Читать онлайн Безжалостный обольститель, автора - Лэндон Джулия, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндон Джулия

Безжалостный обольститель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Клодии явно доставляло удовольствие мучить его.
Джулиан не мог найти иного объяснения тому факту, что за несколько недель после свадьбы она изменилась до неузнаваемости. Стала энергичной и жизнерадостной. Куда девались ее растерянность и грусть? С утра до вечера Клодия занималась делами. Ее кипучая деятельность, казалось, озаряла светом обширный особняк Джулиана.
В этом-то и заключалась мука.
Этот свет никак не касался Джулиана. И не то чтобы Клодия избегала его, нет. Но их разделяла пропасть, которую он никак не мог преодолеть. Когда он слишком близко подступал к ней, Клодия замыкалась, отгораживалась от него, не пуская в свой мир. Порой у Джулиана возникало ощущение, что она просто не замечает его и целиком сосредоточена на чем-то своем, доступном только ей одной.
Чудесные мгновения, испытанные ими, когда они предавались любви, теперь стали лишь воспоминаниями. Нет, Клодия не отказывала ему. Ее нельзя было назвать непокорной женой. Но за исключением той первой недели, когда естественное желание и теплота прорывались наружу, теперь она, казалось, едва терпит его присутствие в своей постели, подавляя свою реакцию, не испытывая наслаждения от его прикосновений. А когда его страсть утихала, Клодия отворачивалась или находила повод встать и уйти.
На следующий день она вела себя так, будто между ними ничего не было, и снова погружалась в вихрь деятельности, от которой у Джулиана просто захватывало дух.
Джулиан был в шоке, поняв, что живет с женщиной, не влюбленной в него. Прекрасно воспитав четырех девочек, он вряд ли мог считаться неопытным в отношении поступков и поведения женщин. Но Клодия не вписывалась в привычные рамки. Помимо стен, которые она возвела вокруг себя, в ее прелестной головке роились самые необычные идеи. Чувство беспомощности, которое она поначалу испытывала, бесследно исчезло.
Одной из ее идей стало проведение чаепитий. Раз в неделю целая толпа женщин, человек двадцать, включая и его сестер, заполняла Кеттеринг-Хаус. И во время чаепития, целью которого, как предполагалось, была встреча за беседой утонченных дам, в доме раздавались взрывы смеха, восторженные крики и громкие споры. Это продолжалось два часа, потом двери гостиной распахивались, и дамы выходили с таким решительным блеском в глазах, что умудренные опытом мужчины вздрагивали.
Джулиан случайно узнал об этих чаепитиях, когда однажды застал у закрытой двери двух молодых любопытных лакеев. Он отослал их, а сам остановился послушать. Через неделю уже несколько лакеев собирались у этих дверей – вместе с Джулианом. Их глаза часто округлялись от удивления и потрясения, а лица заливала краска, когда до них доносились слова из гостиной. И они разбегались, словно всполошившиеся куры, едва слышали что-то, хотя бы отдаленно напоминающее приближение дам к двери. Однажды Тинли, несмотря на все предупреждения, вошел в «святая святых» с чайником свежего чая... и не вышел оттуда.
Если Джулиан и питал надежду сохранить в тайне эти чаепития, то вскоре убедился в том, что это ему не удалось, когда однажды в клубе «Уайте» Адриан Спенс, Алекс Кристиан, герцог Сатерленд, а также Виктор и Луи насели на него, словно стая атакующих гусей, требуя, чтобы он немедленно прекратил эти чаепития. Они утверждали, что его жена, возможно, слегка не в себе и явно нуждается в крепкой узде. Мало того, что Клодия и ее дамы курили его сигареты, сделанные из особого американского табака, и пили его портвейн, что, по словам герцога, было все равно что целоваться с мужчиной, только что вернувшимся из «Уайтса», так они еще обсуждали идеи равенства женщин, отчего мужчины чувствовали себя в собственных домах словно в осаде. Дамы, судя по всему, настаивали на каких-то неимоверных переменах, включая ознакомление с работой парламента и системой выборов в Англии. Они даже носились с совершенно нелепой идеей, что когда-нибудь женщины, упаси Господи, тоже будут голосовать!
