Читать онлайн Прекрасная мечта, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная мечта - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.51 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная мечта - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная мечта - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Прекрасная мечта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

Чейз не подал виду, что заметил ее, но, ощутив ее присутствие рядом с собой, весь напрягся.
Эва взяла его под руку, собираясь, как он решил, заговорить с ним. Он усиленно делал вид, что поглощен созерцанием людей Маккенны, которые сновали взад-вперед, перебрасываясь короткими фразами. Четверо мужчин вели пленников из хижины к своим лошадям. Большинство патрульных выглядели такими настороженными, как будто Ханты, с накрепко связанными руками, могли умудриться сбежать.
Рамон вывел лошадей Эвы и Лейна из-за хижины и подошел к девушке. Она кивком поприветствовала его, но все ее внимание было сосредоточено на Чейзе, к которому в этот момент как раз обратился Стюарт Маккенна.
– Тебе полагается награда, Кэссиди. За поимку этих двоих – живых или мертвых – по две сотни долларов за каждого. Это поможет тебе немного компенсировать потерю твоего скота.
Все присутствующие постепенно садились в седла. Помощник Маккенны и четверо других патрульных окружали пленников, которые тоже уже сидели верхом.
– Мы готовы ехать, Маккенна, – крикнул кто-то.
Шериф мельком взглянул на Эву и кивнул, потом подал руку Чейзу, который оценил этот жест и ответил рукопожатием.
– Я бы не хотел узнать, что у тебя снова начались какие-то неприятности, Кэссиди. – Маккенна со значением посмотрел на револьвер, висевший у Чейза на бедре, потом повернулся к Лейну, который стоял, прислонившись к дверной притолоке старой хижины. – К тебе это тоже относится, парень.
Лейн хранил молчание. Единственным свидетельством того, что он расслышал эти слова, было легкое подрагивание мускулов на его подбородке.
Маккенна повернулся и ушел.
– Чейз?
– Не сейчас, Эва.
Чейз наконец взглянул на нее. Она не была участницей заговора Хаитов, как и утверждала, хотя ему не так-то легко было забыть про ноющую боль, которая осталась от нанесенной ему обиды. Его терзали мысли о Лейне, о самоубийстве Салли, об откровениях Куинси Поуэлла. Он не мог сделать Эве больно, выплеснув на нее свою ярость, и еще одно эмоциональное потрясение – это для него было слишком.
Получив такой отпор, она отстранилась, скрестила руки на груди и смотрела на удаляющийся патруль. Когда стих цокот копыт, воцарилась мертвая тишина.
Текли секунды. Ее охватило какое-то щемящее чувство. Чейз не шевелился. С ней еще ни разу в жизни не обращались так пренебрежительно. Отец и мать души в ней не чаяли. Она играла в домах богатых заказчиков, которые тепло принимали ее. Она была нужна даже Куинси, в его понимании, конечно, вплоть до того дня, как она уехала. Она пыталась придумать, как бы удалиться с наибольшим достоинством, потом посмотрела на Рамона, который тактично отошел немного в сторонку. Он был занят тем, что подтягивал подпругу на своей лошади. Помощник, похоже, собирался дать Чейзу столько времени на то, чтобы собраться с мыслями, сколько тому понадобится.
Эва подняла глаза на Чейза и обнаружила, что он смотрит на нее. Она заглянула в его глаза, которые оставались холодными, мертвыми, лишенными всех эмоций. И, конечно же, в них не было и следа той страсти, которая светилась в них прошлой ночью. Он не сделал попытки коснуться ее. Он, казалось, был где-то далеко, на расстоянии многих миль, или, может быть, лет. Его слова, когда он все-таки заговорил, были обращены только к Лейну и его людям.
– По коням.
Рамон выступил вперед, чтобы подвести к Лейну его пегую. Мальчик отошел от распахнутой настежь двери хижины, но не потянулся за поводьями. Его обсидиановые глаза были затенены полями шляпы, на скуле красовался кровоподтек.
