Читать онлайн Полевой цветок, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полевой цветок - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полевой цветок - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полевой цветок - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Полевой цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

– Только попробуй потянуться к ножу, который ты сунул себе в сапог, и я перережу тебе горло!
Рука мужчины закрыла ей рот, в то время как его большой и указательный пальцы сжали ее ноздри. Дэни перестала сопротивляться и жадно вдохнула воздух, когда он отпустил ее нос. Его ладонь крепко сжимала ее губы; хватка у него была железной. Его мускулистая левая рука обвилась вокруг ее туловища чуть пониже грудей. По силе, с которой он сжимал ее, она поняла, что он легко сможет переломить ей позвоночник, если захочет. Дэни стояла неподвижно в его железных объятиях и пыталась сосредоточиться на низком приятном голосе, раздающемся так близко от ее левого уха. Она чувствовала его теплое дыхание, приподнимающее волосы на ее затылке, и от этого спина ее покрылась гусиной кожей.
– Так. Значит, этот безумец был не один, – подумала Дэни. Она предполагала это и теперь проклинала себя за то, что ослабила бдительность. Сколько же их было? И где они прятались? Словно в ответ на эти безмолвные вопросы ее противник сказал:
– Мои люди окружили ваш лагерь. Если вы не хотите видеть, как ваших индейских друзей будут убивать во сне, то будьте любезны освободить вашего пленника.
Дэни попыталась кивнуть в знак того, что она поняла. Она была уверена, что это уловка с его стороны, потому что если бы в лесу был еще кто-то, «проколотые носы» знали бы об этом. Ей нужно было добиться, чтобы этот второй мужчина отпустил ее, и затем послать индейских воинов, чтобы они расправились с ним.
Что это с ней происходит? Не прошло еще и трех дней со смерти Большого Джейка, а жизнь ее уже пошла кувырком. С интервалом всего в несколько часов на нее набросились двое мужчин. Ей пришлось израсходовать значительную часть своих запасов табака и кофе, чтобы угостить ими десять человек. Если так пойдет и дальше, то она едва ли сможет пережить эту зиму без Большого Джейка.
– Боже, Джейк, что мне теперь делать?!
Она оглядела лес, пытаясь найти глазами людей, прячущихся за деревьями, но ничего не увидела. Рука мужчины по-прежнему крепко сжимала ее ребра.
– Я вижу, вы никогда не слышали о боевой группе Фонтейна.
Снова этот голос. Она хотела покачать головой, но его рука не позволила ей это сделать.
– В ней сорок самых жестоких и самых опытных охотников и профессиональных солдат в мире. Они умеют скрываться и наносят удар в тот момент, когда враг меньше всего ожидает нападения. – Он тряхнул ее, чтобы придать своим словам больше выразительности. – Не думайте, что вы сможете увидеть их в темноте. Даже ваши индейцы не подозревают, что в этот самый момент им в головы нацелены винтовки. – Он помолчал, глядя, как она отчаянно вглядывается в темноту, и снова зашептал ей в ухо: – Сейчас вы вернетесь в лагерь, освободите пленника и сядьте возле костра. Не подходите к оружию. Индейцам можете сказать, что хотите; скажите им, что это была шутка. Я хочу, чтобы вы освободили этого человека немедленно. Немного погодя я подойду к вам, и когда я это сделаю, вы скажете им, что я друг. Мои люди не появятся до рассвета. Но помните, – он сделал паузу, чтобы подчеркнуть важность следующих слов, – никто не сможет скрыться от боевой группы Фонтейна, поэтому не пытайтесь что-либо предпринимать. Вы поняли?
Дэни кивнула. Рука его медленно спустилась, освободив ее рот, но его левая рука все еще крепко держала Дэни, так что ее поношенные кожаные штаны вжимались в его бедро. Он стоял позади нее, в темноте. Говорил он с едва заметным французским акцентом. Дэни знала многих мужчин, которые говорили по-французски, но никто из них еще ни разу не шептал ей в ухо, как этот незнакомец. Чувства, охватившие ее, когда его теплое дыхание касалось ее кожи, были почти непреодолимыми. Она попыталась повернуться и увидеть его лицо, но в этот момент он оттолкнул ее от себя и сказал:
– Идите. Не оглядывайтесь и не привлекайте к себе внимание. Я дам сигнал своим людям, и они явятся быстро.