Но мужчины, слава Богу, не знали, что чаепития не единственная сфера бурной деятельности Клодии, которая заставляла слуг буквально сбиваться с ног. В доме постоянно кто-то куда-то спешил, Клодия все время неслась куда-то по неотложным делам, связанным с девочками, школами, больницами и десятком различных благотворительных дел. А когда не была занята с друзьями, в доме часто гостили его маленькие племянницы, Жаннин и Дьедра. Клодия читала им или шла с ними в кухню, где они расписывали маленькие глиняные горшочки и сажали в них фиалки. Результатами их труда было заставлено все свободное пространство в ее гостиной.
Однако чаще всего девочки, приезжавшие в гости в накрахмаленных платьицах, выходили из комнаты Клодии в костюмах рыцарей, морских капитанов или разбойников. Им, судя по всему, не импонировали девичьи забавы. Джулиан не представлял, откуда его жена доставала костюмы, деревянные мечи, красные камзолы, превращавшие его племянниц в мальчишек, хотя однажды он заметил, что маски разбойников были сделаны из его шейных платков. И все же он считал, что их игры довольно безобидны.
Пока не обнаружил, что Клодии нравилось делать из девочек маленьких наездников.
Он был в шоке, когда однажды увидел малышек в Гайд-парке верхом на старой кобыле, в коротких мальчиковых штанишках и – только подумайте! – в мужском седле! Немедленно отправив всех троих домой, Джулиан решил не рассказывать об этом инциденте Луи, у которого были довольно строгие принципы в отношении того, что девочкам можно, а что – нельзя. Он также не счел нужным упомянуть, что его лакей Роберт следил за их игрой с деревянными мечами достаточно часто... или что Юджиния считала, что в этом нет ничего особенного.
Короче говоря, жизнь рядом с Клодией оказалась достаточно беспокойной.
Однажды Джулиан решил выйти на заднюю террасу, чтобы насладиться наладившейся погодой и выкурить сигару. Прозрачный воздух был напоен ароматами осени, бродя по выложенным каменной плиткой дорожкам и разглядывая опавшую листву, он заметил на лужайке внизу Клодию, трех своих сестер, Мэри Уайтхерст и еще Одну молодую даму, которую он не узнал.
По одну сторону лужайки были расставлены столы, накрытые скатертями и уставленные тарелками. Очевидно, это были закуски к ленчу. У столиков стояли два лакея. Женщины в это время изучали нечто похожее на довольно грубо сделанное пугало. Где они нашли подобное чудище, оставалось загадкой. И, заинтересовавшись, Джулиан остановился, чтобы посмотреть, что они затевают.
Клодия и Юджиния что-то живо обсуждали. В этом, конечно, не было ничего нового, но когда дамы резко отвернулись от чучела и стали выстраиваться в полукруг, Джулиан с ужасом понял, что все они держат пистолеты.
Они встали на расстоянии вытянутой руки друг от друга, примерно в двадцати шагах от чучела. Джулиан в ужасе увидел, как Клодия подняла пистолет и выстрелила в чучело, конечно, промахнувшись. Пуля улетела бог знает куда. Страх и ужас охватили Джулиана.
– Клодия! – взревел он и, отбросив сигару, бросился вниз по ступеням. Юджиния первой заметила его. Улыбнувшись, она помахала ему, небрежно бросив пистолет на столик. К полному ужасу Джулиана, пистолет выстрелил. Женщины хором взвизгнули, и все шестеро, взмахнув юбками, повалились на землю.
Как и оба лакея.
Клодия первой приподнялась на локтях и посмотрела на других женщин, осторожно поднимавших голову.
– Ну вот. Никто, похоже, не пострадал, – заявила она довольно бодро.
Джулиан буквально подскочил к ним.
– Это чудо, что никто из вас не пострадал, – сердито отчитал он их. – Дамы, поднимитесь с земли, если можете. Только умоляю, не трогайте пистолеты! – Он устремил негодующий взгляд на Клодию. Исчадие ада улыбалось! Сияющей, самодовольной улыбкой.
Его сердце все еще бешено колотилось, и с помощью двух перепуганных лакеев он собрал пистолеты. Дамы в это время отряхивали юбки и возбужденно тараторили о неосторожности Юджинии. Когда он мрачно взглянул на Энн, та с гордостью заявила, что ее пистолет не заряжен. А Юджиния пробормотала, что Луи, пожалуй, лучше не знать подробностей этого ленча, с чем Джулиан поспешно согласился. Софи лишь гневно смотрела на него, и он счел это за благо, учитывая, что в руке у той был пистолет.
