Читать онлайн Герольд короля Шотландии, автора - Лэм Арнетта, Раздел - Арнетта Лэм в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герольд короля Шотландии - Лэм Арнетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герольд короля Шотландии - Лэм Арнетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герольд короля Шотландии - Лэм Арнетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэм Арнетта

Герольд короля Шотландии

Читать онлайн


Арнетта Лэм
Герольд короля Шотландии

Южная часть Шотландии
Ноябрь, 1308 год
— Внимание! Герольд короля Шотландии!
В ярко-алом расшитом золотом камзоле, слегка прикрытом накидкой, отороченной мехом рыжей лисицы, герольд шотландского короля Роберта Брюса появилась на пороге общего зала замка Дугласа и гордо прошествовала между рядами деревянных скамей. Рандольф Макквин, сидевший за игральным столом напротив брата Драммонда, замер от восхищения, забыв об игральной кости, которую держал в руке. Драммонд слегка подтолкнул его локтем:
— Герольд короля — женщина?
— Особенная женщина, если верить слухам, — задумчиво произнес Рандольф, вспоминая услышанное о ней ранее.
— Забавно, но у тебя такой глупый вид, словно ты никогда прежде не видел ей подобных!
Рандольфу не удалось разглядеть лицо, но, несомненно, плавная походка и гордая осанка прекрасной дамы вызывали у присутствующих в зале мужчин возгласы одобрения. Женщины же кривили губы в презрительной и завистливой улыбке.
— Кто она?
— Элизабет Гордон, самая загадочная женщина Шотландии.
— Ну, если дамы стали королевскими посланниками, то Шотландия изменилась куда больше, чем я ожидал!
Последние семь лет старший брат Рандольфа Драммонд — вождь клана Макквинов — провел в заключении, обвиненный англичанами в измене. Его лишили титула и освободили с условием не появляться в границах горной Шотландии.
— Жаль, что ты не можешь вернуться домой и увидеть своими глазами, как все изменилось, — посетовал Рандольф.
— Хотя я живу на чужой земле, зато свободен. А это главное! — искренне ответил Драммонд. — Не волнуйся за меня, брат!
Еще год назад Раидольф даже не надеялся снова увидеть брата, а теперь (накануне важных событий) они сидят за одним столом и беседуют с глазу на глаз!
«Хвала всем святым!» — подумал Рандольф и обвел глазами большой зал замка, стены которого были украшены плющом.
— Расскажи мне все, что знаешь о герольде, — попросил брата Драммонд.
Рандольф рассмеялся:
— Однако темы наших с тобой разговоров не меняются с годами!
— В юношестве мы беседовали не только о женщинах, но и о политике, — прозвучал хриплый голос Драммонда.
Родных братьев связывали кровные узы и общность интересов и взглядов. Встретившись после долгой разлуки, они вновь почувствовали себя юнцами, понимающими друг друга с полуслова.
— Что ж, теперь эти темы удачно соединились в одну! Говорят, что Элизабет Гордон — самая загадочная и уважаемая дама во всей Шотландии. Она доставляет послания Роберта Брюса королю Англии.
Оба брата одновременно глянули на главный стол, за которым восседал король Англии Эдуард II. Его отец, Эдуард I Плантагенет, завоевал южную часть Шотландии, и теперь Эдуард II приехал в замок своего вассала Реда Дугласа, чтобы принять участие в ежегодной рождественской раздаче подарков: накидок, плащей и блуз.
— Попробуй стать наперсником шотландского короля.
«Маловероятно», — усмехнулся про себя Рандольф.
Роберт Брюс отказался участвовать в первой объединенной рождественской мессе, которая вскоре должна была состояться на северо-западе Шотландии, и Рандольф не хотел, чтобы присутствующие в замке услышали его оценку поступка короля. У них с братом еще будет время откровенно поговорить обо всем наедине, а пока внимание Рандольфа приковано целиком к герольду, которая прошла к королевскому столу и почтительно остановилась в нескольких шагах от него.
Ее широкая накидка с капюшоном изящными складками ниспадала на пол. Голову украшала нарядная бархатная шапочка, кокетливо надвинутая на лоб.
Повернувшись спиной к сидящим в зале гостям, дама небрежно сняла ее, и роскошные золотистые вьющиеся волосы рассыпались по плечам. Затем она грациозно опустилась на одно колено и склонила голову в ожидании внимания короля. Герольд, очевидно, знала, что ждать ей придется долго. Поэтому для сохранения равновесия она касалась холодного каменного пола тонкими пальцами в перчатке.
В адрес дамы-герольда со всех сторон просторного зала неслись дерзкие, беззастенчивые выкрики мужчин и неодобрительный смех женщин. Молодые гости так шумно веселились, кричали и хлопали в ладоши, что менестрели перестали играть. Из бокового проема кто-то крикнул: «Эй, Гордон! Гордон!
Иди к нам!», но голос потонул в общем шуме. Наконец крики стихли, и любопытные взгляды гостей устремились на шотландку, смиренно склонившую голову перед чужим королем.
Король Эдуард II Плантагенет продолжал неторопливо беседовать со своим давним фаворитом Пайрсом Гейвстоном, недавно получившим титул графа Корнуолла, и ни кивком головы, ни взглядом не показывал, что заметил присутствие герольда.
До Рандольфа донеслись презрительные слова короля о горских кланах, но сейчас его внимание было приковано к прекрасной даме в кожаных брюках для верховой езды, высоких сапогах и накидке с капюшоном, отороченной мехом огненно-рыжей лисицы, который прекрасно гармонировал с цветом ее густых волос, распущенных по плечам.
«Какого цвета у нее глаза? Голубые, как сапфиры, или янтарные, светло-коричневые?» — думал Рандольф.
— Хотелось бы знать: как жители северо-западной Шотландии собираются отметить Рождество? — спросил король своего вассала.
— Не иначе как телячьим рубцом с потрохами! — Пайрс Гейвстон услужливо захихикал.
— И чертополохом
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
! — хрипло захохотал король. — Их кланы скорее передерутся между собой, чем почтительно склонят головы перед новорожденным Христом!
Рандольф глотнул слабого пива и с негодованием отодвинул кружку.
Жестокие войны Эдуарда I против Шотландии нанесли огромный ущерб ее горной части, и только его смерть в июле прошлого года положила конец разорению и опустошению некогда процветавших земель.
Прошлой зимой ее жители не смогли достойно отметить святой праздник, но в нынешнем они воспряли духом и готовили большие и пышные торжества.
Драммонд толкнул брата локтем:
— Интересно, какое послание наш король передает английскому монарху?
Рандольф надеялся, что оно не связано с проблемами его родных земель. Сам он прибыл в замок Дугласа несколько часов назад, но и этого времени хватило, чтобы почувствовать недоверчивые, а порой и настороженные взгляды присутствующих. Он был здесь единственным представителем северной и северо-западной Шотландии и, следовательно, вызывал к себе повышенный интерес.
Для приезда на юг Шотландии было несколько причин, главная из которых — встреча с родным братом.
— Меня сейчас волнует герольд Элизабет Гордон, а не послание короля, которое она привезла, — тихо сказал он Драммонду. — Ради нее я отказался бы от всех женщин на свете!
— Признайся, тебе просто надоели прежние ночные развлечения. — Драммонд лукаво взглянул на младшего брата и засмеялся. — Я в это верю так же, как в объединение Англии с Шотландией!
«Элизабет Гордон — очаровательная женщина, — подумал Рандольф, — и как герольд короля Роберта Брюса заслуживает более учтивого отношения. Почему она терпит грубость и невнимание Эдуарда II?»
— У нее нет выбора, — вдруг промолвил Драммонд, точно угадав мысли брата.
Рандольф Макквин почувствовал вспышку ярости:
— Когда же он обратит на нее внимание, черт возьми!
Драммонд сделал несколько глотков из кружки.
— Нескоро. Пока его развлекает подхалим Пайрс Гейвстон, он не снизойдет до нее. Я удивлен, что они так долго сидят за столом, — Тише! — Рандольф наклонился к брату и прошептал:
— Если ты будешь так громко и откровенно высказываться в компании приспешников короля, то снова угодишь в лондонский Тауэр! Все эти люди враждебно относятся к Макквинам, хотя связаны такими же условиями с Эдуардом II Плантагенетом, как и ты.
Драммонд нахмурился, и Рандольф, увидев выражение лица брата, подумал, что он становится очень похожим на их отца.
— Молись, чтобы этот Плантагенет ограничился Англией, Уэльсом, частью южной Шотландии и тем, что ему позволяет Франция. Если у него, как когда-то у его отца, появится безумная идея завоевать всю Шотландию, только горские кланы смогут его остановить.
Одно из королевских условий освобождения Драммонда Макквина запрещало ему общаться с людьми своего клана, но Рандольф, зная, что брат обладает ценными сведениями, касающимися предстоящего рождественского объединения кланов, поспешил встретиться с ним в замке Дугласа, куда Драммонд прибыл недавно. Рандольф оставил свою команду на борту «Морского волка» и под предлогом визита вежливости приехал на юг страны. Вождь клана и хозяин замка Ред Дуглас, возможно, догадывался об истинных причинах визита Рандольфа Макквина, но благосклонно принял от него в подарок испанские фрукты, предоставил кров, а главное, убедил короля Эдуарда II, что присутствие гостя из северной Шотландии никоим образом не нарушает условий освобождения Драммонда.
Перед приездом Рандольфа в замок Дугласа Драммонд присягнул на верность английскому королю, но даже это обстоятельство сейчас не удручало младшего брата так, как созерцание коленопреклоненной Элизабет Гордон. Ему было невыносимо видеть прекрасную даму-шотландку с покорно опущенной головой перед чужим монархом!
Тем временем оскорбительное поведение Эдуарда II по отношению к ожидающему посланнику продолжалось, и услужливые гости замка Дугласа подобострастно смотрели на него, с готовностью подхватывая грубые шутки и замечания.
— Готов поклясться, что шотландские вожди горских кланов проспят праздник Рождества, — говорил король. — Но это к лучшему. Они ведь могут затеять междуусобную войну и поубивать друг друга, прежде чем наступит Рождество! Уверен, папа римский никогда не благословит их варварские святыни и реликвии!
«Как он заблуждается! — подумал Рандольф. — Что ж, пусть считает, что горские кланы все еще враждуют между собой».
