Читать онлайн Полевой цветок, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полевой цветок - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полевой цветок - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полевой цветок - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Полевой цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

Трой поднял ее на руки, сошел с дорожки и пошел в глубь рощи, тянувшейся вдоль берега. Под густолистым дубом с покрытыми мхом ветвями он поставил Дэни на ноги, обхватил руками ее лицо и накрыл ее губы своими губами. Она уперлась руками в его грудь и легонько оттолкнула, он отпустил ее и посмотрел на нее с удивлением.
Когда она начала сбрасывать с себя одежду, он громко засмеялся и последовал ее примеру: снял свои сапоги, брюки, куртку и рубашку.
– Лез не похвалил бы тебя за это, – сказала она со смехом, окинув взглядом сваленную в кучу одежду, и снова шагнула в его объятия.
– Что это? – Он дотронулся рукой до единственного предмета на ее теле – оригинального ожерелья, которое она демонстрировала Вените.
– Это мой амулет.
– Венита не оставляет тебя в покое?
Глаза Дэни затуманились, когда в памяти ее всплыли слова Вениты, которые она пыталась выбросить из головы: много крови, много горя. Дэни была полна решимости не дать безумной старухе омрачить возвращение Троя домой, и все же слова Вениты продолжали ее беспокоить.
– Пустяки. Я с ней договорюсь. – Дэни сняла свой амулет через голову и покачала перед его глазами. – Возможно, благодаря ему ты теперь не можешь устоять передо мной.
– Возможно, – согласился он с улыбкой.
Забытый амулет упал на землю, в то время как губы его заскользили по ее ключице к ямке на горле, и затем его язык прочертил влажную тропку к ложбинке между ее грудями. Они опустились на колени и затем легли на мягкий мох, растущий под деревьями.
Он нежно обхватил ладонями ее груди, приподнял их и стал по очереди целовать их напряженные бутоны. Она тихо застонала, вцепилась пальцами в его волосы, потом схватилась за его плечи, царапая их ногтями, и когда ей стало невыносимо терпеть эту утонченную пытку, она сжала руками его лицо, притянула к своему лицу и жадно впилась губами в его губы.
Бедра Троя задвигались, и Дэни почувствовала твердость его пульсирующего стебля, ищущего вход в ее теплую впадину. Уступив его мощному натиску, она раздвинула ноги и приподняла ягодицы. У них еще будет время для осторожных ласк – сейчас ей безудержно хотелось слиться с ним, ощутить внутри себя его длинную и твердую мужскую плоть.
Трой сразу пошел в нее, и она полностью отдалась своим ощущениям. Лежа под ним, в то время как он мерно входил, выходил и вновь погружался в ее бархатистое лоно, она чувствовала каждый толчок, каждое его движение и, устремив взгляд на мощные ветви дуба, уплывала на усиливающихся волнах наслаждения. С ветвей, даже с самых верхних, свисали до земли серовато-зеленые побеги мха, образуя своеобразную ширму, изолирующую их от остального мира. Даже начавший моросить мелкий дождик не проникал в их уютное прибежище.
Насыщенный влагой воздух и сырой мох холодили ее кожу, но кровь ее кипела, и с каждым движением Троя ей становилось все жарче. Когда он затих и принялся ласкать и покусывать соски ее грудей, она подняла голову, посмотрела на его иссиня-черные волосы, потом нежно пригладила их руками, обвела кончиками пальцев контуры его уха, коснулась его шеи.
– Дэни… – прошептал он.
– Я люблю тебя, Трой Фонтейн!
Он вновь вошел в нее, сжал руками ее талию и перевернулся на спину. Дэни вдруг обнаружила, что сидит на нем сверху, и изумилась тому, что его мощный стебель все еще остается в ней. Она надавила на него весом своего тела и вобрала в себя так глубоко, как он никогда не осмеливался входить в нее раньше. Потом наклонилась вперед, схватилась руками за его плечи и стала медленно приподнимать бедра, дразня его, как это часто делал он сам. Почти достигнув конца его стебля, она снова быстро опустилась на него и услышала его резкий вздох. Руки его сжали ее бедра, пальцы впились в кожу, и он прижал ее к своим бедрам, не давая двигаться.
Дэни изогнула спину, наклонилась и приблизила груди к его губам. Он без слов понял и выполнил то, что она хотела, поймав ртом сперва один, а затем другой ее сосок. В то время как он продолжал ласкать ее груди, по телу ее заструилось тепло: оно охватило ее грудь, спину, живот и, наконец, сосредоточилось в горячем бутоне, пульсирующем между ее ногами. Почувствовав приближение оргазма, она вновь задвигала бедрами, несмотря на то, что руки Троя, желающего отдалить кульминацию, пытались ее сдерживать.
Она двигалась на нем долго и упорно, пока оба они не закричали в исступлении, одновременно достигнув пика блаженства. Дрожа всем телом, Дэни обнаружила, что руки больше не держат ее, и медленно опустилась на его грудь. Трой нежно обнял ее и положил на спину. Он не торопился расстаться с Дэни, полагая, что в доме ее хватятся не скоро. Ему было приятно лежать с ней, теплой и раскрасневшейся от их любви.
Они некоторое время лежали молча, голые и свободные, как дикие обитатели болота; Дэни жалась к нему, боясь рассеять связывающие их чары. Ей хотелось, чтобы этот момент длился вечно, но неожиданно Трой нарушил молчание.
