Читать онлайн Мечтательница, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

К тому времени, когда солнце начало клониться к закату, берег Луизианы скрылся из виду. Волны час от часу становились сильнее, но «Аделаида» решительно взбиралась на каждый набегающий вал и двигалась вперед и вперед. Прошло немало времени с того момента, как ушел Корд, но Селин продолжала стоять у перил, стараясь привыкнуть к покачиванию корабля. Она смотрела вдаль, словно пытаясь разглядеть, что ждет ее там, за горизонтом. В голове у нее вертелись одни и те же слова: «Сегодня вечером».
Сегодня вечером Корд ждет от нее исполнения супружеских обязанностей. Одна мысль об этом наполняла девушку ужасом, но вовсе не из-за того, что она не представляла себе, что от нее потребуется, – Селин знала об этом гораздо больше, чем большинство ее сверстниц, – а именно потому, что в память на всю жизнь врезались воспоминания о матери, усердно отрабатывающей свой хлеб. Стоны, тяжелое, частое дыхание, пот, натужные вскрикивания и всхлипы притворной страсти – мелкие детали грязных сцен, которые она никогда не забудет.
Перса сказала однажды, что Джейн Винтерс позволила узнать слишком многое любопытной пятилетней девочке. «Твоя мать, мир праху ее, была шлюхой, – говорила Перса. – Но, Божьей милостью, ты никогда не станешь такой же». – «Тогда чем же я буду заниматься?» – спросила Селин. «Первым делом, ты научишься жить, рассчитывая на свои собственные силы, а потом – но только если ты сама этого захочешь – выйдешь замуж. Женщина должна иметь право выбора. Некоторые женщины, по той или иной причине, вообще не приспособлены к замужеству».
Глаза Персы затуманились, и она – припомнила Селин – с рассеянным видом потерла искалеченное бедро. «Запомни хорошенько, Селин: я прослежу, чтобы тебе никогда не пришлось стать шлюхой, как твоей матери».
Селин было всего пять лет, когда Перса взяла на себя заботы о ней, но с этого дня ее жизнь изменилась навсегда. Не было больше убогих комнатенок на темных улочках. Не было страха перед голодом. Не осталось ничего от той отвратительной жизни, которую вела ее мать. Перса заботилась, чтобы жизнь Селин была приятной и беззаботной. Старая цыганка понимала девочку лучше, чем кто-либо еще. Перса никогда не высмеивала ее дар, никогда не вздрагивала от прикосновения ее руки.
Судьба свела их вместе, часто повторяла Перса, потому что Селин нужно было научиться, когда следует пользоваться своим даром, а когда защищаться от ненужных видений, как воздерживаться от прикосновений и пользоваться своим «вторым зрением» только в случае необходимости.
Верная своему слову, Перса научила ее науке выживать. Еще до того как она стала достаточно взрослой и смогла торговать в их лавке, Селин служила компаньонкой у одной старушки, что жила на их же улице. Она познала гордость, которую испытывает человек, пересчитывающий честно заработанные упорным трудом деньги. Благодаря Персе, она научилась толково расходовать их на рынке. Она научилась экономить, поняла разницу между вещами, которые необходимы, и вещами, которые просто хочется иметь.
Но из того, что она узнала о мужчинах, которые посещали лавку Персы, ничто не могло подготовить ее к замужеству. Она точно знала, что делает в постели хорошая шлюха, но понятия не имела, как ведет себя на брачном ложе добродетельная жена.
Сегодня вечером, согласно закону, она должна отдаться Корду. Делая это без любви, разве будет она лучше своей матери? Разве будет она лучше любой шлюхи?
Прозвучал корабельный колокол, заставив Селин на время позабыть о мрачных мыслях. У нее в распоряжении было пятнадцать минут, чтобы умыться и переодеться к обеду. Направляясь к каюте, девушка увидела в салоне двух членов экипажа. Они то исчезали в кладовой, то появлялись снова, расставляя закрытые горшки с едой, которую приносили из камбуза. Двери всех кают, кроме той, что занимал Джошуа Кэмпбелл, корабельный врач, были закрыты. Подвижный джентльмен с узким лицом, седыми волосами и улыбкой, от которой вокруг рта и в уголках глаз появлялись лучики-морщинки, доктор Кэмпбелл всегда служил связующим звеном между капитаном, командой и пассажирами. Поскольку в этом путешествии пассажиров было совсем немного, у доктора оказалось предостаточно свободного времени.
