Читать онлайн Мечтательница, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтательница - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Мечтательница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Селин только раз или два в жизни присутствовала на мессе, поэтому, укрывшись в глубокой тени кафедрального собора святого Людовика и моля Бога помочь ей выбраться из города, чувствовала себя почти самозванкой. Девушка плотнее закуталась в накидку и постаралась унять дыхание. Волосы под капюшоном были влажными и спутались, туфли промокли насквозь, юбка была забрызгана грязью. Единственное, что у нее оказалось с собой, – это монеты, спрятанные за лифом платья. У нее не было времени прихватить что-то еще. Селин остановилась возле церкви на несколько секунд: принять более спокойный вид и унять резкую боль в боку.
Прислонившись к углу здания, она заметила подъезжающий прямо к собору экипаж. Селин сделала шаг назад, стараясь держаться в тени, и оттуда наблюдала, как слезает с козел извозчик. Он встал посреди улицы, споря о чем-то с невидимым пассажиром. Наконец, после короткой дискуссии, возница покачал головой, сплюнул и снова забрался на свое место. Дверца распахнулась с такой силой, что ударилась о стенку экипажа.
Селин увидела, как из кареты вышла женщина в темной накидке с капюшоном, застегнутым под подбородком массивной золотой брошью, сверкнувшей в свете тусклого фонаря. Придерживая подол платья, чтобы не испачкать его в грязи, незнакомка решительно направилась прямо к дверям собора. Только сейчас Селин поняла, что женщина обязательно пройдет совсем рядом с ней, но было слишком поздно.
Затаив дыхание, Селин ждала, надеясь, что сможет спрятаться в тени. Каблучки туфель незнакомки решительно стучали по мокрому деревянному настилу. Из-за завесы дождя все отчетливее проступала фигурка в накидке. Селин зажмурила глаза и затаила дыхание. На какое-то мгновение девушке показалось, что ей удалось остаться незамеченной, поэтому она даже вздрогнула от испуга, когда женщина схватила ее за запястье. Подавив желание громко закричать, Селин попыталась рывком освободить руку, но незнакомка уже распахнула двери и втащила девушку внутрь.
Рядом с небольшой коробкой для пожертвований в пользу нищих горела тонкая высокая свеча. Когда дверь за ними захлопнулась, пламя едва не погасло. Селин повернулась, готовая возмущенно протестовать, но от дыма благоухающего ладана у нее защипало глаза. Несколько раз моргнув, она поняла, что стоит лицом к лицу с молодой дамой, скорее всего своей ровесницей. Во всем остальном девушка оказалась полной противоположностью Селин: так разнятся светлая луна и темное ночное небо. У незнакомки были круглые голубые глаза, бледная кожа и кудрявые золотистые волосы.
Девушка откинула назад капюшон и внимательно осмотрела Селин с ног до головы. Внезапно лицо ее озарилось широкой улыбкой. На щечках тут же заиграли две пикантные ямочки, так что у Селин отпали всякие сомнения: перед ней ангел.
– Поверить не могу! Наконец Бог услышал мои мольбы и как вовремя! Я уже готова была сдаться! – Красавица расстегнула брошь на капюшоне, быстро стянула с себя накидку и протянула ее Селин. – Вот, бери и поскорее. А мне давай твою.
– О чем вы говорите? – Селин показалось, что она попала в какой-то сказочный мир.
– У меня не так много времени. – Девушка оглянулась на двери и дернула Селин за край накидки. – Бери и давай мне твою!
– Но…
– Послушай, насколько я понимаю, у тебя имеются причины посреди ночи прятаться здесь одной. Легко догадаться, что ты откуда-то сбежала. Разве я не права?
Совсем тихий шепот тем не менее ясно разносился по всему пустому вестибюлю собора. Селин оглянулась по сторонам, не желая отвечать.
– Пожалуйста, я тебя умоляю! Ты должна мне помочь, – шептала девушка. В руках ее болталась забытая на время накидка. – Я тоже пытаюсь сбежать.
– Я сейчас не в состоянии кому-то помочь, – призналась Селин, заинтригованная, однако, тем, что незнакомка быстро разгадала, в каком она сейчас положении. – Вы правы. Я действительно спешу выбраться из этого города.
– Хорошо. Дай мне свою накидку. Селин посмотрела в глубь темного собора.
Рядом с алтарем мерцали поминальные свечи, словно золотые скачущие язычки не переставая читали молитву за молитвой. В девушке не чувствовалось ничего ужасного, она просто стояла рядом и нетерпеливо ждала, когда Селин примет решение. Наконец Селин потянула за шнурок накидки, завязанный на шее.
– Почему вы так хотите мне помочь? – спросила она.