Мне нужно тебе что-то сказать.
Дэни удивил его печальный тон.
Я слушаю, – сказала она.
Я должен уехать.
Уехать? – прошептала она. – Куда?
Это долгая история, и тебе не обязательно знать ее всю. Скажу только, что много лет назад человек по имени Константин Рейнольдс убил моего отца. Он же похитил мою мать.
– Похитил?
Да, увез насильно. Ее так и не нашли, как до недавнего времени не могли найти Рейнольдса. Теперь мне известно его местонахождение, и я намерен ехать за ним.
– Разумеется, тебе нужно ехать! – Дэни не стала говорить, что Грейди уже рассказал ей об этой истории.
Троя удивило то, как Дэни отреагировала на его признание.
– Ты – единственный человек, который согласился с тем, что я должен ехать за ним.
– Но ведь он совершил это преступление, не так ли?
– Все те факты, которые нам известны, указывают на это. Он был когда-то помолвлен с моей матерью, но она бросила его и вышла замуж за моего отца. Он был последний, с кем видели моих родителей в ночь, когда они исчезли, а после того, как было найдено тело моего отца, он уехал из Нового Орлеана.
Хотя Грейди уже рассказывал ей об этом, Дэни решила спросить Троя о смерти его отца.
– Как он умер?
– Кто-то – я уверен, что это был Рейнольдс, – повесил его на стропиле в старом амбаре позади дома. – Он вновь замолчал, собираясь с духом, чтобы произнести следующие слова. – Я сам нашел его в том амбаре.
Дэни почувствовала, что он содрогнулся, и обняла его крепче.
– Я не кричал и не плакал, боясь, что бабушка увидит его на веревке. Я собрал все свои силы, опустил его на землю, снял петлю с его шеи и накрыл его попоной. Потом я пошел звать на помощь. Мой отец был мертв, а свою мать я больше никогда не видел.
Неожиданно Дэни осознала, как много ему пришлось вынести. Она попыталась представить Троя мальчиком, попыталась представить, как он страдал. Ей вдруг стала понятна причина его частых приступов дурного настроения, его скрытности и вспыльчивости. Она отдала бы все, чтобы облегчить бремя страшных воспоминаний, которое он нес, если бы знала, как это сделать.
– Позволь мне поехать с тобой!
– И не думай об этом.
– Но почему? – настаивала Дэни. – Я умею ходить по следу, умею охотиться. Неужели ты этого не понимаешь, Трой? Поэтому ты меня нашел. Поэтому я здесь! – Ей так хотелось ему помочь, что она пришла в волнение. – Я не могу читать, писать или делать то, что делают знатные дамы, но я смогу тебе помочь, если ты возьмешь меня с собой!
Нет.
– Нет? Вот как? Нет?! Должно быть, это твое любимое слово, Фонтейн, – ведь ты то и дело произносишь его с тех пор, как мы встретились. – Она села и собрала свою одежду. Резкими, судорожными движениями надела рубашку, потом сунула одну ногу в штанину кожаных брюк. Подражая его серьезному тону, она продолжала: – «Нет, Дэни, нам нельзя заниматься любовью; нет, Дэни, тебе нельзя носить эту одежду; нет, Дэни, тебе нельзя ездить одной». А сейчас: «Нет, Дэни, я не могу взять тебя с собой!» Нет. Нет. Нет…
Она сунула в брюки другую ногу и рывком подтянула их повыше.
Черт, теперь я, кажется, плачу.
Резкими, сердитыми движениями она вытерла слезы со щек.
– А что я буду делать, когда ты уедешь? Сколько времени это займет? Куда ты едешь?
Трой сел и принялся одеваться.
– Мне неловко просить тебя об этом, – сказал он, – но я хочу, чтобы ты дождалась меня.
– Дождалась? Здесь?
– Если хочешь…
– Сидеть здесь с твоей бабушкой? Она считает, что я недостойна тебя! Ты хочешь, чтобы я ждала тебя здесь, надевала то, что мне не нравится, говорила то, чего не хочу говорить? – Она распалялась все больше, но неожиданно ей на память пришли слова Вениты. Охваченная страхом, она опустилась возле Троя на колени. – А что, если ты не вернешься, Фонтейн?
Он не решился посмотреть ей в глаза.
– В этом случае с тобой останется Грейди.
– Грейди? – Она снова быстро встала на ноги. – Грейди! Ты полагаешь, что мужчин я могу менять так же легко, как лошадей? Черт побери!
– Ты зря горячишься. Успокойся и…
– Не надо меня успокаивать! Хватит! Нам больше не о чем говорить. И знай: теперь я ни за что не пойду на этот дурацкий вечер.
«Не будет вам бабочки, вылетевшей из кокона», – подумала она, повернулась и хотела уйти.
– Стой! – Трой вскочил на ноги, поймал ее за руку и повернул лицом к себе. – Тебя тоже нельзя назвать сговорчивой, голубка. Прерогатива говорить «нет» не принадлежит исключительно мне.
– Выражайся яснее.
