Читать онлайн Приди, весна, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приди, весна - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.66 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приди, весна - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приди, весна - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Приди, весна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Вытерев руки о фартук, Анника сдула упавшую на глаза прядь волос и взяла с кухонного стола форму с готовым к выпечке яблочным пирогом. Медленно, стараясь не расплескать жидкое тесто, она прошла через кухню к плите, поставила на нее осторожно пирог и открыла дверцу духовки. Затем сунула пирог внутрь и бросила взгляд на часы. Была ровно половина второго.
Утром Роза сказала ей, что Кейс с работниками уехал искать разбежавшихся бизонов. По словам Розы, он хотел попросить Бака присоединиться к ним. Но мужчины еще не вернулись, и Анника, не зная, ответил ли Бак согласием или отказом на просьбу брата, не находила себе места.
Даже домашние дела и заботы не могли отвлечь ее от мыслей о Баке. Утром и в полдень она отнесла Розе наверх поднос с едой и, пока та ела, походила с Джозефом на руках по комнате. При этом она как бы невзначай то и дело подходила к окнам, чтобы посмотреть, не возвратились ли мужчины. Затем настало время купать Баттонз и жарить цыплят, печь лепешки и готовить подливку мужчинам на обед. Она была горда своей работой, поскольку обед удался на славу. Цыплята поджарились до румяной корочки и были на вкус такими же нежными, как у Розы.
Приготовить яблочный пирог было ее собственной идеей. Пирог был бы прекрасным дополнением к обеду, подумала она и, получив подробные указания от Розы, тут же поспешила на кухню, чтобы осуществить свой замысел.
Сейчас пирог стоял в духовке, и в ее распоряжении было несколько свободных минут, пока Роза и оба ребенка отдыхали.
Сняв фартук, Анника прошла в свою комнату и села за дубовый секретер. Затем достала чернильницу, дневник и приступила к новой записи.
«2 мая 1882 года.
Я чувствую, что сегодняшний день станет знаменательным в моей жизни, поскольку именно сегодня все, так или иначе, решится. Жаль, что здесь сейчас нет тети Рут и я не могу попросить ее посмотреть таблицы и сказать, какое будущее мне сулят звезды. Может, я жду возвращения Кейса лишь затем, чтобы узнать, что Бак еще утром покинул ранчо, не сказав даже «до свидания»?
Только теперь, когда я отдала ему свое сердце, понимаю я ту боль, какой проникнуты эти строки в стихотворении миссис Браунинг:
«Уйди. Хоть понимаю: мне стоятьВ твоей тени отныне. Минул срок,Когда дела могла я на порогСвоей отдельной жизни созыватьСама, когда могла я подыматьНавстречу солнцу руки без тревог…»
Сейчас мне знакома боль расставания, как и наука выживания, но, боюсь, рана в моем сердце никогда не заживет, если он и в самом деле покинул меня».
Внезапно с конного двора донесся цокот копыт. Мгновенно отложив перо, Анника подбежала к окну и откинула штору. Затаив дыхание, она быстро окинула взглядом всадников, и неожиданно сердце у нее в груди застучало, как паровой молот. Широкие плечи и огромный рост Бака нельзя было спутать ни с чьими. Он спешился у амбара и, держа лошадь под уздцы, устремил взгляд на дом. Рядом с ним стоял Кейс. Анника не слышала, что он говорит Баку, но, похоже, брат пытался отговорить его от отъезда. Наконец она увидела, как Бак кивнул и последовал за Кейсом на конюшню. В тот же момент она отошла от окна и поспешила вниз.
Бегом она спустилась по лестнице и, войдя на кухню, тут же проверила пирог в духовке, от которого исходил пьянящий аромат корицы и яблок. Она ущипнула себя за щеки, чтобы вернуть им румянец, разгладила юбку и надела фартук. Через несколько минут на веранде послышались шаги, и она едва не выронила из рук тарелки, которые несла в этот момент к стоявшему посреди кухни длинному столу.
Ее брат вошел первым. Она бросила на него тревожный взгляд, затем улыбнулась и продолжила накрывать на стол. Входя один за другим, мужчины снимали свои куртки и шляпы и вешали их на вешалку возле двери. Бак вошел последним.
– Мы голодны как волки, – произнес Кейс нарочито громким и веселым тоном.
Анника подняла на него глаза. На Бака она смотреть боялась.
– Вы поймали всех бизонов?
– Всех до единого.
– Как им удалось выбраться из загона?
На лице Кейса появилось такое выражение, будто он хотел ее задушить.
– Не знаю, Анника. Выбрались и точка.
Слишком поздно она вспомнила об обещании брата и поняла, что он сам выпустил из кораля своих драгоценных бизонов, чтобы задержать Бака на ранчо подольше. Ради нее.
Улыбнувшись Кейсу, она поставила на стол последнюю тарелку.
– Я рада, что вы поймали их всех.
– Я тоже. – Он взял из миски с фруктами на кухонном столике яблоко и направился к двери в холл. – Пойду взгляну, как там Роза с малышом.
– Чуть позже я принесу вам поднос с едой, чтобы вы могли пообедать вместе.
Кейс улыбнулся сестре и обратился к самому молодому из работников, долговязому семнадцатилетнему парню:
– Не засиживайся за своим обедом, Дики. Когда поешь, поднимись ко мне. У меня есть для тебя небольшое поручение.