— Он просто невоспитанный грубиян, если может не замечать такую женщину, — тихо проговорил он, обращаясь к брату.
— Что тебе известно о ней?
Не отрывая взгляда от Элизабет Гордон, которая все еще стояла на одном колене, дожидаясь внимания монарха, Рандольф пододвинулся к брату.
«Чертов Эдуард II Плантагенет!» — с возмущением подумал он, а вслух негромко произнес:
— Об этой даме ходит множество слухов. Говорят, что, когда дядя-опекун предложил ей выбрать между служением церкви или королю, она предпочла Роберта Брюса Богу.
— Она благородного происхождения?
Рандольф Макквин на секунду оторвал взгляд от герольда и удивленно посмотрел на брата:
— Разве ее внешность не говорит сама за себя?
Драммонд снова наполнил свою кружку и кивнул в знак согласия.
— Да, она красивая женщина. Что еще ты о ней знаешь?
— В Инвернессе
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
ее считают возлюбленной Брюса и утверждают, что она носит золотой пояс верности.
— И ты веришь этим сплетням?
При одной мысли, что другой мужчина может касаться прекрасной Элизабет Гордон, Рандольф Макквин крепко сжал кулаки. Собственное поведение казалось ему странным; ни к кому прежде он не испытывал такого восторженного и трепетного чувства! Она была другой, не похожей на знакомых ему женщин. Эта женщина влекла и притягивала его.
Слухи о ее любовной связи с самим королем Шотландии делали Элизабет Гордон загадочной и неприступной. Но несмотря на это, если Роберт Брюс послал Элизабет Гордон передать сведения, которые так или иначе могут касаться предстоящего объединения северных и северо-западных земель, Рандольф Макквин должен узнать все подробности.
— Я не верю сплетням, которые окружают ее, — заявил он Драммонду. — Уверен, она еще не нашла свою судьбу.
— Уж не хочешь ли сказать, что ты — ее судьба?
Пламя свечи, стоявшей на столе, заколебалось, и запах воска вновь напомнил Рандольфу о приближающемся Рождестве.
— Да, — твердо произнес он.
— А Элизабет Гордон действительно носит пояс верности?
Рандольфу было неприятно думать об этом, и он лишь раздраженно отмахнулся от брата.
Драммонд поставил кружку и улыбнулся:
— Что ж, желаю удачи, братишка. Интересно, почему она стала герольдом короля?
— Не знаю, — ответил Рандольф, решив непременно все выяснить в ближайшее время.
Наконец Эдуарду II Плантаггнету надоели оскорбительные шутки в адрес шотландцев, и он, смерив пренебрежительным взглядом герольда, поманил ее пальцем.
Приблизившись к монарху, Элизабет Гордон почтительно опустилась на оба колена и тихо произнесла несколько фраз.
— Очень хорошо, — снисходительно кивнул головой Эдуард II.
Он повернулся к своему фавориту графу Гейвстону, прошептал ему что-то на ухо, и тот заулыбался.
Затем король встал из-за стола, сделав знак присутствующим оставаться на своих местах. Очевидно, послание шотландского короля заинтересовало англичанина, и он приказал герольду следовать за ним в дальний угол зала замка Дугласа.
Элизабет Гордон остановилась около Эдуарда II, и Рандольф увидел, что они почти одного роста (прекрасная шотландка была не только стройной, но и высокой). Рандольф прикрыл глаза и представил себя стоящим рядом с Элизабет, почувствовал ее подбородок на своем плече. Ему не нужно было наклоняться, чтобы услышать ее шутки или серьезные слова относительно планов Роберта Брюса. Подсаживая на лошадь, он украдкой поцеловал бы ее в плечо. Стоя рядом с Элизабет Гордон, он заглянул бы ей в глаза и прочел там нежное признание или страстный призыв… Какого же цвета ее глаза?..
— Дуглас! — раздался громкий голос короля. — В твоем доме найдется свободная комната для герольда Брюса?
Хозяин замка поднялся из-за стола и, поправив ремень, вежливо поклонился английскому королю:
— Разумеется, ваше величество!
Сердце Рандольфа Макквина громко и часто забилось. Она остается!
— Могу ли узнать, на какой срок вы желаете остаться, леди? — обратился Дуглас к герольду.
— Пока я не велю ей уехать! — вызывающе крикнул Эдуард II и, забрав со стола большую пивную кружку, удалился в сопровождении Пайрса Гейвстона в свои покои.
Элизабет Гордон обернулась и холодно посмотрела на присутствующих в зале гостей. Кто-то нарочно закашлял, желая привлечь к себе внимание, кто-то начал хлопать в ладоши, а несколько молодых мужчин, потерявших интерес к даме, продолжали шумно веселиться.
Рандольф страстно желал, чтобы Элизабет Гордон обратила на него внимание, и мечта его сбылась. Напряженный взгляд серых глаз прекрасной дамы остановился на нем, затем на Драммонде и снова на нем. Рандольф вздрогнул словно от удара плетью.
— Похоже, она заинтересовалась тобой, братишка, — шепнул Драммонд и подмигнул Рандольфу.
Не глядя по сторонам, Элизабет Гордон двинулась к столу, за которым сидели братья. Рандольф внимательно изучал ее лицо: тонкий аристократический нос, чуть округлый подбородок и бледно-розовый румянец на нежных щеках, который, он надеялся, появился от долгой верховой езды, а не от грубых и плоских шуток Эдуарда II Плантагенета.
Элизабет Гордон приблизилась к Рандольфу. В ее облике он начал находить все новые и новые привлекательные черты и не мог отвести восторженного взгляда.
Драммонд подтолкнул брата локтем.
Грациозным движением дама расстегнула накидку с лисьим мехом, сняла ее с плеч и перекинула через руку.
Рандольф и Драммонд поднялись из-за стола.
Рандольф оказался прав: подбородок Элизабет Гордон был вровень с его плечом. Почувствовав тонкий, нежный аромат ее духов, Рандольф жадно глотнул воздух.
— Вы — Драммонд Макквин, — уверенно сказала Элизабет, обращаясь к его брату.
— Как вы догадались, кто из нас Драммонд? — удивился Рандольф, зная, что они с братом похожи как два чертополоха.
Элизабет Гордон внимательно посмотрела ему в лицо и заявила:
— А вы — Рандольф Макквин. Теперь вы — глава клана.
— Я не стремился к власти.
— Но и не отказались от нее.
Она повернулась к Драммонду:
— Наш король рад вашему возвращению домой и благодарит Бога за освобождение.
«Значит, это послание короля», — с облегчением вздохнул Рандольф.
— Домой? — повторил Драммонд. — Мне запрещено появляться там и позволено жить лишь на спорных территориях.
— Мне известно об этом. Надеюсь, вы понимаете, что наш король мог бы отнестись к вам по-другому, зная о присяге на верность английскому монарху, — холодно и презрительно произнесла Элизабет Гордон.
— У меня не было выбора, герольд. — В голосе Драммонда прозвучали обида и злость. — Отсутствие одного из Макквинов не повлечет за собой упадка и разрушения горной Шотландии. Можете передать мои слова Брюсу.
Видя, что разговор принимает серьезный и опасный оборот, Рандольф поспешил вмешаться.
— Присоединяйтесь к нам, леди, — предложил он.
— Я выполнила свои обязанности, а вы можете продолжать развлекаться, — надменно ответила герольд, указывая рукой на игральные кости, валявшиеся на столе.
— Они нам надоели, — протянул Рандольф и, собрав их, сбросил на каменный пол. — Я слышал, леди, вы обладаете удивительной способностью запоминать послания слово в слово. Это правда? — И, предложив даме стул, стоявший около каменного очага, Рандольф добавил:
— Присядьте, погрейтесь у огня.
Взглянув на яркое пламя, Элизабет взяла предложенный ей стул, с удовольствием села, вытянув длинные стройные ноги.
— Так вы действительно можете передать послание слово в слово? — повторил свой вопрос Рандольф.
Дама пожала плечами.
— Работа герольда — детально запоминать распоряжения короля и точно передавать их адресату.
— И вы никогда не ошибаетесь? — не унимался Рандольф.
Элизабет Гордон пододвинулась ближе к столу и случайно задела коленом Рандольфа.
— Никогда, если со мной говорят короли.
— Вам помогает переписчик, — промолвил Рандольф и незаметно придвинулся поближе в надежде еще раз прикоснуться к ее колену.
Элизабет Гордон медленно обвела глазами зал и отодвинулась от Рандольфа.
— О каком переписчике вы говорите, лорд Рандольф?
Только два человека, недавно покинувшие зал замка Дугласа, имели звание выше, чем Рандольф Макквин, но оба они не были шотландцами.
— Я не английский лорд, — ответил он и подумал, что уверенные манеры герольда и ее умение с достоинством держаться с незнакомыми людьми заслуживают уважения. — Но все-таки откуда вы меня знаете?
Служанка принесла высокую кружку с горячим элем и поставила ее перед дамой. Элизабет Гордон достала из кармана монетку и отдала ее девушке.
— Я видела вас прошлым летом в замке Оулдкейн.
В замке Оулдкейн, расположенном на севере Элгиншира, восточнее Инвернесса, жил друг и соратник Рандольфа Ривас Макдафф.
— Не может быть, — покачал головой Рандольф. — Если бы вы там были, я обязательно обратил бы на вас внимание.
Элизабет Гордон засмеялась, и в ее голосе послышалась ирония:
— Я видела вас накануне дня святого Иоанна Крестителя
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
. Был очень теплый вечер, и хозяин замка Ривас Макдафф сидел в окружении своих гостей: Джона Сатерленда, судьи-шерифа Броди, графа Монткрифа, Энгуса Дэвидсона и Мара. Макдафф торжественно преподнес своему подопечному Гленни Форбсу военные нашивки. Священник, отец Томас, так веселился, что вызывал у присутствующих улыбки и даже некоторое недоумение. Вы, должно быть, помните, что хозяин замка сидел за игральным столом с Сатерлендом — вашим младшим братом и поклонником Сирии Камерон. А цель вашего приезда в замок Макдаффа…
— Поздравить Гленни.
Приезд Рандольфа Макквина в замок Оулдкейн и его нынешний визит в замок Дугласа были вызваны важными причинами, касающимися предстоящего объединения севера и северо-запада Шотландии во время рождественских торжеств, но об этом он пока молчал.