– Говорить «нет» – это черта твоего характера, – сказал он. – Ты – самое твердолобое существо, которое я когда-либо встречал! Единственное, во что ты веришь, это в бессмертные слова Большого Джейка Фишера. Да еще в то, что можешь поступать так, как тебе заблагорассудится. – Он наклонил голову и посмотрел на нее в упор. – Запрись в своей комнате и сиди там всю оставшуюся жизнь – мне все равно! Только не устраивай сцен и не порть бабушкин вечер. И, ради Бога, забудь и думать о том, чтобы ехать со мной. Я уже начинаю жалеть, что рассказал тебе обо всем этом!
Дэни сжала кулаки подавила в себе желание ударить его. Потом наклонилась, взяла свои сапоги, резко повернулась и пошла к дому.


– Дверь заперта?
Геркулес раздраженно вздохнул и затянул потуже длинный корсет на китовом усе, охватывающий стройное тело Дэни.
Она посмотрела на свое отражение в зеркале, сделала глубокий вдох, почувствовала, что корсет сжимает ей грудь, и глаза ее наполнились слезами.
– Я не смогу!
– Сможете. Должны смочь.
– Нет. В этом поясе не смогу. Я и так волнуюсь, а ты из меня еще жизнь выдавливаешь этой штукой. Сними его.
– Миз Дэни…
– Сними его, Лез, или я вообще не спущусь вниз!
– Вы уже опоздали. Мистер Трой думает, что вы уже не спуститесь.
– Отлично. Это входит в наши планы.
– Когда я видел его последний раз, вид у него был не очень радостный, – сообщил Геркулес.
Когда она видела его последний раз, ей он тоже показался не очень веселым. Геркулес развязал корсет, и Дэни вздохнула с облегчением.
– Ничего, он это переживет.
Несмотря на волнение, она знала, что никогда еще не выглядела так хорошо. Кожа ее сделалась нежной и блестящей благодаря тайной смеси Геркулеса, состоящей из расплавленного пчелиного воска, масла и нескольких капель розовой воды, которую он утащил из комнаты Лэйаль. Эти компоненты он смешал с густой темной болотной грязью и затем смазал этой массой кожу Дэни. Она посвятила этой процедуре два вечера – после того, как ее наставник заявил, что это единственный способ смягчить ее кожу и восстановить ее естественный цвет.
Она два дня не выходила из своей комнаты, попеременно то кипя злобой, то проклиная свой дурной нрав. В этот день Трой колотил в ее дверь, дав ей последнюю возможность взять себя в руки и прийти на вечер. Она крикнула ему, что ни за что на свете не спустится сегодня вечером вниз, и намеревалась сдержать свое слово, пока не пришел Геркулес. Он был так разочарован ее отказом надеть красивое платье, что она в конце концов смилостивилась. В конце концов, почему все их замыслы и труды должны пропасть даром?
Через некоторое время Дэни приняла приготовленную слугой травяную ванну. Густой аромат лаванды, мяты и ромашки успокоил ее колотящееся сердце, и она почувствовала себя готовой к встрече с Троем. Ей было очень любопытно, как он отнесется к ее метаморфозе.
– А теперь давайте посмотрим, сможем ли мы надеть это платье через голову, не испортив вам прическу.
Слова слуги вывели ее из состояния задумчивости. Волосы ее были еще слишком коротки для того чтобы собрать их в пучок на затылке или завить на макушке, поэтому он поднял вверх две густые боковые пряди и связал их на макушке ярко-синей лентой. Теперь конец ленты, которая, как утверждал Геркулес, была точно такого же цвета, как атласный жилет Троя, спадал ей на спину.
Он поднял изящное цвета слоновой кости креповое платье с атласной нижней юбкой и помог ей надеть его через голову. Когда ткань заскользила по ее плечам, он потянул платье до конца вниз и затем встряхнул юбку и расправил складки на крепе, чтобы лучше был виден узор на подоле, вышитый цветными шелковыми нитками. Вся юбка была украшена аккуратно вышитыми цветами и переплетенными травянисто-зелеными вьющимися стеблями. Возле широкой остроконечной талии красовался узор, изображающий букет цветов, шелковые нити которого спускались вниз и сходились с вьющимися стеблями на юбке. Широкие рукава с пуфами сужались чуть повыше локтей, закрытых кружевами.
Дэни опустила глаза и заметила тень ложбинки между своими грудями; прикрывающая глубокое декольте тонкая кисея, окаймленная тесьмой, была почти совершенно прозрачной и создавала лишь покров приличия. Она вспомнила Глори Аллилуйя и улыбнулась. Под нижним краем широкой юбки были видны кончики носков ярко-синих атласных туфель, которые были ей как раз впору.
Геркулес удовлетворенно кивнул, продолжая взирать на нее с безмолвным благоговением.
– Как я выгляжу?
– Безупречно! Разве что перчаток не хватает. – Он протянул ей длинные перчатки цвета слоновой кости, которые прислал ей Трой.
– Зачем тогда я держала руки в отрубной воде и два раза в день смазывала их кремом, который ты мне давал, если я теперь закрою их перчатками? – поинтересовалась Дэни.
– А затем, – он наклонился, так что они оказались нос к носу, – что я еще ни разу не видел, чтобы кто-то ел, не снимая перчаток!
Дэни снова посмотрела на себя в зеркале, потом повернулась к Геркулесу, стиснув руки в перчатках у талии.
– Я не смогу! – прошептала она.