Когда он подошел к жене, у него было сильное желание отшлепать ее. Он сразу узнал свой пистолет в ее руке, и у него закрылось страшное подозрение, что и остальные дамы держали пистолеты своих мужей. Подумать только! Они разъезжали по городу с заряженными пистолетами в сумочках! Боже праведный!
– Ты, черт возьми, понимаешь, что делаешь? – сердито спросил он у жены, осторожно забирая пистолет.
– Учу их стрелять, – как ни в чем не бывало ответила Клодия.
Джулиан еще больше нахмурился.
– Клодия, а ты вообще знаешь, как пользоваться пистолетом?
– Если честно, думала, что знаю, – сказала она, задумчиво разглядывая чучело. – Папа когда-то мне показывал.
От этих слов сердце Джулиана забилось еще сильнее.
– Кто-нибудь мог серьезно пострадать, – упрекнул он ее. – Господи, зачем тебе понадобилось учить их стрелять?
В ответ он получил мрачный взгляд, без слов говоривший, что только тупица может спрашивать подобное.
– А почему бы не научить их? – спросила она. – Разве женщины не имеют права на защиту?
– Права тут ни при чем, Клодия! Речь идет о шести женщинах, которые могли пострадать!
– Ну, тогда ты считаешь нас слишком глупыми.
– Нет, – прорычал он, угрожающе взглянув на нее.
– Тогда что?
– Клодия! – почти взревел он. – У женщин есть отцы и мужья, чтобы защищать их, и поэтому им нет необходимости...
– Чушь, – прервала она его, презрительно махнув рукой.
– Нет, не чушь, – упорствовал Джулиан. – Есть основания для физического различия между полами, моя дорогая. Мужчины оберегают и защищают свои семьи, женщины нянчат детей и ведут хозяйство, вот и вся суть. А если тебе хочется научиться стрелять, то я научу тебя. Но не позволю ставить под угрозу жизни других людей из-за какой-то нелепой идеи о правах женщин.
Эти слова были встречены гробовым молчанием. Уголком глаза Клодия взглянула на своих гостей. Они, разинув от удивления рты, наблюдали за спором молодоженов. Клодия пробормотала что-то себе под нос, очень похожее на «тупица», и взглянула на Джулиана, в глазах ее плескалась ярость.
Он в свою очередь одарил ее гневным взглядом.
– Не думай даже ни при каких обстоятельствах еще раз показать этим женщинам, как нужно стрелять, если рядом нет меня, Виктора или Луи. Я ясно объяснил, мадам?
Серо-голубые глаза Клодии потемнели.
– Абсолютно ясно, – пробормотала она, и Джулиану стало не по себе от ее тона. Он резко повернулся и направился к дому с собранными пистолетами, то и дело напоминая себе, что у его жены довольно необычные привычки и что иногда ему это даже нравится.
Прошло несколько дней после этого инцидента, а Клодия все еще с удвоенным усердием пыталась прогнать из головы все мысли о своем самоуверенном муже. Вообще-то она не позволяла себе думать ни о чем, кроме тех дел, что планировала на каждый день, потому что только так она могла сохранить рассудок. Каждое мгновение дня она то занималась благотворительностью, то отправлялась на Аппер-Морленд-стрит, то приглашала друзей и даже два раза посещала текстильные фабрики в поисках места для школы. Если она не могла ничего придумать, чтобы занять свое время и мысли, то делала наброски школы, которую когда-нибудь построит, прикидывая в уме количество парт, стульев, досок, чтобы только не думать о Джулиане.
Обычно ей это удавалось, потому что последнее время все ее мысли были заняты проблемой поиска средств для школы. К сожалению, пожертвования, обещанные ей до катастрофы, сейчас фактически иссякли. А того, что дали тетя Вайолет, Энн и Юджиния, а также банковского чека, полученного от Джулиана после того памятного дня с чаепитием, было недостаточно. Клодия подсчитала, основываясь на содержании, которое она выговорила для себя у Джулиана, что ей потребуется двадцать лет, чтобы собрать средства, необходимые для постройки хорошей школы, – и это если не тратить ни одного фартинга.
Поэтому она продолжала упрямо навещать старых знакомых в поисках пожертвований, постепенно привыкая к отказам из-за связанного с ее замужеством скандала, и научилась ценить те немногие пожертвования, которые ей удавалось получить.