Хотя Дэни и сомневалась в серьезности угроз этого человека, она не могла подвергать опасности жизнь людей, спящих возле костра. Она вернулась на поляну и заговорила с Кривым Соколом, одной рукой указывая на светловолосого пленника и жестикулируя другой. Затем вытащила из голенища сапога длинный охотничий нож с широким лезвием и приблизилась к белому мужчине. Некоторое время она молча стояла над ним, упиваясь страхом, возникшим в его голубых глазах, в то время как она поглаживала пальцем острие ножа.
Нож быстро разрезал кляп, торчащий из его рта, и затем ремни, стягивающие его запястья и лодыжки. Он принялся тереть глубокие вмятины, оставленные узкими кожаными полосами, продолжая внимательно смотреть на Дэни.
Когда страх в его глазах сменился благодарностью, она наклонилась к нему и сердито прошептала:
– Не благодарите меня. В других обстоятельствах я не освободила бы вас, даже если бы они собирались съесть вас на завтрак. Но, похоже, ваши друзья окружили нас. Сделайте так, чтобы они видели, что вы в безопасности. Я не хочу, чтобы боевая группа Фонтейна через минуту выскочила из леса и набросилась на нас. С меня хватит того, что я испытала за последние несколько часов.
Не обращая внимания на выражение удивления, появившееся на лице незнакомца, Дэни отошла от него и пододвинула свою постель поближе к костру. Бросив быстрый взгляд на охотников, она убедилась, что их ничуть не заинтересовало ее неожиданное решение освободить пленника, поскольку они продолжали спокойно спать.
Дэни посмотрела на край леса, где боролись со светом от костра трепещущие тени, но не увидела человека, который заставил ее развязать своего компаньона.
– Фонтейн!
Услышав этот крик, Дэни резко повернулась. Из леса, со стороны, противоположной той, где произошла их короткая встреча, появилась темная одинокая фигура человека. Ее глаза, скользнули по мужчинам, спящим вокруг костра, встретились с глазами Кривого Сокола. Она знала, что, несмотря на их кажущуюся безмятежность, все воины сейчас собрались в комок, готовые атаковать возможного противника. Кривой Сокол внимательно смотрел на Дэни, ожидая сигнала. Она заколебалась, и незнакомец подошел ближе, войдя в круг света. Ею овладело тревожное чувство при виде его приближающейся стройной фигуры. По какой-то неведомой причине Дэни чувствовала, что решение, которое она собиралась принять, навсегда изменит ее жизнь. Глаза ее вновь оглядели лес. Если бойцы Фонтейна и находились в засаде, спрятавшись в темноте под высокими деревьями, она их не видела. И все же Дэни не могла рисковать жизнями стольких людей. Она понимала, что если второй незнакомец не солгал, то шансы будут слишком неравны, и поэтому подала знак мира, заверив предводителя индейцев, что второй белый человек является другом.
Убедившись, что Дэни и индейцы настроены мирно, блондин вскочил на ноги и пошел по поляне навстречу мужчине, идущему к костру. Дэни настороженным взглядом следила за высоким темноволосым пришельцем. Она не могла понять, кто эти люди и почему они накинулись на нее. Вновь прибывший – Фонтейн, как его назвал блондин, – не выказывал никаких признаков страха и быстрым жестом велел своему другу молчать. У Дэни появилось желание собрать вещи и ускакать, оставив их на произвол судьбы, но годы, проведенные с Большим Джейком в этой дикой местности, научили ее, что выезжать верхом ночью в одиночку небезопасно. У нее и без того было достаточно неприятностей.
Она решила не уезжать, а игнорировать этих двоих. Взяла свою винтовку, одеяло из бизоньей шкуры, седло и переместилась поближе к «проколотым носам». Она отодвинула седло подальше от огня и завернулась в толстый чепрак из бизоньей шкуры, который трапперы
type="note" l:href="#n_1">[1]
называли апишамором.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Дэни взяла в руки свою винтовку «Кентукки» и села, упираясь спиной в седло, твердо решив не смыкать глаз.
Со своего наблюдательного пункта она видела, как двое белых пододвинулись поближе к костру. Второй мужчина был выше блондина. Его темные глаза заблестели в свете огня, когда он посмотрел в ее сторону. Не сводя с нее глаз, он небрежно бросил на землю свои вещи и развернул постель. Почти рассеянно этот мужчина, которого звали Фонтейн, швырнул одеяло своему приятелю и затем все так же молча опустился на землю. Одним ловким движением он перебросил конец одеяла через плечо, повернулся к Дэни спиной, и надвинул шляпу с низкой тульей себе на глаза.