Геркулес молча подошел к ней, положил руку ей на спину и не очень ласково подтолкнул к двери.
– Я не для того столько ловчил и изворачивался, чтобы вы в последний момент пошли на попятную! – сказал он. – Быстро спускайтесь по лестнице и ни о чем не думайте.
Она дошла до двери и обернулась.
– Геркулес, я не знаю, как мне благодарить…
Он не дал ей договорить. Лицо его расплылось в улыбке, глаза радостно заблестели, и он сказал:
– Миз Дэни, вам не нужно благодарить меня. За всю жизнь мне еще никогда не было так весело!


Дверь гостиной была распахнута настежь, но даже морозный новогодний воздух ничего не мог сделать с царящей в комнате духотой. Соседи мило беседовали между собой; владельцы плантаций, которые виделись главным образом на таких вот мероприятиях, обменивались новостями, касающимися семьи и друзей. Оркестр, состоящий из скрипки, пианино и флейты играл веселую музыку, под которую танцевали несколько пар.
Трой Фонтейн стоял, прислонившись к дверному косяку, и смотрел на танцующих, Он поднес к губам бокал и проглотил великолепный мягкий коньяк, не почувствовав его вкуса. После трех изрядных порций он перестал разбирать вкус напитка. Сейчас он пил только для того, чтобы облегчить свою боль. Краем глаза он заметил приближающегося Грейди, но решил не обращать внимания на друга. Тот вскоре подошел и посмотрел на него с выражением беспокойства на лице.
– Тебе не кажется, что ты несколько перебарщиваешь? – Грейди кивком указал на бокал Троя.
– Не знал я, что у меня есть ангел-хранитель.
Грейди, которого не смутил холодный ответ друга, не унимался.
– Почему ты пьешь так много? Что произошло?
– Дай мне твой стакан. – Трой поменял свой пустой бокал на полный бокал Грейди, выпил и поморщился – в нем оказалось шампанское. – Почему? – повторил он вопрос Грейди. – Потому что человек Леверета в конце концов установил местонахождение Константина Рейнольдса. Он живет на небольшом островке в Карибском море. Кажется, он богатый плантатор и признанный член общества.
Трой невидящим взглядом посмотрел на двигающихся перед ними людей. Их лица казались ему расплывающимися пятнами.
– Я полагаю, это значит, что ты собираешься туда ехать? – В голосе Грейди послышалась нескрываемая тревога.
Трой ничего не ответил.
– Значит, ты намерен войти к нему и спросить, не убивал ли он Мерля Фонтейна и не похищал ли Джанетт, так, что ли?
– Мне не нужно будет спрашивать. Я и так знаю.
– Ну и что ты будешь делать потом? Убьешь его сразу?
– Если мне придется защищаться, то я сделаю это. Если нет, то я намерен спросить его о том, что произошло с моей матерью. Потом я собираюсь привезти его сюда и отдать под суд.
– Но ты надеешься, что до этого дело не дойдет, не так ли, Трой? Ты надеешься, что он схватит тебя за горло, чтобы ты мог убить его, как он убил твоего отца?
– Нет. Все будет не так, Грейди. Я не буду спешить.
Грейди положил руку на рукав Троя, но тот стряхнул ее. Понизив голос до чуть слышного шепота, Грейди спросил:
– А как же Дэни?
Трой не смог скрыть завладевшего им чувства безысходности.
– Мне придется оставить ее. Я сказал ей, что должен уехать, но не сказал, когда и куда я еду. Ты знаешь Дэни. Она…
– Хочет ехать с тобой, – закончил за него Грейди.
– Я попросил ее остаться здесь и ждать меня.
– Как у тебя все просто! – В голосе Грейди прозвучала горечь.
Трой повернулся и вышел на балкон первого этажа. Грейди последовал за ним.
Нет черт возьми, совсем не просто! Ты представляешь, Грейди, как мне тяжело расстаться с ней.
Тогда зачем ты это делаешь?
– Потому что я должен! Я должен это сделать для них – для моих родителей. Я должен узнать, что произошло с моей матерью. Если она жива, то я хочу знать, где она.
– Значит, ради этого ты готов пожертвовать своим счастьем с Дэни?
– Да, готов. По той простой причине, что мы с ней все равно не будем счастливы, если я пойду на попятную, если я откажусь от своего намерения выполнить сыновний долг или умереть, выполняя его. – Трой повернулся к Грейди, надеясь, что друг сможет его понять. – Неужели ты не понимаешь? Я уже не могу уйти в кусты! – Он провел рукой по волосам, повернулся и посмотрел на окутанную дымкой реку. – Я никогда не смогу забыть о прошлом и никогда не буду свободным, если не выполню то, что задумал. А что до Дэни, – Трой вздохнул и посмотрел на Грейди молящим взглядом, – то я знаю, что ты о ней позаботишься. Если она не захочет меня ждать, то при первой возможности отвези ее на Восток. Со временем она меня забудет.
– А если она не захочет ехать туда?
– Захочет. У нее не будет другого выбора, разве что она надумает вернуться обратно в горы. Если она будет упорствовать, отпусти ее.
Я не верю, что ты говоришь это серьезно.
