилдом! Быстрее! – крикну­ла Сара.
– Абби уставилась на Сару широко открытыми от ужаса гла­зами.
– Я вспомнила, вспомнила. Сара. О Господи! Вспомнила! – выкрикнула она.
Сара крепко схватила ее за руки.
– Теперь все кончилось! Все позади!
– Рутье!
– Он мертв!
– Нет-нет! Гэлен! Где мой кузен? Где Гэлен?
– Все кончилось, все позади! – умоляла Сара. Абби трясла головой, морщась от боли. Она выдернула руки из ладоней Сары и начала сползать к краю кровати, цепляясь руками за постель. Боль в боку жгла. словно раскаленное желе­зо.
– Нет-нет! Это не все, далеко не все! Сазерленд! Я хочу поговорить с герцогом! – кричала Абби.
– Вам нельзя вставать, мэм! Молли пошла за лордом Дар­филдом.. – вскричала Сара, хватая Абби за талию.
– Нет! Я не хочу его видеть, Сара! – рыдала Абби.
– Я уже здесь, – произнес Майкл, стоя в дверях. Из-за его спины выглядывала Молли, глаза у нее были круглые, как у совы. Майкл кивнул Саре, и та неохотно отпустила Абби.
– Сара, не уходи! – умоляла Абби. Сара остановилась, на середине комнаты и взглянула на Майкла.
– С ней ничего не случится, Сара. Иди, – мягко сказал Майкл и подождал, пока Сара прикроет за собой дверь.
Сбитая с толку и почему-то испуганная, Абби откинулась на подушки, когда Майкл подошел к кровати.
– Я хочу поговорить с герцогом! – с отчаянием настаивала она, вжимаясь в подушки,
– Алекс сейчас в Лондоне. Но ты можешь поговорить со мной, дорогая, – спокойно произнес Майкл.
– Нет! С тобой не хочу!
Майкл опустился на корточки у постели и взял ее за руку, но она вырвала руку...
– Мы все исправим, Абби. Ты и я.
– Я вспомнила! Вспомнила Гэлена и Рутье! Майкл вздрогнул и стиснул зубы.
– Я понимаю, тебе тяжело и больно, любимая. Но я рад, что к тебе возвращается память. Это значит, что ты поправля­ешься, а мое единственное желание – видеть тебя здоровой.
– Рад? Почему? Надоело притворяться, что, я тебе небез­различна? Я вспомнила, Майкл! Майкла упало сердце.
– Ты мне небезразлична, Абби, далеко не безразлична! Ты и представить себе не можешь, насколько! Но если ты не вспом­нишь, мы никогда не сможем восстановить то, что между нами было.
Абби закрыла глаза, голова раскалывалась от боли. О Гос­поди, она ничего не понимает. Ей хотелось ему верить, но она помнила, как он презирал ее. Не хотел ей верить, считал, что она лгала ему. Воспоминания продолжали всплывать. Она лю­била его, но он предпочел ей леди Давенпорт. Как она его ненавидела! Как она его любила! Это было невыносимо.
– Пожалуйста, оставь меня, – проговорила она.
– Абби, дорогая, не прогоняй меня! Нам надо поговорить!
– Раньше ты не хотел со мной разговаривать, Майкл. По­жалуйста, уходи! – закричала она и отвернулась, крепко за­жмурившись, чтобы сдержать слезы,
Майкл пошатнулся. Эта вспышка нисколько не удивила его. Он инстинктивно чувствовал, что у нее должны зажить не только телесные, но и душевные рапы, иначе выздоровление не будет полным. Он с мрачным видом смотрел, как сотряса­ется от рыданий ее хрупкое тело, и сердце его болезненно сжи­малось. Он коснулся ее плеча, но она отпрянула.
Он снова завоюет ее. Может быть, не сегодня, но завоюет. С тяжелым вздохом он медленно направился к двери, страстно надеясь, что она вернет его, но этого не произошло, и он тихо вышел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь дьявола - Лэндон Джулия



Неплохо,но осталось чуство какой- то незавершености
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияПоли
4.10.2011, 17.16





Где же тут незавершённость? По-моему наоборот окончание романа слишком затянуто. Можно было бы обойтись без её глупых переживаний, книга только бы выиграла от этого. А в целом мне понравилось.
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияАлиса
29.01.2012, 22.18





Роман разочаровал, начало интересное и интригующее обещало красочной развязки, но получилось как-то сухо и скучно, последние главы просматривались мною через строчку,если не через абзац.Вывод: на любителя, не особо понравилось.
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияВиктори
23.03.2012, 20.47





Полностью согласна с Викторией! Начало очень привлекло..но конец настолько затанут, что сил дочитать просто не хватило!!
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияАнна
19.12.2012, 11.14





Согласна с отзывами. Не лучшее произведение автора. И затянутось имеет место.Считаю глупым прыгать на саблю вместо главного героя. Ни один мужчина не стоит того, что бы за него отдавать жизнь (это мой жизненный опыт говорит).
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияВ.З.,65л.
10.04.2013, 13.18





Мне понравилось. И сюжет, и герои, и конец.
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияКэт
6.05.2013, 6.15





Хороший роман, отличный сюжет, в котором описаны чувства двух героев. Конец 100 % завершен.
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияEliza
4.06.2013, 18.32





Мне понравился роман. Что касается прыжка на саблю, то автор явно что-то перемудрила или не дописала, а может плохо перевели (ИЛИ НЕ ПОЛНОСТЬЮ)
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияТатьяна
9.06.2013, 19.38





читала этот роман давно понравился. но Грешный ангел больше впечатлил
Любовь дьявола - Лэндон Джулиянаталья
6.08.2013, 13.34





Роман с неплохим сюжетом, мне очень понравилось. Есть смешные моменты
Любовь дьявола - Лэндон Джулиямаря
15.09.2013, 4.11





Роман с неплохим сюжетом, мне очень понравилось. Есть смешные моменты
Любовь дьявола - Лэндон Джулиямаря
15.09.2013, 4.11





Слабовато. Слишком слезливая героиня, но это на любителя.
Любовь дьявола - Лэндон Джулиямэри
24.10.2013, 23.59





Слабовато. Слишком слезливая героиня, но это на любителя.
Любовь дьявола - Лэндон Джулиямэри
24.10.2013, 23.59





Интрига слабовата вышла, а так книга ничего, прочесть вечерком можно.
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияОльга К
17.09.2015, 2.52





Мне понравился роман . Может он и не лучший у автора , не знаю , но читать было интересно .
Любовь дьявола - Лэндон ДжулияMarina
17.09.2015, 17.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100