Читать онлайн Приди, весна, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приди, весна - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.66 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приди, весна - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приди, весна - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Приди, весна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Вцепившись в луку седла окоченевшими руками, Анника размышляла над тем, как же ей убежать от этого ненормального. У нее болели плечи, ныло все тело. Он связал ей руки и прикрепил конец веревки к седлу. Они ехали по неровной голой местности навстречу холодному ветру, направляясь к горной гряде, протянувшейся, судя по положению солнца, на северо-западе.
Тучи, зацепившиеся за горные вершины, начали тянуть в их сторону свои щупальца. Вид этих туч пока еще не вызывал тревоги, но по тому, как спешил Бак, как он постоянно поглядывал на небо, Анника понимала, что он уверен – скоро обязательно пойдет снег.
Анника начала мерзнуть – ее атласная накидка не слишком хорошо защищала от пронизывающего ветра. Она была рада, что на ней был ее шерстяной дорожный костюм, и ругала себя за то, что надела такую непрактичную накидку, хотя, с другой стороны, она же не собиралась ехать верхом. Если быть честной, она выбрала эту атласную накидку единственно по той причине, что это была ее любимая новая вещь. Когда она еще не расторгла свою помолвку, она представляла, как будет ходить в этой накидке в оперу в Париже во время их с Ричардом медового месяца, который они планировали провести в Европе. Взглянув на широкую спину и плечи похитившего ее мужчины, она невольно задалась вопросом, увидит ли когда-нибудь Ричарда Текстона или, если на то пошло, увидит ли она вообще кого бы то ни было из своих родных и знакомых.
Уставясь прямо перед собой, Анника отключилась от всего, словно загипнотизированная ритмичным стуком лошадиных копыт и звяканьем пуговиц, лежавших в коробке в ее саквояже. Саквояж ударялся о бок мула при каждом шаге животного. Внезапно они остановились, и наступившая тишина вывела Аннику из ее заторможенного состояния.
Бак Скотт на удивление ловким и быстрым движением спрыгнул с жеребца и двинулся к Аннике, сидевшей связанной на своей лошади. Он пристально смотрел на нее какое-то время, затем направился к головному мулу.
– Я терпел, сколько мог, но больше я не вынесу этого проклятого звяканья, – проворчал он и начал отвязывать ее саквояж. – Что бы ни производило этот шум, я это выброшу.
Анника слегка сжала бока лошади каблуками, и та повернулась. Девушка с ужасом увидела, что Бак снял ее саквояж с мула.
– Не смейте этого делать! – закричала она. – Не трогайте мои вещи.
– Еще как посмею. – Он принялся рыться в самых интимных ее вещах. Найдя позолоченную жестяную коробку, являвшуюся причиной его раздражения, он потряс ее и покачал головой.
Анника поняла, что нельзя терять ни минуты, если она хочет отговорить его от того, что он задумал.
– Пожалуйста, мистер Скотт, прошу вас, не выбрасывайте ее. Положите в нее что-нибудь, если хотите, и она перестанет греметь. Это моя коллекция пуговиц. Я храню ее долгие годы.
– Ну, если ты хранишь ее долгие годы, может, как раз сейчас настало время ее выбросить, – холодно ответил Бак.
– Подождите! – Аннике стало противно, что в ее голосе прозвучало такое отчаяние, но он уже поднял руку, собираясь бросить коробку. – Вы не можете быть настолько жестоким, – снова начала Анника. – Ну что вам стоит запихнуть в нее мою ночную сорочку, например. Тогда пуговицы не будут греметь.
– Там, куда мы едем, они тебе не понадобятся.
Именно этого она и боялась, но она постаралась скрыть свой страх.
– А вдруг понадобятся. Кроме того, эти пуговицы не предназначены для использования по их прямому назначению. Большинство из них старинные и очень редкие пуговицы. Некоторые относятся к периоду войны за независимость.
Он опустил руку, посмотрел на коробку, потом перевел взгляд на Аннику.
Аннике пришло в голову, что с ним можно заключить соглашение.
– Если вы не выбросите пуговицы, обещаю, что вы не услышите от меня ни слова жалобы, пока мы не доберемся до того места, куда направляемся.
Приподняв бровь, он смерил ее долгим тяжелым взглядом, словно размышляя, чего стоит ее обещание. Затем вытащил из саквояжа тонкую белую батистовую ночную рубашку.