– Совершенно очевидно, что она не сможет здесь прижиться, не так ли? – Он готов был хвататься за все, что могло помочь ему разорвать узы, связывающие Дэни с его сердцем. – У нас с ней вышел крупный спор по этому поводу. Она заперлась в своей комнате и отказывается открывать дверь. Она так разозлилась на меня, что потеряла способность здраво мыслить. Кроме того, она, вероятно, испугалась всех этих гостей.
Грейди через плечо Троя посмотрел в ярко освещенную комнату. Некоторое время он молчал, потом губы его медленно скривились в улыбке. Он изогнул одну бровь и снова посмотрел на друга.
– Кажется, тебя провели, дружище.
– О чем ты говоришь? – резко спросил Трой.
– Скромница, которая, как ты полагал, прячется в своей комнате, сейчас стоит в дверях и ждет, что ее заметят.
В тот момент, когда Трой повернулся и посмотрел туда, куда был направлен восхищенный взгляд Грейди, Геркулес объявил присутствующим:
– Миз Дэни Уиттикер.
В гостиной раздался приглушенный шум голосов, в то время как все посмотрели на стоящую в дверях женщину. Она стояла одна и оглядывала комнату с выражением торжества в серебристо-серых глазах. Ее волосы, достающие до плеч, блестели. Две пряди, поднятые от висков, были связаны на макушке ярко-синей лентой. На ней было великолепное желтовато-белое креповое платье самого модного покроя отделанное вышивкой. Цвет ее лица замечательно гармонировал с кремовым цветом платья. Одной рукой она изящно держала перед своей юбки приподнятым над носками туфель. Она производила впечатление стопроцентной леди.
Трой оцепенел, когда увидел ее. Он был ошеломлен ее красотой и чувствовал себя несчастным оттого, что все, что он сказал Грейди правда, оттого, что он уже принял решение. Утром он уедет и, возможно, никогда не вернется. Дэни ему больше не принадлежит.
Он увидел, что его бабушка подошла к двери, чтобы встретить Дэни. Лицо ее выражало не меньшее торжество, чем лицо Дэни. Она взяла девушку под руку и повела в комнату, где стала представлять собравшимся гостям.
Трой сделал шаг вперед, намереваясь подойти к Дэни и провести с ней свои последние часы, но почувствовал, что Грейди взял его за руку, и обернулся.
– Это ее ночь, – сказал Грейди. – Постарайся не испортить ей праздник.
Трой молча отдал ему пустой бокал и вернулся в гостиную.
Дэни казалось, что она видит чудесный сон. Она уверенно выполняла па вальса, доверившись музыке, как рекомендовал ей наставник. Трой легко кружил ее по комнате, и ей нетрудно было играть роль леди. Ее первоначальная робость исчезла вскоре после того, как Лэйаль взяла ее под свою опеку. Хотя Дэни удивило неожиданно теплое отношение к ней Лэйаль, она не сомневалась в ее искренности, решив, что на воображение старой женщины подействовала ее потрясающая внешность. Довольная тем, как ее встретила Лэйаль, Дэни позволила себе пройтись с ней по комнате. Она внимательно наблюдала за другими присутствующими в гостиной женщинами и, обладая природной способностью к подражанию, легко копировала их жесты и манеру держаться. Даже тогда, когда к ней подошла Эранта и заговорила о ее неожиданном перевоплощении, Дэни не ударила лицом в грязь, прервав ее назойливые словесные выверты коротким и вежливым «благодарю вас».
Трой не отходил от нее весь вечер. Дэни позволила себе расслабиться и впервые за все время своего пребывания на острове Фонтейн даже получила удовольствие от еды.
Вальс закончился, и Трой отпустил ее. Она посмотрела ему в глаза и улыбнулась. Напряженный взгляд его глаз смутил ее, но через мгновение, словно отогнав серьезные мысли, он вновь улыбнулся ей непринужденной улыбкой.
Трой поднял руку и провел большим пальцем по ее пухлой нежной губе. Кожа ее была нежной, как атлас, и манящей, как спелый сочный плод. Глядя на нее, он чувствовал острую боль в области сердца.
– Ты быстро все усваиваешь, – пробормотал он, выслушав, как она копирует ответы женщин, за которыми внимательно наблюдала во время обеда. – У тебя все будет хорошо. – Последние слова он произнес шепотом, чтобы она не услышала их.
– Это будет удобно, если мы ненадолго выйдем на балкон? – спросила она.
Нет. Но разве это когда-нибудь останавливало нас?
Взяв ее за талию, Трой осторожно повел Дэни через гостиную к дверям, выходящим на балкон. У дверей он остановился, чтобы взять с пристенного столика два бокала с шампанским. Они вышли на балкон, где в этот момент никого не было. Дэни подошла к перилам и посмотрела в темноту. Туман рассеялся, и впервые с тех пор, как она приехала на остров, на ночном небе были видны мириады звезд. Она глубоко вздохнула и почувствовала знакомый запах сырости, витающий повсюду в воздухе.
Дэни обернулась к стоящему сзади Трою и прислонилась к перилам. Он подал ей бокал шампанского. Она взяла его, сделала пробный глоток, и ей так понравился игристый напиток, что она сразу сделала другой.
– Знаешь, что говорят об этих местах, Дэни? – спросил Трой, устремив взгляд в темноту.
– Что?
– Если ты хоть раз побывал здесь, то уже никогда по-настоящему не уедешь отсюда.