Несколько долгих ночных часов Дэни, стараясь не заснуть, думала о Фонтейне и его приятеле и смотрела на них поверх искрящихся красных угольков. Спина Фонтейна почти совсем загородила крупную фигуру блондина, и Дэни ничего не оставалось, как устремить взгляд в эту спину. Он спал, растянувшись во весь свой длинный рост, и его ноги в грязных кожаных сапогах высовывались из-под одеяла. В отличие от наряда его приятеля, одежда его выглядела довольно поношенной: видно было, что она не являлась для него украшением, а выполняла свое прямое назначение – защищала от непогоды. На нем были куртка и брюки из оленьей кожи, не стесняющие движений, своей окраской повторяющие цвета леса, очень похожие на те, что носила Дэни.
Кроме выступающих из-под одеяла ног Фонтейна, Дэни были видны лишь его длинные, блестевшие в свете догорающего костра волосы. Широкие плечи тоже были закрыты одеялом.
В конце концов, Дэни надоело смотреть на спину мужчины. Видя, как равномерно поднимается и опускается его грудная клетка, она расслабилась и перевела взгляд на тлеющие угольки костра. Синие и белые языки пламени лизали оставшиеся ветви и скакали в ритмичном танце между разложенными кругом камнями. Веки Дэни отяжелели, сон начал ее одолевать. Она бросила последний взгляд в сторону Фонтейна и закрыла глаза.


– Черт!
Трой Фонтейн произнес это слово шепотом, беспокойно ворочаясь под одеялом. Кости его ныли от лежания на твердой земле. Несколько раньше густой аромат жарящегося над огнем мяса едва не довел его до безумия. Он был страшно голоден.
Ему совсем не хотелось ложиться спать с пустым желудком и после дня, по-видимому, бесполезных блужданий. Ни одна из рек, вдоль которых он следовал, не соответствовала тем, что были изображены на имеющихся у него картах. Не узнавал он и отмеченных на них троп. В конце концов, перед самым закатом Трой решил остановиться и разбить лагерь. Если бы не его старый друг Грейди Маддокс, он бы сейчас спал спокойно с полным желудком, а не притворялся бы, что спит, и не ждал бы, что ему воткнут нож между ребер.
Если бы не Грейди…
Трой подумал, что в последнее время он слишком часто повторяет про себя эту фразу. Если бы не Грейди, он бы по-прежнему находился сейчас в Батон-Руже и управлял своей судоходной компанией. Если бы не Грейди, Трой ждал бы сейчас дома вестей от человека, которого он нанял для розыска убийцы своих родителей.
Он мог легко отказать Грейди Маддоксу, когда тот приехал на остров Фонтейн и обратился к нему с просьбой, но твердая решимость Грейди и глубокая привязанность Троя к своему другу сыграли свою роль. Грейди хотел, чтобы Трой в качестве проводника и компаньона отправился с ним в путешествие на Запад. Талантливый художник, Грейди горел желанием увидеть эту необжитую дикую землю, ощутить ее первозданную прелесть, запечатлеть на холсте ее огромные богатства и бескрайние просторы, прежде чем до них доберется цивилизация. Он горел желанием создать портреты трапперов и индейцев, населяющих землю, находящуюся за пределами цивилизации.
Грейди говорил очень убедительно, и возражения Троя рассыпались одно за другим.
– Мне нужно вести дело, Грейди, – спорил он. – Я не могу сорваться с места под влиянием прихоти и укатить куда-то. К тому же, мы уже не дети.
– У тебя есть помощники. К тому же, это не прихоть. Я все тщательно обдумал, написал людям, которые там побывали. Я прочитал все их отчеты. – Грейди даже прибегнул к взятке, чтобы их получить. – Я заплачу за все снаряжение, которое нам понадобится. И, конечно, ты прав, мы уже не дети. Нам скоро стукнет по тридцать. Это еще один довод в пользу того, чтобы мы отправились немедленно.
Зная о страсти Троя к коллекционированию журналов и карт древних первооткрывателей и путешественников, Грейди добавил:
– Ты получишь все карты, которые я достал. У меня есть даже копии отчетов из личных журналов Льюиса и Кларка, которые они вели во время их знаменитой экспедиции.
