Читать онлайн Волшебный свет, автора - Лэм Шарлотта, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный свет - Лэм Шарлотта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный свет - Лэм Шарлотта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный свет - Лэм Шарлотта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэм Шарлотта

Волшебный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Ударилась Дилан не сильно, однако несколько секунд не могла пошевелиться от страха. Сознание мутилось. Она уронила голову на руль.
Наконец, найдя в себе силы поднять голову и сесть прямо, Дилан почувствовала боль. Ремень безопасности давил на грудь и живот; одна щека и лоб горели, оттого что она при столкновении неловко ткнулась лицом в руль.
Отстегнув ремень, она открыла дверцу и стала выбираться из машины. Но едва поставила ногу на землю, как тело снова пронзила острая боль. Господи, неужели лодыжку сломала?
Она осторожно втянула ногу обратно. Да, боль просто адская. Дилан чуть приподняла ногу, что само по себе нелегко при таком животе, и спустила носок. Наклониться и пощупать лодыжку оказалось еще труднее. Как же она устала от этой беременности! Лодыжка покраснела и опухла, но, видимо, перелома все-таки нет, только растяжение.
Снова натянув носок, Дилан поставила ногу на землю, затем вытащила вторую; она совсем не болела. С трудом, держась за ручку двери, Дилан выпрямилась. Но сможет ли она идти – вот вопрос.
На капоте машины солидная вмятина; к счастью, у ограды насыпана куча земли – она смягчила столкновение, так что «цветочный фургон», возможно, еще удастся починить.
Так куда же её занесло? Дилан обвела взглядом окрестности и ничего не увидела, кроме бесконечных полей и припорошенных пургой деревьев. Снегопад и не думал прекращаться.
Она посмотрела на дорогу, по которой ехала, но подъем был слишком крутой, туда ей не добраться, тем более что придется прыгать на одной ножке.
Что же делать?
Сотовый телефон Росса! Слава богу, она захватила его с собой. Просунувшись в дверцу машины, Дилан стала искать его в сумке. По крайней мере, можно будет вызвать такси. Теперь до дома Дженни совсем немного осталось. Непослушными пальцами она набрала номер сестры. Дженни наверняка знает, как заказать местное такси. Но сигнала не было. Дилан попробовала еще раз, еще – безрезультатно! – и, закрыв глаза, тихонько застонала. Проклятье! Росс вечно жалуется на то, что пропадает сигнал – то ли места такие, то ли ветер разбивает радиоволны, кто его знает? Сотовые телефоны всегда были для Дилан загадкой.
Облокотившись на помятый капот, она прикинула свои шансы. Можно сесть в машину и дожидаться, что кто-нибудь проедет мимо. А если никто не проедет? Тут и замерзнуть недолго. Можно как-нибудь доползти до дороги – уж там-то кто-нибудь непременно встретится. Но со второго взгляда холм показался еще круче.
Неужели поблизости нет ни одной фермы, ни одного дома? Она в отчаянии осматривалась и наконец разглядела какой-то проблеск на той стороне поля. Дом! И обитаемый – вон дымок над крышей вьется.
Надо как-нибудь добраться до него – чем скорей, тем лучше. С каждой минутой её всё сильнее пробирал озноб. Она бросила телефон в сумку, заперла дверцу и отправилась в путь.
Идти было тяжело: очень болела нога, пожалуй, в таком темпе ей и к вечеру не добраться. Дилан подержалась за ограду и заметила в нескольких метрах впереди большое дерево. Что это за дерево, она понятия не имела, главное – несколько ветвей почти у самой земли надломились. Уже хорошо, сейчас она сделает себе палку, и будет легче идти.
Ухватившись за ветку, она потянула се на себя, и ветка обломилась – толстая, крепкая, почти что в рост Дилан. Опираясь на нее, она дохромала до калитки и еле-еле ее открыла – столько снегу навалило. Наконец она все-таки протиснулась в калитку и не меньше времени потратила на то, чтобы ее закрыть. Потом несколько минут постояла, привалившись к ограде и вглядываясь в белое марево.
Что это – поле или пастбище? Под снегом поди угадай. Ни коров, ни лошадей она не увидела и спокойно двинулась дальше. Но примерно на середине поля угодила в глубокий сугроб.
С трудом сдерживая слезы, Дилан крикнула:
– Помогите! Помогите, кто-нибудь!