– Я понимаю, почему так говорят, – согласилась Дэни. – В этой неторопливо текущей реке, в этих деревьях, заросших мхом, есть что-то таинственное. Деревья напоминают мне старух в рваных одеждах. – Дэни повернулась и тоже посмотрела в ночь. – Я первый раз увидела здесь звезды. Знаешь, что я думаю?
Он допил шампанское и посмотрел на нее.
– Не знаю. А что ты думаешь?
– Мне кажется, звезды – это счастливое предзнаменование. Этот год будет хорошим Трой. Для тебя, для меня, для всех.
Он молча отвернулся, и по спине Дэни прошел холодок. Она надеялась, что, произнеся эти слова вслух, она прогонит зловещее предсказание Вениты. Может быть, ей нужно предупредить его? Дэни просунула свою руку под руку Троя и притянула его к себе поближе. Нет. Не сейчас. В эту ночь они будут веселиться и праздновать вместе с друзьями, которые приехали, чтобы встретить с ними Новый год. Завтра у нее еще будет время, чтобы рассказать ему об ужасном пророчестве старухи.
– Трой? – Мужской голос, раздавшийся в темноте, прервал их недолгое молчание.
Трой обернулся.
– Деверо, что я могу для тебя сделать?
– Мы скоро уезжаем. Я хотел сообщить тебе детали, о которых ты меня спрашивал. Я понимаю, что это, возможно, не самое удобное время, но…
– Едва ли другое время будет более удобным, поэтому я поговорю с тобой сейчас. В библиотеке.
Деверо повернулся и исчез среди гостей.
– Подожди здесь, Дэни. Я пришлю к тебе Грейди. Я уверен, что он охотно потанцует с самой красивой женщиной на этом вечере.
От реки подул холодный ветерок и закружился над ее плечами. Дэни поежилась, но не столько от ветра, сколько от холодка в голосе Троя. Она вспомнила, как он обращался с ней на тропе: холодно, сдержанно, но неизменно вежливо. Поймет ли она его когда-нибудь?
– Я подожду. – Она взяла его за руку и в тот момент, когда он повернулся, не попрощавшись и хотел уйти. – Если ты выполнишь мою просьбу.
Трой остановился и посмотрел на Дэни. Он догадывался, в чем будет состоять ее просьба, но не знал еще, как отнесется к ней.
– Твою просьбу? – неуверенно произнес он.
– Поцелуи меня.
Он смотрел на нее долго и внимательно, словно хотел навсегда запечатлеть ее образ в своей взволнованной душе. Она казалась невинной и безмятежной – такой он всегда представлял ее себе. В свете звезд Дэни была красива как никогда, но в то же время он знал, что будь она сейчас в своих потертых кожаных штанах, загорелая и грязная, как тогда, когда он увидел ее впервые, она все равно была бы для него самой прекрасной из всех женщин. Еще он знал, что этой маленькой охотнице удалось завоевать его сердце. Она покорила его навсегда – этот факт останется непреложным независимо от того, чем закончится его путешествие.
– Трой? – его долгое молчание встревожило ее.
Он сжал руками ее обнаженные плечи, притянул к себе и поцеловал так крепко, что у Дэни захватило дух. Трой шагнул вперед и прижал ее к перилам. Когда деревянное ограждение врезалось ей в спину, она прильнула к нему и страстно ответила на его поцелуй в надежде, что именно этого он от нее ждал. Неожиданно Трой отпустил ее, посмотрел ей в глаза тем пронзительным взглядом, который она никогда не могла постичь, повернулся и ушел, оставив ее стоять одну в темной ночной прохладе.


– У меня ужасно устали ноги, – пожаловалась Дэни шепотом, чтобы только партнер мог ее услышать.
Грейди немедленно остановился и улыбнулся ей застенчивой улыбкой.
– Наверное, это потому, что я постоянно наступал тебе на пальцы. – Он кивнул в сторону двери. – Хочешь подышать свежим воздухом?
– Если только я смогу там сесть. Ты не такой уж плохой танцор, Грейди, – добавила она и попыталась улыбкой скрыть усталое выражение лица, когда он повел ее на террасу.
Он покачал головой.
– Не надо говорить неправду. Я знаю, какой я неуклюжий. Мне даже кажется, что ездить верхом я умею лучше, чем танцевать.
Услышав это заявление, Дэни громко рассмеялась.
– Из тебя такой же наездник, Грейди Маддокс, как из меня кухарка.
Теперь галерея не была пуста, как час назад, когда Дэни стояла у перил в объятиях Троя. По длинному балкону под руку прогуливались парочки, в то время как в углу собралась группа плантаторов, которые пили коньяк, курили сигары и беседовали о лошадях и цене на сахарный тростник.
Грейди стоял, пока Дэни устраивалась в высоком кресле-качалке со спинкой из перекладин, потом сел рядом в другое кресло и стал покачиваться в том же медленном ритме, что и Дэни. Они умиротворенно молчали, глядя на ночной пейзаж. С Грейди Дэни могла любоваться открывающимся с балкона видом, чего не могла позволить себе раньше в присутствии Троя. Ярко горели факелы, освещающие посыпанную раковинами дорожку, ведущую к реке. Дэни знала, что у причала сейчас стоит много разных лодок. Из дома вышли трое гостей в сопровождении рабов и пошли к реке. Вскоре они исчезли в темноте, но воздух еще долго оглашался их криками и веселым смехом.