По мере того, как Грейди продолжал уговаривать его, Трою пришли на память древние имена и названия: Саванна,
type="note" l:href="#n_3">[3]
«неоткрытые земли», которые когда-то искал испанец Франциско Коронадо; семь золотых городов; источник молодости,
type="note" l:href="#n_4">[4]
водный путь через северо-запад. Увлечение рассказами путешественников и о путешественниках помогало ему забыть о своем прошлом.
– Твоя личная коллекция карт уже стала знаменитой, – напомнил ему Грейди.
– Сомневаюсь.
– О ней многие знают. Разве Геродот мог отказаться от своего путешествия в Египет? Человек, знающий наизусть труды первого историка земли, должен был бы с большим энтузиазмом отнестись к моей идее.
– То, что я знаю наизусть труды греческого историка, вряд ли поможет нам пересечь континент, – возразил Трой.
– Да, но хорошие карты помогут нам пересечь его. Господи, в этой заболоченной местности нет такой тропки, видимой или невидимой, которую бы ты не знал. Точно так же хорошо, я уверен, ты знаешь дорогу до Сент-Луиса. Мы с тобой без труда преодолеем эти обширные открытые пространства. Разве Лиф Эриксон отказался бы от такой возможности? Или Кортес? Или Колумб?
Пылкий энтузиазм Грейди поколебал спокойную решимость Троя. Его управляющий вполне мог поработать за него несколько недель. Его бабушка Лэйаль по-прежнему присматривала за домом и парком на острове. Мешало ему лишь то, что в это время велся розыск человека, который убил его отца и похитил мать.
С того дня, как Трой начал получать прибыль с работы своей судоходной компании, он все лишние деньги тратил на то, чтобы нанимать людей для розыска Константина Рейнольдса, человека, который убил его отца Мерля Фонтейна. Как раз в тот момент, когда Грейди пытался уговорить его покинуть Луизиану, адвокат Троя, Леверет Деверо, посылал еще одного человека на поиски Рейнольдса, так как появились новые сведения относительно его местонахождения.
Словно прочитав его мысли, Грейди добавил:
– Право, Трой, тебе будет полезно ненадолго уехать из Луизианы. Поездка поможет тебе на какое-то время забыть обо всем этом.
Трой знал, что он никогда не сможет уйти от своего прошлого и что никогда не забудет об обещании, которое дал себе, когда ему было двенадцать лет. Тогда убили его отца и исчезла его мать; в том же году его послали учиться в бостонскую школу, где он познакомился с Грейди. Он обязательно найдет свою мать или, по крайней мере, узнает, что с ней стало, даже если на это уйдет вся его жизнь! И он добьется того, что убийца его отца предстанет перед судом.
– Деверо считает, что на этот раз действительно напал на след Рейнольдса, – сказал Трой.
– Он уже не впервые нападает на его след. Ты ничего не потеряешь. Отдохнешь несколько недель, посмотришь на Запад.
– Я потеряю время, Грейди. Если человек Леверета Деверо разыщет Рейнольдса, тот сможет перебраться куда-нибудь раньше, чем я доберусь до него.
– Но след снова может оказаться ложным.
Трою пришлось согласиться.
– Да, может.
– Даже если ты найдешь Рейнольдса, у тебя по-прежнему нет никаких доказательств того, что он убил твоего отца.
– Верно. Но не забывай о том, что с ним до сих пор может находиться моя мать. Ее похитили вместе с моим отцом, а после того, как обнаружили труп отца, она и Рейнольдс исчезли.
– А тебе никогда не приходило в голову, что твоя мать, возможно, не хочет, чтобы ее нашли?
У Троя появилось желание наброситься на Грейди с кулаками, но он подавил эмоции и проговорил сквозь зубы:
– Что ты этим хочешь сказать?
– Я хочу сказать, что, возможно, – я подчеркиваю: возможно, твоя мать уехала с Рейнольдсом по собственной воле.
– Черт возьми, Грейди!
– Подумай об этом.
Трой не выдержал и сказал с горечью:
– Неужели ты не понимаешь, что я только об этом и думаю? Мало того, что был убит мой отец; одновременно исчезла моя мать. – Он повернулся спиной к другу и подошел к окну, выходящему на реку. – Я знаю, что она любила моего отца, Грейди. Она любила его больше меня, больше всего на свете. Для Джанетт Фонтейн не играло роли то, что он был мот и что он просадил почти все, что получил в наследство. Она любила его.
