Читать онлайн Безжалостный обольститель, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Безжалостный обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

После того как Джулиан силой увез Софи, Клодия места себе не находила. Сидя в одиночестве в столовой, она хмуро смотрела на большой кусок кекса, поданного ей Робертом. Вяло выковыривая из него изюминки, она выложила их на тарелке так, что получилось нахмуренное лицо в очках.
Она уже было решила рассказать Энн и Юджинии о том, что сделал Джулиан, но потом передумала. Такую новость пусть повеса сам сообщает! Но ссылка в деревню? Это так примитивно! Сару Кафферти отправили в Корнуолл после громкого скандала – возмутительная практика, унизительная для женщин. Клодия никак не могла себе представить, что тот самый Джулиан, в чьих глазах она прочла страдание и боль, безжалостно затолкал Софи в карету и насильно увез.
Прошлым вечером Джулиан показался ей таким незащищенным. Клодия никогда бы не поверила, что в его крепком теле можно найти хотя бы одно уязвимое место.
Она уронила вилку и закрыла лицо руками, совершенно запутавшись. Вот опять она сочувствует тирану! Что из того, что он страдал из-за какой-то своей возлюбленной? Все равно это не давало ему никакого права насильно увозить Софи, словно свою собственность. Ставить приличия выше счастья сестры. Какое высокомерие с его стороны полагать, что один человек лучше другого только в силу своего происхождения или пола!
Клодия подняла голову и отодвинула тарелку, устремив взгляд на подсвечник в середине стола. Прошлой ночью она лежала без сна, пытаясь понять ситуацию, казавшуюся все более запутанной. Она никак не могла понять Джулиана Как можно быть высокомерным и надменным и одновременно нежным и заботливым? Посещать заведение мадам Фарантино и после этого нежно растирать ей спину, когда ей нездоровится, или присылать к ее «общественным чаепитиям» букеты цветов, когда другие мужья отчитывали своих жен за то, что те в них принимали участие.
В то же время Джулиан был совершенно равнодушен к ее главному делу за исключением того случая, когда составил список лиц с намерением убедить их выполнить данные обязательства. Иногда у нее возникало ощущение, что он управляет ею словно одним из своих предприятий, давая свободу до тех пор, пока она не совершит неожиданного для него поступка.
Джулиан мог быть очень мягким и добрым, как со всей очевидностью показал давешний спор. Доброта и терпение, которые он проявлял по отношению к дочерям Юджинии, вызывали в ней острое желание каких-то иных отношений с Джулианом, робкую надежду на то, что и у них, возможно, будут дети. А Тинли? Старик уже и тряпку для пыли не может поднять, а Джулиан щадит его гордость, давая ему возможность чувствовать себя нужным.
В то же время он жестоко обошелся с Софи, пренебрег ее чувствами. С этим Клодия не хотела мириться.
Она не могла не вспомнить об этом. Его бессердечность – сначала к ней, а теперь к Софи – возмущала ее до глубины души.
– Мадам, унести кекс?
Натянуто улыбнувшись, Клодия вежливо ответила:
– Да, пожалуйста, Роберт. И налей немного портвейна. – Роберт удивленно заморгал, замялся буквально на мгновение, но быстро вышел и уже через несколько минут вернулся с портвейном. Клодия поблагодарила его и, потягивая густое вино, устремила взгляд на длинные бархатные портьеры.
Сослана в глушь.
Чем больше она думала об этом, тем больше негодовала.
Софи все рыдала, и Джулиану казалось, что он вот-вот оглохнет.
Наверняка существовал иной способ оторвать ее от Стэнвуда, но будь он проклят, если знает, что это за способ. Добравшись до окраины Лондона, Джулиан чувствовал себя совершенно разбитым. Единственное, что поддерживало его, – это желание увидеть сияющую улыбку Клодии, почувствовать, как ее руки обнимают его. Он понимал, что Клодия согласилась с аргументами.
На Сент-Джеймс-сквер он передал поводья молодому груму и устало вошел в дом.
– Распорядись немедленно приготовить ванну и передай леди Кеттеринг, что я вернулся и очень хотел бы, чтобы она присоединилась ко мне за ужином, – обратился он к Тинли.