А лорд Дилби просто вредил ее начинанию. Похоже, этот старый осел пресекал любые ее усилия. Она знала, что он называл ее будущую школу «школой нравственности Уитни, пусть и сомнительной». Дилби, как оказалось, прилюдно насмехался над ней, и она боялась, что даже при желании никто не осмелится сделать пожертвования, чтобы не быть осмеянным влиятельным государственным деятелем.
Именно над проблемой иссякнувших средств она пыталась размышлять, сидя однажды вечером в своей гостиной, но ничего не получалось из-за Джулиана. Клодия сердито посмотрела на очередной чертеж школы, висевший на стене, потом на лежавшие перед ней книги. Она пыталась – видит Бог, пыталась – прогнать мысли о нем, сделать вид, будто он для нее ничего не значит. Но это было выше ее сил. Прошлой ночью он ласкал ее так, что бросало в дрожь, поднимая до неимоверных высот, когда их тела сливались в одно целое. И чем сильнее она пыталась не чувствовать этого, тем сильнее ее охватывала страсть. Глубже и полнее с каждым разом, будь он проклят!
Клодия закрыла лицо руками, пальцы казались прохладными на вспыхнувшем лице, когда она вспомнила подслушанный разговор дам на одном, рауте. Леди Криттендон, красавица, вышедшая замуж за человека, богатого, как Мидас, и старого, как само Время, беседовала с подругой, когда Клодия вошла в дамскую комнату. Дамы, не стесняясь, продолжили обсуждать случайную встречу с лордом Кеттерингом. Настаивая, что оба ничего такого не имели в виду, леди Криттендон намекнула, что они обменялись не просто приветствиями. Когда подруга спросила ее, не пугает ли ее возможность того, что Кеттеринг станет хвастать своей победой, леди Криттендон рассмеялась и сказала, что Кеттеринг из тех мужчин, которые, помимо того, что умеют держать язык за зубами, еще и искусно пользуются им. Дамы захихикали, а Клодия никак не могла понять, что они имели в виду.
О, какое невежество! Даже в своих самых смелых мечтах она и представить себе не могла, что могут сделать с женщиной руки мужчины, язык, его... Клодия откинулась на спинку кресла, вытянула ноги и несколько раз глубоко вздохнула. Поначалу она сопротивлялась Джулиану, совершенно убежденная, что ни одна уважающая себя женщина не может позволить такого! Но ее сопротивление было слабым и совсем недолгим – она была изумлена невероятными ощущениями от его прикосновений, извивалась под ним и бесстыдно жаждала большего. Он крепко держал ее, неторопливо доводя до такого невероятного экстаза, что она наконец словно взорвалась и разлетелась на тысячу мелких осколков.
Клодия закрыла глаза, пытаясь успокоить участившееся дыхание.
Она интуитивно чувствовала, почему женщин так тянет к нему. Сейчас она понимала это, как никогда раньше.
Но неотразимым его делала масса иных мелких деталей, например, то, как он все время касался ее. Ласково, не задумываясь. Он прикасался к ее руке, талии, прядям волос у лба. То были легкие, успокаивающие прикосновения, способные успокоить мятущуюся душу. А что он говорил ей в моменты страсти, как восторгался ее красотой, какие слова шептал!
Застонав, Клодия прижала ладонь колбу, вздрогнув, когда еще одна непрошеная волна желания захлестнула ее. Он касался ее, а потом уходил в обществе Артура Кристиана, а иногда Адриана Спенса. Все трое смеялись над чем-то своим, направляясь к Сент-Джеймс-сквер. Никто из них не говорил ей, что они делают и куда идут, и уж тем более Джулиан. Да в этом и не было необходимости. Она все понимала, потому что именно так все происходило и с Филиппом, повесы уходили, весело смеясь, привлекая внимание и мужчин и женщин, когда садились в свои дорогие кареты и направлялись в поисках ночных забав и женщин в заведение мадам Фарантино.
Ей никак не удавалось соединить два образа – распутника, отправлявшегося на ночные увеселения, и мужа, проявлявшего к ней такую нежность. Когда она пыталась это сделать, ее тут же одолевали сомнения – а не ошиблась ли она в своей оценке? И она спорила сама с собой до изнеможения.
