Читать онлайн Пока не наступит завтра, автора - Лэндис Джил Мари, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пока не наступит завтра - Лэндис Джил Мари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пока не наступит завтра - Лэндис Джил Мари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пока не наступит завтра - Лэндис Джил Мари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэндис Джил Мари

Пока не наступит завтра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Кару колотила такая дрожь, что было непонятно, как ей еще повинуются ноги. Она бросилась следом за всеми в кухню.
Дейк крикнул ей, чтобы она подождала, но девушка, движимая страхом, не слушала его: она боялась, что Минна сделает что-нибудь с ребенком. Плечо Кары горело. Но она не дала боли взять над собой верх. Посреди коридора ее колени подогнулись. Прислонившись к стене, чтобы не упасть, Кара почувствовала, как сильные руки Дейка подхватили ее. Она прижалась к нему, дав волю своим страхам и ненависти.
– О Господи, Дейк! Она забрала Клея!
Дейк поддерживал ее, когда она вновь бросилась в кухню. Остальные следовали за ними. Кара слышала тяжелое дыхание Йенсена, молитвы Элайджи и завывания Инез, пока они бежали по узкому коридорчику, ведущему в кухню. Они ожидали увидеть на полу безжизненное тело Патси. Но вместо этого их глазам предстала живописная картина: Юджиния стояла на коленях, прижимая к себе молодую служанку. Из раны на виске Патси сочилась кровь, но ее никак нельзя было назвать мертвой.
Инез посмотрела на воскресшую Патси и запричитала снова. Элайджа первым пришел в себя. Он воздел руки к небу и воскликнул:
– Слава Богу, она вернулась с того света!
Элайджа упал на колени, и Инез незамедлительно последовала его примеру.
В кухню протолкался Йенсен.
– Замолчите! От одного этого кошачьего концерта мертвые проснутся.
– Она не была мертвой, – сказала Юджиния уверенно, перекрикивая шум. – Мне нужно полотенце, Инез.
Спокойствие этой женщины постепенно передалось всем присутствующим. Инез схватила посудное полотенце и вручила его Юджинии. Сделав из него компресс, Юджиния приложила его к ране на голове Патси.
Дейк придвинул Каре стул. Боль в плече принудила ее сесть, но не молчать.
– Где Клей?!
Усевшись возле раненой девушки, Дейк повернул ее к себе и заставил взглянуть на него. Она дрожала так сильно, что ее зубы стучали.
– Патси!
Патси уже настолько пришла в себя, что смогла посмотреть на него. Ее черные глаза округлились, и она удивленно оглядывала людей, собравшихся вокруг нее.
– Миз Минна пришла сюда со скалкой. Больше я ничего не помню, – сказала служанка.
– Она взяла Клея? – вскричала Кара.
Патси кивнула.
– Наверное. Больше сюда никто не входил, и вот его нет. – Патси закрыла лицо руками и принялась завывать.
– О, Дейк, как она могла выбраться из своей комнаты? – Кара вскочила на ноги и стояла перед ним, положив руку ему на плечо, покачиваясь от усталости, боли и страха. Она старалась не упасть в обморок.
– Я запер ее в комнате, – уверил Рид Кару, но по его лицу было видно, что он чувствовал себя виноватым.
Юджиния вновь заговорила.
– Когда я здесь жила, у Минны был набор ключей к каждой комнате в ее секретере.
Дейк встал. Его боль ушла. Он решительно взял па себя роль командира и приказал:
– Я поеду за ней, Инез. Элайджа, отведи Кару в ее комнату и не оставляй одну. Йенсен, ты поедешь со мной. Юджиния, если можешь, отведи Патси в ее хижину.
Кара поднялась и, прежде чем Дейк достиг двери, подошла к нему:
– Я не буду ждать. Я еду с тобой.
Рид был холоден и непреклонен. Он только командовал. Его глаза были похожи на осколки льда, губы твердо сжаты, выражение лица – замкнутое и непонятное. Это был тот самый Дейк Рид, который в Поплар-Блаффе ловил бандитов. Кара поежилась, и ей стало почти жаль Минну, когда он ее найдет. Почти.
