Читать онлайн Строптивая невеста, автора - Лэм Арнетта, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая невеста - Лэм Арнетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая невеста - Лэм Арнетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая невеста - Лэм Арнетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэм Арнетта

Строптивая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Сон начался так же, как всегда.
Устав от долгой работы на полях сахарного тростника, Элпин вошла в небольшой домик между бараками для рабов и домом плантатора. Там стояли бочки с водой. Сняв пропотевшее хлопчатобумажное платье, Элпин погрузилась в ванну с дождевой водой. Вода охладила разгоряченную кожу, в воздухе поплыл аромат ванили — любимый запах Элпин. Красивая и добрая шестилетняя девочка Салли с глазами, как вишни, вынула шпильки из прически Элпин и распустила ей волосы. Маленькие проворные пальчики пробежались по коже головы, помассировали виски и напряженные мышцы шеи.
Когда дневная усталость отступила, Элпин обратила внимание на то, что вокруг царит странная тишина.
По коже побежали мурашки. Сон грозил превратиться в кошмар.
Встревожившись, Элпин окликнула прачку. Но в темноте стояла не Маргарита. У Элпин пересохло во рту, когда она увидела скелет с пустыми глазницами и карикатурной ухмылкой. Скелет выбрался из тьмы и зашаркал к ней. Чудовище вытянуло руку. Почерневшие костяные пальцы сжимали пульсирующий кровавый комок.
Сердце плантации «Рай».
Безмолвный вопль застыл в горле Элпин. Она услышала, как кричат Маргарита и Салли, умоляя ее о помощи.
Выскочив из ванны, она помчалась к двери. Нужно спасти их всех: быстроногого гонца Манго Джо, лучшего рубщика тростника на острове Скэбби, улыбчивого Бампу Сэма, который способен призвать ангелов на землю магической дробью своего барабана.
Это ее люди, и она спасет их. Надо только добежать до того места, где они собираются у костра по вечерам и поют песни о матери-Африке.
Утоптанная тропинка мягко стелилась под ногами, приглушая шаги. Банановые и папоротниковые листья хлестали ее по рукам и ногам. Мертвенная тишина подгоняла ее.
Грохот остановил ее резко, как удар кулака в грудь. Элпин обрадовалась. Это Бампа Сэм воскрешает плантацию боем своего барабана. Она начала покачиваться в такт ударам, но тут поняла, что ритм совершенно не тот.
— Мой господин! Вы должны прийти! Громкий, встревоженный голос Александра.
Никаких барабанов. Никакой плантации. Обычный стук в дверь.
Стряхнув остатки сна, Элпин обалдело уставилась на пробивающийся из-под двери желтый свет. Она не на Барбадосе, где люди нуждаются в ней. Она в замке Килдалтон. Пытается попасть домой и без ума от спящего рядом с ней мужчины.
Стук повторился, окончательно вернув Элпин к реальности. Их ни разу еще не тревожили в спальне. Элпин перекатилась поближе к середине кровати и окликнула Малькольма. Он пробормотал ее имя и притянул к себе ее нагое тело.
Александр снова постучал. На этот раз стук был таким громким, что дверь задрожала.
— Малькольм! — закричала Элпин, тряся его за плечо.
Лунный свет из окна заливал его серебром. Малькольм открыл глаза и улыбнулся:
— Привет, милая. Я что, снова пытался спихнуть тебя с кровати?
Да, пытался, но сейчас не время говорить об этом.
— Что-то случилось. Александр колотит в дверь и зовет тебя.
Он заморгал и похлопал себя по щекам.
— Господин! Быстрее!
— Оставайся здесь, — торопливо чмокнув Элпин, Малькольм спрыгнул с кровати и распахнул дверь.
Александр стоял, опираясь одной рукой о косяк и держа в другой фонарь. При виде Малькольма — на его лице отразилось облегчение, немедленно сменившееся гримасой боли.
Несмотря на то что Элпин видела лишь темный силуэт Малькольма, она почувствовала, что он напрягся.
— Что случилось?
Александр говорил тихо. Элпин удалось расслышать лишь несколько слов: «беда…», «Руины и развалина»…
— О, святой Ниниан! — Малькольм выругался и опрометью бросился обратно в комнату. — Подожди здесь. Я сейчас оденусь.
Встревоженная, Элпин села на край постели, завернувшись в одеяло.
— В чем дело?
Малькольм торопливо натягивал рубашку.
— Тебе не о чем беспокоиться. Спи.
