Читать онлайн Волшебный свет, автора - Лэм Шарлотта, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный свет - Лэм Шарлотта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный свет - Лэм Шарлотта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный свет - Лэм Шарлотта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэм Шарлотта

Волшебный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Майкл! – От радости она обвила руками его шею и поцеловала в губы.
В мире искусства объятия и поцелуи раздают направо-налево, но они с Майклом никогда этим не злоупотребляли. Майкл – человек совсем другого склада: очень сдержанный, закрытый. Даже Дилан далеко не всегда могла угадать, что скрывается за его безупречным фасадом.
Он прижал ее себе, и Дилан потрясенно осознала, что обнимает мужчину, а не бесплотный дух, с которым так долго просуществовала бок о бок. Она растерялась, хотела высвободиться из его объятий, но Майкл взял в ладони ее пылающее лицо и пронзил взглядом.
– Уже соскучилась? Что я говорил? – Голос его звенел от гнева и плохо скрытого торжества. – Без нас ты пропадешь. Ну зачем ты вышла за этого дровосека? Что тебе с ним делать?
– Я люблю его, Майкл! – слабо запротестовала она.
– Тебе хорошо с ним в постели! И ради этого надо было разбить себе жизнь? Ну уехала бы с ним недельки на две и трахалась с утра до вечера, пока не надоест!
– Любовь – это больше, чем секс, Майкл! Может быть, для тебя ее не существует, а я не могу жить без любви. Я хочу стать для Росса всем, хочу рожать от него детей, быть рядом с ним каждую минуту!
Он тряхнул светлыми волосами и решительно прошел мимо нее в дом.
– Да? И где же он?
– На работе, – насупилась она.
– В субботу! – Майкл насмешливо скривился.
– Вчера ураган был, – стала объяснять она, чувствуя, как румянец заливает ей щеки. – Много деревьев повалило. Он поехал дорогу расчищать. Он отвечает за огромный участок леса, у него полно обязанностей – от новых посадок до борьбы с лесными пожарами. Что поделаешь, такая работа – он не сидит в офисе с девяти до пяти, а занимается важным и нужным делом!
Майкл скептически выслушал ее горячую тираду.
– И до каких пор наш герой пробудет сегодня на работе?
– Как расчистит дорогу, так и вернется. – Пыл ее вдруг угас. – А ты какими судьбами здесь? Почему не позвонил?
– Я пригнал твою машину.
– Что? – Дилан поглядела через его плечо в раскрытую дверь. Она только теперь заметила у калитки свою причудливо расписанную красавицу. На солнце тропические цветы выглядели, словно живые.
– Мой «цветочный фургон»! Спасибо тебе, Майкл! – Она подбежала к машине, обошла ее кругом, погладила капот. – Мне так ее не хватало. До деревни далеко, только если Росс подвезет. Автобус до Карлайла ходит раз в день – и того не дождешься. Так что без машины я пропадаю.
Майкл усмехнулся и обвел глазами окрестности: куда ни глянь – леса стеной, дорога, серое небо. И на фоне сурового пейзажа всего один дом.
– Как можно жить в такой глуши? Я бы через сутки повесился. Ты ведь тоже городская, Дилан, здесь ты со скуки подохнешь. А твой любимый муженек, сколько я понял, все время на работе.
Дилан сама беспрестанно об этом думала с того дня, как приехала в эти северные края. Но еще не хватало ей плакаться в жилетку Майклу. Он ни в коем случае не должен догадаться, что она не так уж безоблачно счастлива в супружеской жизни.
Дилан снова направилась к дому. Майкл не спеша следовал за ней. Даже не оборачиваясь, она чувствовала его упругую, плавную походку – в каждом движении грация гепарда перед прыжком и какая-то неуловимая угроза. Он не намного выше ее, но благодаря подтянутой фигуре, осанке кажется, что у него высокий рост. Почему она раньше не обращала на это внимания?
– Мне скучать некогда, – бросила она через плечо, радуясь, что Майкл не видит се лица, которое всегда было для него открытой книгой. – Дом, сад, огород. Знаешь, как интересно в огороде возиться?
– Да уж вижу, – протянул он. – И ты бы увидела, если б посмотрела на себя в зеркало.
Дилан глянула в зеркало, висевшее в холле. Одна щека вся в грязи, на кончике носа – земляная нашлепка.