На балкон вышел слуга, несущий в руках поднос с бокалами шампанского. Дэни взяла один, радуясь возможности утолить жажду. Она быстро выпила шипучее вино, поставила пустой бокал на поднос и взяла другой. Он наполовину опустел, когда Грейди, наблюдавший за ней с изумлением, не выдержал и сказал:
– Дэни, это не вода!
Она осушила второй бокал.
– Я знаю, но я чудовищно, как выражался Джейк, хотела пить. – Она хихикнула и кокетливо завращала глазами, чего прежде никогда не делала. – Итак… – Дэни с самодовольным видом посмотрела на Грейди и потянулась за третьим бокалом шампанского. – Что ты думаешь о моем сегодняшнем сюрпризе?
Он знаком велел слуге проходить дальше и положил руку на руку Дэни, сжимающую бокал.
Не надо так торопиться.
– В этих стаканчиках помещается не больше, чем в наперстке, – успокоила она его.
– За тебя! – Он прикоснулся своим бокалом к бокалу Дэни. – Ты сегодня прекрасна, как принцесса.
– Правда, Грейди? Я хорошо выгляжу?
– Да.
Она не видела выражения его глаз в падающем от окна янтарном свете, но чувствовала его искреннее восхищение.
– Ты думаешь, – она понизила голос до шепота, – я выгляжу достаточно похожей на леди, чтобы один джентльмен, которого мы знаем, мог… ну, мог предложить мне выйти за него замуж?
Грейди долго молчал, и у Дэни душа ушла в пятки. Когда я, наконец, научусь держать язык за зубами? – подумала она уныло и сделала еще один глоток шампанского.
– Я не могу говорить за Троя, – кашлянув, произнес Грейди, – но если бы я был на его месте, то я бы, не колеблясь ни секунды, попросил тебя выйти за меня замуж.
– Но ты не Трой!
– Увы, это так.
Наступившую тишину прерывало лишь негромкое постукивание качающихся кресел. Дэни поставила свой бокал на пол, откинулась в кресле и стала водить пальцем в перчатке по цветам, вышитым на юбке.
– Грейди, я никогда не благодарила тебя за то, что ты всегда был мне хорошим другом, но я надеюсь, ты знаешь, как я ценю то, что могу говорить с тобой о… обо всем. – Она положила голову на высокую спинку кресла и стала смотреть в ночь.
Грейди неожиданно встал и посмотрел на нее, нервно потирая руки.
Что случилось, Грейди? – Она перестала качаться и устремила на него удивленный взгляд.
Ничего. – Он кашлянул. – Ничего. Просто я решил выяснить, почему Трой так долго не возвращается. Это ничего, что я оставляю тебя одну?
Вы с Троем ведете себя так, словно думаете что, надев платье, я потеряла голову. Почему ты считаешь, что я не смогу о себе позаботиться?
– Я беспокоюсь не о тебе, Дэни. Я боюсь за гостей, которые останутся здесь с тобой, – пошутил он.
Она весело рассмеялась.
– Иди в библиотеку и вытащи Троя оттуда. Он заперся там с Леверетом Деверо.
– Я постараюсь.
Кивнув, Грейди удалился. Дэни облокотилась на ручку кресла, повернулась и проводила его взглядом. Высокий, в великолепно сшитом темно-синем костюме, он выделялся среди остальных гостей своим представительным видом.
– Мисс Уиттикер? – мужской голос, раздавшийся рядом, привлек ее внимание.
Дэни повернула голову и увидела возле своего кресла рыжеволосого молодого человека, стоявшего на ногах не очень твердо. Она встречалась с ним раньше, но не помнила его имени.
– Извините меня, сэр, – вежливо произнесла она фразу, которую за обедом слышала из уст Лэйаль, – но я не могу вспомнить ваше имя.
– Джером Чанс, мисс Уиттикер. – Он склонился над ее рукой. – Теперь, когда вы знаете мое имя, могу я пригласить вас на следующий танец?
Дэни подумала. Ей было легко танцевать с Троем, да и к неповоротливости Грейди она быстро приноровилась. Возможно, ей следует потанцевать с другим мужчиной для того, чтобы набраться опыта? К тому же, Трою, когда он вернется, не помешало бы увидеть ее танцующей с другим партнером.
Легко перейдя на протяжное произношение луизианцев, она сказала:
– Конечно, мистер Чанс. Я с удовольствием потанцую с вами.
Когда они вместе пошли в гостиную, которая по-прежнему чуть ли не до отказа была заполнена танцующими парами, она заметила, что ее партнер слегка покачивается, словно хватил лишнего, и подумала, что ей придется вести его во время танца.
Музыканты заиграли легкий, веселый вальс, и она сразу поняла, что зря приняла его приглашение. Одно дело было танцевать в объятиях Троя, но совсем другое – находиться в столь близком контакте с незнакомцем, от которого, к тому же, несло спиртным.
Джером Чанс был ненамного выше ее и не намного старше. Рыжие волосы и веснушки, покрывающие его лицо, молодили его. Он широко улыбнулся, обнажив свои редкие белые зубы.
– Я не могу поверить, – невнятно забормотал он ей в ухо, – что мне выпала честь тан… танцевать с такой красоткой.