Голос отнесло ветром, и сперва никто не отозвался. Но вдруг совсем рядом что-то шевельнулось, и Дилан испуганно вскрикнула.
Кто это? Корова? Нет, для коровы маловата. Овца? Может быть. Неясный силуэт придвинулся к ней; сквозь пелену снега полыхнули недобрым огнем глазки и прочертились рога.
Рога? Разве у овец бывают рога? Дилан замерла, пытаясь понять, насколько опасен этот пришелец: ведь в ее положении далеко не убежишь. Секунду спустя ее осенило: это козел! На шее у него она разглядела кожаный ошейник, к нему была прикреплена длинная цепь. Наверно, был где-то привязан и сумел вырваться.
С козлами Дилан еще не приходилось встречаться, и она внимательно разглядывала нового знакомого: боднет или нет?
Козел заблеял, смешно закручивая нижнюю губу. Желтые глазки поблескивали настороженно. И все-таки она решилась его погладить. Козел снова заблеял и потерся о ее ноги. Дилан облегченно вздохнула: какая-никакая, а компания, все лучше, чем одной в поле.
– Здравствуй, козел, – сказала она, пытаясь улыбнуться. – Тебе тоже холодно?
Козел внимательно ее оглядел: Дилан показалось, что взгляд задержался на ее животе.
– Да, у меня ребенок будет, – подтвердила она и поежилась.
Над полем быстро темнело, скоро она даже тропки не разглядит. Надо поторапливаться, пока совсем не замерзла.
Наверно, козел из того дома, подумала Дилан и уцепилась за его покрытую снегом шерсть, которая, тем не менее, оказалась теплой и мягкой на ощупь.
– Красавец, умница! – польстила она козлу. – Проводишь меня к себе домой?
Козел резво припустил по полю, и Дилан тут же пронзила боль в растянутой лодыжке.
– Постой, не беги так, я за тобой не поспеваю.
Глупая, как будто он понимает человеческий язык! Ну пусть глупая, зато не так страшно, а то еще родишь тут посреди поля, и роды принять некому, кроме козла.
Руфь уже часа два без передышки суетилась по дому; ей страшно захотелось чаю. Наливая в чайник воду, она рассеянно глянула в окно на все еще бушевавшую пургу. Завтра надо кое-что купить в деревне, ведь в Рождество все лавки на три дня закроются. Можно, конечно, доехать до туристического центра в Уиндермире, но тащиться в такую даль неохота, и потом, даже зимой там трудности с парковкой. Поэтому лучше все закупить заранее. Но, судя по всему, снегопад сильно осложнит ей жизнь. Даже если метель к ночи утихнет, наверняка сильно подморозит, и дорога превратится в каток. Руфь содрогнулась от одной мысли о поездке в деревню.
Она уже собиралась поставить чайник на плиту, как вдруг что-то мелькнуло за окном в белой поземке.
Руфь подошла к окну и пригляделась. Кто-то идет по полю, вернее катится, как снежный ком.
А рядом с большим комом ком поменьше, тоже весь белый, только на голове рога.
На мгновение она окаменела.
Но поземка, словно почуяв ее страх, чуть-чуть улеглась, и через минуту Руфь уже различала силуэты довольно четко. Сперва она узнала Фреда – своего Фреда, который вдруг вырос и округлился благодаря снежной шубе.
Вот дура-то, Фреда испугалась! Вечно ей что-то мерещится! Но кто это с ним? Два снеговика уже пролезают в садовую калитку, и тот, что повыше, держит Фреда за холку. Неужели второй снеговик – женщина?.. Да, очень толстая женщина.
– Мамочки! – вскрикнула Руфь и чуть не уронила чайник.
И вовсе она не толстая, а беременная – уже на сносях.
Поставив наконец чайник, Руфь поспешила к двери черного хода. Беременная незнакомка подняла голову, и у Руфи защемило сердце при виде нежного, смертельно бледного личика. Совсем ребенок, лет пятнадцать, не больше! В синих глазах страшная усталость, губы тоже посинели и дрожат.
– Что с вами? – спросила Руфь, понимая всю глупость своего вопроса. Как будто и без того не видно: девчонка сильно хромает, морщится от боли, промерзла вся, и на лице ссадины.
– Извините за беспокойство, – проговорила та еле слышно. – Нельзя ли вызвать от вас такси? И механику позвонить? У меня там машина разбилась. – Она махнула рукой куда-то на поле.