Да, именно такого брака, полного неопределенности, и заслуживает женщина, которая, забыв обо всем, чему ее учили, позволяет соблазнить себя. Наказанием за то, что она уступила своим низменным желаниям, стал ее маленький ад, в котором пыткой были его прикосновения, жажда этих прикосновений и ежечасная мечта о том, чтобы Джулиан полюбил ее по-настоящему.
Клодия уронила руки на колени и медленно открыла глаза, пытаясь сосредоточиться на чертеже школы. Школа – единственный выход. Ей нужно подавить свои чувства, загнать их вглубь, забыть о них. Только так она сможет уцелеть.
Стук в дверь оказался как нельзя кстати.
– Не помешаю? – спросила Софи, тихо закрыв за собой дверь.
– Конечно, нет! – Клодия встала и улыбнулась. Она испытала большое облегчение, когда Софи вернулась от Энн, чтобы жить вместе с ними, – еще одна приятная возможность отвлечься от мрачных мыслей. – Входи, я хочу кое-что тебе показать.
Софи торопливо направилась к ней.
– О, Клодия, мне совершенно необходимо поговорить с тобой!
– И мне тоже. Вот, взгляни на мой набросок, хорошо? Мне кажется, крупновато, а как на твой взгляд? – спросила она, пристально разглядывая рисунок.
Софи посмотрела на рисунок, потом на Клодию.
– Но он совершенно такой же, как и все остальные.
– Нет, не совсем, – пробормотала Клодия. – А о чем ты хотела поговорить со мной? – спросила она, бросив рисунок на стол, где уже лежало несколько подобных.
Тяжело вздохнув, Софи опустилась на кушетку.
– О, Клодия, я в полном отчаянии! Клянусь, что не стала бы беспокоить тебя, но мой брат просто невыносим и я больше не могу жить в этом доме!
Клодия была поражена, при всех своих недостатках Джулиан обожал сестер и всегда баловал их.
– Софи! – воскликнула она улыбаясь. – О чем это ты?
– Пообещай, что не примешь его сторону. Только тебе я могу довериться!
Клодия вся обратилась в слух.
– Обещаю, – сказала она, присаживаясь на край кресла. Софи, устремив тоскливый взгляд на ковер, тихо сказала:
– У меня есть поклонник. Клодия засмеялась:
– О, Софи, и это все? Кто он?
– Сэр Уильям Стэнвуд. Он баронет. Ты знаешь его? – спросила девушка с ноткой тревоги в голосе.
Имя было лишь смутно знакомо Клодии, и она отрицательно покачала головой.
– О, он просто чудо! – воскликнула Софи, вдруг просияв. – Ты будешь в восторге от него! Он довольно красив, очень высок, белокур и так хочет чего-то добиться в жизни.
Он совсем не похож на тех денди, которых привозит тетя Вайолет. Он очень строг в манерах, джентльмен...
– Судя по твоим словам, он просто сокровище. Так в чем проблема?
– Джулиан запретил мне встречаться с ним, – сказала Софи негодующе.
Какая-то неуловимая мысль промелькнула в голове Клодии, и ее улыбка померкла.
– Почему?
– Он считает, что Уильям неискренен в своем внимании ко мне.
Старая рана открылась, едва Клодия услышала слова Софи.
– Неужели? – поинтересовалась она ледяным тоном. – И откуда же, позволь спросить, у Кеттеринга такое глубокое понимание характера этого человека?
Софи покачала головой:
– Да он его почти не знает. Уильям очень хорошо относится ко мне, но Джулиан о нем слышать не хочет. Пригрозил отправить меня навсегда в Кеттеринг-Холл, если я ослушаюсь.
– Но почему? – упорствовала Клодия. – Что он может иметь против сэра Уильяма?
Софи опустила глаза, нервно поглаживая полированную ручку кушетки.
– Ну... Джулиан говорил много ужасных вещей, но прежде всего он считает, что Уильям мне не пара.
Нет, как возмутительно! Сам он, конечно, может выбирать для своих утех любую женщину, а дорогой Софи нельзя послушаться своего сердца из-за ее положения!
– Ты уверена? Он не позволяет Стэнвуду ухаживать за тобой только потому, что тот – баронет?
– О да, я совершенно убеждена, что причина именно в этом. Клодия, ну что мне делать? Быть без Уильяма – все равно что не жить!
Клодия тут же вскочила на ноги.
– Я скажу тебе, что делать. Слушайся своего сердца! – воскликнула она. – Нельзя позволить, чтобы отсутствие чувств у Кеттеринга повлияло на одно из самых важных решений в твоей жизни.
– Но как? Джулиан непреклонен!
Клодия возмутилась до глубины души. Сам Джулиан ведет себя как хочет, а от Софи требует покорности. Все мужчины одинаковы.