Анника смотрела, как своими огромными грубыми ручищами от скомкал тонкую ткань, открыл коробку и затолкал туда рубашку. По телу Анники пробежала дрожь. Она была так напугана, что даже не порадовалась этой маленькой победе.
Приняв, видимо, решение, Бак сунул коробку назад в саквояж и снова привязал его к мулу. Затем он подошел к Аннике. Она оцепенела, когда он остановился рядом с ее лошадью и проверил связывавшую ей руки веревку. Пальцы у Анники онемели, а кожа под веревкой покраснела и припухла. Глядя на ее руки, Бак нахмурился. Когда он снова взглянул на нее, Аннике показалось, что в глубине голубых глаз мелькнуло сострадание, но она тут же сказала себе, что этого не может быть. Мужчина, способный так грубо обходиться с женщиной, не будет проявлять никакого сострадания.
Она прикусила губу и подавила дрожь страха, когда он стал развязывать веревку. Он обмотал веревку вокруг луки, затем взял ее руки в свои и, не говоря ни слова, не глядя ей в лицо, принялся растирать их.
Этот неожиданный жест так поразил Аннику, что она отвела взгляд от его рук и стала смотреть на его необычную куртку из оленьей кожи с капюшоном, сшитую, судя по всему, вручную, размышляя над тем, кто же не пожалел времени, чтобы сшить куртку точно по его фигуре. Куртка была оторочена каким-то мехом, мягким и пушистым, который хорошо защищал его от холода. Анника и сама была не прочь оказаться в такой же куртке. Капюшон куртки был поднят, и мех обрамлял его загорелое лицо. Щеки у него покраснели от ветра и холода, глаза казались более яркими, чем ей запомнилось. С такого близкого расстояния она смогла рассмотреть красивые загнутые кверху золотистые ресницы и подивилась тому, что у этого грубого дикаря ресницы, которым позавидовала бы любая женщина.
Она вздрогнула, потому что именно в этот момент он поднял голову и встретился с ней взглядом. Анника обнаружила, что смотрит прямо в его ясные голубые глаза. Осознав, что он отпустил ее руки, она стиснула их.
Он откашлялся.
– Простите за ваши руки. – Он начал снимать перчатки.
Это извинение удивило ее, но в целом ее отношение к нему не изменилось. Ей хотелось закричать на него, сказать, что, если он не хотел сделать ей больно, не следовало стаскивать ее с поезда, но, опасаясь, что ее жалобы разозлят его, она прикусила язык и просто кивнула. Он взял ее правую руку и надел на нее свою перчатку, осторожно натянув ее на все пальцы. Затем проделал то же самое с левой рукой.
– Почему ты не взяла с собой теплой одежды, Алиса? Разве у тебя нет подходящего пальто?
Не утруждая себя более протестами по поводу своего имени, Анника в отчаянии покачала головой.
– Нет пальто? Ха! Да у меня четыре превосходных пальто, и все они находятся в чемоданах, оставшихся в багажном вагоне. Если бы вы прислушались к тому, что я говорила вам в поезде, если бы поехали в Шайенн и выяснили, кто я на самом деле, вы бы знали, что у меня четыре чемодана и три чехла с одеждой, которую я взяла с собой к брату. Но нет, вы предпочли действовать как дикарь и стащить меня с поезда…
Она замолчала, увидев, как помрачнело его лицо. Он сдвинул брови и скрестил руки на широкой груди. Тихо, так что она с трудом смогла разобрать слова, он проговорил:
– Ты обещала, что не будешь жаловаться, если я не выброшу твою коробку с пуговицами.
Анника закрыла рот.
Несколько секунд Бак смотрел на нее, потом отвернулся. Анника спрашивала себя, неужели он окажется настолько жестоким, что все-таки выбросит ее коробку. Он подошел ко второму мулу, быстро отвязал какой-то узел и развернул его. Это оказалось толстое шерстяное одеяло. Подойдя снова к Аннике, он протянул ей одеяло.
– Завернись в него. Нам еще долго ехать, привал мы устроим не скоро.
С этими словами он направился к своей лошади, вскочил на нее, взял в руки поводья лошади, на которой ехала Анника, и двинулся вперед с той же головокружительной скоростью, что и раньше, даже не потрудившись оглянуться и проверить, успела ли Анника ухватиться за свою лошадь.
