Читать онлайн Мечтательница, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Взглянув на нее, он подумал, что она вполне может прямо сейчас умереть и оставить его вдовцом. Корд не видел Селин около двенадцати часов и испытал нечто вроде шока, когда обнаружил, что она по-прежнему лежит в постели, не изменив позы, в которой он оставил ее. Цвет лица девушки напоминал водянистый гороховый суп.
– Видок у тебя – краше в гроб кладут. – Не сумев придумать ничего более ободряющего, он стоял, ожидая, когда она откроет глаза.
Она не пошевелилась, но с трудом разжала губы:
– Уйди.
Корд стоял на максимальном удалении, какое только позволяло ограниченное пространство каюты. Проведя ладонями по волосам, он упер руки в бока. Выглядела она чертовски плохо. Волосы спутались, под глазами легли огромные темные круги. Фостер опасался, как бы у нее не произошло обезвоживание организма, и посоветовал Корду проследить, чтобы Селин что-нибудь попила.
– Хочешь чего-нибудь поесть или попить? Она застонала и повернулась к нему спиной, лицом к стене. Пока он, совершенно растерявшись, стоял не двигаясь, она пробормотала:
– Что ты здесь делаешь? Пришел помучить меня за прошлую ночь? Надеюсь, ты не ждешь, что я… Ну, ты понимаешь.
– Эдвард тоже заболел, и Фостер слишком занят с ним, чтобы одновременно ухаживать за тобой.
Корд находил несколько подозрительным неожиданный приступ морской болезни у слуги: когда-то на пути в Новый Орлеан Эдвард ни разу не пожаловался на плохое самочувствие. Корд пошел, чтобы своими глазами увидеть «больного», и обнаружил Эдварда, который лежал на новом месте – на палубе четвертого класса, отказываясь есть и вообще делать что-либо, кроме как лежать, натянув одеяло до подбородка. Селин выглядела куда хуже Эдварда. Его слуга, по крайней мере, не был такого зеленого цвета.
Корд предпринял еще одну попытку:
– Если ты голодна, уверен, у кока от завтрака осталась каша.
– Прекрати, пожалуйста.
Он едва не засмеялся. Ее нынешний вид и воспоминания о прошлом вечере сделали свое дело: словесная пытка оказалась куда привлекательнее, чем мысль о том, чтобы лечь с ней в постель.
– Если каша тебе не по вкусу, есть ливер и чеснок.
Она перекатилась с боку на бок и посмотрела на него недобрым взглядом:
– Я знаю, что ты пытаешься сделать. Ты женился из какого-то извращенного чувства чести, а теперь обнаружил, что связан с женщиной, которую никогда по-настоящему не желал, так что ты решил довести меня до смерти этой медленной пыткой. Почему бы тебе просто не пристрелить меня и все?
– Вижу, ты меня уже прекрасно знаешь. И то правда, неплохая идея, чтобы избавить тебя от мучений. К тому же не могу сказать, что стремлюсь к еще одной ночи, похожей на вчерашнюю.
– Где ты спал?
– А ты тосковала без меня?
– Конечно, нет.
– Я занял каюту Фостера и Эдварда. И впредь останусь там. Они перебрались в четвертый класс.
– Они были очень добры со мной вчера вечером, чего не могу сказать о тебе. Мне жаль, что их пришлось выселить.
– Быть добрыми – их работа. Но не моя, особенно когда меня вынуждают обрядиться в съеденный обед. Однако тебе нет необходимости о них беспокоиться. Я не настолько бессердечен, чтобы заставить их переселиться в неподходящее помещение. Просто в этом плавании в четвертом классе оказалось всего три пассажира. Так что, если не считать внезапной болезни Эдварда, они себя чувствуют вполне комфортно.
– Не могу похвастаться тем же, – вздохнула она.
Корд сел на край кровати в ногах у девушки.
– Что ты делаешь? – Она попыталась угадать, что он задумал.
– Можешь не волноваться. Сейчас твоя добродетель в полной безопасности. Думаю, твой нынешний вид не соблазнил бы даже матроса, который после кораблекрушения год провел на необитаемом острове.
– Благодарю. – Больше всего ей хотелось, чтобы он выбрал не сегодняшнее утро, а какое-нибудь другое время для оттачивания своего остроумия. – Качка, похоже, уменьшилась.