– Ты сделаешь все, как я скажу, – сказал ей Дейк. Она схватила его за рукав, когда он уходил.
– Нет!
Рид взял ее за локти. Резкий тон, которым он продолжал с ней разговаривать, задел Кару.
– Я не собираюсь тратить драгоценное время на спор с тобой. – Отведя девушку в другой конец комнаты, он вручил ее попечениям Инез. – Ты только задерживаешь нас.
Кара подошла к нему и прижалась к его груди. Она знала, что время дорого, но не хотела отпускать его, не предупредив:
– Пожалуйста, Дейк. Будь осторожен!
Он обнял ее и крепко прижал к себе.
На ее глазах выступили слезы. Если кто и мог спасти Клея, так это именно он: человек, который помог малышу появиться на свет. Она отпустила Дейка и смотрела ему вслед.
– Пожалуйста, возвращайся вместе с нашим малышом, – прошептала Кара.
– Она ранена, поэтому не может уйти далеко, – рассуждал Йенсен, когда они с Ридом надели куртки и вышли на прохладный ночной воздух.
Держа в руках фонарь, Дейк задержался на краю веранды. Было тихо и темно. Высокие деревья – некоторые уже почти без листьев – простирали изогнутые ветки и сучья, похожие на пальцы скелета, к звездному ночному небу. Где-то вдалеке ухала сова.
– Конечно, она не могла уйти далеко, – согласился Дейк, когда его глаза привыкли к темноте. – Во всяком случае, не с ребенком.
Надо было пройти много миль по полям и дорогам. Река была недалеко, да и старая мельница тоже. Но при этом существовало бесчисленное количество мест, где можно спрятаться. Темные, зловещие мысли закрались в его голову, но Дейк поспешил их отогнать. Конечно, Минна не навредит беспомощному ребенку. Никто не мог быть столь бесчеловечным.
Но только не Минна Блекли. Рид сказал шерифу:
– Седлай лошадей. А я осмотрю двор и попытаюсь найти хоть какой-нибудь след.
Это приказание не оставляло сомнений насчет того, кто был главным. Дейк подождал, не будет ли Йенсен возражать. Тот не стал. Вместо этого он направился к сараю.
Было слишком поздно проклинать себя за то, что он даже ни разу не заподозрил Минну в убийстве Берка. Да и как бы он мог? Ведь он знал Минну с самого детства, играл с ней в полях и купался в реке. Вместе с Берком. Ее принимали как члена их семьи. Можно ли было даже предположить, что она способна совершить такие гнусные преступления? Дейк не смог припомнить ничего такого, что могло бы служить хоть каким-то указанием на отклонения в ее психике.
– Эта старая кляча пропала, – сказал Билл Йенсен, выводя из сарая запряженных Генерала Шермана и своего собственного скакуна.
Дейк наклонился и стал рассматривать в пыли следы лошадиных копыт.
– Так я и думал. Свежие следы перепутались со следами повозки, оставленными раньше. Но все они ведут к реке.
– Ты думаешь, она могла поехать без седла с ребенком? – спросил Йенсен. – Сёдла в сарае. Да ей и некогда было оседлать кобылу.
– Минна – одна из лучших наездниц, которых я знаю, – признался нехотя Дейк, вскочив на коня. – Но я думаю все же, она не свернет с дороги.
И уже во второй раз в этот день, он направился к реке в сопровождении Билла Йенсена. Они скакали прямо в ночь.
Низкий туман накрывал реку. Когда они оказались у берега, там не было ни Минны, ни Клея, ни Горошинки. Они натянули поводья и направились к опустевшей мельнице. Дейк спешился и махнул шерифу, чтобы тот последовал его примеру.
– Давай оставим лошадей. Не стоит объявлять о своем присутствии.
Билл Йенсен соскочил с седла и привязал своего коня к сосновой ветке. Дейк спутал ноги Генералу Шерману.
– Подойду к дому со стороны реки, – сказал Дейк, и они разделились.
Сухая трава скрадывала звуки его шагов, когда Рид приближался к мельнице, неясно вырисовывающейся в темноте. «Клей, заплачь!» Он так хотел, чтобы мальчик закричал, а они смогли бы выйти на шум, но потом он призадумался. Что сделает Минна, чтобы заставить малыша замолчать, спасая·собственную шкуру?
