Читать онлайн Безжалостный обольститель, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Безжалостный обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Джулиан арендовал для Софи небольшой, но удобно расположенный особняк на Саут-Одли-стрит, рядом с Гайд-парком. Стэнвуд переехал туда утром, но уже после обеда отправился в магазин, славившийся своими неприлично высокими ценами. Судя по всему, его гардероб не соответствовал новому месту обитания, и он настоял, чтобы Софи сопровождала его. Джулиан подозревал, что он просто хочет держать ее подальше от семьи.
И в этом Стэнвуд весьма преуспел. Джулиан старательно навещал Софи три раза в неделю. Более частые визиты, считал он, показали бы, насколько сильно он переживает, а более редкие – что пребывает в постоянном отчаянии. Он действительно все время думал о Софи. И очень страдал. Она сильно похудела, под глазами пролегли глубокие тени. И хотя она улыбалась и весело щебетала во время его визитов, Джулиан видел, что улыбка у нее вымученная. Софи, несомненно, была несчастна.
И так же несчастен был Джулиан. Он никак не мог изменить ее положение с помощью английских законов. Потеря ею невинности тяжелым бременем лежала на его сердце, ничто уже не могло вернуть ей этого. Единственное, на что Джулиан был сейчас способен, – это подавлять в себе ненависть к Стэнвуду, и на это уходили все его силы.
Даже его попытки устроить мерзавца на достойную службу не увенчались успехом. Он уговорил Артура взять Стэнвуда клерком в юридическую фирму семьи Кристиан, что было отнюдь не легко, но Стэнвуд отказался, заявив, что его не устраивает работа по утрам. И это было чистой правдой – негодяй обычно встречал Джулиана в халате, хотя уже давно перевалило за полдень. К тому же он сильно пил, запах спиртного пропитал весь дом.
Но больше всего Джулиана бесило, как Стэнвуд разговаривает с Софи, командуя ею, словно ребенком или служанкой, насмехаясь над ней. Его так и подмывало свернуть Стэнвуду шею. А тот, словно чувствуя, что Джулиан вот-вот выйдет из себя, обнимал Софи за плечи и с ухмылкой рассуждал о достоинствах семейной жизни. Мерзавец прекрасно знал, насколько бессилен Джулиан, и это доставляло ему явное удовольствие.
Хуже того, Стэнвуд начал делать огромные долги под деньги, которые должна была получить Софи, когда достигнет совершеннолетия. Джулиан предвидел это, поэтому ссудил Стэнвуду тысячу фунтов вскоре после возвращения супругов в Лондон. Однако теперь сумма уже составляла две с половиной тысячи и росла с каждой неделей. Джулиана это обескураживало. Он знал, сколько стоит аренда дома, примерную цену одежды Стэнвуда и понимал, какую малость он расходовал на Софи. Все это вместе не составляло и пятисот фунтов. Джулиан подозревал, что Стэнвуд проигрывает в карты средства Софи, однако никто не видел его ни в одном известном игорном заведении. Джулиан недоумевал, но найти место, где Стэнвуд играл в карты, было чертовски трудно.
Стэнвуд не допускал, чтобы Софи оставалась наедине с сестрами, и дал совершенно ясно понять, что присутствие Джулиана ему не по нутру. Но Джулиан был его единственным источником дохода, и поэтому Стэнвуд просто не мог закрыть перед ним двери своего дома. И Джулиан, пользуясь этим, исправно приезжал три раза в неделю, очень довольный тем, что его присутствие бесит Стэнвуда, надеясь, что тот сойдет от злобы с ума.
Джулиан никак не мог смириться со своим бессилием. Мало того что он страдал из-за Софи, его еще мучила Клодия.
Да, это была настоящая мука, проникающая в самые темные уголки его души. Это выражалось в миллионе мелочей, которые, наслаиваясь друг на друга, грозили поглотить его. Как ни странно, Джулиан был убежден, что Клодия пытается добить его своей добротой. Но если бы только он заикнулся об этом кому-нибудь, его тут же отправили бы в Бедлам.