– Можете хотеть сколько угодно, милорд, только она уже ужинает, – спокойно сообщил ему Тинли и зашаркал прочь. Лакей шагнул к Джулиану, чтобы принять накидку.
Джулиан бросил на лакея нетерпеливый взгляд.
– Проследи, чтобы он хотя бы не забыл о ванне, – бросил он и направился к столовой, пытаясь подавить в себе почти юношеское волнение, вспыхивавшее в нем каждый раз, стоило лишь упомянуть ее имя.
То, что он так соскучился по Клодии всего за какие-то двадцать четыре часа, ужасно нервировало его; он чувствовал себя слабым, глупым, не похожим на самого себя. Даже в юности он никогда не был настолько увлечен. Его бесило то, что Клодия казалось ему единственным лекарством от терзавшей его сердечной боли. И все же сейчас он с трудом сдержался, чтобы не побежать к ней.
Лакей у столовой открыл перед ним дверь. При виде Джулиана Клодия удивленно вскочила, сжав в руке салфетку. На ней было облегающее платье небесного цвета с белой отделкой. Три нитки жемчуга обвились вокруг стройной шеи, в ушах – жемчужные серьги в форме слезы. Волосы она небрежно заколола наверх, и тонкие завитки струились по шее.
Джулиан заворожено уставился на длинный локон, ниспадавший ей на плечо. Его поражало то, что мысленно он никогда не мог воспроизвести ее красоту так, чтобы она соответствовала реальности.
– Ты выглядишь... прелестно, – заметил он, понимая, что слова едва ли способны передать очарование Клодии.
Изящная рука потянулась и стала нервно теребить сережку.
– Благодарю. Ты только вернулся? Я думала, ты побудешь некоторое время в Кеттеринг-Холле, – тихо произнесла она.
– Я решил, что лучше уехать немедленно. Ее рука замерла, и она посмотрела на него.
– У тебя это очень хорошо получается: делать то, что, с твоей точки зрения, лучше, да?
Если у Джулиана и теплилась какая-то надежда, то после этих слов она исчезла, и он почувствовал себя совершенным глупцом. А чего, собственно, он ждал? Что Клодия бросится в его объятия, что ей тоже не терпится увидеть его? Как бы не так! Эта женщина презирала его. Ей не было дела до того, что он только что пережил один из тяжелейших дней в своей жизни. Волна гнева и боли захлестнула его.
– Ты уже высказала мне свое мнение. Не вижу причин вновь обсуждать этот вопрос, – сказал он.
Она склонила голову набок, будто оценивая, насколько он мерзок, и, словно защищаясь, сложила руки на животе.
– Да, ты уже продемонстрировал, что мое мнение для тебя так мало значит, что ты даже из любезности не желаешь выслушать меня.
Боже милостивый, только не это, только не сейчас! Он хотел лишь взглянуть на нее, обнять, но не спорить! Не говорить.
– Твое мнение, – произнес он, направляясь к столу, – не имеет значения. Я принял решение, и точка.
– Нет, – сказала она.
– Нет? – переспросил он, не веря своим ушам.
– Я не позволю отмахнуться от себя, Джулиан...
– А я не позволю втянуть меня в дальнейшие обсуждения...
– Я не покину эту комнату, пока не скажу то, что должна сказать, хочешь ты это слышать или нет! Ты жестоко поступил с Софи! Она любит сэра Уильяма, и все же ты предпочел видеть сестру несчастной.
Господи, дай ему терпения!
– Клодия, – начал он, – Стэнвуд...
– Баронет! – горячо воскликнула она. – Но этого для тебя недостаточно, с твоими нелепыми представлениями о том, кто кому пара. Ведь ты распоряжаешься судьбами людей, словно сам Господь! Точно так же ты поступил со мной! Это-то ты хотя бы понимаешь?
Джулиан был озадачен. Да, он опозорил Клодию, но какое это имеет отношение к Софи?
– Что именно? – переспросил он. Клодия раздраженно фыркнула.
– Ты считал, что я недостаточно хороша для Филиппа, поэтому старался не подпускать его ко мне. Когда это не получилось, ты стал пытаться убедить меня, что я не подхожу ему, надеясь, что я исчезну! Словно... – Она всхлипнула и еще крепче обхватила себя руками. – ...словно это имело к тебе какое-то отношение! Но он был твой друг, и ты скорее хотел видеть его у мадам Фарантино, нежели со мной. Считал, что я для него плоха, теперь Стэнвуд плох для Софи. Тебе все равно, кому причинить боль. Но Софи любит Стэнвуда, а я любила Филиппа!