Он, как всегда, уходил от ответа. Элпин ненавидела эту привычку.
— Если кто-нибудь ранен или заболел, я позову Иланну.
Он погрозил ей пальцем. Его волосы были растрепаны.
— Ни в коем случае.
— Тогда я пойду с тобой.
— Не вредничай, Мак-Кей.
Черт бы побрал эту семейку и Малькольма за то, что он вытащил этот вопрос на свет божий.
— Забудь про Мак-Кеев. Я просто Элпин.
— Ты просто вредничаешь.
Она раздражена, ну и что? Время на исходе. Ее попытки спасти плантацию «Рай» потерпели неудачу, и она влюбилась в Малькольма Керра.
Ей стало больно. Зря она любит этого человека.
Надеясь отвлечься, Элпин повторила:
— Я хочу помочь.
— Нет. — Он взял тартан, обернул его вокруг талии и перекинул свободный конец через плечо. Застегнув кожаный пояс, он взял свои сапоги и присел рядом с ней на край кровати. — Ты ничем не поможешь, Элпин, а учитывая, как ты старалась ублажить меня несколько часов назад, ты должна умирать от усталости. Спи.
Элпин уже привыкла, что Малькольм совершенно спокойно говорит об интимной стороне их брака. Но она не могла смириться с его нежеланием делиться с ней проблемами.
— Я уже проснулась. Он натянул сапоги.
— Тогда, вернувшись, я спою тебе колыбельную.
— Прекрати опекать меня. Скажи, что случилось.
— Я сам с трудом верю в это. Оставайся здесь.
Он выбежал из комнаты, не потрудившись закрыть за собой дверь. Они с Александром спустились в холл. Свет погас.
В течение этого месяца надежды Элпин рухнули. Собственное сердце предало ее. Этот человек получил ее дом, украл у нее спланированное будущее и дал взамен жизнь, на которую она не имела права.
Играя роль его жены, Элпин наблюдала, как граф твердо и справедливо управляет своим поместьем. Иногда он был предприимчив, как младший сын, стремящийся сколотить себе состояние: ездил осматривать поля, на которых зрел урожай, раздавал зерно нуждающимся. А иногда он был благосклонным владыкой, награждал лучников и заботился о малышах.
Он был прост и умел прощать. Большую часть его времени занимала подготовка к сбору урожая и продажа скота, но ночи отводились Элпин.
При свете свечей он поклонялся ей. В сравнении с этим меркли все романтические истории, придуманные поэтами. Раньше он называл ее исчадием ада и припоминал ей все детские проделки. Теперь же он звал ее умдницей и вспоминал совместно проведенное детство с пониманием и сочувствием, проливающим бальзам на израненную душу Элпин. Он часто говорил об их будущем и убеждал Элпин пересмотреть свое отношение к Мак-Кеям.
— Мак-Кеи не могли разыскать тебя, Элпин, — часто объяснял он. — Они хотели позаботиться о тебе. Дай им шанс полюбить тебя теперь.
Но даже воспоминания о нежном участии Малькольма не могли смирить дух Элпин. С момента ее приезда он изменился. И, как только представится случай, она выяснит, что за этим кроется.
Элпин ходила по комнате. Босые ноги утопали в спутанном ворсе ковров. Чтобы отвлечься, она протерла столы и почистила камин, сложила одежду и прибрала постель.
Прошел час. Она выровняла кое-как стоявшие на полках книги и теперь они стояли, как солдаты на параде.
Часы пробили два. Малькольма все не было. Обеспокоенная, Элпин оделась и направилась к таверне.
На укреплениях над таверной виднелось скопление факелов, красноречиво свидетельствовавшее о том, что солдаты оставили свои посты. Перед таверной также толпился любопытствующий народ. Эмили сидела на плечах кузнеца и подглядывала в щель между занавесками. Элпин не слышала слов служанки, но догадалась, что та докладывает о происходящем остальным. Люди переговаривались.
Подойдя ближе, Элпин увидела, что у дверей стоит на страже Александр. Она пробралась сквозь толпу.
— Что здесь происходит?
Сложив руки на груди, он смерил ее взглядом.
— Саладин потребовал эля и играет с хозяином таверны в азартные игры.
Информация показалась Элпин невероятной. Саладин пьет спиртное? Элпин с трудом удержалась от недоверчивого возгласа. Она должна взять ситуацию под контроль. Она обратилась к собравшимся:
— Идите домой. Здесь нет ничего интересного.