Тем не менее дело обстояло именно так, и тому были доказательства. Между ними установилось шаткое перемирие. Как полагал Джулиан, оба решили смириться с существующим положением и не желали ничего менять. Джулиан было подумал, что сдержанная учтивость Клодии – символ этого перемирия... до тех пор, пока не почувствовал на себе ее доброты. Он стал замечать, что в какие-то моменты Клодия пытается утешить его.
Однажды вечером она удивила его, объявив, что Юджиния и Луи придут к ним на ужин. Это показалось странным. В последнее время у него не было привычки ужинать с Клодией – он с трудом выносил ее, зная, что она сделала с Софи. И с ним.
В итоге это оказался очень необычный ужин. Джулиан весь вечер спорил с Луи – сначала по поводу того несносного Лебо, который, судя по всему, все еще хотел убить его, а затем о том, когда чета Рено вернется во Францию.
Тактика Клодии сработала. За разговором они с Луи совершенно забыли о дамах и почти не заметили, как Клодия встала и направилась к буфету. Но Джулиан все же уловил какие-то торопливые перешептывания с лакеем, а потом появление серебряного подноса, на котором стояли четыре маленьких бокала и бутылка вина. И не какого-нибудь, а мадеры из Португалии.
При обычных обстоятельствах Джулиана это не удивило бы. Не ему одному нравилось это вино, и не он один заказывал его в Португалии. Необычным было то, что он исчерпал свой запас и как-то однажды обмолвился, задолго до того, как убежала Софи, что забыл заказать вино и теперь придется ждать его много месяцев.
Когда лакей подал вино, Клодия с такой радостью посмотрела на него, словно тот вытащил самую большую рыбу из реки. Джулиан, естественно, с подозрением взглянул на нее, но Клодия снова увлеклась разговором с Юджинией. Было совершенно очевидно, что исчадие ада запомнило его слова насчет этого проклятого вина и само сделало заказ. Для него!
Она, оказывается, думала о нем еще до исчезновения Софи, и ничто теперь не могло переубедить его в этом.
Еще больше поразил Джулиана случай с шелковыми шейными платками. Тинли – чтоб его! – умудрился испортить несколько штук, которые Джулиан заказывал в Париже. Видно, кто-то хотел их погладить и прожег. Бартоломью тут же заявил, что он тут ни при чем. Тинли признал, что виноват, но никак не мог припомнить, каким образом испортил платки. Впрочем, он не особенно и раскаивался в содеянном. Джулиан немного пошумел, и дорогие шейные платки были выброшены.
Однако вскоре в его гардеробе стали появляться точно такие же. Однажды появились два – один из серебристого шелка, Другой с золотисто-черным рисунком. На следующий день Джулиан обнаружил платок цвета бургундского вина, а вслед за ним – цвета лесной зелени. Бартоломью был так же озадачен, как и Джулиан. Когда он стал расспрашивать Тинли, старик заверил хозяина, что хотя память у него ослабла, но еще не потеряна окончательно.
Это было дело ее рук. Только Клодия знала, какие платки испорчены, и, будучи дочерью разборчивого и требовательного графа, который, по мнению Джулиана, слишком заботился о своем внешнем виде, прекрасно знала, как их можно заменить. Он не стал расспрашивать ее, но каждый раз, когда надевал внезапно появившийся шейный платок, пристально наблюдал за ней, пытаясь найти доказательства того, что это сделала она. Но маленькая чертовка делала вид, будто ничего не замечает.
И это было еще не все. Ее чаепития внезапно прекратились, как и встречи с дамами, которые она до этого часто устраивала. Никакого объяснения тому не было, но Джулиану стало казаться, что вместо чаепитий она каждый вечер ждала его. Она всегда была где-то поблизости, спокойно занимаясь своими делами. И он заметил, что, когда Клодия рядом, его рюмка всегда наполнена прекрасным бренди, его сигары аккуратно обрезаны и под рукой, а газета открыта на финансовой странице, представлявшей для него интерес.