– Спокойно.
– Я спокойна.
– Море спокойно. Ветер улегся.
– Так нас может носить как скорлупку по воле ветра и волн?
– Боюсь, что да. Если только ты не способна договориться с природой. Ты уверена, что не хочешь хотя бы немного попить? Фостер считает, тебе следует это сделать.
– Если бы у Фостера в желудке творилось, что и у меня, он придерживался бы иного мнения.
Корд заметил, что она сделала судорожное глотательное движение и закатила глаза.
– Селин?
– По крайней мере, ты запомнил мое имя. – Прикрыв глаза, она откинулась на подушки.
Корд, как ни старался, не мог припомнить, чтобы когда-либо болел, если не считать болезнью муки похмелья. Да старик Генри и не позволил бы ему болеть. Так что Корд понятия не имел, как ухаживать за больным, тем более за больной женой. Он встал и налил в чашку воды из кувшина, стоящего в шкафчике под раковиной. Вернувшись к постели, Корд протянул Селин чашку.
– Вот. Выпей это.
Она подняла на него глаза и заметила, что, держа чашку в вытянутой руке, он одновременно старается, чтобы его начищенные до блеска сапоги не оказались слишком близко к кровати.
– В качестве сиделки ты ужасен, – съязвила Селин.
– Скажем так, я гораздо лучше в постели, чем около нее.
Корд снова сел рядом, готовый отскочить в сторону, если это вдруг понадобится. Просунув руку под подушку, он приподнял голову Селин и поднес чашку к ее губам.
– Пей, но медленно, – предупредил он. – Совсем маленькими глоточками.
Селин подчинилась; отхлебнув немного воды, она ощутила, как живительная влага коснулась языка. Выждав пару секунд, чтобы убедиться, что желудок не отторгнет прохладное питье, она сделала еще один глоток.
– Теперь нормально? – поинтересовался Корд, когда она немного попила.
– Нет. Но хотя бы не так отвратительно, как прежде.
– Может, ты хочешь попробовать встать? Выйти подышать свежим воздухом?
– Я хотела бы убраться с этого корабля.
– Невозможно.
– Мы еще долго будем здесь болтаться, как ты думаешь?
– Нет, если подует попутный ветер. Вечно, если не подует.
Корд поймал на себе внимательный взгляд девушки и понял, что даже не попытался отодвинуться, продолжая поддерживать ее, полуобняв одной рукой и «баюкая», словно младенца. Он осторожно опустил Селин на подушки.
– Похоже, к тебе возвращается чувство юмора, – заметила она.
– Мне не терпится добраться до дома. Корда переполняло такое счастье, какого он давно не позволял себе испытывать: домой – на Сан-Стефен! Он так долго мечтал об этом, что не поверит в реальность происходящего, пока не почувствует под ногами землю родного острова. Правда, он никогда даже не предполагал, что вернется сюда с женой. Он все еще не привык к своему новому положению и старался о нем не слишком задумываться. Так что, когда Селин снова закрыла глаза, Корд принялся изучать ее с новым интересом. Сейчас, с черными распущенными волосами, разметавшимися по подушке, она казалась гораздо моложе своих лет и беззащитнее. Можно было подумать, что она утонула в своей тонкой льняной сорочке, которая снова соскользнула с одного гладкого плеча, не закрытого простыней. Кожа у нее была нежной, словно шелк, и такой соблазнительной, что Корд не без удовольствия сказал себе: «Она принадлежит тебе, и ты волен сделать с ней все, что пожелаешь».
– Ты лучше себя чувствуешь?
Она открыла глаза и проследила за направлением его взгляда. Он с трудом оторвал глаза от обнаженного плеча. Когда их взгляды встретились, она покачала головой:
– А если скажу, что, кажется, чувствую себя несколько лучше, что ты ответишь?
– После прошлого вечера я бы сначала хотел быть абсолютно в этом уверен.
Из-за двери раздался громкий крик и послышался топот десятков мчащихся на корму людей.
– Что это? – Она воспользовалась моментом и натянула простыню до подбородка.
Корд встал:
– Возможно, увидели вдалеке другой корабль. Я вернусь немного позже, посмотрю, будешь ли ты в состоянии к тому времени что-нибудь поесть или прогуляться по палубе.