– Я не вернусь домой, – спокойно объявил он. На лице Чейза не дрогнул ни один мускул.
– И что же ты собираешься делать? Лейн пожал плечами.
Эве хотелось вмешаться, сказать что-нибудь, что Чейз сам не в состоянии сказать мальчику. Она хотела бы, чтобы Чейз сейчас просто подошел к Лейну, обнял его и признался бы племяннику, как сильно любит его, и как хотел бы, чтобы они вместе были хозяевами их ранчо. Она жаждала услышать, что Чейз скажет ему, что они должны забыть прошлые обиды, что они все должны забыть прошлое и начать все сначала.
Она так хотела, чтобы все закончилось хорошо.
Но никто, за исключением Рамона, не знал, до чего упрямы все эти Кэссиди. Единственное, что их сейчас связывало, – это общее имя и общие несчастья. Она знала, в чем бы она сейчас ни попыталась их убедить, ее вмешательство вызовет только раздражение. Может статься, Лейн сделает правильный выбор. Может, только время и расстояние способны залечить их раны. Когда Лейн наконец обретет себя, он сможет раскрыть свое сердце для Чейза, а потом и для любви.
Она посмотрела на Лейна. Он принял вызывающую позу, как будто ждал, что Чейз сейчас начнет оспаривать его решение. У Эвы перехватило дыхание, когда она заметила, что пальцы Лейна крепко сжимают револьвер.
Неужели у него настолько помутилось в голове, что он окажется способным поднять руку на Чейза? Неужели он ненавидит собственного дядю до такой степени, что готов убить его, или же он пытается доказать, что он сильнее человека-легенды?
Чтобы не допустить кровопролития, Эва бросилась было вперед, но Рамон схватил ее за руку, прежде чем она успела сделать хоть один шаг. Она повернулась вокруг своей оси, пытаясь вырваться, но выражение его лица привело ее в чувство. Не произнеся вслух ни слова, он попросил ее подождать, не вмешиваться, пока драма между ними не разрешится сама собой. Эва задержала дыхание и снова повернулась лицом к Лейну и Чейзу. Рука Рамона отпустила ее рукав.
– Давай покончим с этим, – предложил Лейн Чейзу. – Раз и навсегда.
– Не делай этого, парень, – предупредил Чейз. – Ты потом будешь жалеть об этом всю свою жизнь.
– Не более чем уже жалею о многом другом.
Чейз ничего на это не ответил. Он стоял совершенно неподвижно, вытянув руки по швам. Он не мигал, и даже, как казалось, не дышал. Эва точно знала, что он никогда не поднимет руку на Лейна, даже если на карту поставлена его собственная жизнь.
Ей хотелось закричать. Тишина становилась слишком невыносимой. Ее взгляд перескакивал с одного на другого. Время текло. Наконец, с молниеносной быстротой, Лейн поднял револьвер и выстрелил. Эва закричала. Закрыв ладонями уши, она визжала, как резаная.
Дым от выстрела рассеялся.
Чейз, без единой царапины, стоял в той же позе. Он даже не сделал попытки вытащить свое оружие.
Эва подбежала к нему на подгибающихся ногах. Она вцепилась в его рубашку. Он обнял ее за плечи, но все так же, не отрываясь, смотрел на Лейна.
Лейн, не говоря ни слова, сунул револьвер в кобуру. Потом, никак не проявив обуревавших его чувств, принял у Рамона поводья, надвинул на лоб шляпу, кивнул Эве и ускакал прочь, ни разу не обернувшись.
Ноги у Эвы были, точно ватные. Чейз смотрел вслед Лейну, пока тот не скрылся за деревьями.
– Я знала, что ты не сможешь причинить ему вреда, – прошептала Эва.
– Если бы я мог, он был бы уже мертвецом. Он нарочно промахнулся. – Чейз снял руку с ее плеча.
Эва почувствовала себя покинутой, когда Чейз отступил от нее.
– А если бы ты вытащил револьвер?