Способность дамы-герольда точно запоминать имена всех присутствующих и детали разговоров одновременно и восхищала, и настораживала Рандольфа. Безусловно, ему следует вести себя с ней осторожно.
— Я польщен, что вы выделили меня из множества мужественных и мудрых людей, — сказал он и вежливо поклонился.
Элизабет Гордон сняла тонкие кожаные перчатки и положила их на край стола.
— Да, вы были незабываемы в тот вечер, — усмехнулась она.
— Именно так все дамы говорят о моем брате, — засмеялся Драммонд.
Рандольф, польщенный вниманием прекрасной дамы, сделал вид, что не расслышал едкого замечания брата, и, желая продолжить приятную беседу, сказал:
— Трудно поверить, что я не заметил вас в тот вечер. Где вы скрывались?
Под сводами замка вновь зазвучала песня менестрелей о бедной прекрасной девушке, с надеждой и нетерпением ожидающей возвращения своего возлюбленного на Рождество, который избавит ее от тяжелой работы в доме богатого торговца и увезет в дальние края. Гости замка Дугласа продолжали веселиться.
Элизабет Гордон пододвинула к себе высокую кружку с горячим элем и стала греть об нее холодные руки. Огонь в камине бросал длинные причудливые тени на ее густые пышные волосы, и Рандольфу казалось, что в них переливается золото.
«Боже, как она прекрасна!» — в волнении думал он, представляя, как Элизабет Гордон в блестящем роскошном наряде пьет вместе с ним святочное вино в его доме.
— Я не скрывалась, — улыбнувшись, ответила герольд. — Просто вы были увлечены важной беседой с графиней Наирна. Я никогда не слышала, чтобы мужчина с таким жаром обсуждал со столь знатной особой различные детали дамского туалета!
— Вот это да! — громко захохотал Драммонд, а его брат смутился и опустил голову.
— Графиня Наирна только недавно перестала носить траур по умершему мужу, — неумолимо продолжала Элизабет Гордон.
Рандольф вспомнил беседу с графиней. Молодая, привлекательная вдова игриво просила угадать цвет маленькой детали дамского белья, надетой специально для него.
— Должен же был утешить бедную вдовушку мой братишка! — продолжал смеяться Драммонд.
Элизабет Гордон коснулась рукой эмблемы — алой лилии, вытканной на ее одежде, и серьезно проговорила:
— Это было, по-видимому, последнее утешение.
Насколько мне известно, вскоре графиня вернулась в свои владения.
Рандольф сидел с низко опущенной головой, избегая встречаться взглядами со смеющимся братом и прекрасной дамой. Действительно, в тот летний вечер, несколько месяцев назад, надоедливая молодая вдова уговорила его подняться наверх, в комнату для гостей, которую они покинули лишь через два дня. К тому времени Элизабет Гордон, выполнив свою миссию, покинула замок Оулдкейн.
— Потому вы и не заметили меня в замке Оулдкейн, — в заключение сказала Элизабет Гордон.
Рандольф встал из-за стола.
— Леди Элизабет, я хочу предложить вам прогуляться по окрестностям, — тихо промолвил он.
Дама внимательно посмотрела на него:
— Спасибо за приглашение, но, боюсь, мы не найдем темы для нашей беседы.
Всего несколько минут назад она казалась Рандольфу дружелюбной и чуть насмешливой. Теперь же в ее голосе слышались скрытая враждебность и вызов.
Рандольф нахмурился.
— Вы ошибаетесь, леди. Женщина и мужчина всегда найдут о чем поговорить.
Соблазнительно-чувственные губы Элизабет Гордон скривились в усмешке:
— Возможно, вы правы, но после захода солнца я никогда не хожу гулять, кто бы не вызвался меня сопровождать.
— Вот как! — удивился он и снова сел за стол. — Предлагаю пари, леди!
— Что вам не удастся меня соблазнить? — Элизабет Гордон надменно вскинула голову. — На что мы поспорим, Макквин? Назовите ваши условия!
— На мой корабль. Если мы не поженимся, он будет вашим, — неожиданно для себя выпалил Рандольф.
«Что я такое говорю? — тут же мелькнуло у него в голове. — И это предлагаю я, который всегда считал брак обузой?»
Элизабет Гордон изумленно посмотрела на Рандольфа, но сразу справилась со своими чувствами.
— Вы удивляете меня, Макквин, — холодно проговорила она. — Сначала хотите меня соблазнить, потом предлагаете замужество, хотя прекрасно понимаете, что ни мне, ни вам оно не нужно. Странное пари!
— А вы не допускаете мысли, что может возникнуть взаимная симпатия, которая доставит радость обоим?
Элизабет Гордон резко встала со стула.
— Ваши попытки очаровать меня — напрасная трата времени, — заявила она.
Рандольф схватил ее за тонкое запястье.
— Предоставьте мне самому решать, на что тратить свое время!
Элизабет Гордон невольно взглянула на его сильную, мужественную руку.
— Я не собираюсь с вами спорить, — сказала она и снова присела на стул.
Не сводя с нее глаз, Рандольф отпустил руку.
— Я слышал, что ваш дядя подарил вам прекрасных лошадей, стоимость которых равна состоянию вождя клана.
— Правда, вожди кланов бывают разные. Я не уверена, что Макквины…
Слова Элизабет Гордон показались Рандольфу оскорбительными.
— Вождь Макквинов заставит забыть о том, что вы связаны обещанием с Робертом Брюсом, — резко бросил он.
В глазах Элизабет мелькнул интерес и, как показалось Макквину, легкое разочарование. Да, он пока едва с ней знаком, но приложит все усилия, чтобы завоевать ее расположение. Нельзя забывать, что герольд короля Шотландии привезла в замок Дугласа ценную информацию, и если удастся узнать ее поближе, то он получит двойную выгоду!
— Завтра утром английский монарх собирается острогой бить лососей, а мы отправляемся охотиться на вепрей. Присоединяйтесь к нам, леди, и я испытаю ваших хваленых лошадей.
— Вы тоже примете участие в охоте? — обратилась Элизабет Гордон к Драммонду.
— Нет, к сожалению, — он покачал головой. — У меня другие планы. Надо уделить внимание семье, а также слону.
— Слону? — удивленно переспросила Элизабет Гордон. — Вы привезли его из лондонского Тауэра?
— Представьте себе! Мы оба получили прощение от англичан.
— Что ж, благородный жест. Животному, как и человеку, нужна свобода. — Элизабет Гордон повернулась к Рандольфу:
— На охоте вас будет сопровождать корабельная команда или привезенные вами соплеменники? — спросила она.
Элизабет, как и любую другую порядочную женщину, насторожила решимость Макквина завоевать ее расположение, но она и представить не могла, насколько серьезны его намерения.
— Моя команда ждет меня на борту «Морского волка», стоящего на якоре в заливе. Нас будут сопровождать охотники Дугласа и ваша служанка, разумеется.
— Хорошо, я принимаю ваше предложение, но служанка мне не понадобится. Боюсь, что окажусь неинтересной собеседницей, поскольку не собираюсь принимать участия в охоте.
Итак, прекрасная шотландка все-таки уступила его просьбе, но торжествовать победу пока преждевременно!


На следующий день охота состоялась. Мчась на одной из своих лучших лошадей, Рандольф слегка подался вперед и приготовился к броску копья. Впереди него, громко сопя и фыркая, несся огромный мощный вепрь. Внезапно Рандольфу вспомнились слова Элизабет: «Во время охоты вы сочтете меня неинтересной собеседницей».
Он оглянулся и увидел скачущую на белом жеребце даму. Разочарование и легкая тревога застыли на ее лице. Рандольф опустил копье и натянул поводья, придерживая лошадь. Почувствовав, что преследователь отстает, вепрь стал с шумом продираться сквозь заросли папоротника и вскоре исчез в ближайшем подлеске.
Охотники помчались за ним, и через пару минут донеслись их торжествующие возгласы.
Белый жеребец Элизабет Гордон поравнялся с лошадью Макквина.
— Почему вы задержались? — поинтересовалась герольд.
— Охотники сами справятся с вепрем, — неохотно объяснил Рандольф, желая скрыть истинную причину.
Затем, немного помолчав, признался:
— Не хотел, чтобы вы видели смерть зверя.
Элизабет Гордон внимательно посмотрела на своего спутника, и Рандольф приблизился к ней.
— Не только вы способны запоминать разговоры, — улыбнувшись, сказал он.
— Вы всего лишь передали смысл моих слов, тем не менее я благодарю вас за это.
— Не стоит благодарности, я просто не хотел, чтобы вы видели мучения зверя в предсмертной агонии.
Долг джентльмена — оберегать леди от огорчений. — И, немного подумав, добавил:
— У вас действительно превосходная лошадь. Я слышал, что она может скакать без устали день и ночь. Это правда?
Элизабет Гордон наклонилась и обняла лошадь за шею.
— Она стоит целой флотилии, а не только вашего корабля.
Рандольф представил, как нежные руки Элизабет Гордон обнимают его.
— Устроим скачки? — предложил он.
Дама взглянула на него, и Рандольф невольно залюбовался ее гордой осанкой, правильными чертами лица и пышными волосами. На ней была отороченная мехом рыжей лисицы свободная накидка, а под ней — шерстяной жакет и льняная блуза.
Рандольф подумал, что даже без тканной золотом парадной одежды, указывающей на принадлежность к королевской службе, Элизабет Гордон выглядит очень привлекательно и сильно отличается от других молодых женщин.
— Вы безрассудны и сумасбродны, Рандольф Макквин.
— Признайтесь, мое предложение вас взволновало! — И Рандольф испытующе посмотрел на нее.
— Это второе глупое пари, — заявила Элизабет Гордон и кивнула в сторону его лошади. — Вы не сумеете выиграть.
Рандольф допускал, что леди Гордон, возможно, права, но собственное поражение в скачках волновало его в данный момент меньше всего. Ему просто хотелось поближе узнать эту необыкновенную женщину и завоевать ее симпатию!
Во время прогулки по лесу он постоянно наблюдал за ней. Она держалась дружелюбно и искренне, но казалась Рандольфу одинокой и немного печальной. Близились рождественские торжества, но Рандольф Макквин опасался, что праздновать их придется без прекрасной дамы-герольда.