— Мак-Гинти не имел права наливать парнишке-мавру! — выкрикнул кто-то. — Он поступил нечестно!
— Мы не уйдем, пока Саладин не окажется в безопасности дома, — поддержал его другой.
— Да! — откликнулось несколько человек. Боясь, что вмешательство толпы может только усугубить дело, Элпин похлопала в ладоши, стараясь привлечь их внимание.
— Обещаю, что прослежу за тем, чтобы Саладин оказался в замке.
Послышался женский голос:
— Леди Элпин утихомирит и хозяина, и мавра. Идите по домам, парни, и ложитесь спать!
Удовлетворившись этим замечанием, возмущенная толпа мало-помалу разошлась.
Элпин повернулась к стоящему у дверей солдату.
— Расскажи мне, Александр, что же здесь все-таки происходит?
Он посмотрел вслед удалявшимся зевакам.
— Саладин и африканская мисс снова поссорились. Он решил утопить горе в вине. Начал играть в кости и выиграл столько эля, что в нем можно было утопиться. Затем удача изменила ему, и он проиграл Мак-Гинти свой ятаган.
Двадцать лет назад этот меч был самой любимой драгоценностью Саладина. Как только он протрезвеет, он будет потрясен потерей.
— Спиртное и мужская гордость — плохие попутчики, — пробормотала себе под нос Элпин и, обогнув Александра, проскользнула в таверну.
Оказавшись внутри, она остановилась. Из-за низкого потолка и грубо обтесанных балок комната казалась совсем маленькой. Запах пивного перегара и дыма витал в воздухе. Свечи скупо освещали помещение. Украшенный драгоценными каменьями ятаган лежал на бочонке эля, стоявшем рядом со стойкой.
В дальнем углу покачивался на стуле правоверный мусульманин Саладин Кортес. Его тюрбан был сдвинут набок, на лице сияла пьяная ухмылка.
— «Тяни-толкай», — нечленораздельно проговорил он. Пламя свечи заколыхалось. — Ты знаешь, что это такое? — Острая бородка подчеркивала печальное выражение его лица. — Это яд, дружище, чистейший яд, прикрытый кожей цвета эбенового дерева и посланный сюда Аллахом. Я не смог доказать твердость своей веры.
Малькольм сидел напротив, спиной к двери. Он поставил кружку на стол.
— Не думаю. Мне кажется, что ты должен обратить ее в свою веру. Для этого Пророк и послал ее.
Тревога мелькнула в глазах Саладина, но тут же исчезла.
— Тогда я недостоин называться верующим, — его локоть соскользнул со стола.
Малькольм поймал его руку и положил на стол.
Саладин схватил Малькольма за руку.
— Что это?
Запястье Малькольма было повязано шелковым шарфом. Элпин захотелось затянуть его на шее у Малькольма. Вряд ли настоящий друг должен был помогать Саладину напиться. Саладин фыркнул:
— Твоя женщина боится, что ты сбежишь из ее постели?
— Если быть точным, — Малькольм развязал кусок ткани и сунул его за пояс, — это было сделано для того, чтобы удержать меня на месте.
Элпин была шокирована до мозга костей. Сделав шаг назад, она столкнулась с Александром.
— Значит, это не получилось, — пьянея, Саладин все более ударялся в мелодраму. Прищурив один глаз, он попытался чокнуться с Малькольмом, но не смог дотронуться до его кружки. Эль расплескался по столу и потек на деревянный пол. — Ибо ты сейчас не в постели, а рядом со старым другом. Мы наконец-то пьем вместе.
— Завтра у тебя будет болеть голова, — предостерег Малькольм.
Саладин невесело рассмеялся:
— Это будет неплохим дополнением к сердечной боли. О, друг мой, зачем ты вмешался в жизнь Элпин и приманил сюда этих женщин?
Ошарашенная, Элпин раздумывала над его словами. Малькольм специально вмешался в ее жизнь. Чарльз назвал это вмешательство заботой о ее благосостоянии. Но почему Саладин называет это именно так?
— Это судьба, Саладин, — вздохнул Малькольм. — Просто судьба.
— Господин! — окликнул его Александр. Малькольм повернулся и увидел Элпин.
— Что ты здесь делаешь?
Элпин потеряла терпение. Она решительно подошла к ним.
— Я просто хочу прекратить эту вакханалию.
Саладин попытался укоризненно погрозить ей пальцем, но у него не фокусировался взгляд.