– Господи, ну и видок у меня! – расхохоталась она. – А ты мог бы и сразу сказать.
Майкл закрыл за собой дверь, и по спине у Дилан отчего-то побежали мурашки. Они в доме одни – ну и что такого? Сколько раз ей приходилось оставаться с ним наедине – у себя дома, у него, в гримерной, за кулисами, в репетиционном зале, – и никогда это ее не смущало. Что же с ней теперь?
Быть может, он переменился? Так быстро? Она попыталась вспомнить, как он выглядел, когда они виделись последний раз, и не смогла: прежний Майкл остался в ее памяти бледным, бестелесным контуром… Интересно, давно ли в нем появилась эта сила? Они познакомились, когда обоим не было и восемнадцати. Дилан до сих пор помнит его тогдашнего: щупленький, сероглазый, белокурый. От того мальчугана и следа не осталось – вон как мышцы налились под рубашкой, как обтянуты джинсами сильные, мускулистые ноги, даже неловко делается. Внезапно охрипшим голосом Дилан произнесла:
– Мне же Фил должен был машину пригнать.
– Да. Твоя сестра прислала мне свадебные фотографии и написала, что Фил на днях собирается в Лондон за твоей машиной. А я ей позвонил и сказал, что сам ее пригоню. – Не прекращая говорить, Майкл с любопытством разглядывал убранство дома. – Не слишком шикарно вы живете.
Да, с этим не поспоришь: дом простой, из серого камня, под черепичной крышей. Обстановка тоже простая, добротная – никакого тебе полета фантазии: побеленные потолки, серо-зеленое ковровое покрытие и обои в тон.
– Вот выберем время и сделаем ремонт, – вскинулась она, обиженная за свое новое жилище.
– В чем у тебя теперь недостатка нет, так это во времени.
Опять-таки возразить нечего. Раньше у нее действительно минуты свободной не было: вскочила утром – сразу на репетицию, потом на примерку костюмов, потом на спектакль, потом – только бы до дому добраться. Она жила в постоянном напряжении, и все ее мечты сводились к одному: поваляться утром в постели, никуда не спешить, пообедать со смаком, а после обеда посидеть где-нибудь на лужайке, в шезлонге, под ласковым солнышком.
Теперь же у нее сколько угодно времени, совершенно нечем заняться, и она приходит в ужас оттого, что вот так скучно, монотонно пройдет вся жизнь. Долго спать, как выяснилось, она не может, потому что привыкла рано вставать. Вкусным обедом в одиночестве не насладишься, а лежать в шезлонге ей быстро наскучило, потому она и стала возиться в огороде. Да, ей здесь очень одиноко, но она скорее умрет, чем признается в этом Майклу.
– Я займусь домом, – буркнула она. – Займусь, как только привыкну чуть-чуть и смогу свободно передвигаться. Спасибо тебе, конечно, что притащился в такую даль, но, ей-богу, не стоило. Как обратно будешь добираться? Ты же поезда не выносишь. – Она вдруг испугалась, что он пожелает остаться у них до завтра. Росс этого не переживет. Он готов принять у себя всех ее друзей, только не Майкла.
Майкл будто прочитал ее мысли: в серых глазах сверкнула насмешка.
– Не терпится меня спровадить?
– Ну что ты! – выдавила она, краснея.
– Не бойся, у меня спектакль в понедельник. Сегодня же и уеду. Я взял напрокат машину в Карлайле, с тем чтоб вернуть ее в их лондонское отделение.
– Чтобы ты да не нашел выхода!
– Вот именно. Выход всегда найдется.
Дилан похолодела. На что это он намекает? Ох, не к добру приехал! И смотрит как-то странно. Наверняка готовит ей какой-нибудь неприятный сюрприз. Какой, интересно!
– Надеюсь, ты хоть до Карлайла меня подбросишь?
– До Карлайла? Конечно. – Нельзя же отказать ему в такой малости, когда он ради нее приехал на край света.
– Я утром посмотрел карту, там по пути Адрианова стена. Мне бы хотелось заехать. Ты уже была?
– Нет. Росс обещал меня свозить, когда…
– Когда время будет, – насмешливо закончил он.
Дилан вспыхнула.
– Ну да, я же сказала, он очень занят! – Каждая реплика Майкла била по нервам, но Дилан и на этот раз решила сдержаться. – Я сварю кофе. Ты есть хочешь?