Тропинки было почти не видно. Ничего не говорило об их присутствии там, и Дейк тихо выругался. Обойдя мельницу, он столкнулся с Йенсеном, который стоял возле закрытой тяжелой двери.
– Она услышит, если мы откроем дверь, – предупредил Дейк, вспомнив ужасный скрип ржавых петель.
– Но мы не можем упускать этот шанс, если собираемся войти, – прошептал в ответ Йенсен.
– Она может быть вооружена. Но только не этим. – Дейк похлопал по пистолету, который вернулся на свое место в кобуре. Йенсен дотронулся до дверной ручки. Дейк положил руку ему на плечо, чтобы остановить Билла.
– Ты резко откроешь дверь, а я первым войду. Я знаю, что там внутри.
Дейк вытащил пистолет.
Йенсен быстро распахнул дверь. Петли протестующе заскрипели. Дейк ворвался внутрь, упал на землю и прокатился к дальней стене. Выстрелов не было. В одно мгновенье он вскочил на ноги и бросился к лестнице. Перепрыгивая через ступеньки, он вдруг почувствовал, что одна из гнилых досок сломалась.
– Осторожно! – крикнул снизу Билл. – Эти ступеньки могут не выдержать вес ...
Но тут Дейк почувствовал, что летит вниз.
Кара отказывалась ждать, сидя в комнате.
Боясь за Клея, ненавидя Минну, страдая от раны, она была угрюмой и растерянной. Ничто не могло вывести ее из этого состояния.
Инез и Элайджа забросили попытки развеселить ее и предоставили ей свободу передвижения. Они, правда, не оставили девушку одну в гостиной, но не предлагали больше ни кофе, ни беседы. Время едва тянулось. Ей приходилось довольствоваться прогулкой от окна к крыльцу. Она постояла на веранде, вглядываясь в ночь.
Кара была уверена, что выплакала уже все слезы, но все время напоминала себе, что слезами делу не поможешь. Так же, как и бесплодными сожалениями типа «если бы только ... ». И некого было винить в том, что Минна совершила еще одно гнусное преступление, похитив ребенка: ни Патси, ни Инез, ни себя саму за то, что оставили малыша без присмотра. Дейк запер Минну в комнате. К тому же она была ранена. Кто мог подумать, что она встанет и вновь начнет борьбу?
Кара в сотый раз подошла к окну и прижалась лбом к холодному стеклу. Она закрыла глаза и осознала, что, несмотря на свое беспокойство, она была так измучена, что едва не засыпала стоя.
– Миз Кара, – тихо прошептала Инез у нее за спиной. – Миз Кара, давайте мы поможем вам лечь в постель.
Она отрицательно замотала головой.
– Нет!
– Как только мистер Рид приедет обратно, я разбужу вас.
– Ты ничего не понимаешь! Я не могу пойти наверх. Я не смогу спать, пока Дейк не вернет мальчика домой. – Кара прижала руку ко рту, чтобы не разреветься. – Если что-нибудь случится с Клеем, с любым из них, я не знаю, что я сделаю!
Слеза выкатилась из уголка глаза Инез и скатилась по щеке вниз, вслед за теми слезами, что она уже выплакала.
– Я понимаю, миз Кара. Больше, чем вы думаете. Не забывайте, что этот ребенок для меня тоже особенный, – прошептала она.
Кара закрыла лицо руками.
– Прости меня, пожалуйста, Инез. Мне так стыдно. Я не знаю, что говорю.
Инез обняла Кару за плечи и отвела назад к креслу. Прежде чем девушка успела сесть, она услыхала во дворе топот копыт.
– Масса Дейк вернулся, – закричал Элайджа в дверь.
Волнение захлестнуло Кару, и она опять вскочила. Инез взяла ее за руку, и они вместе поспешили к двери.
Женщины наблюдали, как Дейк и шериф слезали с лошадей. Клеи с ними не было. Застыв на месте, Кара вцепилась в руку Инез и ждала. Она чувствовала облегчение от того, что Дейк вернулся в целости и сохранности, но не решалась подбежать к нему, боясь плохих новостей.