– Он не стал бы защищаться. Внезапная догадка пронзила ее мозг.
– Он хотел, чтобы ты его убил, – прошептала она.
Чейз смотрел сквозь ветви деревьев на солнце, жмурился в его лучах, смотрел на расстилавшуюся внизу долину. Он пошел прочь, будто находясь в каком-то трансе, подошел к своей лошади и вскочил в седло. На какую-то долю секунды он задержался и, обернувшись, посмотрел на Эву. Но в его темных глазах не было ничего, кроме пустоты.
Чейз ускакал, и даже в его посадке чувствовалось напряжение.
И снова рядом с Эвой оказался Рамон.
– Вы отвратительно говорите по-испански, сеньорита.
Все еще мыслями оставаясь с Чейзом и Лейном, пытаясь понять все, что произошло между ними, она повернулась к нему и нехотя выдавила из себя:
– Ты слышал, как я вопила?
Он улыбнулся одними краешками губ. С его стороны – знак величайшего расположения, отметила она.
– Я не хотела, чтобы вы попали в ловушку, – пояснила она. – Я так боялась за Чейза. – Эва смотрела, как все увеличивается расстояние между ними, и у нее заныло сердце. – Как ты думаешь, он оправится от потрясения?
– Рано или поздно Бог даст каждому то, чего он заслуживает. А я думаю, что мой друг заслуживает того, чтобы стать счастливым.
Она вздохнула. Счастье – это именно то, что она так хотела бы дать Чейзу. Но теперь, очевидно, их желания не совпадают.
– Думаю, мне теперь остается только собрать вещи и уехать восвояси.
Рамон подсадил ее в седло. Если у него и были на этот счет свои соображения, он предпочитал держать их при себе.
Шестое чувство подсказывало Чейзу, что Эва скачет за ним следом вместе с Рамоном, но вообще соображал он сейчас туго. Лейн уехал.
Салли покончила с собой.
Его веселая, жизнерадостная сестренка сама лишила себя жизни после того, как убила своего насильника. Лейн убедительно доказал, что его жизнь для него не имеет никакой цены. Он исчез из жизни Чейза так же окончательно и бесповоротно, как Салли оставила их обоих.
Чейз выругался, чувствуя только безнадежность и пустоту. Долгие годы он лелеял в себе ненависть, которая была основана на ложном подозрении, и теперь, по идее, должен был ощущать хоть что-то, какую-то свободу, облегчение от того, что с него свалилась эта ноша. Но он не чувствовал абсолютно ничего. Ни злобы, ни сожаления, ни боли. Ничего.
Он скакал по своей земле. Это единственное, что у него осталось. Он оглядывался по сторонам, как будто видел все это впервые. Пологие холмы, покрытые низкорослым кустарником, скот, который пасся, неторопливо бродя по склонам. И в отдалении – длинный приземистый дом, такой же покинутый и одинокий, как и он сам.
А Эва? Где-то там, за его спиной, Эва скакала рука об руку с Рамоном. Чейз понимал, что оскорбил ее до глубины души, знал, что все его обвинения были несправедливы. Он так обидел ее, что ему придется смириться, если она никогда не простит его. Он принял любовь, которую она предложила ему, а потом швырнул ее дар ей в лицо, хотя единственное, в чем она провинилась, – то, что скрыла правду о своем происхождении.
Разве это преступление? Разве он сам никогда не задумывался, а что было бы, если бы он мог начать все сначала, если бы мог полностью очиститься от своих грехов? Разве не хотел бы он стать кем-то другим, человеком без прошлого, без имени?
Он так сильно обидел ее, что не имеет права ждать прощения. Не удивительно, что она даже не пыталась удержать его, когда он уехал, вместо того чтобы поговорить с ней начистоту. Черт, как бы он хотел ускакать от самого себя – от правды, от всего – так, как это сделал Лейн.
Подъехав к дому ближе, он заметил, как покосилась крыша, как обветшала кровельная дранка. Впервые с момента своего возвращения он задумался над тем, сколько ему труда и средств придется вложить, чтобы сделать этот дом снова настоящим домом.