– Спасибо, я переночевал в отеле и заказал себе фрукты на завтрак. Может, лучше по дороге в Карлайл съедим салат где-нибудь в пабе? – Он вновь окинул ее взглядом и чуть скривился. – Ступай умойся и переоденься, или ты в этих грязных джинсах поедешь? А кофе я сам сварю, я это делаю лучше.
– Да, – рассмеялась она, – ты, конечно, лучше. Я мигом.
Она обрадовалась минутной передышке. Надо восстановить равновесие – он появился так внезапно, что захватил ее врасплох. Кто бы мог подумать, что ей будет неловко оставаться с ним наедине?!
Сбросив грязную одежду, она встала под душ, нарочно сделав его прохладным, чтоб остудить разгоряченное тело. Откуда он, этот жар – от работы или от близости Майкла? – спрашивала она себя. Что, собственно, произошло? Майкл никогда ее не волновал и сейчас не волнует. Она любит Росса. Да, конечно, все дело во внезапности его появления, в том, что ее жизнь переменилась, она уже не та, что прежде, а Майкл ворвался к ней из прошлого. Он был для нее партнером по сцене, другом, она привыкла к нему, как к мебели или одежде, всегда могла на него опереться, и постоянные телесные контакты не вызывали у нее иных ощущений, кроме надежности и гармонии. Майкл поднимал ее с такой легкостью, как будто она ничего не весила, крутил над головой, клал на плечо, как куклу, и бежал с ней по сцене.
Теперь она видела его в новом ракурсе, как бы из зрительного зала. Он все тот же Майкл, это она другая – больше не танцовщица, не его партнерша. Ее, как и прочую публику, ослепляют огни рампы, в которых знаменитый Майкл Каросси предстает во всем великолепии своего сценического облика.
В каком-то оцепенении Дилан стояла под струями еле теплой воды. Как же она до сих пор не замечала его мужественной красоты? Ведь в последней постановке они танцевали в плотных трико, не только не прикрывавших, но даже подчеркивавших все изгибы тела. В танце они сплетались в змеиный клубок, кажется, крепче объятий быть не может, а она так ничего и не почувствовала.
Зажмурив глаза, она переключила рычаг на совсем холодную воду, и ледяные иглы пронзили тело. Радикальнее средства не придумаешь, чтоб избавиться от наваждения.
Каждый вечер перед спектаклем она думала только о том, чтобы правильно рассчитать силы, и от раза к разу оттачивала движения. Никакие посторонние мысли не вторгались в ее творчество. Оттого Майкл всегда был для нее партнером, и не более того.
Она завернулась в махровый халат и прошла в спальню. Что же надеть? Майкл в джинсах; пожалуй, и ей стоит на этом остановиться. На нем джинсы известного дизайнера; у нее тоже где-то были такие: они купили их вместе на распродаже.
Она рылась в шкафу, пока не нашла их, но застегнуть смогла только лежа. Черт побери, уже растолстела! Не очень сильно – всего несколько фунтов, а что будет дальше? Надо срочно садиться на диету и начинать делать гимнастику.
Дилан надела белую рубашку, сунула ноги в белые мокасины, расчесала еще влажные, слегка вьющиеся волосы, потом подсела к столику, чуть-чуть подкрасилась и сбежала по ступенькам, вдыхая аромат свежего кофе.
Когда она вошла на кухню, Майкл уже разливал его по чашкам. Обернувшись, он окинул ее оценивающим взглядом и хмыкнул.
– Ты что?
– Мы с тобой как близнецы. – Он схватил ее за руку и потащил к зеркалу в холле. – Нарочно так оделась?
Она удовлетворенно разглядывала себя рядом с ним в зеркале. Вот так смотрелись недавние партнеры: две фигуры, сливающиеся в одну.
– Ну да, я заметила на тебе эти джинсы, и мне тоже захотелось такие надеть. Правда, они нам идут?
– Да, – кивнул он, и в голосе послышалась былая теплота. Он вновь придирчиво оглядел ее; взгляд задержался на талии. – Ты растолстела.
– Ничего подобного!
Она так надеялась, что он не заметит, хотя надеяться было глупо. Майкл все замечает – не только в танце, но и в одежде, и в обстановке, балетмейстеру иначе нельзя.