Ее слова ножом вонзились ему в сердце, он стал задыхаться. Это невозможно... не может быть, чтобы она так истолковала его предупреждение. Он лишился дара речи. Клодия любила Филиппа!
– Нет, нет! Давай будем до конца честны, – продолжала она уже почти на грани истерики, два лакея позади нее обменялись смущенными взглядами. – Ты никогда не считал, что я тебе пара! Ты ясно сказал об этом, еще когда я была маленькой девочкой, но я тогда не понимала, что делаю. Однако ты дал мне понять, что я не соответствую твоим запросам, ты и сейчас так считаешь. Ты считаешь вполне нормальным иметь любовниц, но не представляешь, какую это причиняет боль. – Голос ее дрогнул. – Когда Софи сказала мне, что ты возражаешь против Стэнвуда из-за его положения, я посоветовала ей следовать велению своего сердца и пренебречь твоими проклятыми условностями.
Ярость вспыхнула в нем жарким пламенем.
– Что ты ей посоветовала? – взревел Он, не замечая, что лакеи покинули комнату.
– Следовать велению своего сердца, а не каким-то нелепым приличиям, – произнесла она уже с меньшей уверенностью.
Нет, он задушит ее собственными руками. Джулиан вцепился в стол, стараясь не потерять над собой контроль. Эта дурочка даже не представляет, что натворила, какой опасности подвергла Софи своими необдуманными советами.
– Уильям Стэнвуд, – сказал он, с трудом сдерживая бешенство, – не любит Софи. Он охотится за ее приданым. Его долги огромны, удивительно, что он еще не в долговой тюрьме. Его поверенный наводил справки обо всех моих счетах, чтобы выяснить точный размер приданого Софи и содержания, оставленного ей отцом. – Он взглянул на нее испепеляющим взглядом. – Мало того, мужчинам хорошо известно, что Стэнвуд избивает шлюх, с которыми спит. Это доставляет ему удовольствие!
Кровь отлила от лица Клодии, и она вцепилась в спинку стула.
– Подумать только, – хрипло произнесла она. – Софи сказала...
– О, ради Бога, Клодия! Софи может сказать что угодно. Она вбила себе в голову, что влюблена в этого выродка.
Глядя в глаза Клодии, Джулиан видел, как постепенно доходит до нее правда.
– О нет, нет...
– Господи, какую же огромную ошибку я совершил, доверяя тебе и Софи! – возмущенно продолжил он. – Я понятия не имел, что она тайно встречается с ним, и тем более не представлял, что моя собственная жена поощряет это. Если бы ты рассказала мне, я бы сообщил тебе все безобразные подробности. Просто не хотелось посвящать во всю эту грязь женщин, которых я должен защищать и оберегать! – Он сорвался на крик.
– Бог мой! – прошептала она. – Мне так жаль, Джулиан. Я не знала...
– В том-то и проблема, Клодия, да? – презрительно воскликнул он. – Ты так увлеклась своей демагогией, что забыла обо всем на свете. Возвела вокруг себя стены, и мы не можем поговорить ни о чем сколь-нибудь важном. Не представляю, как разрушить эти стены, и мне надоело пытаться!
Клодия молчала, уставившись в пол и покусывая губы.
Все повторялось: она снова отгородилась от него, не пуская его в свои мысли. Джулиану вдруг стало тошно, даже сам вид Клодии был ему неприятен.
– Оставь меня, – резко сказал он, направляясь к буфету с намерением выпить все, что там есть, до последней капли.
– Джулиан. Я...
– Уходи! – взревел он и услышал шелест юбок и ее неровное дыхание, когда она устремилась к двери. – Клодия! – окликнул он ее и оглянулся. – И еще одно!
Он понимал, что сейчас совершит глупость, раскрыв перед ней сердце, но ничего не мог с собой поделать.
– Ты с самого начала ошибалась во мне. В тот вечер, когда я приезжал к тебе, накануне гибели Филиппа... – он увидел вспыхнувшую в ее глазах боль, – я и не думал, что ты не подходишь Филиппу. Я хотел сказать, что это Филипп недостаточно хорош для тебя.
Она удивленно ахнула, схватившись рукой за горло.