Анника попыталась поплотнее закутаться в одеяло, не упав при этом с лошади, и наконец ей удалось подоткнуть его под себя. После этого она изо всех сил вцепилась в луку. Она ездила верхом с двенадцати лет, но никогда таким необычным способом, когда она не контролировала собственную лошадь. Анника осознала, что именно утрата контроля бесит ее больше всего. Этот мужчина, этот Бак Скотт, распоряжался сейчас ее жизнью. Она ненавидела подобное положение вещей так же, как ненавидела самого Бака.
Бак продолжал погонять лошадей. Аннике стало ясно, что он хорошо знает местность. Он выбирал путь по каким-то ему одному известным приметам, и они взбирались все выше, оставляя позади широкие открытые равнины. Деревьев становилось все меньше, некоторые породы вообще перестали встречаться. Скоро их окружали лишь островерхие ели и осины. Воздух стал холоднее и суше. Анника была рада, что Бак Скотт дал ей одеяло, и, хотя она пыталась убедить себя, что это меньшее, что он мог сделать, она все же задавалась вопросом, не холодно ли ему без перчаток.
Кобыла под ней взмокла, и от ее спины валил пар. Лошадь тяжело, со всхрапами дышала, преодолевая подъем. Анника подумала было позвать Скотта, попросить его поберечь животных, но у нее стучали зубы, сводило челюсти и ныло все тело, и в общем-то ей было все равно, даже если бы кобыла упала под ней. Это по крайней мере приостановило бы их ненормальное путешествие.
Анника пропустила момент, когда лошади стали замедлять ход. Она задремала в седле и, вздрогнув, проснулась, когда Бак Скотт прокричал:
– Проснись, Алиса, или ты свалишься с лошади.
Она давно уже перестала поправлять его, говорить, что ее зовут не Алиса, но каждый раз при упоминании имени этой неизвестной Алисы у Анники возникало желание схватить ее за горло и задушить. А может, применить какую-нибудь изощренную пытку индейцев сиу. Анника никогда не обращала особого внимания на богатую коллекцию индейского оружия, имевшуюся у ее отца, но сейчас хотела, чтобы у нее под рукой было что-нибудь из этой коллекции.
Быстро темнело, все вокруг приобретало какой-то мрачный вид. Пока она дремала, солнце скрылось за горами и в ущельях и впадинах на склонах гор начала сгущаться тьма. Анника полагала, что они все еще двигаются на северо-запад, но теперь, когда солнце закатилось, не была в этом уверена. Кроме того, она вдруг осознала, что, по крайней мере в данный момент, у нее пропало желание сбежать от своего спутника. Она бы ни за что не нашла в такой темноте дорогу вниз, к подножию гор. По ее мнению, они и так уже заехали в никуда, и она не собиралась подвергать себя еще большей опасности.
Не обращая внимания на мужчину, ехавшего рядом с ней, Анника выпрямилась, решив не показывать ему, насколько она устала. Она попыталась вспомнить какой-нибудь роман, чтобы отвлечься от тягот их путешествия, но, к несчастью, в дороге она читала «Собор Парижской богоматери» Гюго. Она остановилась как раз на том, как Квазимодо унес Эсмеральду на колокольню, и потому поневоле начала сравнивать положение бедной цыганки со своим собственным.
Отвлечься от мучивших ее вопросов о том, куда везет ее Бак Скотт и что он намерен делать, и думать вместо этого о страшных сценах романа было не лучшим выходом. Анника исподтишка взглянула на Бака Скотта и отвернулась. Нет, в мыслях о горбуне не было ничего утешительного. Совсем ничего.
Она стала думать о своей семье. Прибыл ли поезд в Шайенн? И если да, то что сейчас делает Кейс? Она надеялась, что брат не стал сразу же, не попытавшись сначала разыскать ее, телеграфировать родителям и не заставил мать волноваться. Аналиса просто с ума сойдет от беспокойства. Анника знала, что мать очень тревожилась из-за решения дочери путешествовать в одиночку, хотя и старалась не показывать этого. Анника даже представить не могла, что с ней станет, когда она узнает о похищении дочери.
Анника не имела понятия, куда везет ее Бак Скотт, и не пыталась догадаться, что он будет делать, когда они туда прибудут. Она не попала бы в такое положение, если бы не вбила себе в голову, что ей необходимо набраться жизненного опыта, не пустилась бы на поиски приключений. Она проклинала себя за то, что в глубине души испытывала противоестественное возбуждение при мысли о том, что на ее пути встретилось приключение, о котором она и мечтать не могла. И, как это обычно с ней бывало, она верила в то, что все окончится благополучно, что Кейс найдет ее прежде, чем случится что-то плохое. Должен найти.