Она ждала его на краю веранды. По ее телу бегали мурашки, Но вот Дейк подошел к ступенькам.
– Ты хромаешь? – спросила она. «Хоть что-нибудь, скажи мне что угодно, но только правду – даже плохую!» – думала она.
– Немного. Я упал.
Она хотела посмотреть ему в глаза, но их затеняли поля шляпы. Однако резкие полоски вокруг его рта и твердо сжатые губы были достаточно красноречивы.
– Дейк? Ты пугаешь меня.
Он взял ее руки и крепко их сжал.
– Нет ни плохих новостей, ни хороших. Мы нигде не смогли их найти. Как будто они растворились. Сейчас слишком темно, чтобы разглядеть дорогу, но на рассвете мы продолжим поиски.
Она покачала головой, не веря его словам. Не может быть, что он так просто бросил поиски.
– Нет. Ты поедешь прямо сейчас. Если ты не найдешь их, искать пойду я. Элайджа отправится со мной. – Она повернулась к слуге, который стоял рядом. – Верно, Элайджа?
Дейк сжал ее руки.
– Кара ...
Он казался таким спокойным, отсутствующим и собранным, что Кара с каждой секундой разъярялась все больше. Клей теперь принадлежал ей, как, собственно, принадлежал уже с самого первого дня своей короткой жизни. Ей была невыносима мысль о том, что он пробудет в руках Минны еще хоть немного. Она представляла, что он брошен где-нибудь, холодный и одинокий.
– Наш ребенок где-то один, в темноте. Он никогда не оставался без нас, и я хочу, чтобы он снова был со мной. Минна не знает, как за ним ухаживать. Ей все равно, что с ним случится. – Кара попытал ась вырвать руку у Дейка, намереваясь пойти мимо него к лошадям, которых Билл Йенсен привязал к коновязи. Она была нужна Клею. Она должна была пойти.
Дейк отступил, обнял ее за талию, подхватил под колени и поднял на руки. Она извивалась в его руках, пытаясь освободиться. Боль распространялась по ее раненному плечу, и она судорожно глотнула.
– Пусти меня, ты делаешь мне больно!
– Ты сама себе делаешь больно. Успокойся! – Он понес ее к дверям.
Она согнула ноги и изо всех сил ударила его здоровой рукой. Дейк крепко держал ее и отвернул голову, но не замедлил шагов, направляясь к лестнице.
– Пусти меня, Дейк. Я должна найти Клея, пока не стало слишком поздно.
На середине лестницы он остановился, чтобы ухватить ее покрепче. Кара отпрянула назад. При падавшем сверху свете лампы она смогла как следует разглядеть его. На его щеках были видны следы слез. Она видела, что он судорожно сглотнул, с трудом подбирая слова:
– Да я всю землю переверну вверх дном, чтобы найти его, Кара. И ты это знаешь. Но мы ничего не можем сделать до рассвета.
Она не захотела спать в своей комнате, где стояла пустая колыбелька. А Рид не собирался больше оставлять ее одну. Поэтому Дейк отнес ее в хозяйскую спальню и, наконец, уложил в постель. Инез оставила горящую лампу па ночном столике. Он быстро отвернулся от нее, стесняясь своих слез, и пошел прямо к умывальнику, на ходу стаскивая с себя куртку. Потом он швырнул ее на край кровати.
– Теперь я вижу, что ты расстроен, – сказала Кара зазывным голосом.
Он видел, как она подняла его заношенную куртку, погладила мягкую кожу, расправила бахрому пальцами, а затем повесила ее на спинку стула. Дейк повернулся к умывальнику и налил воды в фарфоровый таз, украшенный лесным пейзажем. Он вымыл лицо, взял полотенце и насухо вытер кожу.
– Иди ко мне, – сказал он, выпрямившись.
Кара приблизилась к нему без возражений. Он взял ее на руки и прижал к себе так крепко, как только мог, чтобы не потревожить рану. Как он мог допустить, чтобы его жизнь в такой степени вышла из-под его контроля? В какой момент строгий порядок и рассудительность сменились хаосом и страстью?
С того самого дня, когда он впервые увидел Кару Джеймс.