Он видел, что она, совершенно обессилев, лежит на постели, прикрыв глаза согнутой в локте рукой.
– Попроси капитана Томпсона доставить нас до места так, чтобы качало как можно меньше, – проговорила она в ответ.


Крики все усиливались. Корд даже не подумал прихватить с собой оружие, но, пройдя по коридору и оказавшись на главной палубе, очень об этом пожалел, потому что попал в самый центр какой-то заварушки. Крепкая шхуна, над которой развевался не известный Кордеро флаг, подошла вплотную к «Аделаиде», плохо обученный экипаж которой вынужден был вступить в рукопашную схватку с целой оравой отвратительного вида головорезов. На корабле царил сущий ад.
Корд ринулся назад к двустворчатым дверям, ведущим в салон, и бегом вернулся в каюту Селин.
– На нас напали пираты. Запри дверь и, ради Бога, не будь идиоткой – не показывайся на палубе.
Бросившись в свою каюту, через смежную дверь он захлопнул ее за собой и вытащил из маленького сундука пистолет. Не прошло и трех минут, как Корд вернулся на палубу.
В этот момент появился Фостер, вооруженный пистолетом и разделочным ножом. Рядом с ним размахивал допотопного вида оружием чудом выздоровевший Эдвард.
– Сюда! – крикнул им Корд, прокладывая себе путь в копошащейся возле мачт толпе. Остановившись на секунду, чтобы нанести сокрушительный удар по челюсти попавшегося на пути пирата, он бросился на корму, где первый помощник капитана дрался один на один с ужасного вида беззубым гигантом.


Пираты?
Едва слышный поначалу шум превратился в настоящий грохот – какофонию выстрелов и криков, сопровождаемую характерным глухим звуком падающих на палубу человеческих тел.
Селин вскочила на ноги и откинула с глаз волосы. Запереть дверь? Он что, сошел с ума? Неужели он думает, что запертая дверь остановит банду разбойников? Она услышала ружейные выстрелы, повернулась и, наклонившись вперед через кровать, постаралась что-нибудь рассмотреть сквозь крохотное окошко. На мили вперед перед ней простиралось водное пространство, заканчивающееся совершенно ровной линией горизонта, – больше она ничего не увидела. Почувствовав, что в желудке опять все сжалось, Селин решила, что лучше ей на воду не смотреть. Звуки, доносящиеся снаружи, казалось, начали стихать. Нет, она не намерена ждать, подобно одному из тех цыплят, что копошатся в клетках на палубе, когда за ней кто-нибудь придет.
Селин потихоньку открыла дверь и осмотрела салон. Он был пуст. Корабль больше не раскачивался, наступил благословенный штиль. Все двери, ведущие в каюты, оказались закрыты, распахнута была только дверка кладовки. Увидев высокие шкафы, стоящие вдоль стены, Селин решила, что эта комнатка, пожалуй, не заинтересует пиратов. Пробежав через зал, она отворила створку нижнего шкафа, торопливо извлекла оттуда три большие супницы, поставила их на другую полку и забралась в освободившуюся нишу.
Обхватив руками колени, Селин прижалась к задней стенке шкафа, закрыла глаза и начала прислушиваться, стараясь различить голос Корда в шуме, доносящемся сверху.


Схватка закончилась.
Капитан Томпсон, здравомыслящий человек, который горел желанием снова увидеть свою бесценную женушку, сдался, не желая, чтобы кто-либо из его людей расстался с жизнью. Корд придерживался другого мнения, но оказался в одном ряду с остальными пассажирами и членами команды «Аделаиды». Все они были связаны и выстроены вдоль борта.
Дородный бородач по имени Куки, габариты которого были под стать его кулинарным умениям, стоял через три человека от Корда. До последней минуты сражения он сжимал в руках устрашающего вида кухонный нож и сковороду.
– Мы могли бы их одолеть, – пробурчал кок. – А теперь они нам устроят чертово пекло.
Корд проследил за взглядом повара. На противоположном конце палубы пестрая толпа пиратов собралась вокруг неподвижно лежащего товарища. Только четверо остались охранять пленников. Корд увидел, что главарь опустился на колени, пытаясь нащупать пульс на шее раненого, но почти сразу же поднялся.