Он положил руки ей на талию и сжал так, что она задохнулась.
– Ну конечно, растолстела! На талии по меньшей мере дюйм лишний. Вот что получается, когда танцовщицы выходят замуж. Ешь сколько влезет и не занимаешься.
– Ну, когда-то же можно себя побаловать, – сказала она пристыженно.
– Нет, артистке балета нельзя! Мышцы сразу делаются дряблые, и восстановить тонус потом очень трудно.
– Майкл, я оставила балет и не собираюсь возвращаться!
На миг его лицо окаменело.
– Ну, это мы еще поглядим.
Он не верит. Это можно было предвидеть. Майкл дико упрям: что бы ни случилось, он не желает замечать препятствий на своем пути.
Чтоб не спорить, она поспешно сменила тему.
– Если ты не передумал смотреть Адрианову стену, то надо двигаться. Тебе же еще в Лондон ехать сегодня.
Пока они допивали кофе, она черкнула записку Россу. Объяснила, куда уехала, и пообещала до вечера вернуться. Записку оставила на кухонном столе – так, чтобы он сразу увидел, когда войдет. Конечно, Россу такая отлучка не понравится, но, быть может, ей удастся поспеть домой раньше?
Они быстро покатили на север. Майкл вставил кассету в магнитофон. Дилан с удовольствием вслушивалась в пение свирелей.
– Очень красиво. И необычно. Что это?
– Народные мелодии Анд в аранжировке одного местного композитора. Он наполовину перуанец, живет в Лондоне, создал свой ансамбль, где играют его жена и брат. Я ставлю балет на его музыку.
– Новый балет?
– Это будет нечто! Танец горных духов – загадочный, полный символов… и в то же время очень современный… для нас с тобой самое оно. – В голосе Майкла слышалась истинная страсть. – Но без тебя ничего не получится. Мне нужна ты.
Так вот зачем он приехал!
– Я не могу, Майкл, – с грустью сказала она. – Я все для себя решила, когда выходила замуж за Росса. Семья и балет несовместимы. Я же говорила: ищи себе другую партнершу.
– Ну последний раз! Неужели он запретит тебе станцевать со мной последний раз?
– Он тут ни при чем. Я сама не хочу. На сцену я не вернусь.
– Да не верю я в это! Ты рождена для сцены!
От своего призвания не отмахнешься!
Она помолчала, представляя, как движется по сцене под эти таинственные переливы свирелей. Да, Майкл действительно способен сделать из ничего нечто. Может, правда последний раз?.. Нет. Нет, с балетом покончено. Это уже прошлое, только Майкл не хочет этого понять.
До Адриановой стены они добрались к полудню. Осмотрели развалины древнеримских укреплений из грубого серого камня, поросшего травой. Людей вокруг почти не было, и тишину нарушали только свист ветра да редкие крики кроншнепов. Ровно в час пообедали в пабе. В помещении было шумно, поэтому они вышли в сад. Майкл заказал себе копченую лососину и салат, а Дилан – салат и лазанью.
– Совсем не плохо для глубинки, – снисходительно заметил он.
Вид из сада открывался изумительный: поля до самого горизонта, белые фермерские домики, угнездившиеся под скрюченными по причине сильных ветров деревьями, низко кружащий ястреб-перепелятник с белым хвостом и подрезанными крыльями, и над всем этим ослепительно-синее небо.
– Надо признать, места здесь красивые, – проронил Майкл.
Дилан рассмеялась.
– Какой прогресс! И пища неплохая, и места красивые. Так ты скоро дойдешь до признания, что Росс мне в мужья годится.
Лицо Майкла вновь окаменело, серые глаза метнули на неё колючий взгляд.
– Нет, Дилан, не годится, и ты сама это понимаешь. Ты из другого теста, из другого мира. Тебе надо быть со мной, в Лондоне, на сцене. Нельзя переступить через себя, это тебе отольется. Сознательно зарыть такой талант – никогда не прощу, ни тебе, ни ему!
Дилан молчала. Без единого слова они выпили кофе и поехали в Карлайл, где расстались перед агентством по найму машин.
– Удачи тебе с новой постановкой, – сказала она, а Майкл посмотрел на нее исподлобья, без улыбки.