Вот оно что!
– Проходите, проходите в дом. Вам отогреться надо.
Руфь обхватила ее за плечи и повела в дом.
Фред было двинулся за ними, но Руфь ногой затворила дверь у него перед носом.
– Сиди тут. С тобой я после разберусь!
Он поглядел на нее с ненавистью и ударил в снег передними ногами, явно готовясь к штурму двери.
– Смотри у меня! – прикрикнула Руфь и повернулась к гостье.
Прежде всего надо ее переодеть: если усадить ее в мокром, она воспаление легких наживет.
– Давайте-ка снимем пальто и ботинки, а потом сядете поближе к огню. Камин у меня весь день топится. Эти старые камины – просто благословенье Господне – все жгут. Весь мусор там сжигаю. У меня электрический тоже есть – на всякий случай, если что срочно подсушить надо. Но перед ним не погреешься, и ноги на решетку не положишь. Вас как зовут? Меня – Руфь Николс.
Она проворно расстегнула на гостье обледеневшее пальто и стащила его с плеч. А мысль тем временем лихорадочно работала. Надо позвонить Генри и попросить его приехать.
– Дилан. Дилан Джефферсон.
– Какое странное имя – Дилан! – Руфь повесила пальто в прихожей: там пол выложен плиткой, пусть капает. – Вроде бы мужское. Валлийское, что ли?
– Да, валлийское. Означает: выходец из моря. Моя мать была родом из Уэльса.
Бедная девочка! Не хватало только ей здесь родить. Руфь подумала о том, что ей придется принимать роды, а она понятия не имеет, как это делается. От этой мысли по спине побежал холодок.
– Есть еще поэт…
– Дилан Томас. Да, мама в честь него меня и назвала. Она хотела мальчика, а когда появилась я, она уже привыкла называть меня Дилан.
Руфь усадила ее в кресло перед камином и принялась стаскивать с нее ботинки и носки. Надо же, такой мороз, а она в легких ботиночках!
– Ой! – вскрикнула женщина, стянув второй носок и увидев красную, распухшую лодыжку. – Больно-то как, наверное. Это что, во время аварии? А другие травмы есть?
– Ничего серьезного, – пробормотала Дилан, наклоняясь поближе к огню.
Руфь и сама заметила ссадины и царапины на лице, на шее. Да, все могло быть хуже, Дилан еще повезло.
– Я позвоню своему врачу, пускай приедет и осмотрит вас.
Генри, подумала она, найдет для нее место в родильном отделении. В такое время года там едва ли много рожениц.
Закипел чайник, наполнив кухню паром.
– Сейчас чаю вам налью. И не держите ноги слишком близко к огню, а то ознобыши будут.
Руфь заварила чай, накрыла чайник старой вязаной куклой, достала две большие ярко-желтые кружки и, прежде чем наливать, решила все-таки позвонить Генри. Но, сняв трубку, не услышала гудка.
Сердце у нее упало. Она повесила трубку, попробовала еще раз. Глухо!
Дилан с тревогой поглядела на нее.
– Что, отключился? Я еще утром подумала, что этого надо ожидать. У нас в снегопад тоже телефоны не работают.
Руфь выдавила из себя улыбку и постаралась, чтоб голос звучал как можно веселее.
– Да, и у нас такое сплошь и рядом. Ну ничего, скоро починят. Давайте выпьем чаю и я еще раз попробую.
Если она не дозвонится Генри, надо сажать Дилан в машину и везти в деревню. Ее коттедж стоит на отшибе Стоунли, ехать до дома Генри минут двадцать как минимум, но по пути крутой спуск и такой же крутой подъем к деревне. В любую погоду ехать не просто, а в снегопад по-настоящему опасно.
– Может, съедите что-нибудь?
– Спасибо, я не голодна.
Дилан обхватила обеими руками кружку и, прикрыв глаза, с наслаждением потягивала чай. Руфь положила ей три ложки сахару: может, сахар в крови – это и плохо, но только не для этой девчонки.
– Давайте я хотя бы тост сделаю, – уговаривала ее Руфь. – Где вам больнее всего?
Дилан усмехнулась.
– Да у меня уж девятый месяц каждый день то в одном, то в другом месте кольнет. Думаю, это аллергия на беременность. Когда я танцевала, у меня даже голова не болела ни разу.