Они ни разу не остановились, исключая коротенький привал, во время которого они наспех перекусили жестким, как подошва, вяленым мясом и черствым ржаным хлебом, запив это глотком воды из фляжки. Забыв о своем обещании, Анника постоянно громко жаловалась, говоря, что ей нужно в туалет. В конце концов Бак подвел ее к нескольким скученно растущим деревьям, привязал один конец веревки к запястью, а другой к талии и сказал, что у нее есть пятнадцать секунд.
Она слишком устала, замерзла и была слишком напугана окружавшим их черным лесом, чтобы помышлять о бегстве. Сделав быстренько свои дела, она вернулась к Баку. Исполненная решимости сопротивляться ему в чем только можно, она отказалась от предложенной ей для умывания воды.
По его реакции она поняла, что ее упрямство ему не понравилось. Повернувшись к ней спиной, он повел ее к лошади. Анника попыталась пригладить волосы, но обнаружила, что это невозможно, настолько они спутались. Ее шляпа, вернее то, что от нее осталось, съехала набок. Кокетливое перышко, куда-то исчезло, лента оборвалась и свисала на одно ухо. Она оторвала ее совсем и выбросила, надеясь, что тот, кто пойдет по их следу, найдет ее. Она хотела даже снять и выбросить шляпу, но шляпа превратилась для нее в своего рода талисман, символ цивилизации, от которой ее оторвали. Неважно, что шляпа помялась, она все равно не станет ее выбрасывать.
На следующий день ближе к вечеру они добрались до перевала высоко в горах. Еще раньше пошел снег. Большие серебристые хлопья безостановочно падали на землю. Анника давно уже натянула одеяло на голову и съежилась под ним. Снег скапливался в складках одеяла, скапливался у нее на коленях. Анника бездумно уставилась на собственные колени. Она настолько устала, что даже не строила больше предположений о том, куда они едут.
Проехав перевал, они стали спускаться в небольшую долину, по которой протекал извилистый ручей. Анника не могла больше держать голову прямо. Может, я упаду с лошади, сонно подумала она, может, тогда он пожалеет.


Бак оглянулся, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь плотную завесу падающего снега. Голова Алисы была опущена на руки, девушка опасно наклонилась в седле. Бак остановился и подтащил к себе лошадь Алисы. Сейчас он мог позволить себе остановиться – они преодолели перевал за хорошее время.
Когда лошадь поравнялась с ним, Бак спешился и пересел на нее, устроившись позади девушки. Обхватив руками, он притянул ее к себе и пустил лошадь неспешным шагом. Чем дольше проспит Алиса, тем лучше будет себя чувствовать. По крайней мере он на это надеялся. Может, сон улучшит ее настроение.
Они ехали вниз по тропе в долину, и Бак размышлял о том, каковы будут последствия его поступка, если окажется, что Алиса сказала правду. Если она и в самом деле никакая не Алиса Соумс, то он дорого заплатит за ее похищение, когда правда выйдет наружу. Но в глубине души он все еще надеялся, что она Алиса, и в глубине души с болью понимал, почему она отвергла его. Кто же захочет выйти замуж за нищего траппера?
Он злился на себя за то, что ему вообще пришла в голову глупая идея жениться. Но, с другой стороны, все его надежды и мечты всегда были далеки от реальности. Мальчиком он мечтал стать врачом, в двенадцать лет с этой мечтой пришлось расстаться. Не так уж много лет прошло с тех пор, как он попытался использовать приобретенные самоучкой знания и спасти жизнь Сисси, когда та заболела. Но он потерял ее. Он думал, что сумеет позаботиться о Пэтси, сумеет защитить ее, пока состояние ее не ухудшилось настолько, что он уже не мог пробиться к ней через оболочку безумия, в которое она погрузилась. В конце концов он был вынужден увезти ее. Это было худшее из всего, что он когда-либо делал, а ему за свою жизнь пришлось совершить немало страшных поступков.
Алиса покачнулась. Он притянул ее ближе к себе. Ну и вид у нее сейчас был. Ничего похожего на ту изящную леди, которая предстала перед ним в поезде. Вся покрытая дорожной пылью, волосы спутанные и влажные от тающего на них снега. Маленькая шляпка, недавно гордо сидевшая на ее голове, смялась под одеялом, которое Алиса натянула себе на голову, и стала совершенно бесполезной. Изящные ботинки на низком каблуке, застегивающиеся на многочисленные пуговицы, истерлись так, что починить их будет уже невозможно. Единственной приличной вещью, которая на ней осталась, были его перчатки. Он надеялся, что ей подойдут вещи Сисси, но, глядя на нее, видел, что она на голову выше его маленькой сестры.