– Я предлагаю тебе способ выбраться отсюда в обмен на мою собственную свободу.
Селин протянула незнакомке свою накидку и взяла ее, ощутив под пальцами тепло и мягкость темно-красного бархата. Когда она попыталась застегнуть золотую брошь, пальцы ее задрожали. Не произнося ни слова, Селин ждала, пока девушка набросит на плечи полученный взамен зеленый наряд.
Блондинка снова улыбнулась, и Селин больше ни секунды не сомневалась, что Господь Бог послал с небес одного из своих ангелочков, чтобы ее спасти. Она накинула капюшон на мокрые черные волосы.
Незнакомка подтолкнула Селин к дверям собора:
– Не снимай капюшон, пробеги по улице и сразу забирайся в экипаж.
– Но извозчик…
– Он ждет не дождется, когда от меня отделается. Ну, появишься ты. Просто не позволяй ему увидеть твое лицо или волосы. Он настоящий деревенщина – даже не подумает помочь тебе сесть в экипаж. Так что просто забирайся и захлопни за собой дверцу.
– Но я ни за что не смогу сойти за вас…
– Там, куда ты направишься, меня никто никогда не видел. У тебя начнется совершенно новая жизнь, если ты решишься на это. К тому времени, когда они выяснят, что ты это не я, будет слишком поздно что-либо предпринимать, и я смогу считать себя свободной.
– А мне ничего не угрожает? – Селин сама себе не верила, что всерьез обсуждает этот безумный план.
– Я никогда не согласилась бы подвергнуть кого-либо опасности. Так ты согласна?
Девушка уже положила ладонь на ручку двери и, немного приоткрыв ее, подтолкнула Селин под дождь. Экипаж по-прежнему стоял неподалеку. Возница, скрючившись, сидел на козлах. Но Селин не могла уехать, не задав последнего вопроса.
– Если я сегодня займу ваше место, что будете делать вы?
Казалось, это было невозможно, но ямочки на щеках незнакомки стали еще глубже.
– Я исполню самое свое заветное желание: хочу стать монахиней. – Девушка украдкой наблюдала за возницей через приоткрытую дверь. Он посмотрел в сторону собора и, упершись одной рукой о козлы, собирался спрыгнуть на землю. – Поторапливайся! Не нужно, чтобы он видел нас вместе. Прикрывай лицо капюшоном. – Она легко подтолкнула Селин ладошкой в спину.
– Но…
– Иди!
Селин подняла капюшон и прикрыла им лицо. Незнакомка еще раз подтолкнула девушку, и Селин почувствовала, что буквально вылетела под дождь. Глубоко вздохнув, она торопливо пошла по деревянному настилу. Если Бог ниспослал этого ангела в образе блондинки, чтобы ее спасти, она не намерена отказываться от подобного дара!
Когда Селин подбежала к экипажу, возница не обратил на нее ни малейшего внимания, как и предсказывала девушка. Он устроился на козлах поудобнее, позволив пассажирке самой открыть дверцу экипажа и забраться внутрь, где царила непроглядная темнота. Не успела она устроиться на сиденье, как едва не свалилась на пол.
Слегка намокшая накидка оказалась тем не менее очень теплой, и все-таки Селин продолжала дрожать, правда, не от сырости. Экипаж повернул за угол и поехал по дороге, идущей вдоль реки. Одно из задних колес попало в выбоину, так что девушка сначала подпрыгнула, едва не вылетев из экипажа через крышу, а потом с глухим стуком плюхнулась на пол. Она вцепилась пальцами в холодное жесткое сиденье и, слишком измученная, прижалась к стенке кареты.
Прошло немного времени, и Селин почувствовала, что по ее щекам бегут слезы. Она вытерла их тыльной стороной ладони, отодвинулась в самый дальний угол экипажа и запрокинула голову назад. Ничто не утоляло ее печали. Силы покинули ее, хотя не так давно она все-таки заставила себя перенести тело Персы в маленькую комнатку в задней части дома, уложить старушку на кровать и заботливо укрыть ее. Прежде чем покинуть комнату, Селин быстро прочла молитву, надеясь успеть за душой Персы, куда бы та сейчас не направлялась, – в рай или в ад. Потом, едва начав собирать кое-какие вещи, она услышала мужские голоса, доносящиеся с улицы. Одного взгляда в окно оказалось достаточно, чтобы понять, что полиция уже направляется по улице к их дому. Селин бросилась к задней двери. Ей не осталось ничего иного, кроме как спасаться бегством. Она решила попытаться выбраться из Нового Орлеана морем или с путниками, едущими по тракту на Нэтчез, но задержалась на минуту у собора. И в это время появился белокурый ангел.