Она сводила его с ума, теперь ее присутствие стало для него просто необходимым, и он чувствовал странное умиротворение, когда она рядом. И конечно, любой мог бы сказать ему, что это невозможно. Все знали, что Клодия Уитни относится к мужчинам с иронией и предпочитает делать то, что ей вздумается. А мужчины – бедняги! – готовы ради нее на что угодно. Но заботливость не входила в число ее добродетелей. А его жена именно окружила заботой. Но зачем – вот в чем вопрос.
Это пугало Джулиана, потому что он не понимал ее. Если бы все было нормально, он бы совсем потерял голову... если уже не потерял. Но Джулиан не мог себе позволить влюбиться в нее больше, чем он уже влюблен, к несчастью, как и поверить ее признанию в любви тогда, в библиотеке. Ведь если она снова отвернется от него, это, несомненно, его убьет.
Джулиан с каждым днем вставал все раньше и раньше, он почти совсем лишился сна. Однажды утром он позволил Тинли подать ему тарелку с дымящейся яичницей и помидорами, но тут же начал пристально изучать содержимое, потому что Тинли вполне мог перепутать яйца с чем-нибудь несъедобным. Убедившись, что все в порядке, Джулиан неторопливо завтракал, изучая газету, пока Клодия не поразила его, вплыв в столовую с сияющей улыбкой в этот невозможно ранний час.
Он коротко кивнул ей и поднял газету так, чтобы не видеть ее. Зато он слышал, как она походила по комнате, а потом села за стол. Он ждал какой-нибудь бодрой фразы, с которой начнется его очередной мрачный день, но ее не последовало. И вопреки здравому смыслу он опустил газету.
Клодия, сидя напротив, сверкнула сияющей улыбкой, и на ее щеках появились ямочки. Он еще ниже опустил газету, хмуро глядя на нее, потому что уж очень довольный был у нее вид.
– Ну, что ты задумала? – ворчливо спросил он.
Все еще сияя, она кивком указала на стоявший на столе небольшой горшочек с фиалками, их лиловые цветки ярко выделялись на фоне красного дерева. Такие же горшки стояли по всему дому. Он уставился на него, краем глаза заметив, что Тинли прошаркал к буфету и налил себе чаю.
– Не понимаю, – сказал он наконец. – Что это значит? Клодия еще шире улыбнулась, и Джулиан вдруг понял, что не хочет ничего знать.
– Разве ты не помнишь? – весело спросила она. – Они стояли у тебя на столе в Кеттеринге. Ты говорил, что любишь смотреть на свой любимый цвет, потому что это помогает тебе есть жуткую кашу миссис Дарнхил.
Это исчадие ада, должно быть, лишилось рассудка.
– Я не говорил ничего подобного, – возразил Джулиан.
– Разумеется, говорили, – вмешался Тинли, продолжая спокойно пить чай.
Джулиан нетерпеливо взглянул на него:
– Разве тебе не нужно ничего полировать?
– Сегодня же среда, милорд.
Это имело значение только для одряхлевшего ума Тинли, и Джулиан уже было собрался сказать ему об этом, когда Клодия снова стала настаивать на своем:
– Ты действительно говорил это, Джулиан. Фиалки росли в Кеттеринге повсюду, и каждое утро их срезали для букетов. Мы с Жаннин и Дьедрой рассаживаем их по горшкам уже несколько недель. Они решили, что их любимый цвет тоже фиолетовый.
Смешинки плясали в глазах Клодии, и Джулиан почувствовал, как сердце его дрогнуло. «Замечательно. Можешь снова стать жертвой ее чар, если считаешь, что твое глупое сердце переживет это».
– Я не просил фиалок, Клодия. Они росли везде, словно сорняки, и садовникам приходилось как-то справляться с ними. Слуги ставили цветы на стол, а не я. Я говорил все, что приходило в голову, чтобы уговорить четырех маленьких девочек есть кашу вместо отвратительных пирожных, которые пекла кухарка.
Ее улыбка погасла, и у Джулиана появилось ощущение, что в комнате стало темно.