Вытащив из-под стола длинные скамьи и стулья, работники сели, и Бак, все это время наблюдавший украдкой за Анникой, последовал их примеру. Работники весело болтали, со смехом вспоминая, как они искали убежавших бизонов. Глупостей во время этой охоты было совершено более чем достаточно. Не раз в течение этого дня Бак спрашивал себя, как умудряется Сторм преуспеть вот уже пять лет в качестве хозяина ранчо. Казалось, Сторм стремится скорее распугать бизонов, чем их собрать, и на мгновение Бак даже подумал тогда, не пытается ли Кейс таким образом оттянуть его отъезд.
Работники продолжали обмениваться шутками, ожидая, когда Анника подаст обед. Бак, несколько раз переменив позу, наконец не выдержал и поднялся. Анника игнорировала его, это было очевидно, и, чувствуя, как в душе его поднимается холод, он решил положить этому конец. Ощущая на себе взгляды работников, он прошел через кухню и встал у Анники за спиной.
– Тебе помочь?
– Спасибо, не надо.
– В чем дело?
– Я думала, ты уехал, даже не попрощавшись. – Она взяла блюдо с цыплятами и, отнеся его к столу, передала Дики, после чего возвратилась к плите и стала выкладывать на другое блюдо тушеные овощи.
– Я так и собирался сделать, – тихо признал Бак.
Не успели эти слова соскользнуть у него с языка, как она резко повернулась, и он встретился с ледяным взглядом ее синих глаз.
– По крайней мере, ты честно говоришь об этом.
Она понесла работникам овощи, и снова ему ничего другого не оставалось как только смотреть на ее спину. Возвратившись, она коротко бросила:
– Садись-ка лучше за стол, а то останешься без обеда.
– Ты приготовила все это сама?
– Да, – она гордо вздернула подбородок.
Что-то он еще скажет, когда увидит яблочный пирог… Вскрикнув, она бросилась к плите и распахнула дверцу духовки. Пирог подрумянился сильнее, чем ей бы хотелось, и корочка получилась несколько суховатой, но работники встретили появление десерта с восторгом, какого она и не ожидала. Когда она поставила пирог на плиту и закрыла дверцу духовки, Дики воскликнул:
– Этот пирог выглядит просто шикарно, мисс Анника. Он с яблоками?
Прежде чем ответить, Анника, не удержавшись, бросила взгляд на Бака, чтобы увидеть его реакцию.
– Да. И я состряпала его сама.
– На вид он ничем не хуже, чем у миссис Сторм, – уверил ее Том.
– Спасибо, – она одарила его лучезарной улыбкой.
Баку захотелось тут же стереть широкую ухмылку с лица Тома. С трудом сдержавшись, он возвратился к столу и сел на свое место. Внезапно в комнате над ними что-то с грохотом упало на пол, и вслед за этим послышался плач и крики: «Анка! Анка!» Руки у Анники были заняты, и она повернулась к Баку.
– Не мог бы ты подняться и привести Баттонз сюда?
Выходя из кухни, Бак чувствовал, как мужчины провожают его глазами, и радовался, что хоть ненадолго избавится от их пристального внимания к своей особе. Они наблюдали за ним украдкой сегодня весь день, вероятно, гадая про себя, что связывает его с сестрой босса. Кейс не отпускал его от себя ни на шаг, уговаривая остаться на ранчо хотя бы до вечера и пообедать вместе со всеми. И в результате, подумал Бак со вздохом, он сейчас угодил в ловушку, которую сам же себе и подстроил, согласившись на уговоры Сторма. Плач Баттонз стал громче. Быстро пройдя через холл, он открыл дверь ее комнаты.
– Привет, Бейби. В чем дело?
Увидев Бака, Баттонз выронила из рук свою новую куклу и бросилась к нему через комнату. И тут же завизжала от восторга, когда он подхватил ее на руки и поднял высоко над головой.
– Едем домой? Сейчас? Да? – Она быстро закивала, отвечая на собственный вопрос.
Улыбка на лице Бака мгновенно погасла.
– Нет. Пора обедать. Ты проголодалась?
– Я еду домой. И Анка тоже.
– Давай-ка сначала поедим, – попытался он отвлечь Баттонз, зная, какой она может быть, когда ей что-нибудь втемяшится в голову.
Выйдя с Бейби на руках в холл, Бак увидел Кейса, поднимающегося по черной лестнице с подносом, уставленным тарелками с едой. При виде их Кейс на мгновение остановился, кивнул Баку, улыбнулся Бейби и исчез за дверью хозяйской спальни.
В ту же минуту как Бак с Бейби вошли на кухню, Анника заметила, что он опять хромает. Ей стало ясно, что рана его была намного серьезней, чем он дал ей понять в разговоре с ней.
С беспокойством она смотрела, как он выдвигает из-под стола стул, садится и усаживает Баттонз себе на колени.
– Мы оставили тут тебе немного, – сказал Дики, пододвигая к Баку блюдо с жареными цыплятами.
Бак кивнул, в то же время подивившись про себя тому, что Анника не сводит с него глаз. Он предоставил Баттонз выбрать им цыпленка, положил на тарелку овощи, переломил пополам лепешку, обмакнул ее в масло из-под цыпленка и приступил к еде.