— Элпин, нахальная девчонка, — пожурил он Александра, стоявшего рядом с нею. — Тебе должно быть стыдно. Зачем ты привязывала моего друга к кровати?
Александр с трудом сдержал смех и подмигнул Элпин.
— Кажется, мне придется отвезти его домой.
— Туда, где царят мир и счастье? — Саладин грохнул по столу кулаком. — У меня нет дома!
Кто мог понять его лучше, чем Элпин Мак-Кей?
— Тогда мы найдем тебе, где поспать.
— Нет, — рявкнул он. — Я отправлюсь паломником в Мекку.
— Завтра. Первым делом, — согласился Малькольм, у которого уже тоже слегка заплетался язык. — Мы поедем все вместе.
— Женщин не пускают в мечети, — объявил Саладин. — Женщин вообще не должно быть. Нигде. По крайней мере тех, которые пахнут кокосовыми орехами. Друг мой, — обратился он к Малькольму, — ты когда-нибудь пробовал на вкус кожу женщины, которая намазалась кокосовым маслом?
У Малькольма хватило такта ответить:
— Нет. Но я уверен, что это великолепно. Саладин застонал.
— Великолепно. Нет, это ужасно. Зачем эта принцесса ашанти явилась в Шотландию?
— Принцесса ашанти скорее согласится мыть ноги тем, кто продал ее в рабство, нежели будет умолять глупого мусульманина вернуться домой, — Иланна, сидевшая на скамейке у входа в замок выглядела настоящей королевой.
Элпин сделала пять глубоких вдохов, надеясь, что у нее хватит терпения. Малькольм уже лег спать. Она поговорит с ним утром, а сейчас надо вразумить Иланну.
Подойдя ближе к подруге, Элпин сказала:
— Тебе не приходило в голову, что религия Саладина так же важна для него, как для тебя — твои обычаи и традиции?
— Ба! — Иланна вздернула подбородок. — Религия превращает королей в слабаков.
— Как ты можешь обвинять Саладина в слабости, если ты поишь его приворотным зельем, а потом сердишься, что он отказывается спать с тобой? Мне кажется, что его стойкость достойна восхищения.
Иланна сжала зубы и посмотрела на вазу со свежим вереском, стоящую рядом с лестницей.
— Глупый, глупый человек. Элпин топнула ногой.
— У него свои принципы.
Иланна подняла вверх указательный палец. Ее темные глаза яростно сверкнули.
— Только один дурацкий принцип. Терпение Элпин лопнуло.
— Ты слишком эгоистична. Мне не стоило освобождать тебя.
Иланна заломила руки.
— Никогда не говори так. Моя жизнь принадлежит тебе.
— Ты ничего мне не должна. Я прошу тебя только прислушаться к моему мнению. Но ты обязана уважать Саладина.
От стыда темная кожа Иланны приобрела землистый оттенок.
— Что я должна сделать?
Элпин подумала о том, что в данной ситуации нужно пойти на компромисс.
— Отправляйся в таверну и посиди с ним. Раньше он никогда не пил спиртного. Все знают, что сегодня он нарушил обет. К тому же он проиграл свой меч. Ему будет стыдно, Иланна. Так же стыдно, как тебе в тот раз, когда Чарльз заставил тебя вплести в волосы ленточку и показывал тебя в дамском клубе.
— Очень плохое время, — негритянка медленно покачала головой, в ее глазах отразилась боль. — Очень плохое.
— Тогда ты понимаешь, как чувствует себя Саладин. Ты заставила его уйти из дома. Отправляйся к нему. Уговори его вернуться.
Длинные темные пальцы обхватили подлокотники скамьи. Иланна встала.
— Ты очень умная белая женщина, Элпин Мак-Кей, и мне кажется, что ты счастлива со своим шотландцем.
Воспоминания о страшном сне все еще мучили Элпин. Она обвела взглядом лестницу и коридор, чтобы убедиться, что они с Иланной наедине.
— Я нужна другим. Хорошим людям, которые помогли мне сделать свою жизнь счастливой. Я обещала им вернуться на Барбадос. Я не могу обмануть их. Иланна пошла к дверям.
— Ты не забудешь их, Элпин Мак-Кей, — бросила она через плечо. — И они знают это.
Элпин засмеялась:
— Спой Саладину песню о том, что тебе очень-очень стыдно.
— Готова спорить. Но не раньше, чем я пропою богам твое имя.
В устах Иланны это было наилучшим комплиментом. Элпин благодарно кивнула. Затем она вернулась в спальню, чтобы отдохнуть и найти способ справиться со своим упрямцем мужем.