– О, – тихо произнесла она. – Я думала, ты будешь рад. Да, она, несомненно, надеялась, что он будет настолько доволен, что вернется к своей прежней привычке ходить за ней по пятам словно щенок. И ему была ненавистна такая перспектива, поскольку он опасался, что она вполне реальна. Сложив газету, Джулиан резко встал.
– Я не особенно рад и не люблю фиалки, – сказал он и, сунув руки в карманы, покинул столовую, так и не доев завтрак.
Клодия возмутилась. Господи, да что это с ним? Или он забыл о присущих джентльмену приличиях? Она посмотрела на Тинли. Старик пожал плечами, допил чай и поставил чашку.
– Его сиятельство сегодня не в себе, – заметил он. Клодия, посмотрев на маленький горшочек с фиалками, нахмурилась:
– Я была уверена, что ему понравится! Тинли тяжело опустился на стул.
– В последнее время его сиятельству мало что нравится. Он всегда мрачный.
– Да, это верно. – Клодия встала и взяла фиалки. – Мы сделаем так, чтобы он не был мрачным, – сказала она и, взяв горшочек с цветами, улыбнулась старому дворецкому. – Или погибнем. – И она покинула столовую.
После долгих колебаний она решила не ставить этот горшок вместе с остальными – он был предназначен для Джулиана. Девочки многие часы работали над ним. Наконец Клодия пришла в его кабинет, чтобы поставить несчастный маленький цветок на видное место на его столе. Она надеялась, что муж прикажет выбросить его, хотя бы потому, что фиалки очень трудно найти в это время года.
Она изо всех сил старалась не поддаться отчаянию, мучившему ее последние недели. Вчера Дорин убеждала ее быть терпеливой, ведь то, что она сделала, нелегко простить. Сидя в своем кресле-качалке, она спокойно сообщила Клодии, что Джулиану могут понадобиться на это месяцы, если не годы. А потом еще добавила, что он может вообще не простить ее. Никогда.
Что, если так оно и будет? Клодия перевела взгляд на задернутые бархатные шторы, словно отгородившие эту комнату от мира, как отгородил свое сердце от мира Джулиан. Отчаяние захлестнуло его. Он плохо спал, почти не ел, под глазами появились темные круги.
Клодия понимала, что это она довела его до такого состояния, но ее попытки изменить создавшееся положение не давали никаких результатов. Он не хотел ничего менять. И это убивало обоих.
Решительно качнув головой, Клодия повернулась и вышла из кабинета. Одно совершенно ясно – она не выдержит, если будет думать об этом каждую минуту. Единственный выход – загрузить себя делами. Она знала это по опыту. Все те годы, пока ждала, что отец заметит ее, она была занята до самого вечера. И ожидая, когда наконец соизволит приехать Филипп, тоже не сидела сложа руки. Когда ей навязали этот брак, она сделала то же самое, не давая себе ни минуты отдыха. Чтобы не думать, не страдать, не надеяться.
Это было нелегко – вина и одиночество, которые она испытывала в этом доме, лишь усилились после скандального побега Софи. Лорд Дилби ликовал, не упуская случая сказать, что идеи Клодии Дейн доведут до погибели всех женщин. Семья Кеттеринг пострадала от этого скандала. А что касается Клодии, то сейчас никто не приехал бы к ней на чай, даже если бы от этого зависела ее жизнь.
И она коротала время с Жаннин и Дьедрой, Энн и Юджинией, с Дорин и раз в неделю навещала Софи.
Когда она приехала в этот же день в дом Стэнвуда, ее снова встретил новый лакей – казалось, слуги здесь не держались больше одного дня. Судя по всему, бедняга был совершенно не знаком с обязанностями слуги, потому что оставил ее в прихожей, а сам отправился на поиски Софи. Именно поэтому Клодия имела несчастье столкнуться со Стэнвудом. Он вышел в прихожую с поистине королевским видом. За ним по пятам шел еще один лакей.
Его губы растянулись в похотливой улыбке, едва он увидел Клодию.