Анника подошла к столу и села напротив Бака.
– Хочешь, я подержу Баттонз, пока ты ешь?
– Нет! – раздался тут же вопль Бейби.
Анника с трудом сдержала улыбку. Ему будет не так-то легко оставить ребенка, как он, должно быть, думал. Если бы только у нее было время убедить его, что они созданы друг для друга и что рядом с ней он мог бы стать кем только ни пожелает.
Никто из мужчин за столом не проронил ни слова. Они ели в молчании, поглощая пищу с такой жадностью, словно во рту у них несколько дней не было и маковой росинки. Анника пододвинула к себе блюдо с овощами, повертела в руках крылышко цыпленка и принялась за еду, стараясь не смотреть при этом на Бака Скотта. Когда с цыплятами и овощами было покончено, Анника вытерла стол, поставила на середину яблочный пирог и подала всем кофе. Через какое-то время мужчины один за другим стали подниматься из-за стола, благодаря ее за прекрасный обед и расходясь по своим делам. Наконец они остались на кухне втроем. Анника налила себе чашку кофе и снова села за стол, лихорадочно пытаясь найти слова, которые бы разбили лед и устранили возникшее между ними отчуждение.
– Едем домой? – снова спросила Баттонз. Сердце Анники болезненно сжалось. Ей тоже хотелось спросить: «Да, мы едем домой?», но она промолчала, боясь, как бы Бак не решил, что она навязывается.
– Хочешь еще пирога? – попытался Бак переключить внимание Бейби на другое. Малышка покачала головой.
– Я заметила, ты сильно хромаешь, – проговорила Анника.
Он посмотрел на нее и, помедлив, сказал:
– Когда я устаю, нога начинает болеть. И вся эта сегодняшняя глупая езда кругами на одном месте явно не пошла ей на пользу. – Он сделал глоток и вновь поставил чашку с кофе на стол. – Если бы я не был уверен, что такого просто не может быть, то решил бы, Сторм ни черта не понимает в том деле, каким занимается.
– Для него все это еще внове.
– Да, конечно.
– Я рада, что ты остался помочь.
– Ничего не выйдет, Анника. Даже если Сторм будет каждый день терять по нескольку бизонов, а ты жарить цыплят и печь яблочные пироги.
– Ты даже не хочешь дать нам шанс?
– В ущерб тебе? Нет.
– Почему бы тебе не предоставить мне самой о себе беспокоиться?
Бак разгладил бороду, провел рукой по волосам и ссадил Баттонз с колен. Девочка тут же подбежала к Аннике и стала дергать ее за фартук. И дергала до тех пор, пока молодая женщина не посадила ее себе на колени.
– Мы едем домой?
– Нет. – Анника покачала головой. – Бак говорит, что мы с тобой должны остаться здесь.
– Нет! – Бейби замолотила ножками по краю стола.
Бросив беспомощный взгляд на Бака, Анника спустила девочку на пол, и та тут же побежала в гостиную.
– С ней будет все в порядке? – спросил Бак, провожая глазами племянницу.
– Там есть игрушки и детские книжки. Какое-то время она поиграет одна, у нее это хорошо получается. – Анника взяла в руки край скатерти и принялась сворачивать и разворачивать его, разглаживая сгибы ногтем. – Я не еду в Бостон.
– Ты передумаешь.
Губы Анники слегка изогнулись в улыбке. Она была уверена, что никогда не вернется домой. Слишком уж сильно она изменилась. Ее место было теперь здесь, и если не рядом с ним, то по крайней мере вблизи от него. И место его ребенка тоже было здесь. Она покачала головой.
– Полагаю, что нет.
– Что ты будешь здесь делать?
– А какое тебе до этого дело? – проговорила она, стараясь его рассердить. Все было лучше, чем его молчание.
Он с силой ударил обеими ладонями по столу, и от неожиданности она даже подскочила на стуле. Блюда зазвенели; стакан с водой опрокинулся, и его содержимое вылилось на скатерть.
– Большое, черт побери! Слишком большое, поскольку в противном случае я давно бы уехал отсюда. – Он прямо-таки сверлил ее глазами, весьма напоминавшими в этот момент голубые льдинки. – Я был вполне доволен своей жизнью, пока в ней не появилась ты. У меня была моя хижина, моя работа, я знал, кто я и чего хочу.
– Похоже, ты забыл, что искал жену и мать для Баттонз. Почему же теперь, когда ты ее нашел, ты от нее отказываешься?
– Я не могу ее себе позволить!
В негодовании Анника вскочила на ноги и отшвырнула в сторону стул. Опершись на стол, она наклонилась почти к самому лицу Бака, вынуждая его поднять на нее глаза.
– Я не хотела тебе ничего говорить, так как знала, как ты это воспримешь, но денег у меня столько, что хватит до конца моих дней. Забудь наконец о своем дурацком самолюбии и взгляни в лицо фактам. Это единственное, что от тебя требуется. Я способна содержать нас всех, пока ты будешь учиться на врача, если это то, чего ты хочешь. Или я могу отдать все свои деньги, до последнего пенни, брату, если это то, что требуется, чтобы ты почувствовал себя счастливым.
Он снова стукнул кулаками по столу и рывком поднялся.