– Когда пошли слухи о том, что он намерен на тебе жениться, мне было невыносимо даже думать, что ты, единственный яркий лучик во всем лондонском высшем свете, выйдешь замуж за пьяницу, стоявшего на грани полного разорения. Я не хотел, чтобы ты была несчастна, и, если быть совершенно откровенным, не мог видеть рядом с тобой другого мужчину. И если ты намерена укорять меня всю жизнь, то должна знать правду. – Он помолчал, призывая на помощь все свое мужество. – Я... я любил тебя. Любил с того самого момента, как увидел на балу Уилмингтона, и последние два года. И с тех пор не было у меня никаких любовниц, Клодия. Мне была нужна только ты.
Вторая ее рука легла на ту, что сжимала горло, и Джулиану показалось, что она близка к обмороку. Он не знал, что она думает, но остановился, потому что она смотрела на него так, словно он потерял рассудок. Возможно, что и так. Его признание показалось ему сейчас нелепым, и, смутившись, он снова повернулся к буфету.
– Вот и все, больше никаких внезапных признаний, – сказал он с изрядной долей сарказма. – Тебе нечего опасаться. Я уже вылечился от любви.
– Джулиан...
Она прошептала его имя так, как ему представлялось во многих его снах, но сейчас было уже слишком поздно.
– Оставь меня! – резко сказал он и закрыл глаза. Через некоторое время он услышал, как тихо закрылась за ней дверь. Взяв графин с вином, он тяжело опустился в кресло и просидел в нем несколько часов, пытаясь утопить в вине ее образ, упрямо всплывавший перед его мысленным взором.
Если бы у Клодии был графин с вином, она бы тоже попыталась утопить в нем свое горе. Она нервно расхаживала по комнате, не в силах поверить в то, что так ошибалась. Неужели она действительно настолько глупа? Прижав сжатые кулаки к вискам, она пыталась прогнать пронизывающую боль, обрушившуюся на нее, как только она покинула столовую.
«До чего же я глупа!» – вновь и вновь мысленно повторяла Клодия с полным отвращением к себе. Ведь она советовала Софи ослушаться Джулиана, не зная всех фактов, даже после того, как муж пытался объяснить ей ситуацию. Она пошла на поводу у своих эмоций! Ей было стыдно и больно... А та записка, которую она тайно засунула в чемодан Софи, с призывом следовать велению сердца! Клодия с трудом подавила рыдания, рвавшиеся из груди.
Но самую большую боль причиняла ей мысль о том, что она абсолютно неверно истолковала порыв Джулиана тогда, два года назад.
Она была настолько убеждена в том, что знает его, что исказила смысл его слов, придумав собственную версию, которая подходила под придуманный ею образ. Он хотел ей помочь. Но она этого не пожелала понять, а ведь при мысли о Джулиане сердце ее замирало от любви. Она обвиняла его во всех смертных грехах, даже в смерти Филиппа.
Но ведь она знала правду.
Знала, как стремительно Филипп катится в пропасть, как теряет положение в обществе. Знала, что за его показным весельем, улыбками, подарками скрывается что-то темное. Однако винила во всем Джулиана.
Так было легче. Его упреки по поводу глупого детского порыва с тем поцелуем, его пренебрежение на балу семь лет назад – разве мог человек его положения увлечься семнадцатилетней девочкой? Но она придумала себе эту историю, развила и начала смотреть на Джулиана сквозь ее призму. Детская влюбленность и обида слишком долго влияли на ее восприятие. Стыдно подумать, до чего ограниченной она оказалась. Как можно было судить о нем, основываясь на детских обидах! Именно с подобными проявлениями она и боролась каждый день. Боролась со слепым представлением о том, каково место женщины в этой жизни, с устарелыми стереотипами!
Она остановилась, прижав ладони к глазам. Никогда она не испытывала такого презрения к себе, как сейчас... Он же любил ее! В памяти всплыли милые, незаметные знаки внимания, которые он оказывал ей в последнее время. Они казались незначительными, но свидетельствовали о многом.
Застонав, Клодия зажмурилась и почувствовала, как горячие слезы потекли по щекам. Она обвиняла его в безразличии, когда он проявил терпимость в совершенно безвыходной ситуации, сносил безропотно ее метания, уступив ее желаниям.
Ну почему все так запутано?