Наконец экипаж выехал за пределы города, причем Селин казалось, что они мчатся с такой скоростью, словно твердо намерены свернуть себе шеи. Она не могла припомнить, чтобы ей прежде доводилось ездить в экипаже, но, если они всегда так носились, Селин оставалось только порадоваться, что этот опыт ее миновал. Она то и дело слышала, как над спинами лошадей свистит кнут. Ее кидало из стороны в сторону и подбрасывало каждый раз, когда колесо попадало в выбоину покрытой грязью Ривер Роуд, по которой они промчались, направляясь дальше вдоль берега реки.
Моля Бога, чтобы он не бросил ее из огня да в полымя, Селин одновременно радовалась тому, что оказывается все дальше от города. Во время путешествия она успела твердо решить, что, как только приедет на место, сразу объяснит, что ее благодетельница не смогла сама предпринять эту поездку, а потом попросит дать ей убежище и работу.
Она возьмется за любую работу, с радостью будет делать то же, что и домашние рабы, за стол и кров, лишь бы спрятаться до тех пор, пока не узнает наверняка, что ее не разыскивают за убийство Жана Перо.
Селин казалось, что экипаж трясется по дороге уже несколько часов. Сверкали молнии. Один из самых громких раскатов грома заставил ее обхватить голову руками и заткнуть уши. Девушке вдруг показалось, что еще мгновение – и они перевернутся. Однако это оказался всего-навсего поворот направо. Отодвинув кожаную занавеску на маленьком окне, Селин увидела, что они едут по дорожке, ведущей к огромному дому, выкрашенному белой краской и в густом тумане напоминающему привидение. По бокам от дорожки возвышались обросшие мхом деревья.
Экипаж замер перед дверью дома, но Селин казалось, что ее все еще качает и трясет. Она постаралась справиться с подкатившей вдруг тошнотой и хотела было открыть дверцу, потом резко откинулась назад: надо было как можно дольше не попадаться извозчику на глаза. Пониже надвинув на лицо капюшон, Селин ждала, зажав ладони между трясущимися коленями.
Дождь вовсю колотил по крыше кареты. Сквозь шум она расслышала, как возница стянул сверху что-то очень тяжелое и узнала стук молоточка в дверь. Настороженно прислушиваясь, Селин замерла. Она слышала какие-то голоса, но понять, о чем идет речь, было невозможно. Наконец, без всякого предупреждения дверца экипажа распахнулась. Кучер, лицо которого скрывалось за опущенными широкими полями шляпы и высоко поднятым воротником пальто, не глядя на пассажирку, сунулся внутрь и протянул ей руку. Отвернувшись, Селин оперлась на его ладонь и принялась выбираться из кареты, но, как только ступила на землю, сразу отдернула руку. Девушка поплотнее стянула края капюшона у подбородка, возница шел следом за ней.
Плотный лысеющий мужчина стоял в дверях, поджидая вновь прибывших. На лбу его залегли морщинки тревоги. Его костюм безошибочно выдавал в нем слугу.
– Входите, мисс О’Харли. Входите, спрячьтесь от дождя. Ну и ночка, а? Но вы через минуту придете в себя и будете готовы, правда? Мы вас ждем. Кстати, меня зовут Эдвард Лэнг.
В вестибюле Селин огляделась по сторонам, пытаясь понять, кто это «мы», но комната оказалась совершенно пуста.
Привезший ее кучер – самый неотесанный увалень, каких только доводилось видеть Селин прежде, – минуту-другую потоптался где-то у нее за спиной и вышел. Вернувшись через минуту, он втащил через входную дверь огромный, обитый кожей сундук. Селин повернулась к извозчику спиной, не опуская с головы капюшона.
Встревоженный слуга взглянул на мужчину:
– Если вам нужно остаться на ночь…
Однако тот только отрицательно покачал головой:
– Мне заплатили, чтобы я все привез и проследил, чтобы она не выкинула по дороге какой-нибудь шуточки. Я поеду в город, пока дорогу не развезло окончательно. Сами оставайтесь на этом проклятущем болоте.
Как только дверь за кучером захлопнулась, Эдвард поспешил вернуться к Селин и принялся рассматривать ее с таким вниманием, будто боялся упустить малейшую деталь. Он изучил ее темно-красную бархатную накидку и золотую брошь, насквозь промокшие туфли и неровный подол испачканной грязью юбки. Селин заговорила, старательно подбирая слова:
– Я понимаю, что не совсем та, кого вы ожидали, но я все объясню…
– Не нужно извиняться, мисс, на улице ужасная погода. Любой из нас стал бы похож на мокрую курицу, попади он в такую бурю. Кучеру следовало получше заботиться о вас, чтобы вы не так промокли.