– Ты только посмотри, Гриме, кто к нам пожаловал! Сама леди Кеттеринг. – Он коснулся губами ее руки, обтянутой перчаткой, и Клодия с трудом подавила желание вытереть перчатку о накидку. – Моя жена не сказала, что ждет вас. Интересно почему? Возможно, это из-за вашей репутации? А? Как вы полагаете? – спросил он.
Нет, он просто осел! Помня о присутствии лакея, Клодия лишь улыбнулась.
– Не представляю, почему Софи ничего не сказала. Я приезжаю каждую среду, во второй половине дня.
– Обычно я не позволяю Софи принимать посетителей, если меня нет дома, – продолжил Стэнвуд. – Но в данном случае могу сделать исключение. Уверен, ваш визит будет безупречен, учитывая вашу дилемму.
Ну, довольно! Чувство омерзения стремительно сменилось яростью.
– Прошу прощения, сэр, но что за дилемму вы имеете в виду?
Зловеще хмыкнув, Стэнвуд взял ее за подбородок, словно ребенка.
– Мою шляпу, Гриме, – приказал он лакею и снова улыбнулся Клодии. – Прошу прощения за то, что старался быть деликатным. Я имел в виду, леди Кеттеринг, крах вашей репутации. Говорят, он овладел вами на столе, – это правда?
О небеса, что бы она только не отдала за право задушить его!
– Вообще-то это была скамья в оранжерее, – вежливо поправила она Стэнвуда, заметив, как густо покраснел бедный лакей.
Стэнвуд засмеялся, но глаза его при этом излучали ледяной холод. Тошнота подступила к горлу Клодии. Каким-то чудом ей удалось не дрогнуть перед ним.
– Видимо, вы изо всех сил пытаетесь восстановить свою подмоченную репутацию, мадам. И я также полагаю, что вы не захотите нового скандала, а поэтому не станете советовать Софи совершить какую-нибудь глупость. Я позволю вам увидеться с ней. – Он уставился на ее губы и облизнулся. – Однако я совершенно точно буду дома, когда вы осчастливите нас своим визитом в следующую среду.
Клодия больше не могла сдерживаться. Этот человек вызывал у нее омерзение, и она неловко отступила, натолкнувшись на дверь. Стэнвуд засмеялся.
– Ну идите же, – покровительственно сказал он. – Идите и найдите нашу Софи.
Клодия не стала ждать – ей вдруг отчаянно захотелось оказаться как можно дальше от него. Господи, ну как могла Софи влюбиться в этого ублюдка?
Она услышала, как Стэнвуд засмеялся и что-то тихо сказал лакею, когда она торопливо покидала прихожую. К счастью, другой лакей нашел ее в коридоре.
– Прошу прощения, миледи. Леди Стэнвуд в своей гостиной. Прошу следовать за мной.
Клодия кивнула и пошла за лакеем через лабиринт дверей и коридоров. На втором этаже он остановился перед зеленой дверью и постучал. Клодия услышала приглушенный голос Софи.
Когда дверь распахнулась, она увидела, что Софи сидит спиной к двери, плечи ее бессильно поникли. Поблагодарив лакея, Клодия вошла в комнату и закрыла за собой дверь.
– Софи, ты здорова?
Едва улыбнувшись, Софи полуобернулась, и у Клодии перехватило дыхание при виде золовки. Прошла всего неделя с тех пор, как они виделись, но Софи изменилась до неузнаваемости. Она все еще была в пеньюаре, хотя уже пробило три часа. Выглядела она изможденной, словно не ела много дней. Темные круги легли под покрасневшими глазами, волосы потускнели.
– Софи! Что с тобой случилось? – спросила Клодия, чувствуя нарастающую панику.
– Случилось? – Из горла Софи вырвалось не то рыдание, не то смех. – Ничего не случилось! Просто мне немного нездоровится, вот и все.
Это была ложь.
– Ты послала за доктором? Ты должна...
– Нет, конечно, нет, – сказала Софи. – Я вполне здорова. Пожалуйста, проходи и присаживайся. Я так тебе рада! Позвонить, чтобы принесли чай?