Сейчас он сидел в плетеном тростниковом кресле прямо у распахнутой двери и внимательно изучал книгу, лежавшую у него на коленях. Оторвав взгляд от страниц, он посмотрел на Селин, идущую через салон, и улыбнулся ей. Она кивнула в ответ и тихонько постучала в дверь собственной каюты. Ей не хотелось входить без предупреждения, чтобы не застать Кордеро врасплох.
Распахнулась дверь соседней каюты, и Фостер, одетый скорее как джентльмен, нежели как слуга, высунул голову и улыбнулся:
– Могу я быть вам полезен, мадам?
– Я только хотела немного освежиться и не знала… здесь ли мой муж.
Фостер покачал головой:
– Он в каюте у капитана. Приказал передать, что присоединится к вам за обедом. Я взял на себя смелость приготовить для вас платье.
Селин быстро осмотрела дорожный костюм, в котором она оставалась все это время, не понимая, почему Фостер считает, что она будет переодеваться. Ей все еще было несколько неудобно пользоваться гардеробом Джеммы О’Харли. Одно дело завладеть нежеланным женихом незнакомой женщины, но совсем другое – носить ее наряды.
Часом позже Селин уже сидела за длинным обеденным столом между мужем и помощником капитана, причем оба они, казалось, не без удовольствия посматривали на лиф ее платья, опять же несколько великоватого, Селин настолько нервничала, что уже не знала, сможет ли вынести этот обед. Мало того, что муж заявил о намерении предъявить свои права сегодня же вечером, она к тому же оказалась единственной женщиной на корабле в компании Корда, помощника капитана, корабельного врача и капитана Исаака Томпсона. Девушка очень расстроилась, когда узнала, что Фостер и Эдвард будут питаться вместе с пассажирами четвертого класса, где им будет, очевидно, гораздо удобнее. Когда Селин попыталась возразить, Корд заверил ее, что это их собственный выбор, а не его желание.
Вдоль всего стола была натянута сетка, препятствующая падению фарфоровой посуды на пол в случае сильной качки. Причем волнение на море усилилось настолько, что тарелки скользили из стороны в сторону. Стол и скамьи были привинчены к полу.
– Вы довольны тем, как устроились, миссис Моро?
Только когда Корд подтолкнул ее, Селин поняла, что капитан обращается к ней. Этому человеку казалось вполне естественным, что корабль стонет и скрипит при каждом ударе волн. Исаак Томпсон был приятным мужчиной лет сорока пяти, с каштановыми волосами, карими глазами и начинающим слегка отвисать брюшком.
Колеблющийся свет лампы, подвешенной над столом, на какое-то мгновение осветил черты лица капитана, и Селин ответила:
– Благодарю, каюта прекрасная.
– Как я понимаю, вы молодожены. – Он улыбнулся Корду. – Мои поздравления вам обоим.
Капитан поднял свой бокал с вином в приветственном тосте, и Селин увидела, как каберне покачнулось в такт с движением корабля. Этот всплеск совпал со всполохом огня в раскачивающихся над ними лампах. Она постаралась сосредоточиться на улыбке капитана, лишь бы не обращать внимания на постоянное движение вверх-вниз.
Корд поблагодарил за тост кивком головы и осушил свой бокал. Селин вдруг решила, что, может быть, если она не отстанет от мужа и будет пить столько же, сколько он, то скорее всего «выйдет из строя» и ему придется подождать и не заставлять ее исполнять супружеские обязанности. Она сделала глоток, едва не поперхнулась и поняла, что придется позволить Корду злоупотреблять напитками в одиночестве.
Капитан Томпсон дал знак одному из матросов положить ему новую порцию баранины с картофелем. Селин опустила глаза, посмотрела на еду, до которой она едва дотронулась, и почувствовала легкую тошноту. Судорожно сглотнув, она постаралась сосредоточиться на том, что говорил в это время капитан.