– Послушай, Трой, я раскаиваюсь в своих последних словах, но считаю, что поступаю правильно, пытаясь вытащить тебя на время отсюда. Речь идет не о годах, речь идет о двух месяцах.
В конце концов, Грейди все же уговорил Троя отправиться с ним, как он сказал, в «путешествие всей жизни». Два месяца растянулись в четыре, и «путешествие всей жизни» скоро превратилось в монотонную тряску в седле, еду, состоящую главным образом из недожаренного или пережаренного мяса, и ночи, проведенные на твердой холодной земле.
Если бы не Грейди, Трой сейчас мог бы наслаждаться нежным теплом Луизианы и вкусом замечательного французского вина. Вместо этого он, усталый и продрогший, лежал, скрючившись, на холодной земле и проклинал это «путешествие всей жизни».
Если не считать великолепных картин и набросков углем, созданных Грейди за последние четыре месяца, путешествие на Запад было сплошной чередой неудач. До их отъезда из Луизианы Трой не подозревал о том, каким утомительным для него будет это путешествие с лучшим другом и что ему придется стать Грейди чем-то вроде няньки. Сразу после того, как они выехали из Сент-Луиса, стало ясно, что Грейди не способен ни на что, кроме как ехать верхом и искать объекты для своих портретов. В конце концов, Трой сузил круг обязанностей Грейди до двух задач: не путайся под ногами и постарайся, чтобы тебя не убили. Грейди понадобился целый месяц для того, чтобы научиться седлать свою лошадь так, чтобы седло потом не соскальзывало с нее набок. Однажды, когда они переходили вброд речку, Трой оглянулся, чтобы посмотреть, как идут дела у Грейди, и глазам его предстало любопытное зрелище: друг его отчаянно пытался сохранить равновесие, в то время как седло его накренилось и продолжало сползать с бока лошади. Еще через мгновение Грейди уже барахтался в мелкой речке.
Падения с плохо закрепленного седла были не единственной раздражающей Троя привычкой Грейди. Будучи ужасно неповоротливым, он бесконечное число раз спотыкался и падал даже тогда, когда шел пешком. Он не умел разводить костер, отказывался, ссылаясь на свою чувствительную натуру, потрошить и разделывать дичь, которую Трой убивал. Трой был рад тому, что Грейди, по крайней мере, умел заряжать винтовку и довольно неплохо из нее стрелял.
Поначалу Трой, вдохновленный одержимостью Грейди, не обращал внимания на его неуклюжесть. Они ехали тем же маршрутом, по которому когда-то двигались Льюис и Кларк: вверх по реке Миссури к ее верховью в Скалистых горах. Вдвоем они наслаждались видом величественных горных вершин, пронзающих облака, глубоких ущелий, зеленеющих долин. Они вместе наблюдали явления природы, которых большинство людей никогда не видели и даже не могли себе представить: пузырящиеся горячие источники, пахнущие серой; гейзеры, выбрасывающие фонтаны воды ввысь на сотни ярдов; бесконечное разнообразие животных, чьи неподвижные силуэты часто вырисовывались на фоне красот их естественной среды обитания. Но теперь терпению Троя пришел конец. Он горел желанием покинуть Скалистые горы и скорее вернуться домой.
Трой взглянул на Грейди. Тот не был больше пухлым неуклюжим мальчиком, который когда-то делил с ним комнату во время учебы в Бостоне. Правда, тот Грейди Маддокс, что связанный и с кляпом во рту сидел недавно перед костром, тоже был неуклюжим, как всякий раз, когда оказывался за пределами привычной среды. Но в свои двадцать девять лет он был сильным, статным и, бесспорно, красивым мужчиной. Его светлые волосы и голубые глаза контрастировали с темными волосами Троя. Будучи натурой художественной, Грейди обладал чуткой душой и беспечным артистическим нравом. Он рос, окруженный любовью родителей и четырех младших сестер. Все они души в нем не чаяли, тогда как Троя вырастили его бабушка Лэйаль и Венита, повариха Фонтейнов. Только их да, пожалуй, еще Грейди и Геркулеса, слугу, который остался на острове, Трой мог назвать своими близкими.
Трои отогнал нахлынувшие воспоминания и попытался сообразить, как Грейди умудрился, попасть в этот переплет.