– Ты думаешь, это решит проблему? Хочешь сделать из меня мужчину, состоящего у тебя на содержании?
– Нет.
– А я говорю, да! Ты соблазняешь меня перспективой получить медицинское образование, думая, что можешь купить меня так же легко, как ты покупаешь себе новое платье, шляпку или туфли.
Она ударила его по лицу.
Он схватил ее за плечи, но лишь слегка встряхнул, поскольку прибегнуть к более решительным действиям ему мешал стоявший между ними стол.
– Ба! Какая восхитительная сцена! Одновременно обернувшись, они увидели стоящего в дверях Кейса.
Бак тут же убрал руки с плеч Анники.
Она смотрела на брата с таким же вызовом, как до этого на Бака.
– Неужели нас даже на минуту нельзя оставить в покое?
– Вы так кричали, что я не думал, будто ваша беседа является секретом.
Бак подошел к задней двери и снял с вешалки свою шляпу и куртку.
– На твоем месте я бы не уходил, – сказал Кейс.
– Я пленник?
– Нет, но к главному входу подъехала только что коляска, и, мне кажется, люди в ней приехали повидать тебя.
Бак нахмурился.
– Кто это? – спросила Анника с раздражением.
В парадную дверь громко постучали, и Кейс пошел открывать, бросив через плечо:
– Лучше бы тебе пойти со мной, Скотт.
Бак чертыхнулся себе под нос и, повесив опять на вешалку шляпу и куртку, шагнул к двери.
Анника прижала ладони к пылающим щекам и вздохнула. – Затем последовала за мужчинами в передний холл.
* * *
Бак стоял за спиной Кейса Сторма, когда тот открыл парадную дверь.
– Привет, Ленард, – воскликнул Кейс с удивлением. – Что привело тебя к нам сегодня?
Бак знал, что привело соседа Сторма на его порог. В коляске сидела Мэри Мак-Гир, старая женщина, которой он платил, чтобы она ухаживала за Пэтси, а рядом с ней сидела и сама Пэтси. Он узнал свою сестру сразу, хотя и не видел ее почти три года. На голове у нее был капор, из-под которого ей на плечи ниспадали пышные светлые локоны. Пэтси выглядела похудевшей. Ее длинные руки и ноги были скрыты рукавами и юбкой, но лебединая шея и впалые щеки ясно свидетельствовали о ее худобе. На ней было незнакомое ему выцветшее платье из набивного ситца и шерстяная накидка.
Внезапно Бак почувствовал рядом с собой Аннику и поднял машинально руку, чтобы обнять ее за талию. В следующий момент, однако, он опомнился и поспешно опустил руку, надеясь, что Анника ничего не заметила.
Он мог не волноваться. Анника даже не повернула головы в его сторону, с любопытством разглядывая неожиданных гостей.
– Кто они? – спросила она брата.
– Мужчину зовут Ленард Вилсон, ответил Кейс. – Он мой сосед. Женщин я не знаю.
– Я знаю, – сказал Бак.
Анника повернулась к нему, и ей сразу же бросилась в глаза заливавшая его лицо бледность и то, с каким напряженным вниманием он смотрит на худую блондинку, которая в этот момент с царственным видом поднималась следом за своими двумя спутниками по ступеням. Даже не спрашивая, она мгновенно поняла, что блондинка была его сестрой – только одна женщина на свете могла так сильно походить на Бака и Баттонз.
– Это Пэтси, да? – спросила она шепотом.
Не отрывая глаз от сестры, Бак кивнул.
Внезапно из гостиной, очевидно, привлеченная шумом в переднем холле, выскочила Баттонз и обхватила ручками ногу Бака. Он не обратил на нее никакого внимания, и тогда она подбежала к Аннике, которая тут же поспешно подхватила ее на руки.
Кейс встретил Вилсона какой-то шуткой, и тот не преминул ему ответить тем же. Мэри Мак-Гир была представлена Кейсу, а затем Аннике. Внешность старой шотландки поразила Аннику. Никогда еще ей не доводилось видеть в своей жизни подобной личности. Лицо Мэри было темно-коричневым от загара, как пережаренные кофейные зерна, и изрезано глубокими морщинами, напоминающими трещины в иссушенной зноем земле в конце лета. На голове у нее, образуя седой венчик, торчали остатки волос, а в зубах была зажата тонкая сигара. Но самым удивительным было то, что на ней были брюки, мужской кожаный жилет и пальто.
Бак, как Аннике было известно, нанял Мэри ухаживать за Пэтси, но сейчас, сравнивая этих двух женщин, она подумала, что Мэри, пожалуй, выглядит более сумасшедшей, чем ее подопечная. Хотя, конечно, внешность, как ясно показали последние события, может быть весьма обманчивой. Пэтси стояла в стороне от них, разглядывая потолок веранды. Она не обращала никакого внимания на окружающих, пока наконец не пришла и ее очередь быть представленной остальным. Мэри Мак-Гир положила ей руку на плечо. Мгновенно нахмурившись, Пэтси сбросила ее руку со своего плеча. Затем, вновь приняв гордую позу, повернулась к Баку и посмотрела ему прямо в глаза.