– Когда я вижу вас вместе, я вспоминаю мою женушку, которая всегда плавает со мной, если только может. Но она вот-вот должна родить и поэтому вынуждена была остаться дома.
Он подцепил вилкой кусок баранины и картофелину и поднес к губам. Селин отвела взгляд, чтобы не видеть, как он отправляет еду в рот. Корд съел всего лишь небольшой кусок мяса и теперь, казалось, готов был удовольствоваться одним вином. На слова капитана он никак не отреагировал.
– Это будет ваш первый ребенок? – спросила Селин.
Капитан запил баранину добрым глотком вина и покачал головой:
– У нас уже пятеро. Вы скажете, что этого, пожалуй, достаточно, но моя женушка любит детей. Прошлый раз, когда она плавала со мной, она только что родила последнего.
Очередной кусок баранины поплыл на вилке в рот капитана. Подмигнув Корду, он произнес:
– Не могу сказать, что я отказываюсь от этого удовольствия.
Селин уронила вилку, которая с громким звоном ударилась о тарелку. Отложив нож, она сложила руки на коленях.
– А где ваш дом, капитан? В Вест-Индии? – спросила она, стремясь переменить тему.
– Нет. Боже, конечно, нет! Моя жена ненавидит острова. Слишком жарко, слишком влажно, слишком нецивилизованная жизнь для нее, – сказал он со смехом. – Насколько я понимаю, ваш муж возвращается на острова после долгого отсутствия, но вы, миссис Моро, были когда-нибудь там?
Селин держала бокал за ножку, стараясь, чтобы вино не пролилось на скатерть.
– Нет, не имела удовольствия.
Корд молча отобрал у нее бокал. Кроваво-красное каберне плеснулось у ее губ, едва не пролившись. Он склонился к ней и прошептал:
– А вообще-то, тебе следовало бы выпить. Это подстегивает.
Она проигнорировала его замечание, но сердце ее забилось сильнее. Он выпил вино вместо нее.
Доктор Кэмпбелл закончил свой обед, и могло показаться, что он заснул, но вдруг все услышали его голос:
– Острова не для каждого подходят, это точно. Некоторые никак не могут привыкнуть к тропической жаре, особенно англичанки. Я встречал несколько таких: они полностью, с головы до ног, закрывают тело, повязывают на голову платки, которые скрывают даже их лица, прячутся под зонтами, лишь бы ни один лучик солнца не коснулся их белой кожи. Никогда не выходят на свет божий днем. Они говорят, это…
Корд резко прервал его:
– Моя мать была англичанкой. Она никогда не носила даже шляпы.
– Бьюсь об заклад, это был вызов обществу, – заметил капитан Томпсон.
– Можно сказать и так, – согласился Корд и добавил очень тихо, словно говорил сам с собой: – И еще она любила танцевать под звездами.
Селин решила, что нужно будет расспросить его о матери.
Доктор повернулся к единственной даме за столом:
– А вы ведь не англичанка, насколько я понимаю, правильно, миссис Моро?
– Она ирландка, – ответил за жену Корд.
– Нет, – возразила она. – На самом деле я англичанка. Я родилась в Лондоне.
– Весьма экзотическая внешность для англичанки, – заметил доктор Кэмпбелл, не обращаясь ни к кому конкретно.
Корабль накренился, и Селин едва не свалилась со скамьи. Корд протянул руку, чтобы поддержать ее, но она быстро выпрямилась.
– Мой отец был цыганом, – сказала она, надеясь шокировать Корда. Учитывая его креольское происхождение, он вряд ли пожелает иметь жену, к крови которой примешалась хотя бы одна сомнительная капля. Она надеялась, что эта новость заставит его отказаться от мысли спать с ней. Однако, взглянув на мужа, Селин поняла, что это замечание нимало его не взволновало.
– Тогда вы перенесете жару лучше, чем другие женщины с белой кожей. Говорят, ужасная жара ничуть не мешает рабам, – глубокомысленно заключил доктор.