– Дейк? – Ее голос звучал глухо, потому что она уткнулась лицом в его рубашку.
Он поцеловал ее в голову.
– Что?
– Мы найдем его. Знаю, что найдем, – прошептала она.
Ему так хотелось сказать ей что-нибудь убедительное, но он не хотел давать ложной надежды. Поэтому он ничего не ответил.
Рид почувствовал, что она вздохнула, он повернул ее к себе спиной.
– Давай-ка я помогу тебе снять это платье, чтобы ты могла хоть немного поспать.
Она не противилась, но стояла как безжизненная кукла, опустив по бокам руки, пока он расстегивал пуговицы на спине, Дейк осторожно стянул с нее платье, и оно упало на пол. Она перешагнула через платье и обхватила себя руками, потому что в комнате было прохладно.
Он любовался ее гладкой кожей цвета слоновой кости. Тонкая ткань сорочки, которую он ей подарил, плохо защищала от холодного ночного воздуха. Ее кожа покрылась мурашками. Дейк положил руки на ее спину. Она прижалась к нему, и он помог ей улечься в постель. Он приподнял одеяло, и Кара скользнула под него, натянув одеяло до самого подбородка.
Чувствуя себя постаревшим на много лет, Дейк тяжело уселся на край кровати и осторожно стащил сапог с поврежденной ноги. Молодой человек прикрутил фитиль, и свет погас.
Одетый, он улегся под одеяло и подвинулся ближе к Каре, прижав ее к себе.
Дейк знал: она не спала, но надеялся, что усталость пересилит ее страдания. Ему бы так хотелось найти какие-то слова, чтобы успокоить ее. Хотелось быть как ее бабушка – знать мудрые поговорки, молитвы, уметь дарить надежду.
Но этой ночью он не мог дать ей ничего, кроме тепла своих рук.
Дейка разбудили две вещи: во-первых, разболевшаяся нога, а во-вторых, настойчивый стук в дверь. Было еще темно, но он почувствовал, что Кара сидит рядом с ним.
Стук стал громче.
– Рид, вставай!
Это был голос Йенсена. Дейк встал с постели и взглянул на Кару перед тем, как открыть дверь. В предрассветном сумраке он увидел, что она натянула одеяло до подбородка. Он приоткрыл дверь ровно настолько, чтобы можно было поговорить с шерифом, не показывая ему Кару.
– Один из твоих работников нашел старую кобылу в поселке и привел ее домой.
– Сейчас я выйду. – Дейк закрыл дверь и вернулся к кровати. – Кто-то нашел Горошинку, – сказал он Каре.
– Я слышала. – Она выбралась из постели и потянулась к своему платью.
– Не уходи пока – помоги мне одеться.
Держа платье в руках, она обошла кровать и ждала, пока он с трудом натягивал сапог на поврежденную ногу.
– Иди сюда.
Она подошла к нему. Дейк подержал платье, она шагнула к нему, и он осторожно натянул платье и помог Каре всунуть руки в рукава, чтобы не задеть рану на плече.
– Хороши мы с тобой!
– Когда Клей вернется домой живым и невредимым, я думаю, мы заслужим отдых, – проворчала она.
– Ты ведь не станешь вешать нос, не так ли?
– Я не могу, – тихо сказала Кара. – Во всяком случае, не тогда, когда все, что у нас есть, – это надежда.
Он подождал, пока девушка найдет свои туфли, и, опустившись на колени, надел их ей на ноги. Когда она была готова, он быстро ее поцеловал, не желая задерживаться. Ему не терпелось возобновить поиски Минны и Клея. Выходя из комнаты, он взял свою куртку, а потом открыл верхний ящик комода и вытащил еще один пистолет, завернутый в рубашку. Он сунул пистолет себе в карман. Потом Дейк взял Кару за руку, и они вместе вышли из комнаты.
Инез готовила кофе для Билла Йенсена. Дейк усадил Кару за стол и сел сам в ожидании подробностей.
– Твой проповедник услыхал шум за дверями рано утром и обнаружил клячу, которая бродила поблизости. Похоже, история о похищении ребенка распространилась уже по всему поселку. Поэтому проповедник отвел кобылу к Элайдже, а тот привязал ее в стойле и разбудил меня.