– «Прошу, не приближайся…»
Пэтси произнесла эти слова таким тоном, что у Анники мороз побежал по коже. Бак поспешно шагнул вперед и встал между Анникой и Пэтси. Насколько он мог судить, Пэтси была не в более здравом уме, чем в тот день, когда они виделись в последний раз; она по-прежнему считала себя египетской царицей, по-прежнему говорила цитатами из пьесы Шекспира «Антоний и Клеопатра».
Кейс, никогда не забывающий об обязанностях радушного хозяина, предложил своим гостям:
– Не пройти ли всем нам в дом?
Вслед за Кейсом Вилсон и женщины вошли в передний холл. Анника, крепко прижимая к себе Бейби, осталась стоять, где стояла. На мгновение Кейс остановился и бросил беглый взгляд на Аннику с Баком и Пэтси. Затем откашлялся и предложил Ленарду с Мэри выпить с ним на кухне по чашке кофе.
– Что вы на это скажете, миссис Мак-Гир? – обратился он к старой шотландке.
Мэри бросила Пэтси предостерегающий взгляд.
– Ведите себя прилично, ваше величество, вы меня слышите?
Пэтси, проигнорировав ее слова, уставилась на что-то за спиной Анники.
Не зная, что может выкинуть его сестра, но понимая, что она на многое способна, Бак весь напрягся в ожидании самого худшего.
– Может, будет лучше, если я отнесу Баттонз на кухню? – спросил он шепотом Аннику.
– Баттонз ребенок Пэтси, Бак. Она имеет право ее видеть, – ответила так же шепотом Анника и, повысив голос, обратилась к Пэтси: – Может, мы все пройдем в гостиную?
Пэтси, казалось, не слышала слов Анники. Мгновение она не отрываясь смотрела на Бака, затем вскинула голову и громко, ясным, звонким голосом произнесла:
– «Не было цариц, обманутых бессовестней. Я сразу предвидела измену».
– Я был вынужден так поступить, Пэтси. – В голосе Бака звучала откровенная печаль. – Я был вынужден поселить тебя в безопасном месте, ради твоего же собственного блага и блага ребенка.
– «Ты… как оказалось, и великий лжец», – проговорила с горечью Пэтси.
Напуганная этим странным разговором, а еще больше отсутствующим выражением в глазах Пэтси, Анника крепче обняла Баттонз. Взгляд девочки был прикован к удивительной женщине, которая говорила так чудно и была поразительно похожа на Бака.
Бак поднял глаза на лестницу, ведущую на второй этаж, где спали Роза с Джозефом, затем посмотрел в сторону кухни, откуда доносились голоса Кейса, Вилсона и Мэри Мак-Гир.
– Давайте-ка пройдем в гостиную.
Анника пошла вперед. Бак мгновение помедлил и, лишь убедившись, что Пэтси последовала за Анникой, прошел за женщинами в гостиную и закрыл за собой дверь. По-прежнему полная решимости привлечь внимание Пэтси к Баттонз, Анника сказала:
– Пэтси, это Баттонз. Она твоя дочь. Пэтси подняла брови, посмотрела с презрением на ребенка и холодно произнесла:
– Дитя не может быть моим. Смотри! Дитя Египта положили в тростниковую корзину, и воды Нила приняли ее. Она, как говорят, живет сейчас средь древних пирамид.
Бак скрестил на груди руки. Нужно было во что бы то ни стало убедить Аннику в тщетности ее усилий.
– Это тот ребенок, Пэтси, которого ты пыталась сбросить с крыши, и, если бы я не остановил тебя, она была бы сейчас мертва.
В немом изумлении Анника уставилась на Пэтси, не в силах понять, как такая на вид сдержанная женщина могла когда-то обезуметь настолько, что попыталась убить собственного ребенка.
Пэтси обратила взгляд на Баттонз, и ее глаза расширились.
– «Теперь мне только ужасы желанны, а не успокоенья. Я хочу нагореваться вволю, соразмерно огромности удара».
– Как это понять? – спросила Анника шепотом у Бака.
– Она опять цитирует Клеопатру.
– Мне было велено принести дитя в жертву, ибо, поскольку Он призвал Авраама и приказал ему принести в жертву Исаака, как могла я, царица Египта, удовлетвориться меньшим даром Господу? – Пэтси замолчала, переводя взгляд с Анники на Бейби и обратно.
Бак повернулся к Аннике, и при виде глубокой печали в его глазах она едва не кинулась ему на грудь.
– Она путает библейские истории с «Антонием и Клеопатрой». Эти две книги были единственными, которые имелись у нас в доме, не считая медицинского справочника.
Решив, очевидно, что визит окончен, Пэтси направилась к двери.
– «Угас наш свет, лампада догорела».
На лице Бака появилось мрачное выражение.
– Думаю, теперь ты понимаешь, почему я так мало говорил тебе о Пэтси и остальных членах моей замечательной семейки?
– Все это не имеет никакого значения, Бак.
– Для меня имеет.
Анника давно уже догадалась, что внезапное появление Пэтси было делом рук Кейса, его новой попыткой задержать Бака на ранчо. И сейчас, видя в глазах Бака глубокую печаль, в который уже раз пожалела, что эта идея: пришла брату в голову.
Пэтси подошла к двери и остановилась, явно не желая открывать ее сама. В следующий момент Анника с Баком услышали:
– «Тебя отсюда отзывает честь».
Бак тут же подошел к сестре.
– Идем, Пэтси. Сейчас мы отыщем Мэри, и ты поедешь с ней домой.