Ростом главарь пиратов был не больше пяти футов трех дюймов, но такой толстый, что казался почти квадратным. Одеяние его представляло собой невероятную мешанину цветов и фасонов. На нем была надета огромного размера рубаха цвета шафрана, маловатый по размеру парчовый жилет, пурпурные штаны из атласа, обрезанные чуть ниже колен, и башмаки, которые столько раз промокали в соленой воде, что цвет их стал совершенно неразличим, а носки загнулись вверх. Полдюжины золотых цепей висело у него на шее. В толстой мочке одного уха болтались две изумрудные серьги, а на боку – шпага в ножнах.
Этот диковинного вида тип покачал головой.
– Джимми кончился, – констатировал он грубым голосом, напоминавшим скрип гравия под колесами телеги. – Благослови Бог его душу. Сбросьте его за борт.
Ни разу не обернувшись, пират пересек палубу и подошел к пленникам. С каждым шагом он продвигался вперед не больше чем на фут. Короткие руки с квадратными кистями болтались вдоль туловища, из-за чего пират походил на механическую куклу. Он приблизился к капитану Томпсону. Из-за малого роста ему пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть высокого капитана.
– Вижу, вы человек чувствительный, кэп. То, что вы сдались, позволит нам не перерезать ваши нежные горлышки. – Он отвесил низкий размашистый поклон. – Меня зовут капитан Данди. Уверен, вам приходилось обо мне слышать.
Кто-то из стоящих рядом с Кордом усмехнулся.
– Хотя я и не имел случая что-либо слышать о вас, сэр, тем не менее мы сдаемся на вашу милость. – Томпсон говорил таким покорным, заискивающим тоном, что Корду захотелось заткнуть ему глотку. Однако Томпсон продолжал в том же духе: – У нас на борту нет ничего ценного, кроме запасов пищи и товаров, которые мы везем на Сан-Стефен. Вы можете забрать все, что вам понравится, в обмен на жизни моих пассажиров и членов команды.
Корд с облегчением заметил, что Томпсон не упомянул о Селин.
Капитан Данди стоял выпятив вперед грудь, отчего казался еще толще. Он прищурился и взглянул на Томпсона с лающим смешком:
– Мне кажется, вы не в том положении, чтобы предлагать мне какие-то сделки, капитан. Первое, что нам необходимо уладить, – это убийство бедняги Джимми. Его дорогая матушка доверила мне своего сыночка в надежде, что он будет жив-здоров, а он вот мертв… Когда я вернусь, я должен сказать, что кто-то жизнью заплатил за то, что с ним случилось. Иначе я не могу. Как говорят: око за око.
Он принялся расхаживать вдоль ряда пленников, закинув назад голову на жирной шее, чтобы рассмотреть каждого. Корд даже не попытался отвести взгляд, когда капитан остановился перед ним.
– Вы что-то хотите мне сказать? – Сцепив за спиной руки, пират качался с пяток на носки, ожидая ответа.
Корду захотелось плюнуть этому человеку прямо в глаза и сказать, что тот всего-навсего жалкая пародия на пирата. Не успел юноша войти во вкус развернувшегося сражения, как капитан Томпсон выкинул белый флаг, так что теперь у него чесались руки продолжить драку. После событий нескольких прошедших недель Корд рвался в настоящий, кровавый бой, но вынужден был напомнить себе, что с одной стороны от него стоит дрожащий Эдвард, а с другой – горделиво нахмурившийся Фостер, готовый отдать за него жизнь, если это понадобится. К тому же Корд обязан был думать о том, что где-то в каютах первого класса прячется его жена.
– Мне нечего сказать. – Он смотрел поверх головы капитана Данди, сосредоточив взгляд на линии горизонта.
После долгой паузы пират продолжил свой обход. Подойдя к последнему в ряду пленнику, он пустился в обратный путь, вышагивая с такой напыщенной важностью, что напоминал павлина, и наконец вернулся к капитану Томпсону.
– Я не самый терпеливый человек на свете, знаете ли. Джимми мертв, и один из ваших должен за это заплатить. Может, есть добровольцы?
Никто из пленников не пошевелился. Корд вдруг испугался, заметив, что Эдвард перестал дышать и вот-вот упадет ничком.
– Это сделал один из вас! – заорал вдруг Данди, снова бросившись вдоль мрачного строя. – И один из вас заплатит за это собственной жизнью!