– Что бы это значило, Дейк? – Еще не проснувшаяся Кара взяла чашку кофе, который Инез приготовила для нее.
– Это значит, что Минна или идет где-то пешком, или она дошла до реки, или встретила кого-то на дороге, – произнес Йенсен.
Дейк поставил чашку с кофе и схватился за стол обеими руками.
– Я начинаю думать, не уехала ли она куда-нибудь по реке.
Йенсен наклонился вперед, поставив локти на стол:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Минна хитра. Она могла спрятать старый ялик или плот. Могла договориться, чтобы ее кто-то встретил.
– Она могла, – согласился Билл.
– Ты хочешь сказать, что она может быть за много миль отсюда? – Кара выпрямилась на краю стула. – Ты так думаешь?
Дейк кивнул.
– Да, я это допускаю. Когда мы играли здесь детьми, мы всегда думали о том, куда плывут мимо нас корабли. А в тростнике был спрятан старый ялик. Возможно, он уже развалился, но если он все еще держится на воде ...
– Если он еще держится на воде, янки конфисковали его во время войны, – напомнил ему Билл.
Дейк проглотил остатки кофе и встал. Надевая на ходу свою куртку, он подождал Йенсена.
– Обращай внимание на следы крови, которые мы вчера в темноте мог ли не заметить, и направляйся к главной дороге. Поищи, нет ли следов фургона или повозки. Посмотри, не оставила ли Горошинка следов возле границы нашего поместья. Инез, пройди по поселку и узнай, не видел ли кто-то чего-нибудь подозрительного. Пошли сюда Элайджу и сама возвращайся, как можно быстрее. А я поеду вдоль реки – вдруг я догоню ее там?
– А мне что делать? – Кара ждала его распоряжений, и Дейк по холодному блеску ее голубых глаз понял, что лучше дать ей какое-нибудь задание.
– Здесь будет командный пункт. Жди, пока кто-нибудь из нас не вернется, а мы будем поддерживать связь через тебя. Когда Элайджа придет сюда, скажи ему, чтобы он взял с собой несколько человек и отправлялся па поиски в лес.
– Я могу ...
– Ты будешь здесь. – Дейк понял, что ранил ее этим распоряжением. Он попытался объяснить ей: – Кара, я очень беспокоюсь и о тебе тоже.
Она смотрела на стол.
– Хорошо.
– Обещай мне.
Она кивнула, не поднимая головы.
– Кара ...
– Я обещаю, – прошептала она. – Я останусь здесь.
– Хорошо. Я знаю, что ты сдержишь свое слово. – Он сунул руку в карман своей куртки, вытащил пистолет и протянул его девушке. – Пусть это будет у тебя, но будь осторожна: он заряжен.
Ее глаза потемнели от гнева, когда она снова посмотрела на молодого человека.
– Сейчас я прощаю тебе, что ты обращаешься со мной как с малолетней дурочкой, Дейк Рид, потому что ты расстроен, и я это знаю. Но не думай, что так и дальше будет продолжаться.
Несмотря на серьезность ситуации, Дейк рассмеялся, но ему нечего было возразить. Он взял со стола свою шляпу и произнес:
– Пошли, Билл!
Кара наблюдала, как они уходили. Инез налила еще одну чашку кофе, прежде чем отправиться выполнять задание. Глядя на свои руки, лежащие на коленях, Кара сплела пальцы:
– Я не покину дом, капитан Рид, – проворчала она – но я не собираюсь сидеть здесь, как курица на насесте, пока эта женщина прячется где-то с нашим ребенком.
Встав из-за стола, Кара подошла к окну, чтобы убедиться, что все разъехались. Инез исчезла на аллее. Дейка тоже не было видно. Она увидела Билла Йенсена верхом на лошади. Шериф внимательно вглядывался в землю аллеи, ведущей к большой дороге.
Девушка поднялась и стала бродить по дому. В огромных, полупустых комнатах, скупо освещенных ранним утренним светом, было холодно. Кара поежилась и решила надеть кофту, прежде чем разжигать камин в гостиной.