– Не знаю, – сказала Клодия. – Но могу сказать одно: ты будешь жалеть до конца своих дней, если не последуешь зову сердца из-за его нелепого представления о приличиях.
– Значит, ты поможешь мне? – спросила Софи с надеждой.
– Конечно, если это в моих силах. А Юджиния и Энн? Мы бы могли...
– Нет! – Софи замотала головой. – Они ничего не знают. Уильям говорит, что они вполне могут принять сторону Джулиана.
Не говорить Юджинии и Энн? Обе прекрасно знали о социальном неравенстве женщин, они бы поняли. Но ни одна из них не стремилась так горячо исправить мир, как Клодия, и обе просто обожали своего упрямого брата. Да, Стэнвуд, наверно, прав.
– Ну хорошо, я помогу тебе, если смогу, – сказала она наконец. – Не знаю только, как это сделать...
– Поговори с ним!
Клодия растерянно посмотрела на Софи. Ну как она может объяснить ей, что вышла замуж, чтобы соблюсти приличия? Что они с Джулианом оказались в сетях какого-то нереального брака и почти не разговаривают друг с другом? Она машинально покачала головой, и Софи вдруг вскочила и бросилась к ней.
– Ну, тогда помоги мне увидеться с ним! – воскликнула она, обхватив Клодию за плечи. – Мне бы так хотелось встретиться с Уильямом завтра в полдень в парке...
– Одной? – услышала Клодия собственный голос.
– Клодия! Мне скоро двадцать один год. Я должна увидеть его. Ты можешь помочь мне! Можно сказать, что мы едем к Мэри Уайтхерст! И потом ты поедешь к ней, а я встречусь с Уильямом.
– О нет, нет, Софи. Из меня никудышная лгунья, вряд ли я смогу солгать...
– Не лгать, – торопливо успокоила ее Софи. – Я заеду к Мэри Уайтхерст и встречусь с тобой у нее! Только попозже, после встречи с Уильямом. Это вовсе не ложь.
Совершенно не убежденная, Клодия скептически нахмурилась:
– А Тинли? Он спросит, куда ты направляешься. Софи закатила глаза:
– Да Тинли и имя свое с трудом вспомнит! Пожалуйста, Клодия! Ты моя единственная надежда Я никогда не увижусь с Уильямом, если ты не поможешь мне. И не смогу прислушаться к своему сердцу.
Но лгать! И все же Джулиан ведет себя совершенно неразумно. Может, ей удастся просто избежать разговора на эту тему...
– Ну ладно, – сказала она, сбрасывая руки Софи со своих плеч.
– Спасибо тебе, Клодия! – воскликнула Софи и обвила руками ее шею.
– За что это ты так благодаришь Клодию?
Обе вздрогнули, услышав голос Джулиана. Софи быстро опустила руки.
– Э... за то, что она помогла мне решить одну проблему, – пробормотала она, с тревогой глядя на Клодию.
Это еще больше заинтересовало Джулиана, и он вошел в комнату.
– Проблему? Я могу чем-нибудь помочь?
– Нет! – испуганно воскликнула Софи, но тут же улыбнулась: – Это... ну... женские дела, понимаешь?
Джулиан умоляюще поднял руки:
– Прошу прощения.
– Ничего страшного, – сказала Софи и многозначительно посмотрела на Клодию. – Если позволите, я вас оставлю, – добавила она и выбежала из комнаты, едва взглянув на брата.
Джулиан устало вздохнул, глядя ей вслед, и, повернувшись к Клодии, тепло улыбнулся.
– Прости, что помешал.
– Нет-нет, – попыталась успокоить его Клодия и, чувствуя, что выражение лица может выдать ложь, поспешила к письменному столу, где лежала ее бухгалтерская книга.
Джулиан последовал за ней, его рука обвилась вокруг ее талии.
– Сегодня так тихо в доме, – произнес он, потершись губами о ее шею, отчего по ее телу пробежал странный, холодный жар, который мог вызвать только он один. – Я почему-то думал, что ты устроишь чаепитие или что-то в этом роде, – прошептал он. Его губы сжали мочку ее уха, и тысячи мурашек пробежали по спине от этого прикосновения.
– А... чаепитие бывает по четвергам, – в замешательстве произнесла она.
Джулиан поцеловал ее в ухо. Клодия слегка повернула голову, так что следующий его поцелуй пришелся в уголок ее рта, всколыхнув все чувства, и она поняла, что ведет опасную игру. Еще один поцелуй, еще одно мгновение в его руках, и она уступит ему. И когда он поднял руку к ее лицу, она резко высвободилась из его объятий, обошла стол и тяжело опустилась на стул. Джулиан настороженно смотрел на нее. Клодия делала вид, что не замечает его взгляда, и склонилась над книгой. Джулиан тоже обошел стол и, рассеянно потрогав фиалки в маленьком горшке, спросил:
– Чем занимаешься?
– Я... проверяю книгу, в которой записываю пожертвования для строительства школы.
– Что-то не получается? – спросил Джулиан, встав у нее за спиной.
– Нет-нет, просто я подсчитываю последние поступления.
Он склонился над ее плечом, и она почувствовала терпкий запах его одеколона. Краешком глаза она увидела его чисто выбритый подбородок. Его палец быстро заскользил по колонке аккуратно выписанных ею цифр.
– Почему бы тебе не оставить цифры мне? Я помогу, – сказал он и поцеловал ее в висок.
Клодия заерзала на стуле:
– В этом нет необходимости. Я не против...
– Тебе не нужно занимать свое время финансовыми вопросами, дорогая. Я позабочусь об этом.
Не нужно занимать время? Неужели она настолько тупа, что не может вести собственные бухгалтерские книги?
– Благодарю, но меня учили сложению и вычитанию. Джулиан засмеялся, погладив ее щеку, словно у капризного ребенка, и потянул к себе книгу.
– Не говори глупостей, дорогая. Конечно, ты все умеешь. Но...
Его голос затих, он выпрямился, достал очки из кармана, надел их и снова склонился над книгой, внимательно изучая записи.
– Так, что у нас здесь?
Клодия взглянула на страницу и мгновенно поняла, что он, увидел, отказ лорда Чиверса сделать пожертвование.
– Ах это... Лорд Чиверс отозвал свое пожертвование.
– С чего это вдруг? – удивился Джулиан, срывая очки с носа.
Клодия почувствовала, что краснеет.
– Из-за... скандала, – пробормотала она.
Он посмотрел на нее с явным недоумением, потом снова взглянул на записи.
– И Монтфорт тоже? – спросил он, не нуждаясь в ответе. – И Белтон?
– Я и раньше не получала многие из обещанных пожертвований.
Джулиан, продолжая изучать записи, долго молчал, затем придвинул стул к Клодии и сел. Надев очки, взял перо.
– Джулиан, пожалуйста, – взмолилась Клодия. – Я умею считать...
Он накрыл ее руку ладонью.
– Клодия, я знаю, что ты умеешь вести бухгалтерские книги и можешь делать это с закрытыми глазами. Я только хочу выписать имена.
– Зачем? – растерянно спросила она. – Он сдержанно улыбнулся.
– Лорд Чиверс, должно быть, забыл о небольшом долге герцогу Сатерленду во время особенно неприятных парламентских дебатов. Полагаю, Алекс сможет убедить Чиверса пересмотреть его отношение к пожертвованию. Что касается Монтфорта, то не буду утруждать тебя неприятными подробностями его долга, но будь уверена, он сделает весьма щедрое пожертвование после разговора со мной.
– Ты хочешь сказать, что поговоришь с ними о школе? – спросила Клодия, не веря своим ушам.
Джулиан приподнял бровь и усмехнулся:
– Разумеется, я поговорю с ними! Клодия, если эта школа тебе нужна, то я с радостью использую все свое влияние, чтобы помочь. Напрасно ты не сказала мне об этом.
Клодия растерянно моргала, и Джулиан прижался губами к ее руке.
– Я хочу помочь тебе, пусть даже самую малость, если ты позволишь. – С этими словами он снова устремил взгляд в книгу. – Белтон, – пробормотал он, рассеянно почесав подбородок. – Ничего особенного сказать о нем не могу, кроме того, что он круглый дурак.
Джулиан продолжал изучать записи, наморщив лоб и бормоча аналогичные «комплименты» в адрес еще нескольких лиц, упомянутых в книге.
Клодия наблюдала за ним, пораженная, зачарованная и даже немного окрыленная. Отец никогда не проявлял ни малейшего интереса к ее благотворительной деятельности, как и Джулиан, лишь время от времени вежливо интересовавшийся, чем она занимается.
Раньше ей не доводилось видеть, чтобы мужчины хотя бы изредка интересовались тем, чем занимают свое время дамы, и они, конечно, предпочитали оставлять именно им благотворительную работу. Клодии даже в голову не пришло попросить помощи у отца или Джулиана. И то, что он сам захотел ей помочь и проявил такой интерес к ее работе, тронуло Клодию до глубины души. И она в тысячный раз засомневалась в справедливости своего отношения к мужу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безжалостный обольститель - Лэндон Джулия