Кто-то притаился в тени крыльца. На мгновение Чейзу показалось, что это Лейн, но он понял, что ошибся, когда узнал серую в яблоках лошадь, привязанную к одному из столбиков загона. Это была лошадь учительницы.
Когда он въехал во двор, она соскочила с низенького крылечка. Глаз ее не было видно из-за широких полей шляпы.
Одной рукой придерживая шляпу, она подняла голову.
– Мистер Кэссиди, я думаю, вы не станете возражать против моего присутствия здесь. Я слышала, что у вас неприятности, и приехала, чтобы оказать Эве помощь, если понадобится. С ней все в порядке?
– У нее все нормально. Они будут здесь с минуты на минуту. – Чейз оставался в седле, наклонившись к Рэйчел и положив руку на луку седла. Он видел, что ее забота об Эве была искренней, и мысленно поблагодарил ее за это.
– А где Лейн?
Чейз почувствовал, что у него язык не поворачивается ответить. Он просто смотрел на нее.
– Боже мой, – прошептала она. Ее ярко-голубые глаза округлились, как серебряные доллары, и она прижала ладонь ко рту. Она вся излучала тревогу. – Неужели он…
Найдя в себе силы отрицательно покачать головой, Чейз наконец вымолвил:
– Он уехал по собственной воле.
Она тут же взяла себя в руки, разгладила манжетку и поправила на талии пояс. Наконец она задумчиво посмотрела ему прямо в глаза.
– Хотела бы я, чтобы смогла сделать для Лейна больше, чем сделала, мистер Кэссиди. Я знаю, что я преподаю совсем недолго, но он – единственный ученик, к которому мне не удалось найти подход, как я ни старалась. Надеюсь, он найдет свой путь в жизни.
Он выпрямился в седле и устремил взгляд на линию горизонта. Эва и Рамон приблизились уже на расстояние выстрела.
– Не вините себя ни в чем, мэм. Я не знаю, смог ли бы кто-нибудь вообще помочь ему. Или любому из нас, если на то пошло.
Рэйчел проследила за направлением его взгляда и приглушенно вскрикнула, когда заметила Эву, подъезжающую в сопровождении Рамона. Она бросилась им навстречу, ее шляпа соскользнула с головы и повисла на синей ленточке, удерживающей ее под подбородком Рэйчел.
Чейз перекинул ногу через седло и спрыгнул вниз, когда Рамон и Эва подъехали вплотную. Помощник сразу же направился к конюшне. А Эва спешилась и упала в объятия Рэйчел. Он не видел ее лица и даже не был уверен, что если увидит написанную на нем обиду, то сможет это вынести. Он стоял на месте, ожидая, когда обе женщины закончат тихонько переговариваться между собой.
Направляясь к крыльцу, Эва остановилась перед Чейзом, крепко стискивая руку Рэйчел. Учительница, стоявшая рядом с Эвой, напоминала ему спокойную темненькую птичку-королька, готовую броситься на защиту другой, более яркой, раненой птицы. Кожа вокруг покрасневших глаз Эвы припухла – свидетельство того, что она плакала. Больше всего на свете ему сейчас хотелось заключить ее в объятия, умолять ее простить его, но оцепенение было слишком сильно, обида слишком глубока. А ее молчание страшило больше всего.
Эве хотелось накричать на него, затопать ногами, только чтобы растормошить, вывести его из этого состояния, но она не желала унижаться, ее и так унизили. Если она была нужна мужчине, то ему надо прямо сказать об этом. Она ошиблась в Куинсе Поуэлле и заплатила за это. Она оставила «Дворец», потому что там страдало ее чувство собственного достоинства. Если она сейчас упадет на колени перед Чейзом Кэссиди, она вообще потеряет последние остатки самоуважения.