– Это несправедливо, сэр, – возразил Томпсон. – Ваш человек погиб в честной битве, ведь именно вы на нас напали. К тому же мы сдались.
Данди резко повернулся, подбежал к капитану «Аделаиды» и рявкнул:
– Заткнись! Здесь я решаю!
Корд никак не мог понять, каким образом Данди удалось подчинить себе свою свирепого вида команду. Любой из этой банды был выше Данди ростом и имел гораздо более устрашающую внешность, и все-таки все они стояли, держа наготове пистолеты и абордажные сабли, готовые подчиниться любому его приказанию.
Данди снова остановился перед Кордом:
– Ты…
– Вы ко мне обращаетесь? – Корд свысока взглянул на низенького пирата. Разница в их росте была весьма впечатляющей.
– Мне не нравится, как ты выглядишь…
– А мне не нравится, как ты воняешь, – без колебаний отрезал Корд. – Да и гардеробчик твой оставляет желать лучшего.
– Взять его! – завопил Данди, указывая на Корда.
Не успел молодой человек даже пошевелиться, как пират с длинными огненно-рыжими патлами и бицепсами, напоминающими жирные окорока, потащил его через палубу.


Селин не сомневалась, что если не выберется из шкафа в ближайшие несколько минут, то никогда больше не сможет ходить. Уже довольно долго не было слышно ни звука, переполох прекратился вскоре после того, как она закрыла за собой дверцу. До ее ушей доносились только поскрипывание корабельной обшивки и плеск волн за бортом. Казалось, что корабль замер на месте, а все либо хранили абсолютное молчание, либо погибли.
Селин глубоко вздохнула, потом медленно приоткрыла дверцу шкафа. Очень осторожно, опершись ладонями об пол, высунула наружу голову и плечи. Через распахнутую дверь кладовки девушка увидела, что салон совершенно пуст. Перебирая руками по полу, Селин наконец смогла немного распрямиться и выползти из шкафа, с тихим стоном разгибая затекшие ноги. С трудом умудрившись встать на четвереньки, она подумала, что никогда больше не сможет ходить как нормальные люди, на двух ногах, но через пару секунд все-таки поднялась и, спотыкаясь, побрела к двери. Довольно долго ей пришлось стоять у обеденного стола, ожидая, пока ноги снова привыкнут к весу ее собственного тела. Теперь уже Селин не сомневалась, что с полубака до нее донеслись чьи-то крики. Босая, в не слишком свежей ночной рубашке, со спутанными волосами, срочно нуждающимися в расческе, она направилась через двустворчатую дверь на главную палубу.
Солнце светило так ярко, что Селин, выйдя из салона, зажмурилась и прикрыла глаза рукой. Она споткнулась о бухту каната, брошенную прямо у двери, и едва не упала, но выпрямилась и внезапно замерла, увидев перед собой страшную картину.
Капитан Томпсон и вся его команда, а также Фостер, Эдвард и еще три джентльмена, которых она встречала прежде, когда прогуливалась по палубе, выстроились вдоль борта напоминая связку турок на базаре. Пленников охраняли отвратительного вида оборванцы. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: Корд не ошибся, сказав, что корабль атаковали пираты.
Хотя пираты могли свободно разгуливать по улицам Нового Орлеана, Селин никогда не приходилось видеть ни одного из них. Тем не менее она не сомневалась, что каждый из этих разношерстных разбойников, охраняющих сейчас пассажиров и команду «Аделаиды», – настоящий пират. Они не только размахивали всевозможным абордажным оружием, но и щеголяли обилием татуировок, золотых колец и серег.
Скоро стало понятно и то, что все присутствующие заметили ее столь несвоевременное появление. Они уставились на Селин так, как если бы им явился призрак, некоторые принялись быстро креститься. Селин бросилась было назад, чтобы снова спрятаться в своем укрытии, но за ее спиной раздался громкий крик:
– Куджо! Поймай ее!
В ту же секунду Селин увидела человека, выкрикнувшего приказание. Коротышка, ростом даже ниже самой Селин, был невероятным образом выряжен в одежды из желтого шелка и пурпурного атласа. Солнечные лучи отражались от блестящих золотых цепей, свисающих с его шеи. Он указывал на девушку пальцем, его глаза сверкали свирепым огнем, челюсти были крепко сжаты, лицо покрылось пятнами и стало почти того же цвета, что его невообразимые штаны.