– Если ты откажешься танцевать, мне потребуется не просто удача, а чудо. Передумаешь – звони. За месяц я должен найти новую партнершу. Только где ее искать – бог знает! Осенью уже надо приступать к репетициям, а в июле мы едем на гастроли в Штаты, если помнишь.
На нее нахлынули воспоминания о прошлых турне: дождливый Нью-Йорк, суматошный Чикаго, Канзас-Сити, изумительная испанская архитектура Миссури, долгие бессонные ночи под аккомпанемент оркестра из сирен полицейских и санитарных машин.
Ранние репетиции, соблазнительный запах хотдогов и гамбургеров на уличных лотках, сутолока премьер, гром аплодисментов в залах, где они прежде не выступали, но покорили восторженных американцев с первого же спектакля. Все это было приятно и ужасно утомительно.
Конечно, ей будет этого в какой-то мере недоставать, но там она уже была, то видела, оттуда привезла сувениры. Сувениры прошедшей жизни, с которой теперь покончено навсегда. Человеку постоянно приходится выбирать: что-то теряешь, что-то находишь. Даже до встречи с Россом она знала, что не разделяет одержимости Майкла. Она любила танцевать, скучала по друзьям, по своей труппе, по аплодисментам и даже по тяжелой, изнуряющей работе. Но балет, а тем более положение примы требуют слишком многих жертв. С личной жизнью у артистов балета всегда трудности, не говоря уж о том, что надо забыть о детях: на год как минимум ты сходишь со сцены, мышцы растягиваются, и фигуру потом не восстановишь. Она постепенно приходила к убеждению, что краткий сценический век не стоит таких лишений, а Росс лишь подтолкнул ее к этому нелегкому выбору.
Но стоит ли объяснять это Майклу? Он же все равно не поймет. Дилан привстала на цыпочки и чмокнула его в щеку.
– До свиданья, Майкл.
Она забралась в свой «цветочный фургон», завела мотор и помахала Майклу рукой. Потом отъехала и ни разу не обернулась: уходить надо только так.
Если повезет, она доберется домой раньше Росса. Тяжелый был день – не столько физически, сколько морально. Впервые в жизни вид темного леса принес ей успокоение. Однако ненадолго. Сердце Дилан екнуло, когда она увидала лендровер возле гаража. Все-таки он вернулся раньше. Ну ничего, она же оставила ему записку.
Не успела она подъехать, как из дома чернее тучи вышел Росс.
– Ты где была? Я чуть с ума не сошел! Три часа, как вернулся, а тебя нет и нет. Сперва подумал, ты ушла в деревню, сгонял туда, а после уж не знал, что и думать.
– Но я же тебе записку написала.
– Какую записку, не видел я никакой записки! – Он вдруг заметил, что она на машине, и лицо его просветлело. – А-а, Фил все-таки приволок тебе твои дурацкие колеса? И что, уже уехал? Ты не предложила ему переночевать у нас? Он же вымотается как черт после такой дороги! А у нас, слава богу, места хватает.
Она было открыла рот, чтоб объяснить ему, что машину пригнал Майкл, но тут затрезвонил телефон.
– Это, наверно, Алан. Он обещал позвонить и сказать, как там дела. – Росс вбежал обратно в дом.
Когда Дилан вошла, он уже положил трубку и обернулся к ней. Глаза у него были бешеные.
– Фил спрашивает, доставил ли тебе Майкл твою машину.
– Да я… я… – залепетала Дилан, – как раз хотела тебе сказать, но телефон зазвонил.
– Хотела! Наверняка точно так же ты хотела оставить мне записку.
– Я оставляла. – Она бросила взгляд на кухонный стол: записки не было. Дилан заглянула под стол: тоже пусто. Куда же она могла деться? Как ветром сдуло.
– Не надо, ты не на сцене, – зло усмехнулся Росс. – Я знаю, с мимикой у тебя полный порядок. Ну так что, долго он здесь пробыл?
– Нет, недолго. Он утром приехал.
– Ну, это понятно. А ты куда ездила на своей машине? В гостиницу его отвозила?
Дилан так и подмывало огрызнуться в ответ. Похоже, объяснения ему не нужны, он уже все выводы для себя сделал. Она решила все-таки не затевать ссору.
– Я подбросила его в Карлайл, к агентству проката машин. Он не переваривает поездов.
– Приехал утром, пробыл недолго, ты подбросила его в Карлайл, значит, к обеду уже должна была быть дома. А ты когда вернулась?