Эва представить себе не могла, что бы стала делать, не будь с ней рядом Рэйчел, готовой предложить свою дружбу и поддержку. И Эва приняла решение – уехать. Она подняла глаза на Чейза, вбирая в себя его образ, его губы, его глаза, каждую черточку, а потом глубоко вздохнула и спокойно произнесла:
– Я иду собирать вещи. Возьму с собой только самое необходимое. Останусь пока у Рэйчел, пока не подыщу себе новое место. А за остальными вещами пришлю сразу, как только смогу.
Ей пришла в голову мысль, что почти те же самые слова она говорила Джону, когда покидала «Дворец». Если дело пойдет так и дальше, свое имущество ей придется собирать по всей стране.
– Отлично. – Одно-единственное слово, произнесенное без всякого выражения. Вот все, чего она дождалась.
Этого было достаточно, чтобы она укрепилась в своем решении уехать.
Чейз смотрел, как Эва гордо расправила плечи, а потом повернулась к нему спиной и ушла. Она шла через двор, потом поднималась по ступенькам крыльца. Он не мог отвести от нее глаз.
Знала ли она, что уносит с собой то, что еще осталось от его сердца?
Десять дней спустя в «Конец пути» прибыл большой черный кофр и маленький, странного вида деревянный ящичек.
Чейз пытался убедить возницу почтового фургона, что Эва Эдуарде здесь больше не проживает, но тот уперся и заявил, что ему заплачено только за доставку вещей на ранчо, значит тут он их и выгрузит. А еще он добавил, что если Чейз все-таки захочет, чтобы леди их получила, пусть занимается этим сам.
Чейз перетащил багаж в конюшню, где он и простоял у стены в течение двух дней. Однажды вечером, после скудного ужина, состоявшегося из кукурузных лепешек, бобовой похлебки и водянистого шоколадного пудинга, Чейз покормил Кудлатого и обнаружил, что на заднем крыльце его поджидает Орвил.
Дни стали длиннее, когда свои позиции окончательно завоевало лето. Сгущались сумерки. Старику не сиделось на одном месте. Он прохаживался взад-вперед, засунув руки в карманы, и в полумраке его шоколадная кожа казалась еще темнее. Чейз сидел на ступеньке крыльца, положив локти на колени и переплетя пальцы.
– Ты хочешь обсудить что-то важное, Орвил, или тебе просто не спится?
Орвил прокашлялся. Он стоял, покачиваясь с пятки на носок, и подошвы его стоптанных башмаков громко чиркали о сухую землю. Он искоса посмотрел куда-то в сторону загонов, а потом спросил:
– Ты собираешься ехать за мисс Эвой или нет?
– Нет.
– У тебя есть на то причины, или дело просто в твоем ослином упрямстве?
– Причин нет.
– Ты уверен?
– Никаких видимых причин, – ответил Чейз.
– Так ты просто готов потерять ее, даже не попытавшись вернуть назад?
– Она никогда и не принадлежала мне, Орвил. Она даже не доверилась мне, открыв свое настоящее имя. И даже думать боюсь, кем она меня считает теперь.
– Она любила тебя настолько, что осталась здесь даже после того, как узнала, что скрывается за именем Чейз Кэссиди, разве не так?
Чейз не нашелся, что на это ответить.
– Ты можешь поехать к ней и сообщить, что прибыл ее багаж. Это хороший повод для того, чтобы поговорить, – предложил Орвил.
– А не староват ли ты для роли Купидона?
– Может, там есть то, что ей в настоящий момент понадобится.
– Ведь не понадобилось же до сих пор. Вероятно, ей это вообще не нужно. – Чейз снял шляпу и положил ее на крыльцо радом с собой. Потом пригладил рукой волосы. Сегодня был долгий жаркий день, и ему сейчас хотелось поплескаться в ручье, а не выслушивать нотации Орвила. У Кудлатого едва хватило сил на то, чтобы подбежать, лизнуть Чейза в ухо и развалиться рядом с ним.
Но Орвил не унимался.