– Вряд ли это может случить аргументом в пользу того, чтобы заставлять их целый день гнуть спину на самом солнцепеке, – сказал Корд. – По собственному опыту могу сказать, что они точно так же падают в обморок от жары, как все остальные.
Первый помощник капитана, рыжеволосый юноша, гораздо моложе всех присутствующих, даже моложе Корда, до сих пор хранил молчание. С трудом отведя взгляд от Селин, он проговорил:
– Так вы против рабства, сэр, раз считаете их людьми? Если это так, вы наживете много врагов на Сан-Стефене.
Корд позволил капитану снова наполнить его бокал и, прежде чем ответить, сделал большой глоток:
– Я не имею понятия, что ждет меня на Сан-Стефене.
– Но вы владеете землями на острове? Селин с интересом прислушивалась к разговору.
– «Данстан плейс». Плантации общей площадью около двухсот пятидесяти акров.
– Насколько я понимаю, поскольку вы, владелец земель, долго отсутствовали, там у вас, наверное, есть надсмотрщик? – спросил капитан.
– Управляющий, – ответил Корд.
– Вы намереваетесь выращивать сахарный тростник? Это требует большого числа рабочих рук. Вам, может быть, придется изменить свое отношение к рабству.
– Я не слишком ясно себе представляю, в каком состоянии сейчас плантация. Когда был жив мой отец, там были бесконечные поля сахарного тростника. Мне предстоит разобраться, чего будет стоить восстановление посадок и производства сахара. Правду сказать, большая часть моих планов пока весьма расплывчата. Я живу одним днем.
Корд взглянул на Селин и улыбнулся ей так, что она безошибочно поняла: он намекает, что его планы на сегодняшний вечер вполне определенны. Селин задрожала, несмотря на тесноту в помещении и тепло, проникающее из комнатенки, где стояла плита и подогревались блюда.
Девушка принялась внимательно изучать цветочную каемку тарелки, а помощник капитана завел разговор с доктором. Мысль о том, что если только она решит остаться с Кордом, то должна будет занять подобающее место как хозяйка двухсот с лишним акров земли и поместья, наполнила ее ужасом. На нее свалится ведение домашнего хозяйства, а заодно ответственность за здоровье и благополучие всех рабов, которыми он владеет или которых приобретет. Одно дело – научиться заботиться самой о себе, имея маленькую лавчонку в Новом Орлеане, но совсем другое дело – играть роль хозяйки огромной сахарной плантации – она понятия не имела, как это делать!
Капитан опустошил еще одну тарелку, подал знак матросу, и тот принялся торопливо убирать со стола.
В салоне стоял тяжелый запах баранины и чеснока, и Селин не терпелось вернуться на палубу. Капитан Томпсон промокнул губы салфеткой и сказал:
– Надеюсь, вы не переживаете оттого, что на корабле больше нет женщин, миссис Моро?
– Вовсе нет.
«Какая разница! Будь здесь даже сотня женщин!» – с горечью подумала она: ведь именно ее Корд хотел получить сегодня вечером.
– У нас обычно бывает много пассажиров, но в это время года погода настолько непредсказуема, что редко кто решается путешествовать. Сейчас как раз пора ураганов.
Этого она не знала. А узнав, поняла, что теперь ей предстоит не только иметь дело с Кордеро Моро, но и, может быть, попасть в ураган.
К тому времени, когда матрос убрал со стола, «Аделаиду» швыряло по волнам словно скорлупку. Селин извинилась и осторожно прошла через салон, оставив мужчин наслаждаться портвейном и сигарами. Только тонкая дверь каюты отделяла ее от их громкого разговора и терпкого, тошнотворного запаха сигар.
Селин закрыла двери в салон и в соседнюю каюту, где разместились Фостер и Эдвард, и приготовилась снять платье бледно-персикового цвета. Сундук Джеммы О’Харли притулился рядом с койкой, крышка его была откинута, чтобы она могла без труда воспользоваться любой вещью из «своего» гардероба. Кто-то из слуг Корда заботливо разложил на кровати белую ночную рубашку из тончайшего батиста. Придерживаясь одной рукой, чтобы не упасть, Селин быстро освободилась от вечернего платья и швырнула его на сундук. Вид кровати заставил ее остановиться. Это ложе все-таки казалось слишком маленьким для двоих.