Они разошлись, чтобы найти место для лагеря, – задача, ставшая для Троя еженощным испытанием. К его вящему неудовольствию, Грейди требовал, чтобы с места, где они останавливались, непременно открывался красивый вид и они могли бы наблюдать с него закат или восход солнца. Грейди полагал, что в крайнем случае они должны разбивать лагерь вблизи природных объектов – таких, как водопад или река, окаймленная деревьями. В эту ночь они разлучились именно потому, что искали такое «идеальное место».
Встревоженный отсутствием друга, Трой сразу отправился на его поиски. К тому времени, как он нашел эту поляну, Грейди уже сидел со связанными руками и ногами, окруженный индейскими охотниками.
Трой беспокойно заерзал под одеялом. Он боялся заснуть; кроме того, сон всегда плохо приходил к нему – даже когда он находился в своем доме на острове Фонтейн. Тем более на острове, где все напоминало ему о тех давних трагических событиях. Там, в старом заброшенном амбаре он нашел тело своего отца, висящее на перекладине. Стоило ему закрыть глаза, и в памяти его оживало неистовое биение его сердца, крики, которые он сдерживал, чтобы не напугать бабушку. Трой никогда не забудет тяжести безжизненного тела Мерля Фонтейна, когда он, собрав последние силы, положил отца на пол. Не мог он стереть из памяти и ощущение от грубой веревки, выскальзывающей из его рук. Сейчас он был благодарен тому, что пустой желудок, сентябрь осенняя прохлада и женщина, лежавшая неподалеку, сводили к минимуму вероятность того, что он заснет.
Вся эта ситуация представлялась ему довольно странной. Что делала женщина, переодетая мужчиной, в отряде «проколотых носов»? Он был потрясен, когда дотронулся предплечьем до ее грудей. Тогда он находился сзади и не мог разглядеть лица девушки, а теперь ему мешала это сделать ее огромная шляпа. Но, даже не видя ее лица, Трой чувствовал, что она сердится на него. Враждебность этой девушки по отношению к нему была почти осязаемой. Он ощутил ее, как только вышел на поляну, и поэтому избегал смотреть в ее сторону.
Она тоже не спала. Хотя Трой повернулся к ней спиной, он чувствовал на себе ее пристальный взгляд. Он не мог понять, чем безобидный Грейди Маддокс сумел разозлить ее за такое короткое время, и терялся в догадках. Затем Трой начал вспоминать ее внешность.
Сжимая тонкое, гибкое тело девушки, он интуитивно догадался, что она привыкла к суровым условиям жизни в горах. Он не сомневался, что она была в значительно лучшей форме, чем Грейди. Трой попробовал представить себе ее лицо. Все, что он мог различить через догорающий костер, это пару ее широко поставленных темных глаз. Лоб ее был закрыт дурацкой шляпой слишком большого размера; ее подстриженные волосы едва доставали до воротника куртки.
Его уставшее тело отчаянно нуждалось в отдыхе, и он попытался заключить сделку с самим собой. Чем скорее ты заснешь, тем скорее увидишь ее при дневном свете.
Он закрыл глаза и улыбнулся, неожиданно вспомнив, что в эту ночь их будут охранять сорок самых матерых наемников в мире.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полевой цветок - Лэндис Джил Мари



Спасибо автору за романы. Этот один из лучших. То,что мне нравится.
Полевой цветок - Лэндис Джил МариЕ.В.
25.09.2014, 0.16





Чудесный лёгкий роман.
Полевой цветок - Лэндис Джил Маританя
3.10.2014, 22.25





Для тех, кому наскучило читать о девственницах на балах, очень даже советую этот роман.Неизбитый сюжет, легко читается. Я ставлю 10 баллов.
Полевой цветок - Лэндис Джил Мариюлик
18.03.2016, 13.28





Начало затянуто, можно пропускать целыми главами. Зато финал выше всяких похвал. Волнующий,неожиданный, яркий. Вполне можно читать. 7 из 10
Полевой цветок - Лэндис Джил МариСвета
21.03.2016, 17.04





Ну не нравятся мне такие героини! Люблю женственных женщин, и сильных мужиков. Слабых мужчинок хватает и в реальной жизни. Героиня романа, девушка-"Маугли", жутко упрямая и твердолобая, не вызывает ни симпатии, ни сочувствия. Герой, да и его друг, выглядят слабовольными и бестолковыми, особенно в конце романа. В целом о романе - прочитать и забыть.
Полевой цветок - Лэндис Джил МариТака Я.
30.05.2016, 15.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100