– Может, ты все-таки скажешь мне, что имеешь против нее, кроме того, что она оказалась не той, кем ты ее считал? Разве оттого, что лошадь назвать конем, что-то изменится, Кэссиди?
– Слушай, старина, а не пойти ли тебе спать? – Чейз поднял на пожилого ковбоя глаза.
Орвил вперил в него взгляд старчески слезящихся глаз.
– Оторви от земли свою чертову задницу и отправляйся к ней.
Когда старик скрылся за дверью пристройки, Чейз покачал головой.
– Следовало бы поджарить этого старого греховодника, – пробормотал он про себя, встал и потянулся. Невдалеке заржала лошадь. Вот и ответ.
Он оглянулся и посмотрел на дом. Каждое окно чернело темнотой. Внутри никто его не ждал. Он уже в течение почти двух недель каждый день нырял в это безмолвие пустых темных комнат.
Он был уверен, как уверен в том, что живет и дышит, что хочет, чтобы рядом с ним была Эва, чтобы она делила с ним его жизнь и его постель. И он знал, что единственный, пусть призрачный, шанс вернуть ее – это поехать в город и молить ее о прощении и, если понадобится, упасть перед ней на колени. Может, Орвил и прав. Прибытие ее багажа – благовидный предлог для того, чтобы поговорить с ней.
Ноги сами понесли его к конюшне, и скоро он уже стоял у дверей. Чейз зажег лампу, висевшую рядом на гвоздике. Когда пламя разгорелось, он поправил фитиль, но все равно с трудом различил очертания прислоненных к стенке сундука и деревянного ящичка.
Вспомнив, что говорил Орвил, он решил проверить, насколько нужным для Эвы является содержимое сундука. Хотя и так ясно, что если там находится что-то ценное, Эва заперла бы его. Но замка не было, поэтому Чейз поднял крышку. Когда он заглянул внутрь, в ноздри ему ударил аромат цветочных духов Эвы. Он закрыл глаза, борясь с искушением тотчас же закрыть крышку и бежать отсюда без оглядки. Но любопытство взяло верх, поскольку содержимое, на первый взгляд, показалось довольно интересным. Он опустился на одно колено, чтобы произвести более тщательный осмотр.
На самом верху лежали какие-то листы бумаги, свернутые в трубочку. Он вытащил один и осторожно развернул его. Там была яркая литография и кричащая надпись: «Синдбад-мореход, спектакль Великолепных Изумительных Эберхартов, представляет малютку Эву Эберхарт в роли Синдбада-морехода в детстве». Чейз свернул афишу и потянулся за второй. «Изумительные Великолепные Эберхарты представляют «Светлячков» Уиды». Чейз отложил в сторону остальные афиши, а сам начал копаться в разных предметах театрального реквизита. Ему попались боа из перьев, металлический шлем, по обе стороны которого красовались рога, пара белых перчаток длиной до локтя.
Разобравшись с этими вещицами, он занялся ворохом пышных платьев из блестящих изумрудно-зеленых, лимонно-желтых, небесно-голубых тканей, тканей цвета фуксии. Под этим великолепием едва была видна коробочка из-под сигар. Крышка соскочила, поэтому часть аккуратно сложенных, уже пожелтевших газетных вырезок из коробочки вывалилась.
Чейз взял коробку в руки и собрал вырезки, намереваясь сложить их обратно. Но потом развернул некоторые. Интересно же узнать, зачем это Эве понадобилось хранить кулинарные рецепты и рецензии на прошедшие спектакли.
Он пробежал глазами первую вырезку и почувствовал, что начинает злиться.
«Эберхарты и сами по себе мелодраматичны, и играют с таким надрывом, что на это просто невозможно смотреть. Их юный отпрыск, названный «мисс Эва, украшение подмостков», как мы уже выяснили, идет по стопам своих родителей».