Селин замерла, а чернокожий пират в шароварах, с малиновым тюрбаном на голове и таким же поясом на талии направился прямо к ней. Девушка огляделась по сторонам: бежать было некуда – если не считать возможности прыгнуть в воду – поэтому она решила ждать, что уготовила ей судьба.
Чернокожий широкими шагами приближался к Селин. Девушка вся сжалась, готовая бежать, если он попытается ее схватить и связать ей руки, как это уже произошло с остальными пленниками. Однако пират не сделал ничего подобного и вообще до нее не дотронулся. Он остановился рядом с ней, скрестив на груди руки, и кивком приказал ей подойти к коротышке, которого уже просто трясло от ярости.
Чтобы стоящие на палубе мужчины не слишком на нее глазели, Селин пришлось рукой придерживать ночную сорочку. Пройдя приблизительно половину пути, она наконец заметила Корда: он стоял неподалеку от коротышки, который всем здесь распоряжался. Руки Корда были связаны за спиной, а на шею ему почему-то набросили веревочную петлю, и, несмотря на это, его устремленный на Селин взгляд пылал яростью. С минуты на минуту его ждала смерть, но казалось, что он, скорее попытается найти способ убить на месте жену, нежели спастись самому.
– Как же неумно было скрывать от меня, что у вас на борту есть женщина, Томпсон! – заорал предводитель пиратов, когда Селин подошла поближе.
– Но вы не спрашивали! – воскликнул в ответ Томпсон.
Корд не сводил глаз с Селин.
– По-моему, я велел тебе оставаться внизу! – рявкнул он, не обращая внимания на окружающих: ни на друзей, ни на врагов.
– Кто она? – потребовал объяснений капитан Данди и, не дожидаясь ответа, набросился на Селин: – Ты кто?
Прежде чем она смогла ответить, чернокожий пират заговорил на исковерканном английском:
– Эта для ты не хороший. Эта будет проклясть ты.
– Заткнись! – приказал капитан Данди. Если гнев Данди и произвел какое-то впечатление на Куджо, то он не подал виду:
– Она смотреть кругом как колдун. Чертов глаз. Видеть ты насквозь. Видеть я насквозь, видеть время назад. Она колдун, это точно. – Куджо снова скрестил руки на груди и остался стоять на почтительном расстоянии от Селин.
Слова его удивили девушку. Этот африканец, который, без сомнения, обладал какими-то собственными необыкновенными способностями, невероятным образом угадал, что и она наделена особым даром.
Капитана Данди эти слова не просто удивили, они повергли его в ужас. Главарь пиратов замер на месте и смотрел на Селин так, словно перед ним распахнулись врата ада.


Корд силился ослабить веревки, стягивающие его запястья, но мог только слегка пошевелить руками. Он уже почти смирился со своей судьбой, уверенный в том, что на всей его жизни лежит печать проклятья. Он никогда больше не увидит Сан-Стефен, никогда не доберется до дома, чтобы пройтись по песчаному пляжу или окунуться в бирюзовые волны. Ему не дано прожить достаточно долго, чтобы познать хотя бы минуту покоя или заслужить прощение за смерть Алекса. Ему не осталось времени даже для того, чтобы переспать с собственной женой!
Эти мысли мучили Корда незадолго до того, как на палубе появилась Селин: кожа ее была бледно-зеленой, как у привидения, волосы сбились и перепутались, можно было подумать, что на голову Селин кто-то разом налепил десяток птичьих гнезд, глаза смотрели дико и отрешенно. Всем своим видом она действительно напоминала привидение – или колдунью, как назвал ее пират Куджо. Пурпурные штаны капитана Данди выдали его невероятный испуг – страх порой имеет весьма специфический запах.
Связанный, словно гусь, которого ждет участь украсить собой рождественский стол, Корд понимал, что не может быть и речи о том, чтобы помочь Селин. Единственное, что ему оставалось, это наблюдать за тем, как Данди допрашивает его жену.
Голос пирата стал вдруг выше на целую октаву:
– Что ты делаешь на борту этого корабля?
– Добираюсь до Сан-Стефена.