Не успела девушка объяснить, что она не мисс О’Харли, и заикнуться о работе, как в просторном вестибюле показались еще трое мужчин. Двое из них были явно благородного происхождения – высокие, светловолосые, молодые и необыкновенно симпатичные. Они остановились прямо около дверей и с любопытством уставились на прибывшую гостью. Мало этого, из-за спин молодых людей вышел священник с бокалом красного вина в одной руке и куском пирога в другой и тоже принялся пристально рассматривать девушку.
Селин смотрела на них с не меньшим интересом.
Эдвард взял на себя заботу о том, чтобы вежливо представить даме присутствующих:
– Мисс, позвольте вам представить: Стефен и Антон Колдуэллы и, конечно, отец Перес.
– Благослови вас Господь, моя дорогая. Благослови вас Господь, – проговорил священник, запил глотком вина остатки сладкого пирога и громко икнул.
Один из близнецов подтолкнул брата локтем и прошептал:
– Иди за Кордом. Жду не дождусь увидеть его физиономию, когда он на это взглянет.
Селин напряженно замерла, стараясь не смотреть на франтоватых молодых людей. Они вполне могли быть коренными американцами, но, подобно большинству креолов, которых она знала, явно никогда в жизни не занимались никаким трудом. Приятной внешности нельзя доверять – этот урок Селин усвоила еще в раннем детстве, когда видела жестокость красавцев-мужчин, пользовавшихся услугами ее матери. Очень часто самые симпатичные оказывались самыми бессердечными и порочными.
Эдвард, похоже, догадался, что она неловко себя чувствует:
– Я провожу вас в вашу комнату, чтобы вы привели себя в порядок и приготовились к церемонии.
– Какой церемонии?
– Будет весьма забавно, – вполголоса предположил один из близнецов.
Сложив на груди руки и прислонившись к дверному косяку, он наблюдал за происходящим с таким саркастическим выражением лица, что Селин захотелось влепить ему пощечину.
Второй юноша оказался более рассудительным:
– Может, кто-нибудь позовет дедушку?
– Я послал за ним Фостера, – сообщил Эдвард.
Не понимая, кто такой Фостер, Селин быстро огляделась вокруг. Из вестибюля выходило несколько дверей, и к одной из них сейчас и вел ее Эдвард. Остальные присутствующие вереницей двинулись за ними.
– Мне бы хотелось объяснить, – снова попыталась заговорить Селин.
– Позвольте вашу накидку, мисс О’Харли. – Эдвард остановился на пороге большой комнаты, которая больше всего напоминала гостиную.
– Спасибо, не нужно. Я побуду немного в ней, если вы не возражаете. – Селин поплотнее запахнула накидку. В ней было гораздо теплее, чем в платье, которое под ней скрывалось, к тому же она гораздо больше подходила к элегантной обстановке дома.
Когда молодые люди и священник присоединились к ним в гостиной, девушка почувствовала себя еще более неловко. Один из близнецов уселся в кресло около камина из розового мрамора, второй наблюдал за гостьей, продолжая стоять. Священник оглядывался в поисках места, куда бы поставить пустой стакан из-под вина.
– Я должна всем вам объяснить, что я не мисс О’Харли, – заговорила Селин.
– Так это она и есть?
Селин обернулась, услышав незнакомый голос, и оказалась лицом к лицу с седовласым джентльменом, опирающимся на черную трость. Он сверлил ее орлиным взором темных, глубоко посаженных глаз под прямыми черными бровями.
– Я – Генри Моро. А вы, насколько я понимаю, дочь Томаса О’Харли? – Он внимательно осмотрел девушку с головы до ног, словно перед ним стояла первоклассная скаковая лошадка.
Селин невольно поплотнее завернулась в накидку:
– Нет. Я не его дочь, но готова все объяснить. Она сама не смогла приехать, но, когда узнала, что я очень хочу покинуть Новый Орлеан, настояла, чтобы я заняла ее место в карете. Я надеялась найти работу за пределами города.
Селин бросила обеспокоенный взгляд на священника и снова повернулась к седовласому старику.
– Рад, что ваш отец заранее предупредил меня не верить ни единому вашему слову, – резко оборвал ее Моро и обратился к Эдварду: – Проследи, чтобы она привела себя в порядок и через четверть часа была снова здесь.