Хорошая книга,просчитала на одном дыхании,советую всем
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛиза
18.03.2012, 8.29





Прекрасно!Читала на отдном дыхании!Спасибо!
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЛидия
27.05.2012, 11.12





Хорошая книга,полезно почитать юным и наивным твердолобым глупышкам.Полно примеров из жизни, когда вся семья отговаривает их от выхода замуж за идиотов, но все безтолку. И получается то, что мы имеем в романе.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияВ.Зю-64г.
16.07.2012, 13.18





Роман интересный. Герои давно любят друг друга и проходят долгий путь к взаимопониманию.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКэт
14.05.2013, 12.00





Роман понравился, но концовка нудная получилась (автору лень дописцвать было наверное )
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиямарина
18.09.2013, 3.35





Книга супер!!!! Потрясающий мужчина, адекватная героиня. Хочется такой же сильной любви для себя...
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияИриска
18.11.2013, 10.24





хорошая книга.Читайте.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНатали
18.11.2013, 20.16





Класная книга.Вызывает бурю эмоций!Советую прочесть
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияЮЛИЯ
19.11.2013, 22.07





Блюдо называется феминистка под исторической заливкой. Героиня, как водится, вся такая самостоятельная, крутая и чрезмерно деятельная. Имеет явные признаки глупости. Ее поступки не только причинили вред другим, но еще и унизили мужчину, который является ее мужем. Ах, мне так жаль, я подумала о тебе плохо! Ах, так жаль, что я тебе не доверяла! Она постоянно жалеет, но ходит по кругу и наступает на те же грабли. Ну, сделай же наконец выводы. Нет, нифига, я сама вся умная. У героя просто адово терпение. образец долготерпения, даже по современным меркам он терпелив до безобразия, а уж с учетом того времени, так из области фантастики. 5 из 10
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянанэль
8.01.2014, 2.58





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Чрезмерно затянутая книга. И ужасно однообразная. На середине просто надоело читать.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияДарья
10.01.2014, 7.55





Вообще не понравилось. Вся книга в серых оттенках, нет яркости, всё время у них что - то плохое случается, мне было очень тяжело читать. Там позитивных моментов почти нет. Не книга, а унылое г...но(хотя это лично моё мнение)
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияКсения
26.02.2014, 18.53





Роман интересный.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиясв
15.07.2015, 8.24





Очень интересный роман.Много всего происходит,только одно происшествие закончится ,уже закружилось следующее.Но как Герой любит героиню-как в сказке.
Безжалостный обольститель - Лэндон ДжулияНа-та-лья
18.09.2015, 13.03





Какая нудная книга .счастлива.что домучила очень раздражает гг своей глупостью.
Безжалостный обольститель - Лэндон Джулиянастя
13.05.2016, 0.15








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100