Через несколько часов Элпин, как терпеливая кошка за мышью, следила за ворочающимся с боку на бок Малькольмом. Его черные ресницы затрепетали. На подбородке и щеках виднелась щетина. Его руки были привязаны к спинке кровати красными шелковыми шарфами, и он казался очень беззащитным.
Застонав, он резко повернулся и открыл глаза.
Элпин приготовилась к атаке.
— Что имел в виду Саладин, когда обвинил тебя в том, что ты вмешивался в мою жизнь?
Покрасневшие глаза посмотрели на нее, затем снова закрылись.
— Зачем ты сидишь на мне верхом? И который час?
Элпин сжала коленями его бока и посмотрела на часы.
— Настало время ответить мне. Правда ли, что ты хитростью заманил меня в Кил — далтон?
Он вздохнул:
— Ты, должно быть, устала, Элпин. Ложись и спи. '
Она терпеть не могла его самоуверенность и снисходительный тон. К тому же он не должен так привлекательно выглядеть после целой ночи излишеств.
— Отвечай!
— Ты приехала ко мне. Сказала, что я — твой лучший друг. А теперь развяжи меня.
Он должен был сказать это. Ну, ладно, она тоже умеет хитрить.
— Мне казалось, что тебе нравится быть связанным. Прошлой ночью ты сам это говорил.
— Это было вчера, — процедил он через стиснутые зубы. — А сейчас слезь с моего живота, или тебе придется пожалеть об этом.
— Ты блефуешь. С чего бы мне жалеть об этом?
— Меня может стошнить. Развяжи меня. Ее саму подташнивало. Элпин устроилась поудобнее и почувствовала, что Малькольм неравнодушен к ней. Он открыл глаза.
— Господи, Элпин. Не станешь же ты мучить человека, который накануне перебрал эля, а сегодня вынужден выслушивать колкости от собственной жены.
Она гордо выпрямилась, не удостаивая его ответом.
— Или станешь? — вяло спросил он.
Элпин почувствовала, что готова смягчиться.
— Хорошая девочка, — заворковал Малькольм. — Дай мне встать и мы обсудим все, что тебя беспокоит. Мы же умные, взрослые люди. Давай вести себя соответствующим образом.
Это звучало слишком разумно. Элпин сменила положение. Малькольм торжествующе улыбнулся.
— Не так быстро. Я жду объяснений.
— Я был без ума от тебя, милая. И не обращай внимания на пьяный треп. Я здесь ни при чем.
Шарм буквально сочился из него, как патока из сахарного тростника.
— Ну уж нет. Прекрати увиливать. Скажи, вмешивался ты в мою жизнь или нет?
— Ты хотела вернуться в Килдалтон. И приехала ко мне, потому что я твой лучший друг. Ты сама так сказала, помнишь? Пожалуйста, отпусти меня, Элпин. Мне нужно повидать Саладина. Боюсь, что он чувствует себя так же отвратительно, как и я.
— Это не ответ.
— Ответ.
— Нет. Зачем я была нужна тебе? Он не шевелился.
— Потому, что я люблю тебя, Элпин, — тихо признался он. — А ты, как мне кажется, пытаешься найти причину, которая позволит тебе не отвечать мне взаимностью.
Ее сердце запело от счастья. Элпин не ожидала, что Малькольм признается ей в любви сейчас, когда между ними так много невысказанного и нерешенного.
— Это нечестный ответ, Малькольм.
— Нечестно любить тебя? Почему?
— Потому, что ты сказал это, чтобы отвлечь меня.
— Тогда это честно. Ты тоже часто отвлекаешь меня. Ты прекрасна.
— Нет. Я слишком мала ростом, и загар не в моде.
— У тебя чудесная кожа. Ты моя неутомимая помощница.
— Откуда ты знаешь, какая из меня помощница? Ты сам ограничил мою деятельность кладовкой и кухней.
Он приподнял брови и выразительно обвел взглядом постель.
Смутившись, Элпин сказала:
— Ну… за стенами этой комнаты ты не интересуешься моим мнением по поводу важных дел.
— Например?
— Например, когда ты приказал перегнать стадо овец из Фарлетона на Дворничий пустырь.
Он посмотрел на диван.
— Осенью я всегда перегоняю овец поближе.
Элпин не собиралась докучать ему жалобами, но не могла остановиться.
— Если бы ты спросил меня, я сказала бы, что было бы лучше перегнать стадо в долину. Это было бы практичнее. Ведь ты платишь братьям Фрэзерам за то, что они выкашивают там траву. А овцы бесплатно объедят ее.