– Но, сэр, понадобится самое малое…
– Пятнадцать минут, Эдвард. Пусть тебе поможет Фостер, – Словно доказывая, что только он отдает здесь распоряжения, старик повернулся к одному из близнецов: – Стефен, иди и приведи Кордеро. Я хочу, чтобы он незамедлительно спустился сюда. Мы и так слишком задержались. Я хочу поскорее лечь в постель. А вы, отец Перес, – повернулся хозяин дома к священнику, – возьмите вашу Библию, свечи и что там еще необходимо для церемонии. Пока вы занимаетесь подготовкой, заодно стряхните с сутаны сахарную пудру.
Отец Перес внимательно посмотрел на свою сутану, которая действительно оказалась усыпана сахаром и крошками от пирога.
Сердито стряхивая их с живота, он покинул комнату.
– Сюда, пожалуйста, мисс О’Харли, – пригласил девушку Эдвард.
Селин решительно отказалась повиноваться:
– Я никуда отсюда не собираюсь уходить, и я вовсе не мисс О’Харли. – Она повернулась к старику. – Я приехала сюда в поисках работы. Если здесь нет возможности ее получить, пожалуйста, так мне и скажите. Я сразу же уйду.
– Вы и впрямь мастерица, знаете ли! Очень убедительно, милая моя. Джемма, правильно? Ваш отец предупреждал меня, когда мы подписывали брачный контракт, что вы законченная лгунья. Вижу, он был прав.
– Брачный?.. – Селин почувствовала, что ее охватывает паника. – Но я не Джемма О’Харли!
– Вы или не вы приехали в экипаже О’Харли, которым управлял кучер, работающий у О’Харли? И разве в коридоре я видел не сундук, принадлежащий Джемме О’Харли?
– Да, приехала я, и, вероятно, вы видели сундук, но уверяю вас, я вовсе не та девушка, которая должна выйти замуж за какого-то… какого-то…
Если Джемма О’Харли стремилась избежать свадьбы с этим отвратительным человеком, Селин была рада, что может помочь ей в этом.
– За моего внука Кордеро, – сказал старик.
Казалось, Генри Моро стоило труда даже вымолвить имя молодого человека. Селин же была слишком напугана, чтобы почувствовать облегчение хотя бы от того, что этот страшный великан не собирается брать ее себе в жены.
– Забирай ее, Эдвард. Высуши ее или что еще там… – Он отвернулся и, опираясь на трость с серебряным набалдашником, тяжело захромал к окну.
– Антон, – приказал Генри второму близнецу, до сих пор молча наблюдавшему за происходящим, – иди посмотри, почему так задержался Стефен. Ему может понадобится помощь с Кордеро.
«Помощь с Кордеро»? Неужели нареченный мисс О’Харли был ненормальным? Может, он больной или какой-нибудь урод? Что за человека они собирались женить на похожей на ангела Джемме О’Харли, девушке, чье сердце принадлежит Богу?
– Сюда, пожалуйста, мисс. – В голосе Эдварда ясно слышалось глубокое сострадание.
В надежде найти путь к бегству за пределами этой комнаты и стремясь как можно быстрее скрыться от леденящего душу взора старика, Селин повиновалась и последовала за Эдвардом.
По длинному коридору он привел девушку в изящно обставленную дамскую гостиную. Небольшой веселый огонь полыхал в камине, разгоняя мрак и сырость, проникающую через открытые окна. Единственное, о чем мечтала Селин, было упасть в одно из глубоких, с мягкой обивкой кресел и заснуть, но в голове у нее мысли сменяли одна другую с каждым ударом сердца.
Эдвард в ожидании стоял рядом.
– Могу я что-нибудь достать для вас из дорожного сундука, мисс? Ваше подвенечное платье? Я упрошу, чтобы нам дали еще немного времени, и кто-нибудь из женщин погладит его. Вы ведь захотите надеть его на церемонию?
– Я ни за кого не выхожу замуж.
– Боюсь, выходите, мисс. И если вы простите мне мою смелость, скажу, что Кордеро вовсе не плохой человек. Я знаю его с самого рождения. Мы с Фостером растили его еще до того, как он приехал в Луизиану. Если бы ему дали хотя бы малейшую возможность, он стал бы джентльменом ничуть не хуже других.
– Мне совершенно безразлично, какой он. Я не задержусь здесь настолько, чтобы узнать это. Я не могу на все это согласиться.
– Но вам и не придется здесь остаться, – возразил слуга с улыбкой, которая вмиг стерла с его лица всякие признаки беспокойства. – Мы отплываем в Вест-Индию завтра в полдень. Вы, Кордеро, Фостер и я.
Селин хотела было возразить, но вдруг до нее дошел скрытый смысл сказанного. «Отплываем в Вест-Индию… Завтра». Она оборвала себя на полуслове, немного помолчала и неуверенно переспросила:
– Кордеро, жених, отплывает завтра в Вест-Индию?