Клодия бросила накидку на стул и присела на край оттоманки рядом с Софи.
– Теперь я вижу, почему Юджиния и Энн были так встревожены вчера. Энн говорит, что ей ни разу не представилась возможность поговорить с тобой наедине...
– А что им тревожиться? – несколько раздраженно спросила Софи. – Я могу сама о себе позаботиться.
– Ну конечно, – торопливо заверила ее Клодия и, подавшись вперед, положила руку на колено Софи. – Просто ты не кажешься здоровой. Что говорит сэр Уильям на этот счет? Ведь он же должен...
Софи с горечью рассмеялась.
– Да он здесь почти не бывает, – сказала она, рассматривая свои руки. – Нет, Клодия, я чувствую себя вполне хорошо. У меня, должно быть, была лихорадка, но сейчас мне намного лучше.
Но это было совсем не так.
– Почему он не бывает дома? – без обиняков спросила Клодия. Этот болван уже должен был бежать за врачом!
Софи пожала плечами:
– Я точно не знаю. Но, по правде говоря... по правде говоря... – Голос ее опустился до шепота: – Я рада этому.
Клодия удивленно посмотрела на нее. Это была совсем не та девушка, что так горячо твердила о вечной любви к Стэнвуду.
– О, Софи, дорогая... что случилось? – спросила она, вздрогнув, когда одинокая слеза покатилась по щеке Софи.
– Он... он совсем не такой, каким я его представляла, – сказала она и с опаской оглянулась. У Клодии создалось впечатление, что она боится. – Обещай, что никому не скажешь, – встревожено прошептала она, глядя на Клодию.
– Софи...
– Обещай мне, Клодия! Если Джулиан узнает... если кто-нибудь из родных узнает, они рассердятся на меня!
Софи явно была в панике, и Клодия, взяв ее за руки, крепко сжала их.
– Никто не будет на тебя сердиться, Софи.
– Да нет же, будут, потому что ничего не могут теперь изменить. Господи, я же его жена и теперь буду вечно принадлежать ему!
С этим Клодия не могла спорить – как только Софи произнесла клятву верности и подписала бумаги, ничто не могло освободить ее от Стэнвуда, кроме воли Божьей или решения парламента. Глаза Клодии стали наполняться слезами, вызванными постоянно терзавшим ее чувством вины. Сквозь их пелену она посмотрела на Софи. Та поникла, сгорбилась, словно несла на своих худеньких плечах все бремя этого мира.
– О, Софи, что я могу сделать для тебя? Как тебе помочь?
Покачав головой, Софи отстранилась и дрожащей рукой вытерла слезы.
– Ничего. Ты ничего не можешь сделать, Клодия. – Она подняла голову и попыталась улыбнуться. – Наверно, всем приходится расплачиваться за свои поступки.
Пристыженная, Клодия уставилась на ковер, не находя слов, чтобы утешить Софи, и только твердила, что ей очень жаль. Видит Бог, последние дни она только и делала, что сожалела о своих опрометчивых шагах, но этого было мало. Если бы она могла, то поменялась бы местами с Софи, терпела бы какие угодно муки, лишь бы она была свободна.
– Я велю подать чай, – пробормотала Софи и тяжело поднялась со стула.
Клодия посмотрела на нее, и внутри у нее все похолодело.
Миллион образов промелькнул перед ее мысленным взором, вот Филипп прижимает ее к стене, больно стискивает грудь, сжимает горло железной хваткой. Совершенно пьяный, домогается ее. Это случилось в последний вечер перед его смертью. Его руки были повсюду, причиняя ей боль. Клодия сопротивлялась изо всех сил и сумела остановить его лишь звонкой оплеухой, от которой у нее заболело плечо. Никогда в жизни она не забудет страха, отвращения и чувства полной беспомощности в тот момент, когда она поняла, что он сейчас изнасилует ее, а она не в силах его остановить.
Воспоминания о том страшном вечере словно ожили, когда она увидела переливающийся всеми цветами радугами синяк на плече Софи. Тошнота снова подступила к горлу. Она порывисто вскочила и бросилась к Софи.