Корабль как-то особенно резко накренился, и в каюте все, казалось, едва не перевернулось, из-за чего Селин даже не смогла сразу натянуть ночную рубашку. Надев ее, она обнаружила, что из-за большого выреза бретели никак не держатся на плечах. Она подтянула одну, но добилась только того, что другая съехала настолько, что почти полностью обнажила грудь. Наконец, устав что-то подтягивать и подгонять, она сдалась. Сложив вечернее платье, девушка осторожно присела на краешек кровати, уронив руки на плотно сжатые колени. Взгляд ее был прикован к двери каюты.
Судно снова отчаянно качнулось, и накатившаяся дурнота заставила Селин забраться в постель с ногами и прилечь. Свернувшись калачиком, она плотно обернула рубашку вокруг ступней и уставилась в стену каюты. Щеку царапало грубое шерстяное одеяло. Как ей хотелось отдалить неизбежное! Как хотелось, чтобы Перса была жива и обе они находились сейчас в безопасности в своем маленьком домике. Селин готова была молиться всем богам, чтобы прекратилось бесконечное раскачивание корабля, стих душераздирающий скрип дерева и исчез отвратительный запах сигар. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы под ногами сейчас оказалась твердая почва, а Кордеро Моро находился бы за многие мили отсюда, а не прямо за дверью.


Не обращая внимания на усиливающуюся качку, Корд молча сидел за обеденным столом и смотрел на постепенно темнеющее небо. Капитан Томпсон и остальные участники обеда давно покинули столовую, оставив его наедине с размышлениями о будущем и прежде всего о молодой жене. Он уже устал от попыток предугадать, что их ждет, когда они доберутся до «Данстан плейс». Откровенно говоря, он и не желал задумываться над тем, чем займется по прибытии на Сан-Стефен. Мыслями его завладела черноволосая красавица, его молодая жена, которая почему-то взялась утверждать, что в ней течет цыганская кровь. Забавной она оказалась особой, чтобы не сказать большего! Взгляд Корда остановился на двери напротив. Интересно, она там, внутри, ждет его с нетерпением или со страхом? Способ выяснить это был только один.
Корд поднялся и перешагнул через длинную скамью. Подойдя к каюте, он нажал на ручку двери, но она оказалась заперта. Молодой человек негромко постучал. Ответа не последовало, и он внимательно осмотрел салон. Все остальные двери также были закрыты, поблизости никого не было.
– Селин, открой дверь, – прошептал Корд.
Молчание. Он повторил попытку, на сей раз повысив голос и все больше раздражаясь.
– Селин?
За дверью раздался негромкий звук, и задвижка отодвинулась. За распахнувшейся дверью стояла его молодая жена. Одну босую ступню она поставила на другую, прелестное личико не выражало ничего, кроме болезненного страха. Волосы Селин пришли в ужасный беспорядок, широкая бретель ночной рубашки соскользнула с одного плеча. Он протянул руку и поправил рубашку, но в то же мгновение обнажилось другое плечо.
Селин отбросила его руку и с трудом присобрала края выреза, страдая от очередного приступа дурноты. Ей хотелось только одного: вернуться в постель, но она не решалась, поскольку Корд, стоя в дверях, пожирал ее взглядом ледяных голубых глаз, словно она персик, который уже достаточно созрел, чтобы его сорвать.
– Так ты позволишь мне войти или нет? – Он догадался, что она не в состоянии ни оторвать от него глаз, ни сдвинуться с места.
По-прежнему поддерживая ночную рубашку, девушка сделала шаг в сторону и едва успела отодвинуться, чтобы он своими сапогами не наступил на ее босые ноги. Взглянув на постель, Корд обнаружил, что она до сих пор не разобрана.
– Я вижу, ты дожидалась меня, – сказал он.
Она мертвой хваткой вцепилась в ручку двери. Корабль сильно накренился и тут же выпрямился.
– Мы можем утонуть? – взвизгнула Селин, ничуть не стесняясь того, что он заметит ее страх. В памяти всплыло воспоминание: тело матери исчезает в морской пучине.