Улыбка Эдварда сразу же испарилась. Ломая пальцы, он тревожно смотрел в сторону двери.
– Так и есть. Кордеро твердо решил навсегда покинуть дом старика. Бросить все. Я, конечно, знаю: ваш отец надеялся, что, выйдя замуж, вы поселитесь здесь, но, уверяю вас, так будет лучше для всех. И как я уже сказал, если у Кордеро появится хоть какой-то шанс…
Селин хотела только одного: убедиться, что она не ослышалась.
– Значит, жених и невеста завтра отплывают на пароходе?
– Совершенно верно, мисс. На остров Сан-Стефен в Вест-Индии. Если вы позволите мне высказать свое мнение, вы никогда не будете пользоваться достаточной свободой, чтобы чувствовать себя в этом доме настоящей хозяйкой до тех пор, пока жив старый Генри Моро. Уехать отсюда – единственный выход. Но только это между нами, слышите?
Если только она выйдет за Кордеро Моро, то скоро окажется настолько далеко, что семейство Перо никогда ее не найдет. Единственное, что ей необходимо сделать, – это занять место Джеммы О’Харли, выйти замуж за какого-то сумасшедшего, какого-то слабоумного идиота, не нужного никому на свете, и уплыть далеко за горизонт. Завтра! Если окажется, что этот брак невыносим, она сможет испариться, как только они достигнут берега.
– На самом деле я все-таки не Джемма О’Харли, – снова сказала она Эдварду.
– Как вам будет угодно, мисс.
– Я приехала сюда не для того, чтобы выйти замуж.
– Конечно нет, мисс.
Дверь открылась, и Селин решила, что на пороге сейчас появится Генри Моро и примется снова сверлить ее взглядом. Вместо этого в комнату вошел, плотно закрыв за собой дверь, живой, аккуратно одетый слуга с редкими светло-каштановыми волосами.
– Я пришел как только смог, – взволнованным хриплым голосом сообщил он, пройдя через всю комнату и встав рядом с Эдвардом, который сразу же представил вновь прибывшего.
– Это Фостер Арнольд, мисс Джемма. Еще один личный слуга Кордеро. Он тоже с Сан-Стефена, а туда приехал из Англии.
Она кивнула:
– Привет, Фостер. Я не Джемма О’Харли. Фостер оглянулся на своего приятеля, который только сжал губы и закатил глаза.
– Немного хуже, чем нам говорили, – сказал Эдвард.
Фостер снова посмотрел на девушку и спросил снисходительным тоном, каким обычно разговаривают с ребенком:
– Тогда кто же вы, мисс?
– Мое имя не имеет значения. Я заняла место мисс О’Харли в экипаже для того, чтобы найти здесь работу.
Фостер повернулся к Эдварду:
– Хорошо, что нас по крайней мере предупредили.
– Я не лгу, – сказала Селин, недоумевая, что же именно рассказывали им о Джемме О’Харли.
Оба слуги смотрели на нее с сочувствием.
– Кордеро совсем не плохой, – сказал Фостер.
– Я уже пытался ей об этом сказать, – сообщил Эдвард.
– Мне безразлично, даже если он чудовище о двух головах. Я, должно быть, схожу с ума, но подумываю о том, чтобы согласиться на этот брак. Правда, решительно не потому, что я Джемма О’Харли. И мне хочется, чтобы вы оба знали: я не собираюсь никого обманывать.
– Она согласна! – Эдвард прижал руки к сердцу и, просияв, повернулся к Фостеру.
Фостер взял Селин за руку:
– Спасибо, мисс О’Харли. Вы сами увидите: он совсем не плохой.
– Я не мисс О’Харли, – со вздохом повторила Селин.
– Как вам угодно, мисс, – покорно согласился Фостер.
Слуги принялись за дело. Они нашли шелковое платье кораллового цвета, аккуратно уложенное в сундуке поверх всех остальных вещей, достали и встряхнули его. Восторженно оценив каждую оборку и каждый стежок, они настояли на том, чтобы Селин обязательно его надела, заявив, что не сделать этого – просто преступление. Они хлопотали вокруг нее, давали советы и подбадривали, пока одна из домашних рабынь сушила полотенцем ее волосы над огнем и потом аккуратно укладывала их в высокую прическу, которая, как все уверили Селин, необыкновенно шла к разрезу ее глаз.
Селин сменила свое поношенное простенькое платье на наряд, который выбрали для нее англичане, позаботившись о том, чтобы никто не заметил припрятанные монеты. Это было самое великолепное платье, какое ей только приходилось видеть, сшитое из шелка кораллового цвета, с рукавами, пышно собранными наверху и туго обтягивающими запястья. Правда, несмотря на то, что платье украшал расшитый атласный бант, завязанный прямо под грудью, было заметно, что лиф наряда Джеммы О’Харли оказался велик Селин размера на два.