– Клодия, что ты делаешь? – взвизгнула та, когда Клодия потянулась к ее пеньюару.
– Это все он, да? – спросила Клодия срывающимся голосом.
Лицо Софи побелело, и она плотно запахнула на себе тонкий пеньюар.
Ужас и раскаяние сковали сердце Клодии, и она оттолкнула руки Софи, заставляя ее отпустить полы пеньюара. Софи, вскрикнув, попыталась сопротивляться, но Клодия была настроена решительно – ей нужно было знать, нужно было увидеть собственными глазами, убедиться в полном ничтожестве Стэнвуда. Когда она наконец отцепила руки Софи и распахнула пеньюар, то в ужасе отшатнулась, закрыв рот дрожащей рукой.
Все тело Софи было в синяках – фиолетовых, желтых и зеленых. И под грудью, и на животе. Четкий след пальцев отпечатался на внутренней стороне бедра. Софи замерла, покорно свесив голову, пока Клодия смотрела на нее, заливаясь слезами.
– О Господи, о Господи, Софи...
Софи неторопливо заправила прядь волос за ухо, потом медленно запахнула пеньюар и завязала пояс.
– Он очень осторожен и старается не оставлять следов там, где их можно заметить, – пробормотала она. – Об этом знает только моя служанка Стелла, но он пригрозил убить ее, если она расскажет.
Клодия мгновенно поняла, что Софи нужно покинуть этот дом. Немедленно. И будь прокляты все последствия!
– Ты должна уйти отсюда, – тихо сказала Клодия.
– Нет! – резко возразила Софи. – Я не могу уйти! Моя семья будет окончательно опозорена, если я...
– Ты не можешь оставаться здесь! – закричала Клодия. – Ведь в следующий раз он может убить тебя, Софи!
Софи засмеялась странным, звенящим смехом, поразившим Клодию в самое сердце.
– О нет, он не убьет! Ведь без меня у него не будет ни пенни, – истерически закричала она и стала колотить кулаками в стену. – Господи, какая же я дура!
Клодия бросилась к ней, обняла, прижалась щекой к ее волосам.
– Ты должна оставить его. У тебя есть основания для развода. Крайняя жестокость...
– И кто подаст на развод от моего имени? Джулиан? Нет, он не сделает этого. Во-первых, потому что я убью тебя, если ты ему скажешь! И... во-вторых, он не станет рисковать всем, что у него есть, не пойдет на скандал! А если бы и подал на развод, нет никаких гарантий, что я получу его. Уильям сделает все, чтобы этого не случилось.
Но Клодия сейчас не хотела ни о чем размышлять, просто ей было страшно.
– Со временем он станет еще более жестоким, – сказала Клодия. – Я опасаюсь за твою жизнь, Софи! Ты должна отсюда уйти! Немедленно!
Подавляя рыдания, Софи попыталась вырваться из рук Клодии.
– Но куда я пойду? Если к Джулиану, Уильям вызовет его на дуэль, а этого я не вынесу! – воскликнула она и закрыла лицо руками.
– Я знаю такое место, – ответила Клодия. – Там ты будешь в безопасности. И он никогда тебя не найдет. Никогда!
Софи опустила руки.
– И что же это за место?
– Оно для таких женщин, как ты, Софи, – ответила Клодия. – Это далеко отсюда. Клянусь, ты будешь там в безопасности. Быстро собирай вещи. Мы можем уехать уже сегодня.
Софи смотрела на нее, открыв рот. Вихрь чувств отразился в ее глазах – отчаяние, изумление, надежда. Спустя мгновение она покачала головой:
– Нет, не сегодня. Он скоро вернется и поймет, что это ты помогла мне.
Клодия в отчаянии всплеснула руками:
– Взгляни на свои синяки и подумай, что он может с тобой сделать!
– Я совершенно точно знаю, что он может сделать, поверь мне, – тихо ответила Софи, и мурашки побежали по спине Клодии. – Завтра. Он поедет на торговую ярмарку в Хатли, и его не будет два дня.