Она подошла к лестнице, не переставая удивляться размерам этого сооружения. И хоть обои выгорели и кое-где даже порваны, можно догадаться, какая красота была тут прежде. Чьи портреты украшали стены в тех местах, где остались лишь квадраты невыгоревших обоев? И хоть Каре это и было интересно, ей не нравилось находиться в месте, которое так завладело рассудком безумной Минны Блекли. Она будет чувствовать себя в Риверглене как дома, только если Дейк с Клеем будут здесь. Земля и дом представляли для нее ценность лишь как мечта Дейка. Их любовь поможет ей полюбить и его дом.
Кара поспешила по коридору в свою комнату, уговаривая себя не волноваться при виде пустой колыбельки. Комната для гостей была расположена в северной части дома, и там было холоднее всего. Кара решила попросить Элайджу перенести колыбельку в хозяйскую спальню. Если ей еще суждено держать этого мальчика в руках, она больше его ни за что не упустит из виду.
Она быстро вытащила из шкафа кофту и потянула ее на себя. Кара уже закрыла дверцу·и остановилась возле умывальника, чтобы взять щетку для волос, как вдруг услышала тихий стук двери в коридоре.
– Инез? – Кара подошла к своей двери и остановилась, прислушиваясь. – Инез, я здесь, – позвала она, пытаясь справиться с внезапно начавшимся бешеным сердцебиением.
Девушка опустила руку в широкий карман своего платья, и ее пальцы нащупали холодный металл пистолета. Она сжала оружие в руке, не осмеливаясь взглянуть вниз. Кара прижималась к стене и старалась ступать тише, оглядывая пустой коридор. Она направлялась к единственной закрытой двери. Эта комната раньше принадлежала Дейку; здесь убили его брата. Приехав сюда, Кара решила не входить в эту комнату.
Задерживая дыхание, она остановилась возле двери и приложила к ней ухо. Внутри не было слышно ни звука. Медленно, осторожно, она дотронулась до холодной медной ручки, а потом, не выдержав, нажала на нее. Дверь приоткрылась. Кара тихонько толкнула ее, не сильнее, чем легкий ветерок. Дверь отворилась. Она ждала, что услышит, как кто-то ходит по комнате, ждала, что что-то произойдет, когда дверь окажется открытой.
Ничего не случилось.
Выпрямившись, она глубоко вздохнула и проскользнула в комнату. Прижавшись спиной к дверному косяку, Кара остановилась и осмотрелась. В комнате была лишь кровать с матрасом и пустой стол у окна.
Кара облегченно вздохнула и обругала себя за глупость. Она вернулась в коридор и закрыла за собой дверь. Но когда она уже собралась было спуститься вниз, ее внимание привлекло нечто, похожее на монету. Кара приблизилась. Но, даже не нагнувшись, она догадалась, что круглое пятно было вовсе не монеткой. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это – пятно крови.
Девушка наклонилась и дотронулась до пятна. Ее палец стал влажным. Кара потерла указательный палец большим и нахмурилась. Она оглянулась назад и вновь посмотрела на пол. Рядом было еще одно пятно – поближе к дверке, ведущей на чердак.
Минна Блекли была в доме.
Кара прокралась по коридору к двери, ведущей на чердак. Ожидая, что дверь окажется запертой, она удивилась, когда дверная ручка с легкостью поддалась. На нижней ступеньке было еще одно кровавое пятно. Она подождала внизу, увидела мутный свет вверху и прислушалась. Опять ни звука. Она решила бы, что Минна пряталась здесь ночью, а потом ушла, если бы пятна крови не были свежими.
Кара сжала в руке пистолет и стала подниматься на чердак. Здравый смысл подсказывал ей, что надо дождаться Дейка, запереть дверь, устроить ловушку и не выпускать Минну. Но она не всегда прислушивалась к здравому смыслу. Ведь если Минна обнаружит, что она попала в ловушку, она сможет повредить Клею или использовать его как заложника. Кара рассчитывала застать ее врасплох. К тому же сейчас она была вооружена и готова ко всему. Она уже знала своего врага. На этот раз выиграет она.
Кара поднялась на самый верх лестницы, злясь на темноту. Она подумала, что там никого не было, как и в нижней комнате, как вдруг заметила какое-то движение на фоне остроконечной крыши. В глубоком мраке появилась фигура в белом, которая двигалась ей навстречу.