Селин повернулась к Данди лицом. Даже ей приходилось смотреть на него сверху вниз. Единственным признаком волнения Селин были нервно сжимавшиеся и разжимавшиеся у выреза ночной рубашки пальцы. Однако она практически не смотрела в сторону Корда и ничем не показывала, что между ними существует какая-либо связь. Стоящий на носу корабля капитан Томпсон попытался протестовать, но никто не обратил на него внимания.
Селин вдруг покачнулась и, чтобы не упасть, ухватилась за Данди. Как только девушка дотронулась до руки пирата, лицо ее мгновенно стало таким же белым, как трепещущий высоко над их головами парус. Можно было подумать, что она вошла в состояние транса. Блуждающий взгляд, казалось, видит кого-то, кого не мог видеть никто другой. Данди что-то забормотал, попытался оторвать от себя пальцы Селин, оттолкнул ее и сам отскочил почти на метр. Он весь покрылся липким потом, складки жирной шеи свисали на грязный до черноты воротник.
– Не приближайся ко мне…
– Я – та… – Селин заговорила настолько тихо, что Корду пришлось напрячься, чтобы ее услышать. – …Я та, которой ты боялся половину своей жизни…
Данди затряс головой, стараясь не выдать охвативший его ужас. Взгляд его метался по палубе. Корд, испугавшись, что пират сейчас ударит Селин, изо всех сил старался избавиться от веревок.
Но его жена продолжала говорить очень тихо, обращаясь к одному Данди:
– Давным-давно гадалка предсказала тебе, что твой конец придет после встречи с женщиной, что ты погибнешь из-за женщины, с которой плохо обойдешься, и она проклянет тебя. Всю свою жизнь ты сторонился женщин, потому что гадалка сказала, что однажды ты встретишь ту, что пошлет на твою голову страшное, смертельное проклятье. Я и есть та женщина!
То, как Селин смотрела на Данди, испугало даже Корда. Казалось, пират вот-вот закричит и бросится бежать куда глаза глядят. Даже страшный Куджо нервно задрожал и отошел подальше от Селин.
– Схватите ее! Бросьте ее акулам! – в панике визжал Данди, а Селин все не отрывала от него пронзительного взгляда. Корд почувствовал, что медленно покрывается холодным потом. Она слишком далеко зашла. Он вынужден будет беспомощно стоять и смотреть, как она полетит за борт и утонет. Рядом всхлипывает Эдвард.
– Ты плохо со мной обошелся, капитан Данди, и теперь заплатишь за это. – В голосе Селин слышались сила и гнев. – Этот человек, – она указала на Корда, – мой муж. Ты собирался его повесить, не так ли?
– Снимите с него петлю! – приказал Данди. – Ради всего святого, кто-нибудь, снимите с него петлю!
Когда никто не пошевелился, чтобы исполнить приказание, Данди сам выхватил из ножен длинную саблю, поднялся на цыпочки и перерезал веревку на шее Корда.
Впервые со дня смерти Алекса Корд обрадовался тому, что жив.
– Ты считаешь, что этим можешь умилостивить меня? – Селин вздернула голову, вцепилась руками в пышную шевелюру и страшно засмеялась, как смеются только сумасшедшие. Потом указала пальцем на Данди. – Ты проклят, капитан Данди, проклят и умрешь более ужасной смертью, чем может вообразить себе человек! Твой жирный труп пойдет на корм рыбам!
– Нет! Нет!
Данди больше не кричал. Невидящим взглядом он смотрел на Селин, качая головой из стороны в сторону. Изумрудная серьга в левом ухе пирата сверкала на солнце. Он по-прежнему мертвой хваткой держал свою саблю. Селин слишком далеко зашла в игре с Данди. Она находилась на расстоянии вытянутой сабли от пирата и все-таки – Корд был в ужасе и не верил свои ушам – не собиралась замолчать.
– Ты сегодня же найдешь свою судьбу…
– Нет!
– Да! Ничто уже не спасет тебя…
Корд увидел, как Данди задрожал, а глаза на его круглом лице превратились в узенькие щелочки. Животный страх грозил обернуться вспышкой бешеной злобы, потому что пират никак не мог повлиять на ход событий. Корд должен предупредить ее: этот человек верит, что ему нечего терять.
– Селин… – предпринял он слабую попытку.
Она даже не взглянула в сторону мужа.