Руфь вытаращила на нее глаза.
– Вы были танцовщицей? А где?
– В балете.
Руфь просияла.
– Я, когда жила в Лондоне, все время ходила на балет, а теперь уж забыла, когда была последний раз. После смерти отца маму инсульт разбил. Я бросила работу, квартиру, переехала сюда за ней ухаживать, да так и осела.
Руфь вдруг осеклась: зачем она все это рассказывает незнакомой женщине, очень ей надо знать ее биографию! Руфь редко с кем откровенничала и теперь сама себе удивлялась.
– Тоскуете, наверно, – живо подхватила Дилан. – Как я вас понимаю, сама всю жизнь в Лондоне прожила, а сюда только весной переселилась и никак не могу привыкнуть: тоскую по балету, по друзьям, по зрительному залу, а главное… по городской жизни. Там всегда есть чем заняться: театры, музеи, кафе, все время среди людей. Села в автобус или в метро – и езжай куда душе угодно.
– Да, в Лондоне жизнь кипит, – улыбнулась ей Руфь. – А вы теперь где-то неподалеку живете?
– Нет, мы у самой границы, за Адриановой стеной. Я ехала сестру навестить, она в нескольких милях от вас живет. – Дилан невольно глянула на телефон, висящий на стене. – Хорошо бы позвонить ей, а то волноваться будет. Может, уже заработал?
– Сейчас попробую.
Руфь снова подошла к телефону; Дилан прочла все по ее глазам и вздохнула.
– Все так же? А может, у соседей работает?
Руфь сокрушенно развела руками.
– Здесь на полмили окрест никто не живет. Ближайшие мои соседи – строитель с женой – сейчас в Канаде: поехали дочку с внуком навестить. У меня, правда, есть машина, но сейчас ехать в деревню небезопасно. Давайте выждем часок-другой: может, снег перестанет или восстановят линию. – Руфь помолчала и с тревогой уставилась на гостью. – А вы рожать не надумали? Схваток еще нет?
– Да вроде нет, слава богу. – Дилан улыбнулась, почувствовав ее беспокойство. – Я и так уж вас обременяю, не хватало вам только роженицы.
– Вы, наверно, хотите сообщить мужу, где вы.
– Нет! – отрезала Дилан, и лицо ее вмиг затуманилось.
Что-то там такое случилось, подумала Руфь, но расспрашивать не стала. Они встретились случайно и, скорей всего, больше не увидятся, так с какой стати ей рассказывать незнакомому человеку о своих бедах? Сама Руфь ни за что бы не стала.
– А чем ваш муж занимается?
– Он лесник. Наш дом стоит на опушке соснового леса. Его на вырубку выращивают. Рядом никакого жилья – одни деревья. Я их уже видеть не могу. – В голосе явственно послышалась горечь. – Но мужа сейчас дома нет, он уехал в Йорк на совещание. – Она помолчала, неотрывно глядя в огонь и вдруг воскликнула: – Мобильный! Совсем забыла!
– Что? – не поняла Руфь.
– Телефон. Он у меня в сумке. – Дилан повертела головой и стала подниматься.
– Сидите, я подам.
Руфь взяла со стола сумку и поставила ей на колени. Дилан торопливо ее открыла, вытащила телефон и набрала номер Дженни. «Вне зоны обслуживания».
– Дурацкая штука! – Дилан еще понажимала кнопки, но безрезультатно. – Ведь они специально предназначены для экстренных случаев, и как раз когда надо, не работают!
– Может, он сломан? – предположила Руфь.
– Да нет, просто не ловит сигнал, а почему – непонятно. Росс говорит: это зависит от местности и от погоды. Наверно, снегопад блокирует радиочастоты, хотя в технике я – полный профан.
– Я тоже! – закивала Руфь и, подумав, предложила: – Давайте я налью вам ванну. Полежите в теплой воде, потом наденете мою рубашку, халат и тапочки и что-нибудь съедите. Могу предложить омлет, или яичницу на тосте, или бульон. А то, если хотите, сделаем спагетти. В холод, что может быть лучше? И сытно, и возни немного. Вы любите спагетти?
– Обожаю, – ответила Дилан и медленно поднялась с кресла. – И в ванне с удовольствием полежу, спасибо. Может, хоть чуть-чуть на человека стану похожа.