– Не раньше утра.
Она побледнела. Поняв, что сильно испугал жену, Корд протянул руку и осторожно взял в ладонь пушистый, черный как смоль локон.
– Я шучу. Можешь не бояться, мы не утонем.
– Почему вы так уверены?
Он отпустил прядь ее волос, и она мягко легла на ключицу.
– Капитан ушел спать. Если бы существовала реальная опасность, уверен, он оставался бы на мостике, заставляя команду откачивать воду или делать что-нибудь еще.
Подстраиваясь под корабельную качку, Корд подошел к кровати, сел и похлопал по одеялу рядом с собой:
– Иди сюда.
Селин сделала шаг, но при следующем корабль резко накренился, пол ушел у нее из-под ног, и она в мгновение ока очутилась у него на коленях. Ночная рубашка предательски соскользнула с плеч, соблазнительно обнажив грудь.
– Я не имел в виду, чтобы сразу ты так набрасывалась на меня. – Корд осторожно помог ей выпрямиться и усадил рядом с собой.
– Когда же это прекратится? – простонала Селин.
– Мы еще даже не начинали.
– Я имела в виду качку. Это ведь наверняка не нормально. – Она покачала головой. – Я ничего подобного не помню…
– Сколько лет тебе было, когда ты плавала в последний раз? – Корду все-таки удалось задать этот вопрос, несмотря на то, что притягивало его взор, благодаря великоватой ночной рубашке.
– Пять.
– Согласись, ты была слишком маленькой, чтобы точно помнить, каким было то путешествие.
Селин прижала ладони ко лбу:
– Не думаю, что я забыла бы нечто подобное… Что вы делаете?
Пока она в испуге ожидала кораблекрушения, Корд скользнул рукой в вырез ночной рубашки и обхвати ладонью грудь девушки. Поскольку он, похоже, не собирался убирать руку, Селин отбросила ее сама.
Скрестив руки на груди, Корд наблюдал, как она старательно собирает вместе избыток материи и попытается завязать ее в узел. Поняв, что сделать это не удается, Селин прижала стиснутую в кулаке ткань к груди, совершенно закрыв соблазнительную картину, и исподлобья посмотрела на Корда.
– Уж не собираешься ли ты отказать мне в том, на что я имею полное право?
– Я правда думаю, мне лучше прилечь, – сказала она.
Способа отказать ему не существовало: закон гласил, что муж в случае необходимости может даже прибегнуть к силе.
– Не рассчитывай, что сможешь отделаться от меня, если ляжешь здесь, закрыв глаза, и сожмешь на груди кулачки, словно невинная жертва.
– Ни о чем подобном я сейчас не думаю. Мне необходимо прилечь.
Он встал и принялся вышагивать по каюте. Не больше чем через три шага Корд уперся в стену, развернулся и пошел назад. По тому, как напряглась вся ее фигурка, он понял, что все произойдет не так легко, как он надеялся.
– Ну, тогда давай ложись, – проворчал он. Она абсолютно ничего не делала, чтобы как-то разбудить его желание, но он чувствовал, что ей это и так удалось. Может, за это следовало благодарить неподходящую по размеру ночную рубашку и соблазнительно открывшиеся груди. К тому же, он действительно очень давно не был с женщиной. Пожалуй, стоило узнать, невинна ли она.
– Ты ведь еще девушка, правда? Удивленный взгляд сказал ему больше, чем любые слова.
«Значит, помощи от нее ждать не приходится», – решил Корд. Как жаль, что Александр мертв! Кордеро был уверен: его кузен наверняка знал бы, как ухаживать за такой девушкой, как заставить ее расслабиться, ловко лишить девственности и даже заставить думать, что это произошло по ее собственному желанию. Несмотря на то, что все эти годы Алекс хранил верность своей Джульетт, он оставался настоящим светским львом, которого обожали все без исключения дамы. Сейчас Корд не мог не подумать о том, что лучше, пожалуй, было поступить не самым благородным образом и первым делом все-таки отказаться подписывать брачный контракт.