– Теперь тебя уже ничто не спасет, капитан!
Данди поднял саблю. Селин повысила голос:
– Если только…
Данди замер в нерешительности, внимательно глядя на девушку. Страх его не исчез, но теперь к нему примешивалось отчаяние.
– Что ты заставишь меня делать?
– Забирай свою команду и убирайся с корабля, не причинив зла никому из присутствующих.
– И ты снимешь проклятье? – Он держал саблю наготове.
Селин пожала плечами и покачала головой:
– Даже я не могу изменить то, что написано тебе на роду. Только ты сам, капитан Данди, можешь это сделать. Только ты сам.
– Как?
– Забудь о своей пиратской жизни и делай только добро.
– Я не хочу умирать, – простонал он.
Селин закрыла глаза и глубоко вздохнула.
В ее голосе слышались отстраненность от происходящего и неизбежность будущего.
– Все мы умрем, Данди. Но только в этом случае ты не умрешь сегодня, и смерть твоя не будет такой страшной, как та, которую ты заслужишь, если продолжишь идти по пути убийств и насилия.
Стоя со связанными руками, Корд в бессилии наблюдал, как Данди, глядя на Селин, сжимает рукоятку сабли. Селин сейчас больше напоминала призрак, нежели измученную морской болезнью юную леди, но она совершенно спокойно стояла перед раздумывающим пиратом.
– Ты говоришь, я должен измениться?
– Полностью.
Было похоже, что от этой перспективы ему стало даже хуже, чем от мысли о возможной смерти. Поборов страх, он снова спросил:
– Почему я должен верить, что ты говоришь правду?
– Потому что я знаю о тебе такое, чего никто не может знать.
Он склонил голову набок:
– Докажи.
Селин подняла глаза к небу. Паруса затрепетали, словно это она призвала ветер. Два корабля, стоявшие на якоре и соединенные канатами, подались в разные стороны. Бриз играл развевающимися волосами девушки, подол рубашки обвился вокруг ее тонких щиколоток. Она вытянула перед собой руки, словно пропуская ветер между пальцами.
– Однажды, когда ты был совсем маленьким мальчиком, твоя мать взяла тебя с собой на ярмарку в Корнуэлл. Ты съел пирог с мясом, и тебе стало так плохо, что ты чуть не умер… У тебя был щенок, которого ты очень-очень любил. Ты звал его Кинг… А твою мать звали… Мэри… По эту сторону океана нет ни одной живой души, которая могла бы знать все это.
Рука Данди тряслась так сильно, что он едва не выронил саблю.
– Измени свою жизнь, Данди. Сегодня и навсегда, или мое пророчество сбудется еще до захода солнца.
Пират убрал саблю в ножны, отвернулся и принялся выкрикивать приказания:
– Куджо, уводи людей!
– Данди!.. – крикнула ему вслед Селин.
Он замер, хотя как раз в этот момент собирался перемахнуть через борт. Когда пират оглянулся, в глазах его по-прежнему читался страх.
– Что еще, ведьма?
– Купи себе какую-нибудь другую одежду!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Лэндис Джил Мари



Книжка очень понравилась, не нудная, очень динамичный сюжет! Не отрываясь, прочла за пол дня. Советую!
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛика
21.12.2011, 23.54





книгу стоит прочитать хотя бы ряди второстепенных ролей(классные персонажи)и английского юмора.страсти -мордасти среди нудистики-закачаешься))))))))))
Мечтательница - Лэндис Джил Маривика
29.12.2011, 2.48





Книга очень интересная,особенно конец,по больше бы таких интересных сюжетов!Класс!!!
Мечтательница - Лэндис Джил Маринаташа
29.12.2011, 19.25





Удивляюсь сама себе, что прочла полностью эту бредятину."Я проведу тебя до эшафота, чтобы ты не чувствовала себя одиноко, не хотел бы чтобы моя дочь оказалась точно в такой же ситуации".ГГ размазня, вообщем даже коменты не хочется писать.
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛИКА
26.05.2012, 21.56





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





Можно читать 8
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛана
20.10.2013, 20.08





ХОРОШО....
Мечтательница - Лэндис Джил МариФАЙРА
25.09.2016, 19.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100