– Какой стыд: его так плохо скроили! – возмутился Фостер.
– Это не мое платье, – объяснила Селин. Фостер и Эдвард обменялись взглядами и пожали плечами. Все несколько смутились, когда Селин не подошла ни одна из нескольких пар туфель, что обнаружились в сундуке, но в конце концов после нескольких безуспешных попыток привести в порядок туфли, в которых приехала девушка, слуги вывели ее из комнаты.
– Мсье Моро! – объявил Фостер, бросая гордый взгляд на плоды своего труда. – Она готова! – Гордый собой, он чопорно поклонился и указал на Селин, которая в этот момент вошла в комнату и вынуждена была снова подвергнуться строгому осмотру.
Не сделав ни одного замечания, но и не похвалив, Генри Моро жестом приказал ей приблизиться. Девушка прошла через всю комнату.
– Вы не похожи на ирландку, – сказал он.
– Я не ирландка. Я англичанка по материнской линии. Она говорила мне, что моим отцом был темноглазый цыган, которого она встретила однажды вечером, когда…
– Ваш отец – Томас О’Харли, и он – самый натуральный ирландец. Не забывайте, я с ним встречался.
Селин вздохнула:
– Я не…
Он резко оборвал ее:
– Вы повторяетесь, моя дорогая. Кордеро придется смириться с таким поведением, но мне нет необходимости мучиться из-за этого. – Он взглянул через ее голову в сторону двери. – Наконец-то мы можем начать.
Селин вдруг обнаружила, что стоит в полном одиночестве посреди комнаты, одетая в чужое платье, с минуты на минуту готовая обвенчаться с чужим женихом. Она почувствовала, как по спине пробежал озноб сомнения и страха. С ужасом ждала она момента, когда увидит, за кого же ей суждено выйти замуж ради того, чтобы избежать виселицы. В зале, где все собрались, было не так уж много мебели и звук тяжелых, шаркающих шагов эхом отлетал от голых стен. Она медленно повернулась к дверям.
Близнецы уже вошли, полуведя-полунеся под руки какого-то человека. Строгий костюм жениха: высокие сапоги из черной кожи, черные брюки и черный фрак. Белой была только рубашка из тонкого льна, правда, она оказалась чем-то залита и распахнута почти до середины груди.
Едва передвигаясь при поддержке двух братьев, мужчина на мгновение поднял голову и блуждающим взором обвел комнату. Как и близнецов, природа наделила его прекрасными чертами лица, чистой кожей и сильным подбородком. Черные как смоль волосы до плеч были стянуты сзади тонкой черной ленточкой.
Селин решила, что только слепота могла быть причиной того, что взгляд его небесно-голубых глаз, удивительно контрастирующих с черными волосами и смуглой кожей лица, совершенно ничего не выражал. У бедняги, заметила Селин, почти не было сил, чтобы держаться на ногах. Он почти повис на близнецах, пока они вели его по комнате. Когда Кордеро оказался рядом с Селин, Генри Моро встал.
– Идите сюда, мисс О’Харли, – распорядился он, но не взял ее за руку, а только тяжело оперся на свою трость.
Она подошла к Генри, и они встали перед отцом Пересом, который терпеливо ожидал своей очереди за столом, превращенным при помощи специального покрывала в алтарь, на котором стояли серебряный потир и две высокие тонкие свечи в массивных подсвечниках. На улице не переставая лил дождь. Высокие окна за спиной священника были закрыты, чтобы ветер не задул свечи, но сквозняк, проникая через ставни, все-таки покачивал алтарный покров и колыхал пламя свечей.
Один из Колдуэллов отошел в сторону, а второй остался, чтобы поддержать жениха. Селин глубоко вздохнула, моля Бога о прощении. Она виновата в смерти Жана Перо и искупит вину, выйдя замуж за этого слепого, трясущегося, словно в лихорадке, Кордеро вместо Джеммы О’Харли, искренне надеясь, что таким образом ирландка обретет свободу и сможет служить Богу. За это, надеялась Селин, Господь простит ее и спасет.
Она повернулась, чтобы взглянуть на своего будущего супруга, готовая обращаться с ним ласково и терпеливо, как только они отправятся в Вест-Индию. Она добровольно станет его товарищем и помощницей во время путешествия, сделает все от нее зависящее, чтобы облегчить бедняжке тяготы пути.