Пэтси прошла мимо него, даже не повернув в его сторону головы, словно он был слугой.
Бак вышел вслед за Пэтси, и Анника, почувствовав в ногах мгновенную слабость, опустилась на диван и прижалась щекой к головке Баттонз. Вновь и вновь перед ее мысленным взором возникала страшная картина: Пэтси стоит на крыше хижины Бака, угрожая сбросить Бейби вниз.
– Я люблю тебя, Баттонз, – прошептала она и, стараясь не думать о Пэтси, открыла одну из валявшихся на диване детских книжек, которая оказалась букварем.
Баттонз улыбнулась.
– Я люблю Анку.
Они начали читать, но Анника все время отвлекалась, прислушиваясь к звукам в холле, в надежде услышать шум, свидетельствующий о том, что гости собираются уезжать. Она уже начала подумывать, не пойти ли ей с Баттонз к Розе, когда шелест платья заставил ее поднять голову. Она затрепетала. В дверях стояла Пэтси. Одна.
Стараясь ничем не выдать своего страха, Анника взяла на руки Баттонз и встала с дивана. Затем медленно обошла его. Теперь между ней и сумасшедшей была хоть какая-то преграда.
– Ты его любишь?
Прямой вопрос Пэтси на мгновение смутил ее, но, помедлив, она кивнула.
– И ребенка?
– Да. Надеюсь, ты не возражаешь, Пэтси?
Бросив взгляд на дверь, Пэтси прошла через комнату и встала напротив Анники. Их разделял только диван. Пэтси быстро посмотрела налево, затем направо. Взгляд у нее был затравленным, как у загнанного животного. Какие видения терзали ее? И почему?
– Отдай мне ребенка, – сказала она вдруг.
Повелительный тон Пэтси испугал Баттонз, и она тут же уткнулась лицом Аннике в шею. Отступив на шаг, Анника попыталась урезонить сумасшедшую.
– Я не думаю… – «Где же был Бак? Как удалось Пэтси сбежать от него?»
– Отдай ее мне! – прошипела Пэтси и, скрючив пальцы, попыталась схватить Баттонз.
В комнате над ними кто-то ходил. Анника явственно слышала звук шагов. Она бросила взгляд на стену позади себя. Через дверь ей не спастись, но сзади нее было окно, выходившее на веранду. Только бы оно не было заперто, взмолилась она про себя. Если бы ей удалось подойти к нему и выставить Баттонз наружу, ребенок мог бы пробежать по веранде до кухни и позвать кого-нибудь на помощь.
В тот самый момент, когда спина Анники коснулась стены, Пэтси вдруг уронила руки и вновь заговорила. В глазах у нее было почти что осмысленное выражение, когда она, покачав головой, тихо сказала:
– Тебе никогда не понять. Ты не знаешь, что я видела. Я не могла с этим жить, и поэтому мне было намного легче стать египетской царицей, чем оставаться самой собой.
Пока Анника пыталась сообразить, что означали ее слова, глаза Пэтси затуманились снова.
В комнату ворвался Бак. Он подбежал к Аннике и, схватив за руку, окинул ее и Баттонз тревожным взглядом.
– С вами все в порядке?
– Да, все отлично.
– Она исчезла буквально в мгновение. Я услышал наверху шум и побежал сначала туда, боясь, что она обнаружила Розу с новорожденным. Я должен был более внимательно следить за ней. Если бы она что-нибудь тебе сделала…
Внезапно в холле послышались голоса Кейса и Вилсона, и Анника вздохнула с облегчением.
– Иди попрощайся с ней, – сказала она Баку. – Мы с Баттонз пойдем наверх к Розе.


Бак поднимался по лестнице медленно, стараясь не слишком сильно наступать на раненую ногу. Дверь в хозяйскую спальню была открыта, и он увидел, что Анника сидит в кресле-качалке подле кровати и тихо разговаривает с Розой. На мгновение он задержался в дверях, чтобы, пока его не заметили, вволю насмотреться на Аннику в последний раз. Наклонившись, она легонько похлопала по попке завернутого в одеяльце новорожденного и улыбнулась.
– Ты хорошо себя чувствуешь, Роза?
– Да, благодаря стараниям твоего друга Бака. Со мной все в порядке. Как и с Джозефом. Я не перестаю думать о том, что было бы, если бы он не приехал сюда. Я благодарна ему и тебе.
С болью Бак увидел, как улыбка Анники мгновенно погасла и на ее лицо легла тень.
– Да, я тоже рада, что он оказался здесь в нужную минуту и смог помочь тебе.
Прежде чем она успела что-либо добавить, Бак откашлялся, и обе женщины тут же повернулись к двери.
– Я пришел посмотреть, как вы тут, миссис Сторм, но, похоже, все у вас в полном порядке.
Роза улыбнулась. Цвет ее лица был хорошим, глаза ясными. Она даже выглядела отдохнувшей. Волосы у нее были заплетены в косу, и это сразу же напомнило ему, как Анника заплетала свои волосы перед тем, как лечь спать в Блу-Крик. Коса не шла ни в какое сравнение с тем сложным сооружением, какое она носила на голове сейчас, когда вернулась к цивилизации.
– Не забудьте только сказать своему врачу, мэм, о швах, чтобы он посмотрел их и снял, когда придет срок.