Росс вытащил из дорожной сумки чистую рубашку и повесил на плечики; потом положил на полочку в ванной бритвенный прибор, зубную щетку и пасту. Номер ему понравился: чистый и уютный.
До коктейля в баре с друзьями оставалось четверть часа, и он уселся за журнальный столик у окна – просмотреть свои записи перед совещанием. Времени у него будет немного: надо, чтобы его сообщение было кратким и доходчивым. Но, как ни странно, сосредоточиться он не смог. Росс по природе был очень собранным человеком, и ум всегда повиновался ему с такой же легкостью, как и тело, но в последнее время на обоих фронтах наступил полный разлад.
Недавняя ссора с Дилан как нельзя лучше убедила его в том, что их брак был ошибкой: слишком они разные. Он же должен был понимать, что не сможет она приспособиться к такой жизни. Она – горожанка до мозга костей, привыкла к толпам, к суете и прелестей сельского уединения не видит и не понимает. Ей трудно без общения, а в его кругу она чужая.
Он так надеялся, что она подружится с Сюзи, но очень скоро понял, что дело это безнадежное. Они как два полюса, а жаль. Ему хотелось, чтобы Дилан была в чем-то похожа на Сюзи: более приземленная, не такая эфирная, не такая ранимая.
Ослепленный страстью, он упустил из виду, что ему совсем не такая жена нужна. Ее утонченная красота затуманила ему мозги, и он закрыл глаза на то, что она не привыкла вести хозяйство, копаться в земле, что она боится леса, без которого он жить не может. На все закрыл глаза – лишь бы каждую ночь сжимать в объятиях это нежное, прекрасное, совершенное тело.
Теперь спит в другой комнате и опасается не то что дотронуться, а и взглянуть на нее лишний раз. Никакой физиологии.
Со сдавленным стоном он взглянул на часы. Что же Сюзи до сих пор нет? Они договорились тайно встретиться перед обедом. Никто не должен ее видеть. Не хватало только, чтоб она опоздала в такой день!
Обернувшись, он увидел за окном круженье белых комьев и помертвел: снег! Значит, синоптики ошиблись, а Дилан была права. Надо позвонить ей, успокоить.
Он снял трубку и набрал номер, но ответа не было. Он долго слушал гудки. Не могла же она выйти в такую погоду? Вспомнив, что оставил ей сотовый, он набрал его номер и услышал, что абонент находится вне зоны обслуживания.
Несколько минут Росс сидел неподвижно, будто пытаясь что-то разглядеть за окном. Дилан там одна, а снегопад уже разгулялся не на шутку. От страха у нее, чего доброго, схватки начнутся. Если она потеряет ребенка, он себе никогда не простит. А уж про то, что она с ним не останется, и говорить нечего.
Надо ехать, немедленно, надо убедиться, что ничего с ней не случилось. Пусть он подведет Сюзи, тут уж ничего не поделаешь.
На столике вдруг зазвонил телефон, и Росс подскочил, как ужаленный. Вдруг Дилан? Он схватил трубку.
– Алло!
– Росс, Милый, – раздался в трубке тягучий чувственный голос.
– Сюзи, где ты? Внизу? Поднимайся скорей. Не дай бог, увидит кто.
– Нет-нет, я выезжаю. Алан только что выкатился. Я выезжаю и буду около трех, ладно? Оставь ключ у администратора. Так даже лучше: все будут на совещании, и никто меня не увидит. Пока, милый.
– Сюзи, погоди, я не могу… – начал было Росс, но она уже отключилась. – Черт!
Он набрал ее номер, но ему никто не ответил: видно, Сюзи звонила уже с порога. Ну и ладно, оставит ей записку и все объяснит. Она, конечно, расстроится, но переживет как-нибудь.


Лежа в душистой пене, Дилан рассеянно поглядывала на высовывающиеся из воды розовые пальцы на другом краю ванны. Ей вдруг вспомнилось, как Росс забрался к ней в ванну и начал целовать эти пальцы, а руку просунул меж ее ног, лаская самое чувствительное место, и как она хохотала от щекотки и возбуждения.
«Хочу тебя!» – хрипло бросил он и, гибко перевернувшись в ванне, накрыл ее своим телом.
Она не успела опомниться, как сильные руки приподняли ее тело, и он одним скользящим движением проник в нее.
Тогда, после свадьбы, они занимались любовью где можно и где нельзя, а теперь это вовсе прекратилось.