Тропинка сделала поворот, и он, выглянув из-за плеча Алисы, увидел хижину, приютившуюся в долине Блу-Крик. Ручей еще не замерз. Он извивался по долине, как блестящая серебряная змейка, отражая свинцовое небо.
Из трубы шел дымок. При виде родного дома настроение у него улучшилось. Старый Тед, судя по всему, все сделал как нужно. Бак с облегчением улыбнулся. Проблема, связанная с Алисой и ее нежеланием ехать с ним, показалась ему такой незначительной в сравнении с тем, что бы он потерял, если бы Тед не справился со своими обязанностями.
* * *
Анника почувствовала, что они остановились, и попыталась стряхнуть с себя сон. Когда она полностью пришла в себя, она поняла, что Бак Скотт сидит сзади, нежно прижимая ее к себе. Ей было тепло, как не было ни разу за последние два дня.
Она огляделась. Лошади стояли перед хижиной, такой маленькой, что ее можно было назвать лачугой. Она целиком уместилась бы в комнате для приемов в ее доме. Белый дымок поднимался из трубы, и она поймала себя на мысли о том, как было бы хорошо погреться у огня. Окна снаружи были закрыты ставнями, и невозможно было определить, кто находится внутри. Сколько еще дикарей ждут, чтобы напасть на нее?
Она заставила себя думать об огне, о том, чтобы согреться и поесть. Бак Скотт отодвинулся от нее, и она почувствовала, что ей не хватает его тепла. Он спешился и, на секунду застыв на месте, с угрозой посмотрел на нее.
– Не вздумай убегать, – предупредил он.
– Зачем же мне это делать, когда мы приехали в такой очаровательный домик?
Как ни странно, это замечание задело Бака. Она поняла это по тому, как он сжал челюсти, как посмотрел на жалкую хижину, потом на нее и наконец уставился в землю. Аннике и в голову не могло прийти, что ее мнение может что-то для него значить. Выходит, это был его дом? И это было все, что он мог предложить Алисе Соумс? Внезапно ей стало предельно ясно, почему женщина обманула его. Настоящая Алиса Соумс, едва увидев Бака Скотта, изменила свое решение.
Не говоря ни слова, он отвернулся и начал разгружать мулов, складывая поклажу на усыпанном снегом дворе. Затем похлопал каждого мула по крупу, и они потрусили к наполненному зерном корыту, стоявшему под навесом односкатной крыши сарайчика, пристроенного к дому.
Бак вернулся к лошади и потянулся за Анникой. Прежде чем она успела возразить, что сама в состоянии слезть с лошади, он обхватил ее за талию, снял с лошади и поставил на землю. Колени у нее подогнулись, и она едва не упала.
Бак поймал ее за талию и поддержал, пока она не восстановила равновесие. Анника сделала слабую попытку сбросить его руки.
– Отпустите меня, – потребовала она.
– Ты не упадешь?
– Нет.
– Ты уверена?
– Отпустите меня или я закричу.
Он склонил голову набок.
– Зачем?
– Позову на помощь, вот зачем. Или здесь все такие же сумасшедшие, как вы?
В нем мгновенно произошла перемена. Лицо стало пунцовым, потом побелело. Он уставился на Аннику, и этот взгляд был таким же грозным, как покрытые снегом горные вершины, окружавшие долину. На секунду ей показалось, что он ударит ее, но он отвернулся и направился к хижине, даже не оглянувшись, чтобы проверить, идет ли она за ним.
После всего того, через что он заставил ее пройти за последние полтора дня, Анника считала, что ее уже ничем не удивишь. Она была убеждена, что, когда дверь хижины откроется, перед ее глазами предстанет какая-нибудь адская картина.
Ступая по нетронутому снегу, чувствуя, как белые хлопья ложатся на ее некогда блестящие туфли и тают на щиколотках, Анника снова подумала об Эсмеральде. Она вот-вот войдет в колокольню. Воображение ее разыгралось не на шутку, и впервые за всю свою жизнь она пожалела, что была таким неутомимым читателем.