Роза покраснела, услышав такой интимный совет, но тем не менее кивнула.
– Хорошо, я передам ему ваши слова, мистер Скотт.
Стараясь не думать о своих потрепанных пыльных мокасинах, Бак прошел по натертому до блеска полу и лежавшему в центре комнаты пушистому персидскому ковру и встал рядом с креслом Анники. Взглянув на Джозефа, он улыбнулся. Малыш был его заслугой, которой он мог по праву гордиться.
– Не хотите его подержать? – спросила Роза.
Анника слегка кашлянула, но Бак не осмелился повернуть голову в ее сторону.
– Нет. – Он засунул руки в карманы. – Не хочу тревожить малыша. Он хорошо ест?
– Как его папочка. – Роза рассмеялась. – Постоянно голодный.
– Судя по всему, он будет высоким, – промямлил Бак.
Он чувствовал себя как рыба, вынутая из воды, ведя светский разговор с женой другого мужчины в этой красивой уютной комнате. Ему хотелось повернуться и выбежать из этой комнаты, из дома, не сказав Аннике Сторм ни слова, но он понимал, что не может проявить такое постыдное малодушие и вот так просто исчезнуть из ее жизни. Он заставил себя взглянуть на нее и увидел, что она смотрит на него не отрываясь. В ее синих глазах была надежда и любовь, любовь, которой, он знал, он не заслуживал. Особенно сейчас, когда собирался навсегда ее покинуть.
– Не проводишь меня до конюшни? – спросил он ее.
Несколько мгновений взгляд ее был прикован к его лицу, словно ей хотелось запомнить на нем каждую черточку, каждый синяк и царапину. Затем она кивнула и, поднявшись с кресла, молча направилась к двери. На пороге она обернулась и сказала Баттонз:
– Останься здесь с Розой, Баттонз, и веди себя хорошо. Джозеф еще спит.
– Я иду тоже, да, Бак? – Оторвавшись от игрушек, девочка подняла глаза на дядю.
Он повернулся к Аннике за помощью, но она тут же отвела взгляд.
– Нет, ты останешься здесь. Но Анника скоро вернется.
Когда он вновь оглянулся, Анники в комнате не было и из холла до него донесся звук удаляющихся шагов.


Она пообещала себе, что не будет плакать.
Но обещания, как известно, для того и существуют, чтобы их нарушать. Дул сильный ветер, и она обхватила себя за плечи, пытаясь согреться. На ней было только платье, поскольку, выходя из дому, она забыла надеть пальто. Она шла впереди Бака с видом осужденного на казнь. Они пересекли двор и подошли к конюшне. День близился к вечеру, и в огромном открытом строении, где пахло сеном, лошадьми и пылью, царил полумрак. И там никого не было.
Войдя внутрь, Анника сразу же прошла туда, где тени были гуще. Если кто-нибудь войдет сюда, то они увидят его первыми.
Она решила не отговаривать больше Бака. Она и так уже едва не опустилась до мольбы, прося его не уезжать. Она подумала о матери и моментально воспрянула духом, зная, что Аналиса поступила бы точно так же при сложившихся обстоятельствах. Никакие насмешки и презрение окружающих не сломили ее мать, и она тоже будет держать себя с достоинством и не станет цепляться за Бака. Пусть он запомнит хотя бы ее мужество и силу, если даже и забудет обо всем остальном.
Бак подошел к стойлу, где помещался его жеребец, надел на него уздечку и оседлал. Это дало ей возможность вытереть навернувшиеся на глаза слезы и пригладить слегка растрепавшиеся от ветра волосы. Бросив взгляд на свои желтые, с пуговицами ботинки, она увидела, что они сплошь заляпаны грязью.
– Анника?
Она подняла голову. Бак стоял перед ней и мял в руках шляпу.
– Итак, – произнесла она со вздохом, держась необычайно прямо, – полагаю, настало время прощаться.
В его глазах мелькнуло удивление, словно он ожидал, что она опять начнет рыдать и уговаривать его не уезжать. Прошло несколько томительных мгновений. Наконец, справившись с замешательством, он сказал:
– Полагаю, что так.
Анника протянула руку.
– Тогда я желаю тебе, Бак Скотт, всего наилучшего. Для меня это было настоящим приключением. Надеюсь, что и для тебя все было не так уж плохо.
– Анника, я…
– И ты можешь не тревожиться о Баттонз, – поспешно прервала она его, боясь, как бы он не сказал чего-то, что могло бы лишить ее мужества. – Кейс с Розой просили отдать Баттонз им, так что, как видишь, у нее будет прекрасный дом, о каком любая девочка может только мечтать. – «Как будто я могу расстаться с ней сейчас», – подумала она и подивилась про себя тому, как ровно и бесстрастно звучит ее голос, когда сердце ее разрывается от горя.
Она испытала мрачное удовлетворение, заметив, как он крутит в руках поводья.
– Мне очень жаль, Анника, что все так получилось. Я бы предпочел какой-нибудь другой выход.
– Неправда! Если бы ты действительно этого хотел, то поверил бы мне, поверил бы, что я не лукавлю, говоря, я готова поселиться с тобой в любом месте, где бы ты ни пожелал, а не твердил бы, как заведенный, будто ты знаешь, что для меня лучше.