Из-за Сюзи? Давно это у них? Нет, лучше не думать!
Подавив стон, Дилан выбралась из ванны и завернулась в белый махровый халат Руфи. Потом уселась на пробковый табурет и стала тщательно вытираться. Растянутая лодыжка чуть-чуть успокоилась, но синяк был огромный и сиял всеми цветами радуги.
Руфь дала ей свою старомодную ночную рубашку из хлопка, всю в кружевах и ленточках, синий бархатный халат на молнии и такие же тапочки. Дилан с сомнением посмотрела на халат и рубашку. Влезет ли она в них?
К счастью, и рубашка, и халат оказались довольно свободными.
Когда спускалась по лестнице на кухню, в ноздри ударил запах пищи, и Дилан с удивлением осознала, что хочет есть. Она уже и не помнила, когда ела последний раз: казалось, еда вообще перестала для нее существовать, а вот поди ж ты, организм своего требует, даже если утрачен интерес к жизни.
– Ну как? – с улыбкой обернулась к ней Руфь.
– Совсем другое дело, – благодарно кивнула Дилан. – Как вкусно пахнет соус.
– Добавила чесноку, теперь мучаюсь: вдруг вам нельзя?
– Я очень люблю чеснок. Вам помочь?
– Что вы, не надо. Все уже готово. Садитесь и налейте нам вина. Или беременным не положено?
– Положено, – решительно тряхнула головой Дилан и наполнила оба стакана.
Руфь поставила на стол дымящееся блюдо спагетти, политых сверху густым темно-красным соусом, и села. И тут раздался звонок в дверь. Руфь подскочила на стуле и вытаращила глаза.
– Кто бы это мог быть? Накладывайте себе, Дилан, а я пойду открою.
Из прихожей донеслись ее удивленное восклицание и мужской голос.
Росс, подумала вдруг Дилан и резко отодвинулась на стуле. Глупость какая! Откуда здесь Росс? Он же понятия не имеет, где она, да и вообще небось позабыл обо всем на свете там, в Йорке, со своей любовницей. А когда узнает, что она уехала, только обрадуется и, уж конечно, не станет ее искать. В мозгу вихрем завертелись жуткие картины… Росс в постели с этой вульгарной Сюзи. Его темные волосы смешиваются с ее белокурыми прядями.
Ревность и ненависть душили ее. Нет, не сможет она есть в таком состоянии.
Тут на пороге опять появилась Руфь, а с ней человек средних лет. Дилан посмотрела на него затуманенными от боли глазами, и его взгляд пронзил ее насквозь.
– Это доктор Траффорд, – объяснила Руфь, – он был у больного на соседней ферме и…
– … увидел вашу машину и следы на поле, – подхватил Траффорд, расстегивая свое толстое пальто из твида и отдавая его Руфи.
– Он обожает детективы, – со смешком сказала Руфь, – и поэтому…
– Поэтому привык думать головой, – перебил ее Генри. – Впрочем, тут и не надо быть семи пядей: следы вели к твоему дому. Знаете, у врачей и у сыщиков много общего: и те, и другие ставят диагноз, основываясь на догадках. Если человек врезался в ограду, значит, ему помощь нужна.
Дилан помотала головой.
– Да я не сильно врезалась – синяки, царапины и лодыжку потянула. Как умудрилась так дешево отделаться – не знаю! Но я буду вам очень благодарна, если вы мне вызовете такси или подбросите до ближайшего гаража.
Генри скривил губы.
– Дорогая моя, такси в такую ночь сюда не пройдет. Холмы крутые, снег, да еще подморозило. По радио каждые десять минут людей предупреждают, чтоб сидели дома по мере возможности. Я еле-еле добрался, это при том, что у меня машина с приводом на все четыре колеса. Телефоны отключились во всем районе, мой сотовый тоже не работает.
У Дилан вытянулось лицо.
– О господи, как же я?..
Генри поглядел на стол с дымящимся блюдом.
– По-моему, вы ужинать собрались. Так ешьте, пока не остыло. А пахнет-то как!
– Иди, мой руки, – улыбнулась Руфь. – Все равно нам столько не съесть.
– Признаться, я надеялся, что ты предложишь.
Возбужденно потирая руки, он направился их мыть, а Руфь наложила Дилан в тарелку спагетти с соусом, подала вазочку с натертым сыром и плетеную корзинку с нарезанным толстыми ломтями домашним хлебом.