Бак Скотт скрылся внутри с ее саквояжем и ящиком для письменных принадлежностей. Дверь была распахнута. Аннике был виден лишь край грубого стола. Пол казался слоем утрамбованной грязи. Она услышала негромкие голоса, доносившиеся изнутри, и не знала, радоваться ей или печалиться тому, что здесь есть еще люди кроме нее и Бака Скотта.
Испуганная, но в то же время полная любопытства Анника поправила пестрое одеяло, в которое завернулась. Оно намокло от падающего снега и лежало у нее на плечах тяжелым грузом, словно ее судьба. Анника сбросила его с головы и расправила на плечах. Ее чудесная атласная накидка была безнадежно испорчена. Вся в пятнах от воды, она потеряла форму и сморщилась как вареный лист шпината. Стараясь не слишком расстраиваться из-за этого, Анника заставила себя двигаться вперед. Она еле переставляла ноги, но не от усталости, а от страха. Дойдя до двери, она не сразу вошла внутрь, а какое-то время стояла, глядя в изумлении на то, что предстало ее глазам, как глядят на картину в музее. Она успела миллион раз представить, что может происходить в бревенчатой хижине, но действительность не шла ни в какое сравнение с тем, что рисовало ей воображение.
Бак разговаривал с бородатым стариком, сидевшим на стуле с прямой спинкой. Мужчины не заметили ее, занятые взаимными приветствиями.
Лицо старика сплошь заросло щетиной. Похоже, он не брился несколько дней, а может, и несколько лет. Длинная седая борода спускалась до середины груди, кончаясь как раз над выдающимся вперед животом. Щеки у него были красными, но Анника, конечно, не могла определить, по какой причине: то ли от жары, то ли от холода, а может, и от слишком обильных возлияний.
Одежда старика, сшитая вручную из оленьих шкур и шерсти, мало чем отличалась от одежды Бака. На ногах вместо мокасин были поношенные коричневые сапоги.
– Ну, как дела, Тед? – спросил Бак.
– Не знаю, как ты со всем справляешься, – старик вздохнул. – Не удивительно, что тебе понадобилась жена. Я бы ни за что не выдержал, если бы это продолжалось изо дня в день. После твоего отъезда я ни разу не поспал как следует.
– Когда я уезжал, все было спокойно, – заметил Бак.
– Так было недолго, – фыркнул Тед.
Анника проследила направление их взгляда и чуть не вскрикнула, увидев предмет их обсуждения.
Маленькая девочка, не старше трех с половиной лет, одетая в какое-то подобие платья, сшитое из мешковины, сидела привязанная к стулу и, не обращая на мужчин никакого внимания, с удовольствием давила на столе вареные бобы. Ее лицо и светлые, как решила Анника, волосы были вымазаны бобовой смесью. Бобы были повсюду – на ребенке, на столе, на стуле, на грязном полу. Не обращая внимания на взрослых, ребенок счастливо играл, время от времени запихивая горсть бобов в рот.
Ничего более отталкивающего Аннике видеть не доводилось.
Прежде чем она успела что-то сказать, Бак поднял глаза и увидел ее в дверях.
– Входи и закрой дверь. Ты выпускаешь тепло.
При звуке его голоса Анника вздрогнула. В тот же момент ребенок оторвал взгляд от стоявшей перед ним эмалированной миски и сбросил ее на пол.
– Бум, бум, – закричала малышка и замахала руками, стараясь привлечь внимание Бака.
Анника повернулась посмотреть, что будет делать Бак, и обнаружила, что он пристально смотрит на нее.
– Мама, мама! – закричала вдруг маленькая девочка, обратив на Аннику большие голубые глаза.
Анника оглядела комнату, ожидая, что сейчас откуда-то материализуется мать девочки, но этого не произошло. Тогда она заметила, что девочка продолжает смотреть на нее. Глаза у девочки были точь-в-точь такие, как у Бака Скотта.
– Почему она называет меня мамой? – прошептала Анника.
– Почему? – обратился Бак к Старому Теду.
Тед равнодушно пожал плечами.
– Ребенок не давал мне покоя, когда, проснувшись, обнаружил, что тебя нет. Я должен был объяснить, куда ты уехал, и я сказал ей, что ты поехал, чтобы привезти ей маму.
– О Боже, – прошептала Анника. – Так вот почему вы сделали предложение Алисе Соумс. Чтобы она растила вашего ребенка. И когда же вы собирались сообщить мне… ей… об этом?