И примерно в таком духе отзывались разные рецензии о постановках, сыгранных во множестве городов и поселков по всей стране. Немного успокоившись, Чейз аккуратно сложил вырезки, но его так и подмывало выкинуть самые уничижительные рецензии вон. Зачем Эве хранить отрицательные отзывы так же бережно, как и положительные? Он попытался представить, что она, должно быть, испытывала, когда читала все эти гадости, и хотел бы, чтобы он в тот момент мог утешить ее, разделить с ней ее горечь. Приведя пожелтевшие бумажки в надлежащий вид, он снова упаковал их в сигарную коробку и закрыл крышку.
Он вспомнил тот день, когда впервые встретился с Эвой Эберхарт. Представившись, как Эва Эдуарде, сочинив душещипательную историю о безвременной кончине своей матушки и о потере семейного гнездышка, она, без сомнения, сыграла самую удачную роль в своей жизни. Он ни на секунду не усомнился в ее искренности. Он был просто заворожен ее изумрудными глазами, из которых катились блестящие слезинки, поэтому ему и в голову не приходило, что она лицемерит.
Он опустил крышку сундука. Дурные воспоминания ей больше не нужны. Ничего такого жизненно важного не было в сундуке, но, как и говорил Орвил, прибытие ее вещей – это неплохой повод для встречи.
Сможет ли он дождаться этого момента? И захочет ли она разговаривать с ним?
Он начал уже было вставать, но тут его взгляд упал на мерцающие остатки золотой краски на деревянном ящичке, притулившемся рядом с сундуком. На крышке был изображен какой-то силуэт. При свете лампы Чейз увидел полустершееся лицо с огромными глазищами, обведенными угольно-черной каймой.
Он попытался откинуть крышку, но она не поддавалась, похоже, тут был замок с секретом. Чейз потер лоб и смотрел на странный предмет, не понимая его назначения. Он постучал по дереву. Оно отозвалось глухим звуком. Тогда Чейз начал простукивать крышку и боковые стенки ящичка. Наконец внутри что-то щелкнуло.
Чейз потрогал крышку. Она легко поддалась.
Содержимое ящика оказалось каким-то коконом из тряпок. Чейз осторожно вынул оттуда кокон. Он не развалился у него в руках, как можно было ожидать. Теперь на коленях у Чейза лежал странный сверток. Первое, что ему пришло в голову, – предмет очертаниями напоминал запеленутого ребенка.
Черт, что она могла тут спрятать?
Чейз поймал себя на том, что впервые за много дней он что-то чувствует. Даже больше, чем «что-то». И он даже мог дать определение этому. Любопытство, заинтересованность – вкус к жизни. И косвенно к этому была причастна Эва – через принадлежащие ей предметы она снова вернула его к жизни.
Он поддел кончик одного бинта и начал разматывать его. Минуты через три пол рядом с ним покрылся ворохом пожелтевших полосок ткани, а в руках он держал странную деревянную куклу. Ее глаза были обведены черной краской, так же как и у изображения на крышке. Ручки и ножки были сложены вместе. Это занятное создание было обряжено в странные одежды. Когда Чейз начал сажать куклу к себе на колени, ее нижняя челюсть дрогнула и рот открылся. На спинке куклы Чейз обнаружил отверстие. Засунув туда руку, он нащупал хитроумный рычажок, при помощи которого рот куклы приводился в движение.
Он засмеялся. Звук его собственного смеха, разорвавший тишину, заставил его вздрогнуть. Усадив игрушку к себе на колени, он начал открывать и закрывать ей рот, и засмеялся снова.
Волшебная кукла как будто и сама смеялась над ним.
– Ты кто? – спросил он.
Он снова привел в движение рот куклы и писклявым голоском передразнил:
– А ты кто?
Это в духе Эвы – быть владелицей такой занятной вещицы. Решив, что с прошлым Эвы он уже достаточно познакомился, Чейз начал осторожно пеленать куклу обратно. Когда он начал возиться с одним из бинтов, он выронил куклу, и та свалилась на пол. Нагнувшись чтобы поднять ее, Чейз вдруг заметил рядом с ней на грязном полу что-то блестящее. Чейз присел и поднял это. На ладони у него оказался великолепный, чистой воды бриллиант.