Селин легла на койку, свернувшись в клубочек. Как только Корд вошел в каюту, ей показалось, что помещение уменьшилось раза в три. Здесь теперь во всем чувствовалось присутствие мужчины. Вот и сейчас он стоял перед ней такой огромный, почти касаясь головой потолка, уперев в бока сжатые в кулаки руки, и смотрел на нее сверху вниз! По выражению его лица она легко догадалась: презрение борется в нем с желанием.
Вновь раздался звук, похожий на протяжный стон, – это скрипела обшивка корабля. Расстегнув сюртук, Корд принялся стягивать его с себя. Она закрыла глаза.
– Не засыпай, – предупредил он. Быстрым движением он расстегнул пару верхних пуговиц рубашки, сдернул ее через голову и отбросил в сторону.
– Как будто я могу это сделать, – проворчала Селин себе под нос, чувствуя, что, когда судно качнет в следующий раз, она просто скатится с кровати на пол.


– Ну, что происходит теперь? – прошептал Эдвард.
Он стоял, опираясь рукой на плечо своего приятеля, а Фостер тем временем прижался ухом к двери, ведущей в смежную каюту.
– Они все еще разговаривают, – так же тихо ответил Фостер. – Кажется, Кордеро ходит взад-вперед. Я слышу его шаги.
– Думаешь, они все-таки это сделают? Фостер приложил палец к губам и покачал головой. Корд приблизился к двери. Слуги затаили дыхание, пока не услышали, что шаги хозяина снова удаляются.
– Я заметил, хозяйка была в панике, когда пришла, чтобы переодеться к обеду.
– О нет! – воскликнул Эдвард. Каюта за его спиной была от пола до потолка забита их собственными сундуками и сундуками с вещами Корда. – Ты считаешь, она ему откажет?
– Не знаю. Пока она полностью подтверждает то, о чем ее отец предупреждал старого Генри.
– А что если она намерена сбежать, как только мы доберемся до Сан-Стефена? Что если она только ради этого согласилась покинуть Новый Орлеан? Ведь это способ избавиться от опеки папаши. Это окно что – пропускает воду?! – Этим выкриком Эдвард закончил свою патетическую речь.
Фостер бросил взгляд на окно:
– Нет. Успокойся, Эдди. Нам не нужны придуманные проблемы, когда в соседней комнате назревает настоящий кризис.
– Я думаю, им следовало занять разные каюты. Я бы вполне мог удовлетвориться койкой в четвертом классе, только мне не понравился взгляд, которым смотрел на меня боцман. Он смотрит так, словно больше всего ему хотелось бы…
– Будь добр, прекрати представлять себе самое худшее! Мы должны сохранять голову на плечах. Очень даже хорошо, что они оказались вместе в каюте, как сейчас.
За дверью раздался отчетливый стук, рука Эдварда крепче сжала плечо Фостера.
– Что такое?
– Это сапог ударился в дверь. Звук повторился.
– Второй сапог. Хорошо. Значит, дело двигается… – Фостер выразительно потер руки.
– Мы можем только надеяться. А что если она ему откажет?
– Они должны довести дело до конца. Иначе она может потребовать расторжения брачного контракта.
Эдвард вздохнул:
– Нужно, чтобы у Кордеро в жизни был хотя бы кто-то. Никогда не забуду, как его отец любил нашу мисс Элис.
– И все-таки Корду не нужен «кто-нибудь», – напомнил другу Фостер. – Ему нужна женщина, которая окружит его той любовью, которой он заслуживает.
– Все, кого бедняга когда-либо любил, умирали или покидали его.
– Все, кроме нас, Эдди. – Фостер напрягся и плотнее прижался ухом к двери. – Черт! Теперь ничего не слышу. Может, я открою бутылочку вина, приготовлю для них.
Эдвард улыбнулся:
– Ты неисправимый романтик, Фос.


Корд внимательно вглядывался в Селин, уверенный в том, что никто на свете не видел менее восторженной новобрачной. Она даже не смотрела на него, а лежала настолько тихо и неподвижно, что можно было подумать, она действительно заснула.
Ощущение было дурацкое: он стоял в чем мать родила посреди комнаты, сгорая от нестерпимого желания, и не знал, как поступить.