«О ней ходит множество слухов, но я должен сам выяснить, что правда, а что — заведомая ложь», — решил он и обратился к Элизабет:
— Так вы принимаете пари и соглашаетесь провести несколько дней в моем обществе?
Элизабет колебалась. Ей нравился Рандольф Макквин. Она обратила на него внимание с первой же минуты, как появилась в общем зале замка Дугласа; любопытство заставило ее остановиться у стола, за которым сидели Рандольф и его брат Драммонд.
Рандольф Макквин выгодно отличался от присутствующих в замке Дугласа мужчин: он не заискивал и не лебезил перед монархом, не поддакивал услужливо важным гостям, не хвалился богатством или дружбой с влиятельными особами.


После утренней молитвы они встретились в конюшнях, и снова поведение Макквина показалось ей уважительным и почти безупречным. Элизабет льстило, что она интересует его только как женщина, а не как герольд короля Шотландии.
— Английский монарх может позвать меня в любой момент, — ответила она.
На лице храброго и сильного воина Рандольфа Макквина появилось разочарование.
— И как скоро?
Подобные вопросы всегда настораживали Элизабет Гордон. Казалось, что начинают интересоваться ее государственными делами. Должность герольда короля приучила Элизабет к осторожным высказываниям и уклончивым ответам, и сейчас она не видела причин, чтобы изменить своим привычкам.
— Мне ничего не известно о планах английского короля, — промолвила она.
— Разве вы должны вернуться к Брюсу немедленно? Останьтесь на некоторое время здесь, со мной, . — попросил Рандольф. — Возможно, английский монарх еще захочет что-нибудь передать Брюсу.
Элизабет Гордон было приятно слышать его горский говор, и каждое слово, сказанное Рандольфом, казалось ей искренним и сердечным.
В Шотландию уже пришла зима. Выпал первый снег, а Элизабет пока не решила, как ей следует поступать дальше: ждать, когда король Эдуард II соизволит снова позвать ее, чтобы передать пару незначительных фраз Роберту Брюсу (в этом случае Элизабет опять придется испытать на себе грубость мужчин и презрение женщин, обитающих в замке Дугласа), или отправиться домой с собственной свитой невежественных молодых парней, походящих больше на посетителей дешевых пивных трактиров, нежели на сопровождающих герольда короля?
Монарх Эдуард II, верный своим принципам, будет тянуть с ответом как можно дольше. Элизабет вспомнила, как однажды в Лондоне он продержал ее две недели в ожидании послания Брюсу, а в Йорке она томилась целый месяц, прежде чем получила от него несколько банальных фраз.
Наверное, ей все-таки следует уехать, поскольку Роберт Брюс ждет ее возвращения, надеясь получить от Эдуарда II сообщение. Элизабет снова и снова обдумывала сложившуюся ситуацию. Хозяин замка Ред Дуглас выделил ей приличную комнату, а ее сопровождающих разместил в казармах. Новый знакомый Элизабет Рандольф Макквин — опытный морской капитан и отважный воин — сумеет защитить ее от назойливого внимания и дерзких шуток гостей замка, пока она будет ждать ответа от капризного Эдуарда II. К тому же Рандольф, как и сама Элизабет, из горной Шотландии, и это обстоятельство заставит их держаться вместе.
Предложенное Рандольфом нелепое пари тревожило и забавляло женщину. Если Макквин будет слишком настойчив или позволит себе какую-нибудь вольность, она сумеет за себя постоять и отомстить.
— Вы, безусловно, останетесь без своего корабля, если мы поспорим на мою лошадь.
Рандольф нахмурился, но взгляд его синих глаз был лукавым:
— Пусть! Когда вы станете моей, я буду вправе потребовать ваши конюшни и многое другое.
Элизабет покачала головой и усмехнулась. Неожиданное и дерзкое предложение Макквина опоздало: она дала слово служить королю Шотландии — человеку, поклявшемуся защищать свою страну от английского нашествия. Обычные женские мечты о замужестве — ничто в сравнении с главной и важной целью — независимостью Шотландии!
— Не касайтесь запретных тем, Рандольф. Вы не можете просить моей руки; я не приму ваше предложение.
— Прекрасно! Тогда я завоюю ваше сердце!
Элизабет оценивающе посмотрела на Рандольфа.
Несомненно, этот сильный, мужественный и немного опасный молодой мужчина был очень привлекательным.
У себя на родине Элизабет знала подобных мужчин: все они были такими же обаятельными и уверенными в себе.
К сожалению, во время частых поездок в южные земли она мало встречала столь же воспитанных и галантных мужчин. Но пока она служит герольдом короля Шотландии, романтика любовных приключений и замужество не для нее.
Другое дело на чужой земле: здесь, без наблюдательных, подозрительных придворных из свиты Брюса, штатных сплетников и интриганов, Элизабет может позволить себе забыть на время о службе и стать просто молодой привлекательной женщиной.
Еще одно обстоятельство тревожило Элизабет и склоняло ее к решению остаться здесь на некоторое время. Она подозревала, что Рандольф Макквин приехал в замок Дугласа не только для встречи с родным братом. Элизабет, как доверенное лицо короля Шотландии, считала своим долгом выяснить, почему Макквин, вождь одного из горских кланов, прибыл на враждебную территорию именно в то время, когда тут гостит английский монарх. Если Рандольф Макквин готовит заговор, обязанность герольда — узнать об этом.
«Рандольф Макквин вряд ли представляет для меня опасность, и его чарам я не поддамся», — решила Элизабет.
Кроме того, ей очень хотелось перехитрить самоуверенного молодого мужчину и выиграть в споре корабль!
— Принимаю ваше пари, Рандольф Макквин, — после долгой паузы наконец заявила Элизабет Гордон, — хотя я не умею управлять кораблем. Надеюсь, проиграв спор, вы останетесь джентльменом и обучите меня вождению корабля?
— Не сомневайтесь, леди, — улыбнулся Рандольф, теребя длинную черную гриву лошади. — Говорят, я неплохой учитель.
Придворные сплетники графини Наирна не без оснований называли его жестоким сердцеедом, которого ни одной из дам не удалось заставить на себе жениться.
Что ж, превосходная компания для молодой женщины, не имеющей права выходить замуж до окончания службы королю!
— Как долго вы пробудете в замке Дугласа? — вдруг спросила Элизабет Гордон.
— Пока… — Рандольф замолчал, глядя на поляну, где самка оленя оборонялась от настойчивых притязаний самца. — Пока… не выиграю пари или вы не покинете замок.
Элизабет Гордон показалось, что этот простой вопрос застал Рандольфа врасплох. Да, вне всякого сомнения, он что-то скрывает…
— Куда мы отправимся сейчас? — спросила она, с интересом поглядывая на своего спутника.
— Может, на соколиную охоту? — предложил Рандольф. — Обещаю уберечь вас от созерцания жертвы и ее предсмертных криков.
— Мы не привезли с собой птицу, — ответила Элизабет, глядя на Рандольфа.
— Дуглас, к сожалению, запустил свои клетки с соколами, — поморщился Макквин и проворчал:
— Кстати, мне сказали, что сегодня вечером нам опять подадут лососей.
Элизабет Гордон улыбнулась. Раньше ей не приходилось обсуждать вечернее меню с малознакомыми людьми.
— Вы опять помчитесь как вихрь? — поддразнила она Рандольфа.
— Если буду знать, что вы — позади меня.
Элизабет Гордон вдруг заметила, что у Рандольфа длинные, густые и темные ресницы.
— Клянусь вам, леди Элизабет, мысли о вас сбивают меня с толку.
Сказанный комплимент пришелся ей по душе, и она усмехнулась:
— Тогда какой же смысл в охоте?
Красноречивый и настойчивый взгляд Рандольфа заставил ее покраснеть. Похоже, она недооценивает этого молодого мужчину!
— Я люблю в женщинах стремительность.
— Вы предельно откровенны, Макквин, — заявила Элизабет Гордон.
Она тронула поводья, и белый жеребец отошел на несколько шагов от испанской кобылы Рандольфа.
— А вы утверждали, что мы не найдем подходящей темы для беседы! По-моему, мы понимаем друг друга с полуслова!
Из-за деревьев послышались хриплые предсмертные крики раненого зверя.
— Вперед! — крикнул Рандольф, стеганув лошадь, и махнул рукой, приглашая свою спутницу последовать за ним. — За теми вековыми дубами находится озеро. Поскачем туда. Побежденный исполнит желание победителя!
Элизабет Гордон ни минуты не сомневалась, что Рандольф, как и любой другой мужчина, потребует поцелуй, если, конечно, выиграет скачки, что вызвало у нее лишь легкую усмешку.
Некоторое время они мчались по лесу молча. Стук копыт заглушал доносившиеся крики раненых вепрей.
Когда они пересекали охотничью площадку, Рандольф неожиданно направил свою лошадь на широкую удобную тропинку, тем самым удлинив маршрут. Элизабет надеялась, что он поступил так не из-за лошадей — ее белый жеребец почти догонял приземистую испанскую кобылу Рандольфа.
Глядя на скачущего Макквина, Элизабет Гордон вдруг представила его на боевом коне и решила, что в сражении он так же ловок, силен и смел.
Сегодня утром во время молитвы в часовне она незаметно наблюдала за Рандольфом, стоявшим рядом с братом и юным племянником. Пока присутствующие почтительно склоняли головы в молитве, он украдкой поглядывал на своих родственников — брата Драммонда и племянника, как две капли воды похожего на старших Макквинов. Любящий взгляд Рандольфа и его преданность семье поразили и удивили Элизабет.
Осенний лес был устлан ковром из опавших разноцветных листьев, и их шуршание напомнило Элизабет о приближении зимы. Ее спутник вдруг обернулся, и она увидела сияющую, счастливую и самодовольную улыбку. Женщина вскинула голову и пустила своего белого жеребца галопом. Поравнявшись с Рандольфом, она неожиданно для самой себя послала ему воздушный поцелуй и молча помчалась дальше, выбрав кратчайший путь к финишу.
На большой поляне, окруженной со всех сторон могучими дубами, испуганные зайцы бросились врассыпную, а толстые пестрые куропатки шумно захлопали крыльями и улетели. Сквозь ветки деревьев виднелась блестящая поверхность озера, к которому несся белый жеребец Элизабет. Сзади слышался топот копыт лошади Рандольфа, но догнать жеребца ей было трудно: недавняя погоня за вепрем подорвала ее силы.