– Я тоже не могу поверить в это. – Дэни пыталась отстраниться от него на более приемлемое расстояние, но он, споткнувшись, еще сильнее навалился на нее. Его тощая слабая грудь прижалась к ее груди. – Постарайтесь больше не спотыкаться, Джером, – предупредила она.
Они продолжали медленно кружиться по комнате; Джером все чаще спотыкался и все сильнее клонился к Дэни. Она опустила глаза на пол, боясь, что он наступит ей на ногу своим тяжелым, начищенным до блеска сапогом, когда почувствовала на своей шее его горячее дыхание. Она уперлась руками в его плечи и попыталась оттолкнуть его.
– Отойдите от меня, Чанс!
– Вы хотите, чтобы я вас поцеловал, не так ли?
– Что? – спросила она изумленно, решив, что он шутит.
– Я вас поцелую!
Он остановил взгляд на ее губах, явно собираясь выполнить свое обещание. Когда он приблизил к ней свое лицо, Дэни пригнулась, и он промахнулся, едва не потеряв равновесие. Быстро оглядевшись вокруг, Дэни увидела, что их неуклюжие попытки танцевать не остались незамеченными. Пары, которые танцевали около них, деликатно отошли на приличное расстояние.
– Мистер Чанс, у меня нет больше желания танцевать с вами!
– Что вы сказали? – пробормотал он, продолжая держать ее мертвой хваткой, и в то же время пытаясь двигаться в такт музыке.
– Я сказала, у меня нет больше желания танцевать с вами, мистер Чанс! – повторила она уже громче.
– А? – Он еще сильнее обхватил ее руками и прижал к своим бедрам. Несмотря на свою наивность, Дэни поняла этот грязный намек.
– Я сказала: отпус… тите… меня!
Она попыталась вырваться из его рук, но он повис на ней мертвым грузом. Когда одна его рука ослабила хватку, Дэни вздохнула с облегчением, решив, что он собирается отпустить ее. Но когда та же рука каким-то образом проникла в узкое пространство между их телами и до боли сжала ее грудь, она резко отвела свою правую руку назад и, что было сил, ударила его кулаком в переносицу. Джером Чанс, как подкошенный, свалился на пол в центре гостиной. Повинуясь врожденному боевому инстинкту и не отдавая себе отчета в своих действиях, она молниеносно оседлала его – в этот момент она уже не помнила ни о своем красивом платье, ни о хороших манерах – схватила за элегантный белый галстук и, приподняв его голову от пола, нанесла еще один сокрушительный удар.
– Если я говорю, что не хочу танцевать, это значит, что я не хочу танцевать, мистер Джером Чанс! – сердито произнесла она, обращаясь к лежащему под ней, избитому до потери сознания мужчине.
Ее слова, казалось, эхом отозвались в наступившей тишине. Дэни подняла глаза и только теперь осознала, в каком неловком положении оказалась: она сидела верхом на совершенно незнакомом человеке в окружении гостей Лэйаль Фонтейн.
Танцоры, слишком потрясенные увиденным, чтобы сразу уйти, продолжали стоять смотреть на нее, в то время как остальные торопливо покидали место происшествия: одни выходили на балкон, другие – в коридор, третьи направились в столовую, где уже начали подавать кофе и десерт.
Никто не осмеливался прийти ей на помощь.
Оцепеневшая и потрясенная тем, что она совершила, подчинившись инстинкту самосохранения, который ее ослепил, Дэни продолжала сидеть верхом на Джероме Чансе; ее правая рука в окровавленной перчатке все еще была сжата в кулак.
Она закрыла глаза.
– Дэни…
Кто-то стоял справа от нее. Тот, чей голос она узнала бы везде. Она медленно повернула голову туда, где прозвучал этот голос, и лишь затем открыла глаза.
Возле нее стоял Трой и протягивал ей руку.
– Почему ты так задержался? – произнесла она тихим, виноватым голосом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полевой цветок - Лэндис Джил Мари



Спасибо автору за романы. Этот один из лучших. То,что мне нравится.
Полевой цветок - Лэндис Джил МариЕ.В.
25.09.2014, 0.16





Чудесный лёгкий роман.
Полевой цветок - Лэндис Джил Маританя
3.10.2014, 22.25





Для тех, кому наскучило читать о девственницах на балах, очень даже советую этот роман.Неизбитый сюжет, легко читается. Я ставлю 10 баллов.
Полевой цветок - Лэндис Джил Мариюлик
18.03.2016, 13.28





Начало затянуто, можно пропускать целыми главами. Зато финал выше всяких похвал. Волнующий,неожиданный, яркий. Вполне можно читать. 7 из 10
Полевой цветок - Лэндис Джил МариСвета
21.03.2016, 17.04





Ну не нравятся мне такие героини! Люблю женственных женщин, и сильных мужиков. Слабых мужчинок хватает и в реальной жизни. Героиня романа, девушка-"Маугли", жутко упрямая и твердолобая, не вызывает ни симпатии, ни сочувствия. Герой, да и его друг, выглядят слабовольными и бестолковыми, особенно в конце романа. В целом о романе - прочитать и забыть.
Полевой цветок - Лэндис Джил МариТака Я.
30.05.2016, 15.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100