Кара подняла пистолет и скомандовала:
– Не подходи близко!
– Ты уверена, что не боишься меня?
Это был голос Минны. Медовый голосок и мягкая улыбка, они всегда при ней. Кара как завороженная смотрела на приближающуюся Минну. На ней было длинное, пышное, белое платье. Кружевные оборки каскадами ниспадали с юбки на пол. Картина была потрясающей – как из модного журнала. Единственное, что портило ее подвенечный наряд, было большое кровавое пятно. С банта, украшавшего прическу, спускалась длинная кружевная вуаль. Белые кружевные митенки закрывали руки. Цвет лица Минны был чуть темнее белоснежного платья, щеки бледные, но губы казались кроваво-красными, контрастируя с кожей лица. Темные глаза были совершенно бессмысленными.
Кара покачала головой, как бы отгоняя от себя это ужасное видение.
– Где Клей, Минна? Где ребенок?
– Ребенок? Какой ребенок?
«Ты, черт возьми, отлично знаешь, какой ребенок!» – вертелось в голове у Кары. Ей хотелось закричать. Вместо этого как можно спокойнее, таким тихим голосом, какой только у нее получился, Кара произнесла:
– Маленький Клей! Ребенок, которого Дейк нашел в Канзасе. Ты помнишь Минна, я уверена!
Минна лишь отмахнулась от нее:
– Ах, этот ребенок. Нет, я не знаю. Понимаешь, он мне мешал. К тому же Дейк не может заниматься ребенком: ведь сегодня – день нашей свадьбы.
Кара глубоко вздохнула.
– Дейк велел мне позвать тебя, Минна. Он сказал ... Он сказал, что ему не терпится увидеть тебя в подвенечном платье. Но ему хочется увидеть и ребенка тоже.
Минна подошла, приподняв подол своей юбки, и покружилась перед Карой:
– Тебе нравится мое платье?
У Кары комок застрял в горле, и она постаралась скрыть, как дрожат ее руки:
– Конечно, нравится. Оно замечательное.
– Мне его сшили как раз после того, как Берк сделал мне предложение. У нас еще были деньги, ткань и все остальное. Не то, что сейчас. – Она сжала пальцами кружева на юбке, не замечая пятен крови: – Мне пришлось его спрятать, знаешь ли. Я не могла позволить, чтобы янки его забрали. Они хотели взять все. Я спрятала его под половицы, завернутым в мешок для муки. Спрятала до дня венчания. – Минна качнулась. Грязные голые пальцы и точеные ступни ног выглядывали из-под платья.
Кара шагнула вперед, надеясь увидеть хоть какой-нибудь признак того, что ребенок был там. Но она ничего не разглядела.
Минна опустилась на старый сундук, стоявший посреди чердака. Боясь оторвать взгляд от безумной женщины, Кара сделала еще один шаг вперед, и ее нога застряла в пустой картинной раме. Она полетела вперед, расставив руки в стороны, чтобы смягчить удар, и пистолет выпал из ее руки.
Гуся нельзя ощипать сразу. Это надо делать постепенно, выщипывая перышко за перышком.
Ненни Джеймс




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пока не наступит завтра - Лэндис Джил Мари



я бы сказала что не очень!!! была невинной а трах.... как куртизанка..страсть описана вяло, писательнице не хватило слов описать все должным образом...5 из 10
Пока не наступит завтра - Лэндис Джил Мариещё наталья
8.12.2012, 17.42





Интересно, увлекательно, замечательно!!!! Рекомендую 10++++
Пока не наступит завтра - Лэндис Джил МариМарта
23.09.2014, 18.07





В принципе неплохо . Но, чего-то не хватает .
Пока не наступит завтра - Лэндис Джил МариВикушка
24.09.2014, 23.43





Да , чего-то не хватает . Вроде интересный сюжет , интересные герои , может что -то с переводом . Как-то давит что ли , не пойму . Но неплохо .
Пока не наступит завтра - Лэндис Джил МариMarina
30.03.2016, 19.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100