– Торговую ярмарку? – удивилась Клодия. Софи нахмурилась и презрительно махнула рукой:
– Скачки. Он в последнее время проиграл довольно много денег из тех, что дал Джулиан, и надеется их вернуть, делая более высокие ставки.
– Хорошо. Тогда завтра. Джулиан нам поможет...
– Нет! – взвизгнула Софи. – Не говори ему! Поклянись, что не скажешь!
– Он должен знать, где ты, Софи! Я не могу скрыть от него это!
– Если ты скажешь ему, я просто не пойду! Я умру, прежде чем он узнает о моем позоре, Клодия! Я лучше лишу себя жизни! – закричала Софи.
Клодия лихорадочно размышляла. Она не может это скрыть от Джулиана. В то же время она понимала Софи – та испытывала стыд.
– Хорошо, хорошо! – уступила она. – Я ничего не скажу ему сейчас. Но он с ума сойдет, когда узнает, что ты исчезла.
– Джулиан не приедет до субботы. Значит, два дня он ничего не будет знать, – сказала Софи, умоляюще глядя на Клодию. А Клодия твердила себе, что нужно успокоиться, что самое главное – спасти Софи. Что до Джулиана... Господи, она не сможет промолчать! Но она дала Софи слово, что ничего не скажет Джулиану, и решила поговорить с ним, как только Софи окажется в безопасности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия



Хорошая книга,просчитала на одном дыхании,советую всем
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛиза
18.03.2012, 8.29





Прекрасно!Читала на отдном дыхании!Спасибо!
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛидия
27.05.2012, 11.12





Хорошая книга,полезно почитать юным и наивным твердолобым глупышкам.Полно примеров из жизни, когда вся семья отговаривает их от выхода замуж за идиотов, но все безтолку. И получается то, что мы имеем в романе.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияВ.Зю-64г.
16.07.2012, 13.18





Роман интересный. Герои давно любят друг друга и проходят долгий путь к взаимопониманию.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКэт
14.05.2013, 12.00





Роман понравился, но концовка нудная получилась (автору лень дописцвать было наверное )
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиямарина
18.09.2013, 3.35





Книга супер!!!! Потрясающий мужчина, адекватная героиня. Хочется такой же сильной любви для себя...
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияИриска
18.11.2013, 10.24





хорошая книга.Читайте.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНатали
18.11.2013, 20.16





Класная книга.Вызывает бурю эмоций!Советую прочесть
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЮЛИЯ
19.11.2013, 22.07





Блюдо называется феминистка под исторической заливкой. Героиня, как водится, вся такая самостоятельная, крутая и чрезмерно деятельная. Имеет явные признаки глупости. Ее поступки не только причинили вред другим, но еще и унизили мужчину, который является ее мужем. Ах, мне так жаль, я подумала о тебе плохо! Ах, так жаль, что я тебе не доверяла! Она постоянно жалеет, но ходит по кругу и наступает на те же грабли. Ну, сделай же наконец выводы. Нет, нифига, я сама вся умная. У героя просто адово терпение. образец долготерпения, даже по современным меркам он терпелив до безобразия, а уж с учетом того времени, так из области фантастики. 5 из 10
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянанэль
8.01.2014, 2.58





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Вообще не понравилось. Вся книга в серых оттенках, нет яркости, всё время у них что - то плохое случается, мне было очень тяжело читать. Там позитивных моментов почти нет. Не книга, а унылое г...но(хотя это лично моё мнение)
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКсения
26.02.2014, 18.53





Роман интересный.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиясв
15.07.2015, 8.24





Очень интересный роман.Много всего происходит,только одно происшествие закончится ,уже закружилось следующее.Но как Герой любит героиню-как в сказке.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНа-та-лья
18.09.2015, 13.03





Какая нудная книга .счастлива.что домучила очень раздражает гг своей глупостью.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянастя
13.05.2016, 0.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100