Элизабет наклонилась к жеребцу и прошептала ему на ухо ободряющие слова. Лошадь, словно поняв их, устремилась вперед еще быстрее. В ушах Элизабет звучал лишь оглушительно-громкий топот копыт, а ветер со свистом бил ей в лицо.
Казалось, она забыла обо всем на свете, интриги, политика, короли сразу исчезли, будто и не существовали вовсе, унося с собой все горести, разочарования и обиды. Ясным ноябрьским днем Элизабет скакала на прекрасном белом жеребце, ощущая в душе лишь необыкновенную легкость и восторг.
Деревья остались позади, и яркие солнечные лучи, отражаясь в озере, осветили лицо Элизабет.
Белый жеребец остановился. Элизабет, легко выпрыгнув из седла, подвела его к воде отдохнуть и напиться, а сама села на поваленное толстое дерево в ожидании Рандольфа Макквина.
Лошадь Рандольфа осталась далеко позади, и лишь спустя некоторое время его красно-черный тартан
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
замелькал между деревьями.
Ожидая появления Рандольфа, Элизабет не переставала думать о нем и перебирать в уме все разговоры, которые велись вокруг его имени. Ред Дуглас утверждал, что Рандольф прибыл в южную Шотландию просто с визитом вежливости, хотя всем было известно, что Макквины были вассалами Риваса Макдаффа — высокомерного и честолюбивого человека, мечтающего править горскими кланами.
Но сейчас Элизабет не хотелось вдаваться в детали политических амбиций и притязаний королей и вождей кланов. Ей выпала удача на короткое время насладиться настоящей свободной жизнью (к тому же она победила в скачках!). Элизабет сознавала, что женщина, состоящая на государственной службе у короля, должна вести себя соответствующим образом и строго придерживаться определенных правил, но времена, как и правила, меняются. А может быть, и она стала другой?
Наконец на берегу озера появился Рандольф на взмыленной испанской кобыле. Спрыгнув на землю, он ободряюще похлопал ее по крупу и повел к воде.
Белый жеребец Элизабет, ходивший по берегу, недоверчиво покосился на лошадь и тоже принялся пить воду из озера.
Тяжело дыша, Рандольф подошел к Элизабет и сел рядом, обхватив руками колени.
— Здесь все еще тепло, — сказал он и, взглянув на белого жеребца, добавил:
— Ривас Макдафф не преувеличивал, когда хвалил вашу лошадь. Она действительно великолепна.
В доме дяди за лошадьми Элизабет ухаживали специальные слуги, а здесь, в южной части Шотландии, ей приходилось это делать самой, справедливо полагая, что лошади — ее главное богатство.
— Моему белому жеребцу хорошо удаются длинные дистанции. А вам следовало бы выбрать короткий маршрут.
— Или более быструю лошадь.
— Таких в Шотландии не существует.
— А вы любите побеждать, Элизабет, — заметил Рандольф и ворчливо добавил:
— Но излишняя самоуверенность делает вас заносчивой.
На лице Элизабет появилось обиженное выражение.
— Я полагаю, что, если бы победу одержали вы, тоже ликовали бы от счастья!
Рандольф рассмеялся и взъерошил свои густые длинные волосы:
— Согласен.
Немного помолчав, Элизабет спросила:
— Так вы признаете свое поражение?
Рандольф раскинул руки в стороны и, подняв голову, стал смотреть в голубое небо.
— Полностью признаю и охотно Сдаюсь на милость победителя — Элизабет Гордон!
Элизабет тоже рассмеялась.
— Ваша репутация мне хорошо известна, поэтому не нужно изображать поверженного и униженного соблазнителя!
Рандольф поднял руку и, шутливо погрозив ей пальцем, заявил:
— Я никогда не прибегаю к таким дешевым трюкам!
— О ваших способах обольщения я достаточно наслышана! — не сдержавшись, выпалила Элизабет.
— Напрасно вы верите пустым сплетням графского двора! — Рандольф поднял с земли камень и кинул его в озеро. — Я уже давно там не был, хотя и не исключено, что обо мне продолжают судачить. Что новенького вы услышали?
Элизабет Гордон понимала, что ей следует держаться дружелюбно, но не могла упустить возможность поставить на место этого самоуверенного мужчину.
— Говорят, что вам ничего не нужно от женщин, кроме постели.
Рандольф резко повернулся к ней и спросил:
— Разве я пытался хотя бы поцеловать вас?
— Должна признаться, пока нет.
— Я пригласил вас на охоту с определенной целью?
— Очевидно, чтобы выиграть скачки. Вы разочарованы?
Рандольф поднял брови:
— А вы?
Элизабет понимала, что ее спутник говорит не о лошадях.
— Нисколько. Кстати, проигравший исполняет желание победителя, не так ли?
— Я мог бы предложить кое-что интересное и приятное.
— Возможно, приятное для вас, Макквин, но не для меня. Моя репутация должна быть безупречной.
— А слухи о том, что вы — любовница Брюса, не бросают на нее тень? — резко спросил Макквин.
Первое время эти вымыслы сильно ранили и обижали Элизабет, но потом она привыкла и даже стала находить в них некоторое преимущество. Мало кто из мужчин осмелился бы навлечь на себя гнев короля Брюса, который, узнав о сплетнях, лишь рассмеялся и посоветовал Элизабет не обращать внимания.
— А вы предпочли бы, чтобы я была вашей любовницей? — дерзко бросила Элизабет.
— Я желал бы знать, чего хотите вы сами, Элизабет.
Элизабет Гордон молчала, не желая делиться с Рандольфом своими сокровенными желаниями.
Больше всего она мечтала о мире и единстве Шотландии, о справедливом английском монархе, уважающем границы чужих земель, и достойном королевском дворе, где мужчины были бы такими же вежливыми, внимательными, галантными, как Рандольф Макквин.
— Я тоже предпочитаю честные ответы.
— Тогда слушайте, уважаемый герольд. Если вы — не любовница Брюса, то я могу открыть вам кое-какие секреты.
В словах Рандольфа Элизабет уловила двойной смысл, но, сделав вид, что ничего не поняла, задала ему важный для себя вопрос:
— Я хотела бы знать: с какой целью вы прибыли сюда?
Лицо Рандольфа стало серьезным. Он крепко сжал губы и отвернулся, не выдержав пристального взгляда спутницы.
— Я приехал в южную Шотландию с визитом вежливости, — наконец ответил он. — Недавно вернулся из Испании, где в этом году щедрый урожай фруктов, и хотел преподнести их своему знакомому Реду Дугласу.
— Только эта причина заставила вас посетить эти места?
— Вы слишком любопытны, леди.
— А вы — уклончивы.
Если Рандольф преследовал другую цель, Элизабет Гордон должна обязательно это выяснить. Ей известно, что Ред Дуглас и Рандольф Макквин не были союзниками, и с помощью многочисленных слуг замка, охотно бравших деньги за информацию, Элизабет надеялась найти ответ на волновавший ее вопрос. Если же слуг не удастся подкупить, она все равно найдет способ выяснить, что связывает вождя клана Макквинов с хозяином замка.
— Я задала вам простой вопрос, — пожала плечами Элизабет, улыбнувшись.
— Простой — в устах обычных леди, но не тех, кто служит королям. — Рандольф немного придвинулся к своей спутнице. — Похоже, вы мною заинтересовались?
Элизабет не ответила, но мысленно согласилась с ним. Намерения Рандольфа были просты и очевидны, но его вежливые и мягкие манеры приятно удивляли Элизабет.
Многочисленные сплетни приписывали Макквину славу коварного и жестокого обольстителя женских сердец, и Элизабет, только недавно познакомившись с ним, сразу поняла, в чем причина его успеха. Если бы она была свободна от обязательств перед королем, то, возможно, и сама поддалась бы его чарам.
— Признайтесь, Элизабет, — Рандольф легонько задел локтем ее колено, — вы весело проводите время и находите меня интересным!
— Я приехала сюда не для того, чтобы попасть в сети опытного искусителя, — честно ответила она, немного смягчив свое истинное мнение о нем.
— Да, пока вы стойко держитесь, но ваши глаза вас выдают.
Услышав столь откровенные слова Рандольфа, Элизабет опустила голову и, стараясь держаться холодно, произнесла:
— Скоро английский монарх пригласит меня, и я повезу его сообщение Роберту Брюсу. Не надейтесь, что я задержусь в замке Дугласа, чтобы еще раз увидеть вас или попрощаться.
— Напрасно. Можно было бы вернуться к Брюсу на моем корабле. Ведь вы, кажется, хотели научиться им управлять?
Рандольф надеялся убедить Элизабет, что, путешествуя по морю, она быстрее, чем по суше, доберется до Сент-Андруса, где ожидал ее король, но это была заведомая ложь.
— Я сам доставил бы вас на своем корабле.
— Если только вы выиграете пари и «Морской волк» останется у вас.
Название корабля соответствовало эмблеме Макквинов — обычная практика, принятая среди кланов.
— Я уверен, что выиграю пари.
— Корабль станет моим, и не рассчитывайте, что будете управлять им, когда пожелаете.
Элизабет замолчала, подумав, что ей следует научиться у своего собеседника искусству играть словами и умению ловко менять тему разговора.
— Когда мы отправимся на охоту? — спросила она.
Рандольф насмешливо взглянул на свою спутницу и покачал головой, давая понять, что прекрасно понимает, почему она старается перевести разговор на другую, не столь интересную для нее тему.
— Я раньше не бывал во владениях Дугласа, но постараюсь поговорить с сокольничим.
Вдруг Элизабет припомнились недавние жалобы Рандольфа на однообразное меню.
— А я попрошу повара приготовить для нас провизию. Может, соленого лосося? — лукаво спросила она.
Рандольф расправил широкие плечи и шутливо ответил:
— Какая вы жестокая, Элизабет!
Затем он тяжело вздохнул, и его спутница, увидев печальное лицо, легонько похлопала его по руке. Рандольф мгновенно накрыл ее тонкую, изящную ладонь своей рукой и замер.
Какое-то время они сидели неподвижно, и Элизабет с волнением ощущала нежное прикосновение крепкой руки Рандольфа. Затем длинные, гибкие пальцы Макквина и тонкие, изящные пальцы его спутницы переплелись.