Он, конечно, мог разбудить ее трепетными поцелуями, раздеть и соединиться с ней нежно и бережно. Он мог бы нашептывать ей самые ласковые слова любви, которые ничего не значат, но которые – это он знал точно – так приятны для слуха большинства женщин.
Или же он мог разбудить ее резким рывком, сорвать ночную рубашку, овладеть ею, довести до полного изнеможения и покончить с этим, но тогда, скорее всего, осуждающий взгляд Алекса вечно будет преследовать его. К тому же это потребует слишком больших усилий, особенно если она начнет вдруг сопротивляться, а это, естественно, услышат все, кто есть на борту парохода.
Он стоял посреди комнаты, рассуждая сам с собой. Внезапно показалось, что корабль провалился в бездонный колодец. «Аделаида» содрогнулась.
Селин резко открыла глаза и села. Единственная лампа, подвешенная на крюк на стене каюты, раскачивалась из стороны в сторону. Совершенно нагой Корд в мечущемся круге света, казалось, нависал над ней.
– О Боже мой! – Селин крепко зажала ладонью рот. Из глаз девушки брызнули слезы.
– Послушай, нет необходимости впадать в истерику.
Корд почувствовал, как желание постепенно отступает, вероятно, под отрезвляющим влиянием откровенной паники в ее широко распахнутых прекрасных глазах, устремленных на него поверх протянутой вперед руки.
Она решительно замотала головой. Он направился к ней:
– Ну-ну, успокойся. Я не собираюсь насиловать тебя.
Она что-то простонала, не отводя руки.
– Возьми себя в руки. Ты ведь моя жена, Селин, и знаешь, что я имею на тебя полное право.
Селин отняла руку ото рта, сделала глубокий вдох и дважды тяжело сглотнула.
– Меня сейчас стошнит.
Не успел Корд даже пошевелиться, как она схватилась за край кровати и ее вырвало прямо на его босые ноги.


– Что там сейчас делается? – спросил Эдвард, подталкивая Фостера под ребра.
– Я не…
Он не закончил, потому что задвижка отлетела в сторону и дверь в соседнюю каюту распахнулась с такой силой, что ударилась о стену. Потеряв опору, Фостер влетел прямо в каюту Корда, за ним последовал Эдвард. Фостер быстро восстановил равновесие и оказался лицом к лицу с хозяином, на котором не было ничего, кроме «носков», образованных тем, что вырвалось из желудка Селин.
Фостер поправил ворот ночной рубахи и вытянулся в струнку:
– Могу я быть вам чем-нибудь полезен, сэр?
Эдвард тоже выпрямился и пригладил несколько оставшихся еще на лысой голове волосинок:
– Ждем ваших приказаний, сэр.
– Боюсь, джентльмены, – проговорил Корд со всем достоинством, какое только мог изобразить в этой ситуации, – боюсь, мою жену вырвало.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Лэндис Джил Мари



Книжка очень понравилась, не нудная, очень динамичный сюжет! Не отрываясь, прочла за пол дня. Советую!
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛика
21.12.2011, 23.54





книгу стоит прочитать хотя бы ряди второстепенных ролей(классные персонажи)и английского юмора.страсти -мордасти среди нудистики-закачаешься))))))))))
Мечтательница - Лэндис Джил Маривика
29.12.2011, 2.48





Книга очень интересная,особенно конец,по больше бы таких интересных сюжетов!Класс!!!
Мечтательница - Лэндис Джил Маринаташа
29.12.2011, 19.25





Удивляюсь сама себе, что прочла полностью эту бредятину."Я проведу тебя до эшафота, чтобы ты не чувствовала себя одиноко, не хотел бы чтобы моя дочь оказалась точно в такой же ситуации".ГГ размазня, вообщем даже коменты не хочется писать.
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛИКА
26.05.2012, 21.56





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





Можно читать 8
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛана
20.10.2013, 20.08





ХОРОШО....
Мечтательница - Лэндис Джил МариФАЙРА
25.09.2016, 19.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100