— Это правда, но на что тогда жить Фрэзерам? Они люди гордые.
— Гордые и прекрасные работники. Они могут научиться стричь овец или, что еще лучше, обзавестись собственным стадом. Фрэзеры немолоды, и у них нет земли. Что станет с ними, когда преклонный возраст помешает им размахивать косой?
Ее практичность изумила Малькольма. Он только что признался этой женщине в любви, а она восприняла это как еще одно домашнее поручение. Чтобы скрыть свое разочарование, он принялся искать пробелы в ее теории.
— Я забочусь обо всех моих людях, в том числе и о Фрэзерах.
— Но это благотворительность. Сомневаюсь, что их старость будет счастливой, если им придется жить на твои подачки.
Она вспоминала свою собственную жизнь бедной родственницы. Эта женщина расцветала при виде ответственности, как другая — при виде нового платья. Это было еще одной причиной, заставившей его влюбиться в нее.
— Признаю, что твой план лучше. В следующем году мы перегоним сюда овец и ты сообщишь Фрэзерам об изменениях в их жизни.
Восторг в ее глазах погас.
— Очень хорошо.
— Спасибо за интересное предложение. Ну что, теперь ты согласна признать, что я тебе немножечко нравлюсь?
Она в упор посмотрела на его обнаженную грудь.
— Можно сказать и так. Но я все еще зла на тебя. Зачем ты сказал Саладину, что я привязываю тебя к кровати?
Как можно объяснить женщине мужскую дружбу, длящуюся всю жизнь?
— Вчера Саладин рассказал мне, что у него на сердце. В ответ я был обязан раскрыть хотя бы один из своих секретов.
Она смущенно нахмурилась и проворчала:
— Это была твоя идея, а не моя.
Ему хотелось прогнать поцелуями тревогу и узнать, что же так беспокоит ее. Шелковые путы были ее идеей; она предложила это еще давно, в саду. Но Малькольм знал, что должен завоевать симпатию Элпин; она охраняла свое сердце столь же ревностно, как скупец сторожит золото. Нельзя спорить с ней. Впереди у него очень напряженный день. А придется еще бороться с последствиями ночного разгула. Но первым делом надо наладить отношения с Элпин.
Он знал, чем пробудить в ней интерес, как заставить блестеть эти глаза.
— Раз ты так удачно разобралась в ситуации с Фрэзерами, то, может, сумеешь дать мне совет относительно продажи плантации «Рай»?
Она дернулась, словно он ударил ее. Вместо заинтересованного блеска в ее глазах появился ужас.
— Что ты имеешь в виду, говоря о продаже? — возмутилась она. — Когда ты это решил?
Возможно, она не лгала, говоря, что хочет вернуться в Шотландию, но Малькольм знал, что у Элпин Мак-Кей остались незавершенные дела на Барбадосе. Он отчаянно хотел выяснить все подробности. Однако ее раздражение только что улеглось, и было бы неразумным снова злить ее. Только завоевав любовь Эл-пин, он сможет раскрыть ее тайны.
— Кодрингтон прислал мне список возможных покупателей. У них много денег и они готовы совершить покупку в любой момент.
— Кто это? Назови их имена.
— Не помню, но могу показать тебе письмо. А теперь или развяжи меня, или сделай что-нибудь, чтобы я не зря терял тут время.
Она очаровательно зарделась.
— Я думала, что у тебя болит живот.
Он испытывал чувства, которые в нем будила лишь она, Элпин Мак-Кей.
— Теперь у меня болит кое-что пониже…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая невеста - Лэм Арнетта



Странно, что этот роман читатели обошли стороной. Очень хороший роман, захватывает с первых строчек. Гл. герои самодостаточные, яркие личности, оба лидеры. Здесь нет отрицательных персонажей, в основном борьба идет между гл. героями на эмоциональном уровне. Интересные, очень колоритные образы африканки и мавра. Ну и немого вплетена политика.
Строптивая невеста - Лэм АрнеттаТаня Д
8.02.2015, 13.52





Действительно можно почитать, но на один раз, лично мне чего то не хватило. Хотя есть интрига.
Строптивая невеста - Лэм Арнеттаюлия
10.02.2015, 11.59





Не плохой роман но раздражает частое повторение имени главной героини.
Строптивая невеста - Лэм Арнетталолита
18.11.2016, 10.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100