— Пока король не позвал вас, наслаждайтесь охотой, — наконец вымолвил Рандольф и, немного помолчав, добавил:
— Я хочу пригласить вас отпраздновать день святого Николаев вместе со мной в Клоузбурге.
Праздник святого Николаев, отмечавшийся 6 декабря, всегда с нетерпением ожидали и взрослые, и дети.
В этот день, по традиции, устраивались веселые театральные представления, шумные балаганы и многочисленные ярмарки.
— По утверждению нашего пивовара, в этот день привидения и духи прячутся в ветвях деревьев, а тролли похищают у детей сладости, если они плохо себя ведут.
Элизабет мягко улыбнулась:
— А если вы будете плохо себя вести? Что они отнимут у вас?
— Ничего, — прошептал Рандольф. — Потому что я намереваюсь стать очень-очень хорошим. — И он слегка сжал, а затем отпустил ее руку.


После чудесно проведенного дня с прекрасной Элизабет Гордон Рандольф отправился к брату, чтобы обсудить с ним важный вопрос, ради которого он и приехал.
— Где мощи святого Колумбы? — тихо спросил он.
Много веков назад этот святой принес на шотландскую землю христианство, и клану Макквинов принадлежала часть его мощей — осколок челюстной кости. Его, правда, утеряли после заточения Драммонда в тюрьму.
— Почему ты их разыскиваешь?
Братья сидели за угловым столом в трактире. Был час вечерней молитвы, и в трактире, кроме них, находилось лишь несколько молодых парней простоватого вида, занимавших стол около входа. Пламя коротких желтых свечей бросало длинные тени на закопченные, темные стены. В дальнем углу зала дородный трактирщик поднялся по скрипучей лестнице, открыл люк в потолке и скрылся на чердаке.
— Ривас Макдафф собирает горские кланы, чтобы во время рождественской мессы в Элгинском соборе объявить об их объединении, — прошептал Рандольф.
От неожиданности Драммонд со стуком поставил кружку на стол:
— Этот кровожадный честолюбец хочет объединить горские кланы на Рождество?
— Тише! — Рандольф боялся, как бы громкие слова брата не услышали молодые парни или жена трактирщика.
— Важная новость! — Драммонд опустил голову и долго молча смотрел на земляной пол. — Кому, кроме жителей северной и северо-западной Шотландии, об этом известно?
— Никому.
— И даже Роберту Брюсу?
— Король знает, но хочет, чтобы мы подождали еще год и посмотрели, будет ли Эдуард II продолжать политику своего отца.
— Нет, Брюс не прав. Наступает время раздоров между англичанами.
Рандольф неоднократно слышал подобные суждения, но уверенность в словах брата лишний раз убедила его в необходимости скорейшего объединения горских кланов.
— Ривас Макдафф справедливо требует держать наши планы в строжайшем секрете до тех пор, пока епископ из Ватикана не прибудет на рождественскую службу. Но прежде чем папа римский благословит горские кланы и наполнит золотом нашу военную казну, все вожди должны представить свои реликвии и повторить клятву верности Богу над ними.
— Церковь обещает помочь деньгами?
Рандольф отхлебнул из кружки горьковатого эля:
— Да, но только если святые мощи и реликвии будут при нас.
Драммонд обвел беспокойным взглядом трактир и, приблизившись к брату, прошептал:
— Тогда я буду молиться, чтобы все вы объединились и получили благословение церкви.
Рандольфу было странно и досадно слышать, как брат, говоря о горских кланах, называет их «ваши», но, зная сложившуюся ситуацию, не подавал виду.
— Говорят, что Эдуард II уже не в состоянии продолжать начатую его отцом войну против Шотландии, и в будущем все может измениться. Сейчас он правит нищим королевством, а влияние Брюса растет день ото дня. Если Эдуард II предпримет еще один поход на Шотландию, то, объединившись, кланы дадут ему достойный отпор. Когда Ривас Макдафф встанет во главе наших кланов и примет благословение церкви, мы одержим победу и без Брюса.
Не прерывая разговора, братья мерились силами — чья рука сильнее. Наконец Драммонд прижал к столу ладонь Рандольфа и сказал:
— Церковь требует пышных церемоний и абсолютной преданности. Сумеют ли вожди кланов забыть о своих взаимных претензиях и разногласиях и дружно склонить головы перед епископом?
Желтое пламя свечи, стоявшей на столе, заколыхалось, и горячий воск капнул Рандольфу на руку.
— Нам всем это необходимо. Мы присягнем на верность Ривасу Макдаффу, пока Брюс занят объединением островов и выяснением отношений с владельцами приграничных земель.
— Ты узнал об этом от герольда?
— Нет, она не желает говорить о планах и намерениях короля.
Рандольф нахмурился и печально вздохнул:
— Хватит обсуждать политику, брат. Я хочу поговорить с тобой о даме-герольде.
— Уж не влюбился ли ты в Элизабет Гордон?
— Да, пламенная страсть захватила меня целиком, но эта дама, как я понял, не для легкого, необременительного флирта.
— Служанка моей жены говорит, что Элизабет Гордон — холодная женщина.
— Нет, не правда. — Перед глазами Рандольфа промелькнула недавняя сцена в лесу: прекрасная Элизабет Гордон, радостно мчавшаяся на белом жеребце по тропинке и пославшая Рандольфу воздушный поцелуй. — Нет, у нее горячее и доброе сердце.
— Говорят, она не обращает внимания на мужчин.
Рандольф вспомнил, как ровно и дружелюбно вела себя с ним Элизабет, но ее сияющие серые глаза говорили о том, что от общения с молодым мужчиной она получает удовольствие.
Драммонд нахмурил брови и сказал:
— Мой сын слышал от мальчишки, работающего у торговца свечами, что дядя леди Элизабет якобы отрекся от нее, когда она отказалась выйти замуж за человека, предложенного ей в женихи. Ты знаешь что-нибудь о ней и ее родителях?
Рандольф припомнил те отрывочные сведения, которые ему довелось услышать о семье Элизабет Гордон.
— Поговаривают, что они были из разных кланов, а после трагедии, случившейся с ними несколько лет назад, дядя Элизабет получил права на их собственность и стал опекуном леди Гордон.
Драммонд сделал несколько глотков.
— Она сама ухаживает за своими лошадьми.
Рандольф тоже видел, как после охоты на вепря и скачек Элизабет сразу же отправилась в конюшню.
— Бондарь, как и многие, утверждает, что леди Элизабет Гордон — любовница Роберта Брюса.
В который раз услышав о столь ненавистной, но вполне возможной подробности личной жизни Элизабет Гордон, Рандольф яростно стукнул кулаком по столу:
— Элизабет Гордон будет моей! — И, немного поостыв, спросил брата:
— Так где же мощи святого Колумбы?
— Они спрятаны в рукоятке меча. Когда мы вернемся в мою комнату, я отдам их тебе.
Рандольф с облегчением вздохнул:
— Слава Богу!
— Интересное будет зрелище!.. — вдруг сказал Драммонд. — Первая объединенная рождественская месса! Трудно представить всех вождей кланов коленопреклоненными во время совместной молитвы и дающими клятву перед своими святыми реликвиями!
Перемирие кланов перед Богом и Святой церковью объединило бы их прочнее и крепче, чем любой подписанный договор. Но существовала и реальная опасность, о которой Рандольфу, как и другим вождям кланов, было хорошо известно. Если непримиримый отступник Катберт Макгилливрей узнает о замыслах северян, он может привести свою армию в Элгиншир и захватить в плен всех вождей кланов. Победа будет легкой: он просто поймает их, как стаю рыб сетями. Но рискнуть стоит, ведь от объединения кланов зависит будущее северной и северо-западной Шотландии!
— Жаль, что тебя не будет с нами, — после небольшой паузы проговорил Рандольф.
— Нынешнее положение меня устраивает, — твердо заявил Драммонд.
Подождав, пока вернувшийся с чердака хозяин трактира унесет в соседнюю комнату бочонок с элем, Драммонд спросил брата:
— Скоро наступит декабрь. Когда ты уедешь из замка Дугласа?
— Пока я не намерен покидать южную Шотландию. До Рождества еще много времени, а у меня есть причины задержаться здесь.
— Ты твердо решил соблазнить прекрасную даму герольда?
— Да. Завтра мы собираемся в охотничьи угодья Малькольма.
— На соколиную охоту? Можно мне пойти с вами?
— Боюсь, что шальная стрела из неизвестного самострела попадет тебе в спину. Нет, брат, мы пойдем вдвоем с Элизабет.
Входная дверь с шумом распахнулась, и в трактир зашли мужчины из клана Дугласа, громко потребовав эля.
— Она выиграла спор? — спросил Драммонд.
— Да, победила в скачках!
— Говорят, ее жеребцы летают словно по воздуху!
— Возможно, — усмехнулся Рандольф. — Но наездницу все-таки поймать легче, чем лошадь!
— Я слышал, что соблазнить Элизабет Гордон невозможно, — сказал Драммонд и лукаво посмотрел на брата.
— А я слышал, что земля — круглая!


Из-за проливных дождей, зарядивших на несколько дней, пришлось отложить соколиную охоту.
После беседы с Драммондом в трактире Рандольф забрал мощи святого Колумбы и спрятал их в подкладке своего сапога.
Дни тянулись медленно, дожди не кончались, и Рандольф Макквин все свободное время проводил с Элизабет, ни на минуту не сомневаясь в том, что он должен выиграть пари и соблазнить прекрасную даму-герольда.
Он сопровождал ее повсюду: они были в лавке суконщика, где она заказала отрез ярко-красной шерстяной ткани — рождественский подарок королю Шотландии. У торговца свечами Элизабет купила ароматизированные свечи для своей комнаты, а у кузнеца выбрала пару конских сбруй, отделанных медью, — подарок хозяину конюшни, где содержались ее лошади.
Рандольф Макквин приобрел большое количество льна и полдюжины прялок и за дополнительную плату велел торговцу доставить покупки на борт «Морского волка». Вечерами Рандольф ужинал с братом, невесткой и племянником, настойчиво приглашая Элизабет присоединиться к ним, но она всегда отказывалась под разными предлогами. Иногда Рандольф видел Элизабет за столом хозяина замка, но служанки утверждали, что дама-герольд, как правило, обедает в своей комнате в одиночестве.