– Мы пообедали в пабе, – ответила она едва слышно, чувствуя, как холодеют щеки.
– А потом?
Под взглядом Росса у нее язык прилип к гортани; как видно, он не даст ей спуску, пока не вытянет из нее все.
– Ma-Майкл давно хотел посмотреть Адрианову стену. Он всегда интересовался римской историей и вообще, древностью – это его вдохновляет. Мы там были недолго, только посмотрели, как идут раскопки, а после обеда я отвезла его в Карлайл.
Росс шагнул к ней, заглянул в глаза, как будто хотел просверлить их насквозь.
– Между вами что-нибудь было?
– Что? – Она вспыхнула.
– Ты знаешь что. Думаешь, не вижу, как он к тебе относится? Так было или нет?
– Нет! Никогда он ко мне так не относился. Мы – просто друзья и партнеры по сцене, я же тебе говорила!
– Партнер по сцене не потащился бы в такую даль на твоей идиотской машине! Ни за что не поверю. Для такого путешествия нужна причина посерьезнее.
И тут уж Дилан не сдержалась.
– Да! У него была очень серьезная причина. Он задумал ставить новый балет и уговаривал меня танцевать с ним.
Росс помрачнел еще больше.
– И что ты ответила? Согласилась?
– Что за странные у тебя вопросы? Я вышла замуж, бросила балет и возвращаться не собираюсь. Так и сказала Майклу.
– Прости, родная, ничего не могу с собой поделать – ревную и все. Ты же сама говорила, что вы были друг другу ближе, чем муж с женой.
– Во всем, за исключением постели, – напомнила ему Дилан.
– Да, знаю, но мне не верится, что он этого не хотел. Разве можно в тебя не влюбиться?
Он рывком привлек ее к себе и поцеловал с такой страстью, что Дилан сразу все ему простила. Она обвила руками его шею и ответила на поцелуй, чувствуя огромное облегчение оттого, что гроза миновала и в жизни их все снова безоблачно.
Он со вздохом выпустил ее из объятий. Глаза, полуприкрытые веками, лукаво сверкнули.
– Есть хочу – умираю. Что у нас на ужин?
– Ну, ты романтик! – рассмеялась она.
– А ты как думала? Вот поужинаем и всю ночь будем предаваться любви!
– Расскажи кому другому! Я купила курицу на ферме под Карлайлом, так что ступай быстренько принеси мне овощей и зелени. Помидоров, моркови, зеленого лука, горошка, две-три картофелины.
Он обнял ее за талию и чмокнул в нос.
– Знаю, знаю, ты меня только за мой огород и ценишь. – Росс подхватил стоявшую у двери корзинку. – Будет сделано.
Дверь захлопнулась, и Дилан, дыша, как после хорошей пробежки, устало опустилась на стул. Неприятная сцена вышла. Конечно, она рада, что ей пригнали ее «цветочный фургон», но все же лучше б это сделал Фил, а не Майкл!
О господи! Кажется, ей удалось убедить Майкла в том, что ее решение окончательно. Больше он не станет досаждать ей и подыщет себе новую партнершу. Лучшую из лучших. Незаменимых, как известно, нет. В мире пруд пруди молодых, талантливых танцовщиц… Хорошо, пусть не пруд, но уж Майкл-то непременно кого-нибудь найдет.
Не надо больше с ним встречаться. Конечно, она будет скучать, но, как видно, нет в ее жизни места и для Росса, и для Майкла.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волшебный свет - Лэм Шарлотта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Волшебный свет - Лэм Шарлотта



Классная книга но маленикая
Волшебный свет - Лэм Шарлоттататьяна
24.10.2011, 14.31





prosto ujas!!! davno ne 4itala ni4ego xuje.
Волшебный свет - Лэм Шарлоттаmilli
15.03.2012, 17.52





Вот результат скоропалительных браков, и тем более, что люди из разных"миров". Но Рождество делает чудеса.
Волшебный свет - Лэм ШарлоттаЛена
28.04.2013, 23.11





Роман слишком простенький и с "Крещендо" не сравнить. Но прочесть один раз можно, тем более, что вначале показана красивая любовь с первого взгляда! 5 баллов.
Волшебный свет - Лэм ШарлоттаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
28.05.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100