Генри уселся за стол, пригладил рукой седые волнистые волосы. Лицо его раскраснелось от холодного ветра. Руфь поставила перед ним гору спагетти и вывалила остатки себе в тарелку.
– После ужина осмотрю вас и поеду, – сказал он Дилан. – В такую погоду всегда много срочных вызовов.
– Надеюсь, вашему пациенту лучше, – пробормотала Дилан.
– Пациенту? – Он нахмурился.
– Там, на ферме?
– Нет, он умер, – прозвучал краткий ответ.
– Боже мой! – ахнула Руфь. – Такой славный человек был!
Дилан ругала себя за то, что спросила, но Генри лишь пожал широкими плечами.
– Ему было хорошо за восемьдесят, и болезнь совсем его скрутила, так что это избавление и для него, и для родни. Руфь, можно еще хлеба?
Руфь отрезала ему два ломтя. Дилан заметила, с какой нежностью они смотрят друг на друга. Интересно, они просто близкие друзья, как она с Майклом, или тут что-то большее? С первого взгляда угадать трудно.
– Еще вина? – спросила Руфь.
– Увы! – вздохнул он. – Мне сегодня много пить нельзя, рефлексы должны быть в форме.
Наверное, с ним нелегко, подумала Дилан. С одной стороны, свойственная врачам резковатая прямота, с другой – несколько небрежная галантность. Серые глаза смотрели на нее холодно, даже неприязненно, а она не в том состоянии, чтоб вынести неприязнь даже от незнакомца.
– А это что? – спросил он вдруг, повернув голову в сторону застекленной двери, ведущей из кухни в сад.
Руфь и Дилан оглянулись и хмыкнули.
– Да Фред, – мотнула головой хозяйка. – Надо будет после ужина запереть его, а то совсем окоченеет. Правда, три часа назад он мне сарай чуть не разнес. Терпеть не может сидеть взаперти. Ему в дом хочется, но если впустишь, такого тут натворит!
Генри сыто вздохнул и отодвинул тарелку.
– Очень вкусно, Руфь. Повариха ты хоть куда. Тебе бы ресторан открыть, я бы оттуда не вылезал.
– Нет, это мне не под силу.
– А жаль. Ну что, Дилан, если вы закончили, пойдемте, я вас осмотрю. Руфь, поработаешь медсестрой?
Он осмотрел ссадины Дилан, послушал пульс, измерил температуру, достав стетоскоп, послушал сердцебиение ребенка, обследовал растянутую лодыжку и в конце концов согласился с ее собственным диагнозом.
– Ничего серьезного, но лучше вам заночевать здесь. В такую погоду ехать небезопасно, а к утру телефонную связь, надеюсь, восстановят. – Он быстро взглянул на часы. – Все, помчался. Спасибо за ужин, Руфь, давно я так вкусно не ел.
Дилан украдкой покосилась на женщину и решила, что отношения тут не такие уж невинные, во всяком случае, с ее стороны. А может, это ей только кажется.


Уже на выходе из отеля Росса окликнул портье.
– Мистер Джефферсон, вас к телефону, срочно.
Наверно, Дилан, сказал он себе и бросился к телефону в холле, но в трубке услышал взволнованный голос ее сестры Дженни.
– Росс? Ну наконец-то! Дилан сказала, что ты в Йорке на совещании, а в каком отеле – неизвестно. Я попала с третьего раза. Послушай, Росс, Дилан еще не приехала. За окном метель, гололед, я дико волнуюсь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебный свет - Лэм Шарлотта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Волшебный свет - Лэм Шарлотта



Классная книга но маленикая
Волшебный свет - Лэм Шарлоттататьяна
24.10.2011, 14.31





prosto ujas!!! davno ne 4itala ni4ego xuje.
Волшебный свет - Лэм Шарлоттаmilli
15.03.2012, 17.52





Вот результат скоропалительных браков, и тем более, что люди из разных"миров". Но Рождество делает чудеса.
Волшебный свет - Лэм ШарлоттаЛена
28.04.2013, 23.11





Роман слишком простенький и с "Крещендо" не сравнить. Но прочесть один раз можно, тем более, что вначале показана красивая любовь с первого взгляда! 5 баллов.
Волшебный свет - Лэм ШарлоттаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
28.05.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100