– Это не мой ребенок, – ответил Бак.
– Разве это не Алиса Соумс? – спросил Тед, махнув рукой в сторону Анники.
Бак покачал головой.
– Она говорит, что нет, но это потому, что она не хочет выполнить условия соглашения.
Анника гневно взглянула на Бака, потом перевела взгляд на Теда.
– Я не Алиса Соумс. Этот человек похитил меня с поезда и привез сюда против моей воли. – Одеяло соскользнуло у нее с плеч. Она поправила его.
– Ты согласилась выйти за меня замуж, – прервал ее Бак, но внезапно в его голосе прозвучала такая же усталость, какую испытывала Анника.
Не обращая на него внимания, она обратилась к Теду:
– Если вы отвезете меня назад в Шайенн, вам хорошо заплатят. У моей семьи есть деньги. Много денег. Не важно, сколько вы запросите.
– Может, ты все-таки войдешь и закроешь дверь? – резко и с явным нетерпением скомандовал Бак.
Он подошел к столу, осторожно отвязал от стула измазанного ребенка и опустил его на пол, чудом не измазав бобами собственные руки. Девочка заползла под стол, довольная устроилась там и принялась собирать раскатившиеся по полу бобы и складывать их на колени.
Анника снова обратилась к Теду, по-прежнему игнорируя и Бака, и ребенка.
– Так вы сделаете это? – Она подхватила соскользнувшее опять одеяло. Ее некогда нарядная шляпка сбилась набок и едва держалась.
Тед покачал головой.
– Нет, мэм. Предоставляю вам двоим решать этот вопрос. Я не вмешиваюсь в супружеские споры.
Он отвернулся и принялся собирать свои вещи – куртку, похожую на куртку Бака, ружье, которое он положил на широкую деревянную полку над очагом, шапку, сшитую из какого-то пушистого меха.
Надежда оставила Аннику, уступив место изнеможению. На секунду она прислонилась к дверному косяку, потом переступила через порог. В ту же минуту маленький полуголый грызун выбежал из-за бочки, стоявшей у камина. Анника вскрикнула. Грызун запрыгал к ней на кривых ножках, непроизвольно подрагивая всем тельцем. Анника подумала, что сходит с ума, услышав, как он залаял. Она не предполагала, что крысы умеют лаять, но, с другой стороны, она никогда и не подвергалась нападению крысы.
Выпучив свои выпуклые глаза, животное впилось зубами в ее ботинок. К счастью для Анники, оно не причинило ей большого вреда – девушка тут же тряхнула ногой и отбросила его в угол комнаты, после чего побежала через всю комнату и остановилась только тогда, когда наткнулась на кровать – самый массивный предмет обстановки.
– Оно укусило мой ботинок! – негодующе воскликнула Анника.
Старый Тед затопал по комнате, поднял визжащую собачку на руки, поцеловал в губы, получил ответный поцелуй и засунул ее за пазуху.
– А чего же вы ожидали, напав на бедную маленькую Мышку?
– Это она напала на меня. И кроме того, это не мышь, а крыса. – Анника вздрогнула от гнева, указывая на набросившееся на нее животное.
– Пойдем, Мышка, – проговорил Тед. Вид у него был очень обиженный. – Мы понимаем, когда мы лишние.
Анника повернулась к Баку.
– Оно укусило меня, – простонала она, но ее жалоба была оставлена без внимания.
– Собираешься уходить, Тед? – Бак, видимо, твердо решил проигнорировать и сам факт нападения, и недовольство Анники.
– Да, здесь я не останусь. Если пойдет снег, кто сможет сказать, насколько мне придется застрять здесь со всеми вами.
– Спасибо, что присмотрел за Бейби, – крикнул Бак вдогонку захлопнувшему дверь Теду.
Оставшись одни, Бак и Анника смотрели друг на друга в неловком молчании, пока маленькая девочка не вылезла из-под стола. Она потрусила к Аннике и остановилась в футе от нее. Исходивший от ребенка запах сказал Аннике, что с малышки нужно смывать не только бобы.
Девочка уставилась на нее, засунув палец в рот. Другой рукой она поглаживала раздавленные бобы, прилипшие к волосам.
– Мама?
Анника, вздохнув, села на краешек кровати и закрыла лицо руками.
– Как насчет того, чтобы приготовить нам поесть? – спросил Бак.