Бак надел шляпу, и ее поля тут же отбросили тень на его лицо. Воспользовавшись тем, что он повернулся к лошади, чтобы взять с седла свою куртку, Анника протянула руку к его золотистым кудрям, но тут же поспешно ее отдернула, прежде чем он заметил ее движение.
Ему хотелось поцеловать ее на прощание. Она поняла это по его напряженной позе. И потом, он явно медлил с отъездом.
Она жаждала его поцелуя больше всего на свете в этот момент, но ей было ясно, что если она позволит ему себя сейчас поцеловать, то рана в ее сердце не затянется до конца ее дней.
Она отступила на шаг, молча показывая ему, что он должен ехать.
Помедлив еще мгновение, Бак взял коня под уздцы и вывел на улицу.
Там он сразу же вскочил в седло и, даже не оглянувшись, выехал со двора.
Обхватив себя руками, она стояла очень прямо, провожая его глазами. Он проехал мимо домика для работников ранчо и свернул к коралю. Теперь ей были видны только его широкие плечи и шляпа. Медленно она опустила руки, и плечи ее поникли. Затем она подобрала юбки и бросилась бежать.
Ее желтые ботинки были мало приспособлены для бега по неровной почве, но она об этом не думала. Один раз она едва не упала, наступив на подол платья, но удержалась на ногах и, подобрав юбки, вновь понеслась вперед. Она мчалась, рыдая сейчас уже во весь голос, куда глаза глядят, прочь от заходящего солнца, прочь от Бака Скотта, чей силуэт на горизонте с каждым мгновением становился все меньше и меньше. Только добежав до подножия небольшого холма, на вершине которого были похоронены дети ее брата, она наконец остановилась.
Там она рухнула на землю и закрыла лицо руками. Она плакала от жалости к Баттонз, которой больше не суждено было увидеть своего дядю, к Пэтси, лишенной разума, к Баку, расставшемуся навсегда с любимой племянницей ради того, чтобы у нее было все самое лучшее, что только она могла пожелать в своей жизни. Но больше всего она плакала от жалости к себе, так как Бак Скотт не поверил в силу их любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приди, весна - Лэндис Джил Мари



Супер! Мне очень понравилась книга! Сюжет очень интересный, не скучный, постоянно держит в напряжении, и отношения между героями описаны очень хорошо. Главные герои - адекватные люди, ведут себя разумно, а то часто бывает в книгах герои какие-то странные. Помимо описания отношений между главными героями, также описываются и их страхи, стереотипы, предрассудки и т.д., даже рассматривается вопрос расизма. Все это делает книгу еще более интересной и занимательной. Короче, по моему мнению книга достойна высшего бала. Мне очень понравилась!
Приди, весна - Лэндис Джил МариК
30.07.2012, 3.04





Прочитала за день...Не могла оторваться, настолько понравилась эта книга))) Главные герои, Бак и Анника, очень понравились. Особенно Бак))) А Баттонз просто прелесть. Такая милая маленькая девочка.А то иногда бывает, начинает читать роман, но хватает тебя только на страниц 10. А все дело в том, что главные герои безумно бесят... Очень хорошо описано развитие чувств героев. Очень нравится, когда героини заботятся о главном герое, умеют готовить, убираются по дому. Люблю когда описывают быт простых людей. В этом романе есть все, для того, чтобы приятно скоротать вечер))) Погрузиться в красивую сказку о любви двух замечательных людей))
Приди, весна - Лэндис Джил МариРомантичная...
24.06.2013, 0.43





Изумительный роман
Приди, весна - Лэндис Джил Мариводопад
26.06.2013, 3.45





Мне понравился.....
Приди, весна - Лэндис Джил МариОльга
27.06.2013, 1.08





советую прочесть
Приди, весна - Лэндис Джил МариМарина
13.01.2014, 12.38





Какая замечательная история! Живые диалоги, характеры гг-ев очень четко прописаны, в книге нет глупых поворотов сюжета или событий, всё объяснено и логично, перевод отличный, язык качественный, приятный. При прочтении, смеялась, грустила, плакала, радовалась, испытывала возбуждение и злость. Если убрать интимные описания, то книгу можно считать развивающей и давать читать детям)После прочтения этого произведения у меня осталось такое приятное ощущение сытости и гармонии. И еще.., так тонко поселяется в сознании убеждение - ждать именного своего человека, чтоб без всяких раздумий понимать и чувствовать на интуитивном уровне, что это ОН!rnДевушки и мужчины, читайте "Приди весна".))
Приди, весна - Лэндис Джил МариСанСан
13.03.2014, 0.07





Поддерживаю все предыдущие комментарии. Роман классный, не смотря на стандартный шаблон-хижина в долине, занесенной снегом у черта на рогах. Без розовых соплей, динамичный. 10 баллов
Приди, весна - Лэндис Джил МариМери
26.02.2015, 15.08





Читала очень давно и до сих пор помню . С удовольствием перечитываю
Приди, весна - Лэндис Джил МариТурмалин
28.03.2016, 19.36





Роман хороший , но все в нем с самого начала предсказуемо . Читайте .
Приди, весна - Лэндис Джил МариMarina
29.03.2016, 20.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100