Она готова была ко всему, кроме резкого запаха красного вина, распространившегося вокруг Кордеро Моро. Приглядевшись повнимательнее, она поняла, что и рубашка его залита таким количеством вина, что в нем, пожалуй, можно было захлебнуться.
– Он пьян! – вскричала девушка.
– Еще не… не… недостаточно, – пробормотал жених. – Я еще держусь на ногах!
Генри Моро стоял слева от невесты. Справа, покачиваясь, стоял Кордеро, поддерживаемый Стефеном – или Антоном, – она не была уверена.
– Пожалуйста, начинайте, отец Перес! – Приказ Генри не допускал никаких возражений.
Лысая голова священника поблескивала от покрывшей ее испарины. Отец Перес уткнулся носом в открытый требник, который держал в руках, и монотонно забубнил на латыни слова венчального напутствия.
Охваченная ужасом и ощущением полной абсурдности происходящего, Селин не слишком внимательно прислушивалась, пока отец Перес не обратился к ней с вопросом по-английски. Она даже не поняла, что все присутствующие ждут ее ответа.
– Мисс О’Харли? – вернул ее к действительности Генри Моро.
– Что? – Она оглянулась.
Все смотрели на нее в ожидании. Все, кроме жениха. Кордеро Моро висел на руке кузена, согнувшись почти вдвое, и внимательно рассматривал носки собственных сапог.
– Я не мисс О’Харли, – напомнила она им в последний раз, но это не возымело никакого действия.
Отец Перес откашлялся и повторил:
– Берешь ли ты Кордеро Моро в законные мужья?
– Да, беру.
«По крайней мере на некоторое время».
– А ты, Кордеро Моро, берешь ли… Отец Перес запнулся и уставился сначала на Селин, потом на Кордеро и, наконец, перевел взгляд на Генри Моро, не сводящего с него горящих глаз. Щеки священника пылали то ли от смущения, то ли от выпитого вина. Откуда-то из глубин своей сутаны он вытащил носовой платок, промокнул лоб и вытер лысину. Затем продолжал:
– Ты, Кордеро Моро, берешь ли ты… эту женщину… в жены?
Поскольку Кордеро не отозвался, один из близнецов подтолкнул его с такой силой, что жених почти налетел на Селин. Даже не подняв полусомкнутых век, Кордеро Моро выпрямился, но так ничего и не сказал.
– Ты берешь? – крикнул кузен ему прямо в ухо.
– Ко… ко… конечно, – пробормотал Кордеро.
– Кольцо? – спросил отец Перес. – У него есть кольцо?
Колдуэлл снова толкнул Кордеро локтем в бок:
– Кольцо?
– Нет. Кольца нет.
Селин закрыла глаза. Не о таком венчании она мечтала когда-то. Не было огромного собора, не было флер-д-оранжа, не было развевающейся фаты. Не было родных, которые пожелали бы ей счастья. Не было любви.
Был только пьяный жених и неловкая тишина, которая стояла вокруг, пока Генри Моро в нетерпении не грохнул своей тростью об пол.
– Итак, объявляю вас мужем и женой. Отец Перес захлопнул требник и махнул рукой, словно осеняя их крестом и благословляя. Потом, словно подумав вслух, прошептал:
– Господь с вами!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мечтательница - Лэндис Джил Мари

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Мечтательница - Лэндис Джил Мари



Книжка очень понравилась, не нудная, очень динамичный сюжет! Не отрываясь, прочла за пол дня. Советую!
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛика
21.12.2011, 23.54





книгу стоит прочитать хотя бы ряди второстепенных ролей(классные персонажи)и английского юмора.страсти -мордасти среди нудистики-закачаешься))))))))))
Мечтательница - Лэндис Джил Маривика
29.12.2011, 2.48





Книга очень интересная,особенно конец,по больше бы таких интересных сюжетов!Класс!!!
Мечтательница - Лэндис Джил Маринаташа
29.12.2011, 19.25





Удивляюсь сама себе, что прочла полностью эту бредятину."Я проведу тебя до эшафота, чтобы ты не чувствовала себя одиноко, не хотел бы чтобы моя дочь оказалась точно в такой же ситуации".ГГ размазня, вообщем даже коменты не хочется писать.
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛИКА
26.05.2012, 21.56





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





не знаю как остальным мне этот роман понравился 1 что то новое в его сюжете--- читайте!
Мечтательница - Лэндис Джил Маривэл
5.08.2013, 12.59





Можно читать 8
Мечтательница - Лэндис Джил МариЛана
20.10.2013, 20.08





ХОРОШО....
Мечтательница - Лэндис Джил МариФАЙРА
25.09.2016, 19.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100