При звуке его голоса Анника медленно опустила руки и уставилась на грязный пол. Кое-где в утоптанную грязь попали куски травы и сосновые иголки. Она знала, что он ждет ее ответа, что стоит, глядя на нее, как глядел все это время, с того самого момента, как она переступила порог. Ему было мало протащить ее через полстраны, не давая передышки. Теперь, когда она так устала, что могла бы уснуть сидя, он хотел, чтобы она приготовила им поесть.
Когда она наконец посмотрела на Бака, в ее взгляде горела ярость.
– Вы со мной разговариваете?
– Ас кем же еще?
Анника посмотрела на девочку, приблизившуюся к ней еще на шаг, хотя Анника не сделала ни одного движения, которое могло бы подтолкнуть ее к этому.
Бак тоже посмотрел на ребенка и снова уставился на Аннику.
– Ты ведь умеешь готовить? Я так голоден, что, кажется, съел бы целого медведя.
Не дождавшись ответа, он отвернулся и поднял один из пакетов, которые недавно внес в комнату.
Анника встала. Одеяло соскользнуло с плеч и упало на кровать. Она схватила первый подвернувшийся ей под руку предмет – им оказался медный подсвечник, стоявший на грубо сколоченном ящике рядом с кроватью. Тщательно прицелившись, она отвела руку и запустила подсвечником в Бака.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приди, весна - Лэндис Джил Мари



Супер! Мне очень понравилась книга! Сюжет очень интересный, не скучный, постоянно держит в напряжении, и отношения между героями описаны очень хорошо. Главные герои - адекватные люди, ведут себя разумно, а то часто бывает в книгах герои какие-то странные. Помимо описания отношений между главными героями, также описываются и их страхи, стереотипы, предрассудки и т.д., даже рассматривается вопрос расизма. Все это делает книгу еще более интересной и занимательной. Короче, по моему мнению книга достойна высшего бала. Мне очень понравилась!
Приди, весна - Лэндис Джил МариК
30.07.2012, 3.04





Прочитала за день...Не могла оторваться, настолько понравилась эта книга))) Главные герои, Бак и Анника, очень понравились. Особенно Бак))) А Баттонз просто прелесть. Такая милая маленькая девочка.А то иногда бывает, начинает читать роман, но хватает тебя только на страниц 10. А все дело в том, что главные герои безумно бесят... Очень хорошо описано развитие чувств героев. Очень нравится, когда героини заботятся о главном герое, умеют готовить, убираются по дому. Люблю когда описывают быт простых людей. В этом романе есть все, для того, чтобы приятно скоротать вечер))) Погрузиться в красивую сказку о любви двух замечательных людей))
Приди, весна - Лэндис Джил МариРомантичная...
24.06.2013, 0.43





Изумительный роман
Приди, весна - Лэндис Джил Мариводопад
26.06.2013, 3.45





Мне понравился.....
Приди, весна - Лэндис Джил МариОльга
27.06.2013, 1.08





советую прочесть
Приди, весна - Лэндис Джил МариМарина
13.01.2014, 12.38





Какая замечательная история! Живые диалоги, характеры гг-ев очень четко прописаны, в книге нет глупых поворотов сюжета или событий, всё объяснено и логично, перевод отличный, язык качественный, приятный. При прочтении, смеялась, грустила, плакала, радовалась, испытывала возбуждение и злость. Если убрать интимные описания, то книгу можно считать развивающей и давать читать детям)После прочтения этого произведения у меня осталось такое приятное ощущение сытости и гармонии. И еще.., так тонко поселяется в сознании убеждение - ждать именного своего человека, чтоб без всяких раздумий понимать и чувствовать на интуитивном уровне, что это ОН!rnДевушки и мужчины, читайте "Приди весна".))
Приди, весна - Лэндис Джил МариСанСан
13.03.2014, 0.07





Поддерживаю все предыдущие комментарии. Роман классный, не смотря на стандартный шаблон-хижина в долине, занесенной снегом у черта на рогах. Без розовых соплей, динамичный. 10 баллов
Приди, весна - Лэндис Джил МариМери
26.02.2015, 15.08





Читала очень давно и до сих пор помню . С удовольствием перечитываю
Приди, весна - Лэндис Джил МариТурмалин
28.03.2016, 19.36





Роман хороший , но все в нем с самого начала предсказуемо . Читайте .
Приди, весна - Лэндис Джил МариMarina
29.03.2016, 20.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100