Она опустила руки, уставившись невидящим взглядом в пространство. Неужели он действительно никогда не изменял ей? Ведь она, в сущности, ему не жена в полном смысле этого слова. Даже в те все более редкие моменты, когда он приходил к ней ночью, она закрывала сердце, отдавая ему только тело. Как она сейчас раскаивалась в этом! Она сделала все, чтобы оттолкнуть его от себя. И как она могла винить его в том, что он ищет удовлетворения на стороне? Но самое нелепое то, что ей хотелось делить с ним постель! Матерь Божья, как же ей хотелось просыпаться в его объятиях... но гордость, глупая, бессмысленная гордыня, встала на ее пути.
Горький смех вырвался из ее груди. Ирония была в том, что она считала себя такой сильной, такой независимой, стремясь защищать женщин, а сама почти разрушила свой и без того шаткий брак. Между ней и Джулианом пролегла пропасть.
И Клодия не знала, можно ли ее преодолеть.
Она почти не спала, одолеваемая сомнениями, которые приобрели чудовищные размеры. В итоге, когда Клодия спустилась к завтраку, время близилось к полудню. Тинли сообщил ей, что Джулиан отбыл, как только рассвело.
– Он не сказал куда? Тинли задумался.
– Кажется, нет, мэм, – ответил он, и лакей за его спиной кивнул, подтверждая его слова.
После того, что она сделала с ним и с Софи, ему, несомненно, неприятно ее общество. Он, должно быть, проводит время с повесами. Клодия несказанно удивилась, когда вскоре после ленча приехал Артур Кристиан.
Тинли привел его в гостиную, и по выражению лица Артура она поняла, что тот ожидал увидеть здесь Джулиана. Она отложила письма и поднялась ему навстречу.
– Артур.
– Клодия, рад видеть вас в добром здравии. Э... Джулиан дома?
Она покачала головой.
– Его, к сожалению, нет, – сказала Клодия с извиняющейся улыбкой. – Нам, наверно, придется рисовать Тинли картинки, чтобы он мог запомнить, кто из нас дома, а кого нет.
Артур засмеялся.
– Ну, тогда не буду мешать вам, только оставлю визитку...
– Э... Артур? – торопливо произнесла она. – Могу я вас кое о чем спросить?
– Ну конечно!
Клодия побледнела в ужасе от того, что собирается спросить. Нет-нет, она не может спрашивать об этом мужчину.
– Что-то вас тревожит?
– Да нет, ничего, – сказала она и быстро села, снова взявшись за письма.
Артур с любопытством посмотрел на нее.
– Спрашивайте же, я не буду смеяться, – пообещал он и ободряюще улыбнулся.
Что ж, сейчас или никогда. Она должна спросить: ей нужно знать, есть ли хотя бы маленький шанс все уладить. Не в силах посмотреть Артуру в глаза, она судорожно вздохнула и выпалила:
– Когда... когда вы с Джулианом уходите по вечерам, где вы проводите время? – Ну вот она и решилась.
Артур с удивлением взглянул на нее. Бумага задрожала в ее руках, она даже закрыла глаза, страшась того, что может услышать. Артур откашлялся.
– Мы... обычно мы едем в клуб. Чаще всего в «Уайте», иногда в «Тэм О'Шантер», хотя там стало неуютно после того, как Филипп... короче, мы предпочитаем «Уайте».
– Только клуб? И больше ничего? Артур вновь заколебался.
– Что конкретно вы имеете в виду?
– Вы ездите к мадам Фарантино? – выпалила она. Артур закашлялся.
– Боже милостивый, Клодия, подобные вещи не следует... Она умоляюще взглянула на него:
– Пожалуйста, Артур. Я... мне нужно это знать.
Это явно озадачило его. Он некоторое время смотрел на нее, потирая подбородок.
– Я уже и не припомню, когда Джулиан был там в последний раз.
Ей казалось, что пол вот-вот разверзнется под ней.
– А другого такого места нет? – настойчиво спросила она. Артур нахмурился:
– Клодия, послушайте. Джулиан Дейн настолько безнадежно влюблен в свою жену, что он и на служанку в баре не взглянет. Для него существуете только вы.
Ее сердце болезненно сжалось, и она бессильно прислонилась к спинке стула. Как же сильно она ошибалась в нем!
– Прошу прощения, я думал, это обрадует вас, – холодно произнес Артур.
– Еще как обрадовало, – пробормотала она. – Вы даже представить себе не можете.
– Ну что ж, тогда окажите мне любезность и сообщите Джулиану о моем визите, буду вам крайне признателен, – произнес он и быстро покинул комнату.
Клодия не слушала его: душа ее так кричала от раскаяния, что этот крик заглушил все остальные звуки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия



Хорошая книга,просчитала на одном дыхании,советую всем
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛиза
18.03.2012, 8.29





Прекрасно!Читала на отдном дыхании!Спасибо!
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛидия
27.05.2012, 11.12





Хорошая книга,полезно почитать юным и наивным твердолобым глупышкам.Полно примеров из жизни, когда вся семья отговаривает их от выхода замуж за идиотов, но все безтолку. И получается то, что мы имеем в романе.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияВ.Зю-64г.
16.07.2012, 13.18





Роман интересный. Герои давно любят друг друга и проходят долгий путь к взаимопониманию.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКэт
14.05.2013, 12.00





Роман понравился, но концовка нудная получилась (автору лень дописцвать было наверное )
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиямарина
18.09.2013, 3.35





Книга супер!!!! Потрясающий мужчина, адекватная героиня. Хочется такой же сильной любви для себя...
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияИриска
18.11.2013, 10.24





хорошая книга.Читайте.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНатали
18.11.2013, 20.16





Класная книга.Вызывает бурю эмоций!Советую прочесть
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЮЛИЯ
19.11.2013, 22.07





Блюдо называется феминистка под исторической заливкой. Героиня, как водится, вся такая самостоятельная, крутая и чрезмерно деятельная. Имеет явные признаки глупости. Ее поступки не только причинили вред другим, но еще и унизили мужчину, который является ее мужем. Ах, мне так жаль, я подумала о тебе плохо! Ах, так жаль, что я тебе не доверяла! Она постоянно жалеет, но ходит по кругу и наступает на те же грабли. Ну, сделай же наконец выводы. Нет, нифига, я сама вся умная. У героя просто адово терпение. образец долготерпения, даже по современным меркам он терпелив до безобразия, а уж с учетом того времени, так из области фантастики. 5 из 10
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянанэль
8.01.2014, 2.58





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Вообще не понравилось. Вся книга в серых оттенках, нет яркости, всё время у них что - то плохое случается, мне было очень тяжело читать. Там позитивных моментов почти нет. Не книга, а унылое г...но(хотя это лично моё мнение)
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКсения
26.02.2014, 18.53





Роман интересный.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиясв
15.07.2015, 8.24





Очень интересный роман.Много всего происходит,только одно происшествие закончится ,уже закружилось следующее.Но как Герой любит героиню-как в сказке.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНа-та-лья
18.09.2015, 13.03





Какая нудная книга .счастлива.что домучила очень раздражает гг своей глупостью.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянастя
13.05.2016, 0.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100