Он перевернул куклу вверх тормашками и чуть не онемел от удивления, когда обнаружил еще один секрет – малюсенькое отверстие, такое крошечное, что он поначалу его и не заметил – на затылке куклы. Но его изумление еще больше возросло, когда, заглянув в это отверстие, он нашел там черный бархатный мешочек. На нем золотом была вышита буква «Э».
Достав его, Чейз развязал шнурок и высыпал на ладонь содержимое мешочка, а потом поднес его поближе к лампе. Драгоценные камни разных размеров и расцветок сверкали и переливались в неярком свете, подобно падающим звездам.
Зачем Эва так стремилась получить место экономки, если она владеет таким сокровищем? Он стоял и смотрел на бесценные камни в своей руке. Наконец, он пришел к выводу, что единственная причина, побудившая ее хранить камни в таком месте, – это желание спрятать их от посторонних глаз, потому что они – краденые.
Он воровато оглянулся и поспешно спрятал драгоценности обратно в мешочек, а мешочек засунул в тайник на затылке куклы. А потом наспех обмотал куклу бинтами. Он знал, что в конюшне все это будет в целости и сохранности, но чем раньше он передаст Эве ее вещи, тем лучше. Не хватало только человеку в его положении хранить у себя похищенные ценности.
Он подошел к двери конюшни, погасил лампу и снова повесил ее на гвоздь. На улице было уже совсем темно. Чейз постоял на пороге еще немного. 4Внешне он казался совершенно спокойным. Но открытие, которое он сделал сегодня, породило вопрос, на который только Эва может ответить.
Он едва дождался наступления утра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная мечта - Лэндис Джил Мари



Просто восхитительный, прекрасный, захватывающий, интересный, интригующий роман, как раз то что я люблю! Спасибо автору угодила мне на славу! Я чудесно провела время читая такой душевный и пропитанный теплотой и любовью роман! Я в восторге, роман супер, ставлю больше 1000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000балов! Он того стоит!
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариНаталья Сергеевна
17.09.2012, 12.28





согласна на все сто чудесный роман молодцы главные герои мужественные сильные духом умеющие прощать и любить
Прекрасная мечта - Лэндис Джил Маринаталия
17.09.2012, 15.59





Хороший роман ,всё таки любовь своё находит, даже когда её и не ждешь уже :)
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариВиктория
17.05.2013, 19.34





Замечатльнный роман!!))) Давно не читала книгу о такой красивых отношений... Теперь очень хочется узнать как сложится жизнь у Лейна)
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариРомантичная...
20.06.2013, 23.26





Прочитала свой комментарий))) Конечно же я хотела сказать, что давно не читала книгу о таких красивых отношениях)))
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариРомантичная...
20.06.2013, 23.28





Роман написан на ура!От прочитанного сюжета, приобрела огромное при огромное наслаждение.10/10.Круто!
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариЛика Стар
25.06.2013, 18.09





Один раз можно прочитать. Сплошные душевные переживания.
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариКэт
10.08.2013, 11.49





довольно интересный роман.
Прекрасная мечта - Лэндис Джил Маритатьяна
15.08.2013, 18.00





Почти все впечатление испортила финальнальная сцена с танцем героини. Ну что за бред?? А до этого все было очень даже достойно. 8 из 10.
Прекрасная мечта - Лэндис Джил Марикарина
23.12.2013, 19.34





Почти все впечатление испортила финальнальная сцена с танцем героини. Ну что за бред?? А до этого все было очень даже достойно. 8 из 10.
Прекрасная мечта - Лэндис Джил Марикарина
23.12.2013, 19.34





Чудесное произведение.Получила массу удовольствий...Читайте...и тоже получайте удовольствие.
Прекрасная мечта - Лэндис Джил МариФАЙРА
25.09.2016, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100