Местное общество и воины замка Дугласа со временем привыкли к Рандольфу Макквину и стали относиться к нему дружелюбно и без подозрений, хотя истинную причину такого поведения он видел в общем предпраздничном настроении, а не в изменении их взглядов на жителей горной Шотландии.


Дожди закончились, и на следующий день после удачной охоты Элизабет и Рандольф отдыхали, сидя на шерстяном одеяле в охотничьих угодьях Малькольма.
Солнце клонилось к закату, связка куропаток и полдюжины тетеревов-косачей лежали на земле около их ног.
Молодые люди были оживлены, наперебой рассказывали друг другу истории из своей жизни. Рандольф вспомнил о первой соколиной охоте и забавном случае, когда они с братом Драммондом чуть не подрались из-за того, кто будет первым бросать копье в столб с мишенью.
Элизабет с нескрываемым интересом слушала своего спутника и, в свою очередь, рассказала, как она в детстве училась управлять лошадьми, о двоюродных сестрах, с которыми часто плавала в реке Твид.
Для соколиной охоты Элизабет Гордон выбрала другую лошадь — кобылу той же масти, что и белый жеребец, но менее рослую.
— Вы не будете возражать, если я отошлю сокольничего и его людей обратно, в главную башню замка?
Элизабет удивленно посмотрела на своего спутника:
— Зачем?
— Чтобы их не задерживать. Ваши лошади великолепны, и мне хотелось бы испытать новую кобылу в скачках по вересковой пустоши.
— Боитесь чужих любопытных глаз?
— Вовсе нет. Если вам это доставит удовольствие, пожалуйста, пусть смотрят.
— Сегодня такой чудесный, удачный день! Наверное, я возьму вашу лошадь и присоединюсь к сокольничему и его людям. Если не будете терять даром времени, то догоните нас на полпути к замку Дугласа. Я не останусь с вами вдвоем, потому что не хочу давать повода для сплетен.
— Боитесь запятнать свою репутацию?
— Лично меня не волнует, что скажут сплетники! но не следует забывать: я состою на службе у короля!
Задержись я здесь с вами еще хоть на минуту — и злые языки назовут нас любовниками!
— Если минута продлится несколько дольше, чем обычно!
— Какая разница сколько!
Этим ответом Элизабет невольно выдала свою полную неосведомленность в подобных делах, поскольку никогда в жизни не имела любовной связи с мужчиной.
Несколько минут Рандольф сидел словно в оцепенении, затем пробормотал:
— Ладно, пора собираться.
Элизабет молча встала и пошла по направлению к сопровождающим их охотникам, а Макквин задержался, глядя ей вслед.
На Элизабет Гордон была длинная юбка с мягкими складками, а на голове — изящная льняная шапочка, скрывавшая пышные волнистые волосы. Слуги замка говорили, что она не пользуется услугами горничных и сама заботится о своей одежде.
Элизабет казалась Рандольфу практичной дамой, не привыкшей тратить время на пустую женскую болтовню, различные безделушки и украшения, а также на обсуждение сплетен. Ему вдруг вспомнилось, как старательно она избегала ответов на вопросы о ближайших планах Роберта Брюса и делала вид, что не замечает его явных попыток добиться ее расположения. Да, без сомнения, Элизабет Гордон — самая достойная и восхитительная женщина во всей Шотландии. Рандольф был вынужден признать, что она не только полностью завладела его мыслями, но и заслуживает исключительно галантного и тактичного отношения.
Вскоре Элизабет Гордон вернулась, взяла поводья лошади Рандольфа и свистом подозвала свою кобылу.
Стройная белая лошадь радостно подбежала к хозяйке и стала рядом. Элизабет оглядела Рандольфа с головы до ног и подправила стремена у своей лошади, чтобы ему было удобнее сидеть в чужом седле.
— Веди себя хорошо, Мэджести, — сказала она лошади и, обернувшись к Макквину, пояснила:
— Она очень резвая и игривая.
— А по-моему, она послушная лошадь.
— Это только на первый взгляд. Держите поводья крепко, и прежде чем остановиться, произнесите ее имя.
Она хорошо выполняет команды.
Мэджести, словно поняв, что говорят о ней, легонько ткнулась в плечо хозяйки.
— А если я не дам ей команду остановиться?
— Тогда к восходу солнца вы окажетесь в Англии!
— Неужели?
— Я пошутила. Она никогда не убегает далеко от своей хозяйки. А ваш жеребец, на мой взгляд, немного неповоротлив.
Замечание Элизабет не обидело Рандольфа, она правильно оценила его лошадь.
— Он — не мой, я взял его напрокат.
Элизабет подошла к жеребцу и провела рукой по его ушам.
— Он хороший, — улыбнувшись, сказала она.
— Разрешите я помогу вам сесть в седло? — предложил Рандольф и обнял Элизабет за талию.
Она повернула голову и выразительно посмотрела на него. Когда рука Макквина скользнула чуть ниже, его спутница немного отстранилась и холодно проговорила:
— Перестаньте, Рандольф!
Он дерзко заглянул ей в глаза:
— А вы не носите пояса верности.
При иных обстоятельствах, возможно, женщину обидело бы столь откровенное замечание, но служба у короля Брюса приучила ее сдерживать свои эмоции и не обращать внимания на многое.
— А следовало бы, — заметила она. — Чтобы защитить себя от вас.
— А у вас действительно есть золотой пояс верности?
— Есть.
— Боже, как можно носить столь ужасные и неудобные вещи?
— Если вспомнить, от чего он защищает, на неудобства не обращаешь внимания.
— Что вы имеете в виду?
Элизабет вздохнула:
— А вы не понимаете? Я говорю о мужчинах, охотящихся, подобно разбойникам с большой дороги, за женскими юбками. Мало кто из них так же галантен, вежлив и тактичен с герольдом короля Роберта Брюса, как Рандольф Макквин.
Своим откровенным и в то же время лестным объяснением Элизабет Гордон поставила Рандольфа на место.
Он опустил голову и промолвил:
— И все-таки сейчас на вас нет пояса верности…
— А нужно ли мне защищаться от вас?
— Пока нет.
Рандольф слегка коснулся шершавыми пальцами ее подбородка. Элизабет подняла голову и, взглянув в его глубоко посаженные голубые глаза, прочла в них восхищение и пылкую страсть.
Ей и раньше приходилось замечать на себе восторженные взгляды мужчин, но в них никогда не было нежности и искренности.
Рандольф удивленно поднял брови. Элизабет поняла, что он хочет ее поцеловать, и была готова уступить, но мысль о пари, которое он твердо решил выиграть, заставила ее отстраниться. Она посмотрела поверх его плеча, но сокольничего и его помощников поблизости не было. Рандольф, очевидно, понял противоречивые чувства Элизабет и еще крепче сжал ее талию. Сердце Элизабет сильно и часто забилось, губы пересохли. В глубине души ей хотелось почувствовать на своих губах поцелуй Макквина, но здравый смысл подсказывал, что эта слабость облегчит ему путь к победе.
— Там люди, — промолвила Элизабет.
— А что вам люди? — резко спросил ее спутник. — Боитесь за свою репутацию? Не хотите, чтобы стало известно, что герольд короля весело проводит время в компании Рандольфа Макквина?
— Да.
— Наступит день, Элизабет, когда вы будете поступать только по велению сердца, а не прислушиваться к голосу разума.
Элизабет Гордон опустила голову. Пока она служила королю Роберту Брюсу, а ее страна не была свободной, она не могла себе позволить заниматься личной жизнью.
— О чем вы думаете? — мягко и участливо спросил Рандольф.
Дама-герольд думала о том, что сделала правильный выбор, поступив на службу к королю, который поставил перед собой благородную цель — освободить Шотландию от английской агрессии.
Сейчас Элизабет чувствовала себя свободно и легко, подобно соколу, парившему высоко в небе. Она повернулась к Рандольфу и показала рукой на птицу.
— Я думаю, он остался доволен охотой и теперь наслаждается свободой.
— Ваши мысли заняты другим, леди, но я — терпеливый мужчина, а вы заслуживаете того, чтобы вас долго ждали.
Снова уловив в его словах двойной смысл, Элизабет Гордон промолчала.
— На озере Ланарк живут два лебедя, — продолжал Рандольф. — Хотите съездить туда и посмотреть на них?
Элизабет Гордон взглянула на небо, по которому медленно плыли серые тучи.
— В это время года все лебеди давно улетели на юг, — ответила она.
— Нет, не все. Сокольничий рассказывал, что самка лебедя три года назад сломала крыло, и лебедь остается вместе с ней зимовать на озере.
— Лебедь, преданный своей подруге! Как романтично!
Рандольф Макквин подумал, что с некоторых пор он сам стал походить на этого лебедя. Восхитительная и умная женщина, выбравшая для себя в жизни мужскую работу — службу королю — и имеющая лучших в Шотландии лошадей, завладела его умом и сердцем.
— Как вы думаете, она его любит? — вдруг спросил Рандольф.
— Подруга?
— Женщина.
Элизабет Гордон улыбнулась и взглянула на своего спутника.
— Я надеюсь получить ваш корабль, мой лорд. — И, немного подумав, добавила:
— Пока — ваш.
Рандольф неожиданно развеселился. До встречи с Элизабет Гордон он и представить не мог, что способен радоваться таким мелочам, как хорошее настроение женщины.
— Когда мы с вами беседуем о лебедях, совсем не обязательно называть меня лордом. Я всего лишь глава клана Макквинов, не более того.
В серых глазах Элизабет мелькнули озорные огоньки:
— Вот как? А я слышала, что вы владеете торговой флотилией, имеете большую власть на севере и северо-западе Шотландии, а Маккинтоши, Макреи, Матсоны и Чикольмы присягнули вам на верность.
Союз Макквина с вождями других кланов ни для кого не был секретом, но обсуждать свое богатство и власть с женщиной, не заинтересованной в замужестве, он считал непозволительным.
— Да, мы живем в мире с соседями, мои родственники доверяют мне и разрешают пользоваться выходом к морю, где я плаваю на своем единственном корабле.
— И вы не боитесь проспорить этот единственный корабль?
— Даже если бы я владел флотилией, я поставил бы на нее.
— Говорят, вы привезли в подарок Дугласу много апельсинов и инжира? — Элизабет Гордон решила отойти от опасной темы. Рандольф сразу же заметил ее неловкую попытку и усмехнулся.
— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я приберег для вас много гранатов.
— Так вы предложили мне корабль с трюмом, полным подгнивших фруктов? — поддразнила его Элизабет.
— При нынешней прохладной погоде они не испортятся, — возразил Рандольф. — Но если вы все же опасаетесь за сохранность фруктов, то могу вам предложить съездить на лошадях в порт и забрать их.
— По-моему, вы собирались испытать мою лошадь вон в той вересковой пустоши? — Элизабет показала рукой вдаль.
Рандольф крепко сжал губы. Да, он испытает лошадь и добьется расположения ее хозяйки и очень скоро завоюет не только ее сердце, но и всю ее!
— Да, я хочу испытать вашу кобылу, — ответил он.
— Тогда помогите мне сесть в седло вашей лошади, и желаю вам удачи!


Переодевшись, Элизабет Гордон спустилась в общий зал, сообщила управляющему замка Дугласа, что на некоторое время отлучится из замка с Рандольфом Макквином. Появление прекрасной Элизабет вызвало у присутствующих в зале мужчин бурную реакцию: каждый стремился сказать комплимент и поближе познакомиться с герольдом короля Роберта Брюса.
Элизабет Гордон терпеливо сносила их однообразные шутки и намеки, но когда один гость, по возрасту годившийся ей в дедушки, недвусмысленно предложил пожить в его владениях, терпению дамы пришел конец, и, сдержанно попрощавшись с присутствующими, она быстро покинула зал.
Пару дней назад Элизабет заказала в суконной лавке плащ в подарок королю Шотландии и теперь отправилась узнать, готов ли он. Ткачи работали день и ночь, чтобы успеть выполнить рождественские заказы: плащи, накидки и туники, которые Дуглас, по традиции, каждый год дарил своим вассалам. Хозяин суконной лавки заверил Элизабет, что ее заказ будет выполнен через день, и она, успокоившись, направилась к замку, чтобы посмотреть, не вернулся ли Рандольф Макквин.
Во внутреннем дворе она увидела слона, а вокруг него — толпу детей, с изумлением и с некоторым страхом разглядывающих его. Рядом стоял брат Рандольфа Драммонд, а поодаль — его жена леди Клэр.
Рандольф Макквин, одетый в черно-красный тартан, появился на опушке леса, когда солнце начало клониться к закату, освещая округу оранжево-пурпурным светом.
До замка было уже близко, и он пустил лошадь легкой рысью. Наблюдая за всадником, Элизабет подумала, что он очень искусный и опытный наездник, если ее резвая кобыла, всегда предпочитавшая носиться на большой скорости, сейчас послушно идет рысью.
Рандольф поправил тартан, отпустил поводья и поприветствовал брата. Начальник охраны, скучавший у ворот замка, оживился и, оглядев лошадь и наездника, сказал:
— Этот Рандольф Макквин знает толк в девушках!
Элизабет сделала вид, что не расслышала двусмысленного замечания, но мужчина подошел поближе и, кривляясь, продолжил:
— По-моему, чтобы задобрить женщину, надо чаще дарить ей безделушки.
Не желая больше слушать солдатские грубости и боясь, как бы не было замечено ее восхищение Рандольфом Макквином, Элизабет гордо подняла голову и торопливо направилась в конюшни.
— Дай этой лошади самого лучшего овса, парень. — До Элизабет донесся голос Рандольфа, отдающего приказания мальчишке, работающему в конюшне.
Затем он подошел к Элизабет, и она улыбнулась, увидев в одежде и в волосах Рандольфа запутавшийся сухой вереск.
— Знаете, я передумал, — радостно объявил он. — Когда выиграю пари, то заберу не белого жеребца, а Мэджести.
На лице Макквина сияла счастливая улыбка, в глазах мелькали озорные огоньки. Очевидно, лошадь пришлась ему по душе.
— Вы ничего не выиграете, Рандольф, — возразила Элизабет и подала ему щетку. — Будьте осторожны, когда начнете чистить ей ноги. Она может лягнуть.
— Не волнуйтесь. — Рандольф тяжело дышал и смотрел на Элизабет, держа руки на бедрах. — Нет, клянусь всеми святыми, я восхищен вашей кобылой!
Она стремительна, как ветер, и послушна, как щенок!
Гордость за свою лучшую лошадь переполнила сердце Элизабет. Она подошла к ней и нежно обняла за шею.
— Она не такая послушная и податливая, как кажется на первый взгляд, — сказала Элизабет. — И характер у кобылы непростой!
— Я этого не заметил. — Рандольф приблизился к лошади и похлопал ее по спине, а затем, сняв седло, укрыл ее попоной.
— Однако удивительно, что ваш дядя отдал вам таких великолепных скакунов, как эта кобыла и тот белый жеребец! Вы, должно быть, его любимица?
Элизабет Гордон усмехнулась и поджала губы.
— Его больше интересовало мое приданое. К тому же он такой полный, что не каждая лошадь его выдержит.
Раздался колокольный звон, созывающий на вечернюю молитву в часовню. Рандольф повернулся к Элизабет:
— Так вы отдали свое приданое в обмен на двух лошадей?
Элизабет опустила голову. Чтобы избежать нежелательного замужества, ей пришлось бросить дом и порвать связи с Гордонами. Тогда ей было тринадцать лет, но и теперь, много лет спустя, она ни разу не пожалела о своем решительном поступке.
— На шесть лошадей, — тихо ответила она. — Мои кобылы очень плодовиты, и, надеюсь, в недалеком будущем моя конюшня разрастется.
— Да… ну и обмен вы совершили! У вас не было выбора?
Богатство и земли никогда не привлекали Элизабет Гордон. Личная свобода и независимость значили для нее больше, чем частная собственность.
— Мне досталось от матери весьма скромное владение — земля у реки Твид, — пояснила она. — А дяде нужен был выход к воде…
— Но как вам позволили расплатиться приданым? — озадаченно спросил Рандольф. — Ведь вы же были ребенком, когда принимали это решение! — Он немного помолчал и, усмехнувшись, добавил:
— Прошу прощения, Элизабет. Я допустил оплошность. Мужчина не должен обсуждать с женщиной ее возраст.
Вежливые манеры Макквина нравились Элизабет и настраивали ее на откровенный разговор.
— Я никогда не сожалела о принятом решении, — призналась она. — Я состою на важной государственной службе у короля Шотландии. У меня есть лошади. — Она на минуту задумалась:
— А будущее — в Божьих руках!
Настоящее тоже представлялось Элизабет прекрасным и волнующим, ведь она познакомилась и подружилась с Рандольфом Макквином — влиятельным человеком, бесстрашным воином и обаятельным молодым мужчиной!
— Нет, все-таки тогда вы были совсем ребенком, — повторил Рандольф.
— Напрасно вы так думаете, — возразила Элизабет. — Мне было тринадцать лет — вполне подходящий возраст для замужества, вот тогда я и отказалась от претензий на земли Гордонов. А скоро мне исполнится двадцать два года.
— Когда? — спросил Макквин.
— Через две недели, — ответила она.
— Что бы вы хотели получить от меня в подарок?
Элизабет Гордон не увлекалась женскими безделушками, а для ношения драгоценностей у нее не было поводов. Главный и самый ценный подарок в своей жизни она уже получила — знакомство с Рандольфом Макквином!
— Ваш корабль! — весело тряхнув головой, заявила Элизабет.
Рандольф молча стал осматривать лошадь — не остались ли на ней колючки или царапины.
— Где вы держите своих лошадей? — поинтересовался он.
— Во владениях баронессы Лейна, в Эдинбурге.
Мальчишка-конюх вернулся в конюшню с овсом, и Рандольф дал ему несколько монет.
— Ты знаешь моего брата Драммонда Макквина? — спросил он.
— Знаю. — Мальчишка радостно улыбнулся. — Тот, который привез с собой слона! Мы с ребятами ходили на него смотреть! Я совершенно не испугался его!
— Молодец, ты храбрый парень. Найди моего брата и передай, что я не смогу сопровождать его к вечерней мессе. А потом найди слугу и скажи ему, чтобы он нагрел для меня горячей воды.
Мальчишка убежал выполнять поручения, а Рандольф принялся насыпать лошади овес.
— Вы хотите смыть с себя запахи природы? — спросила Элизабет. — Напрасно, от вас приятно пахнет осенними листьями и вереском.
Рандольф громко засмеялся и стал отряхивать вереск, застрявший в его одежде и волосах.
— От меня запах как из сундука с женской одеждой!
— Из чьего же сундука так пахло?
В выразительных голубых глазах Рандольфа Макквина запрыгали озорные искорки.
— Разве это имеет какое-нибудь значение?
— А, понимаю. Женщин было так много, что вы затрудняетесь припомнить их имена! Или они все предпочитали запах вереска?
— Я никогда ничего не забываю, моя любопытная леди, и хорошо помню, что ни у кого из них не было такого ядовитого языка и острого взгляда.
Элизабет облокотилась на деревянную перегородку, разделяющую их с Рандольфом, и лукаво улыбнулась:
— Вот, значит, какого вы обо мне мнения?
— А вы как думали? — Рандольф подошел к ней поближе. — У меня сложилось впечатление, что вы просто испытываете меня на прочность.
Элизабет ничего не ответила. Постоянное общение с Рандольфом Макквином позволило ей почувствовать себя молодой, привлекательной и желанной женщиной.
Тревожные мысли о королях, государственных проблемах и запутанных интригах отошли далеко на второй план. Но поддаться обаянию этого самоуверенного мужчины и открыть перед ним свою душу было бы в высшей степени неразумно!
— Это не имеет для меня никакого значения, — промолвила Элизабет, стараясь говорить равнодушно и холодно. — Но ни одной женщине не нравится, когда ее сравнивают с другими.
— Значит, я вам все-таки небезразличен?
— Я нахожу вас забавным, — пожала плечами Элизабет.
— О, как вы мне польстили! — Рандольф шутливо поклонился, но высказывание Элизабет его задело и обидело.
— Больше я вам ничего не скажу.
— Вы, Элизабет Гордон, абсолютно другая, ни на кого не похожая женщина! Кстати, вам к лицу изумрудный цвет вашего платья!
Элизабет взяла с собой в поездку мало нарядов, предпочитая носить официальную одежду, указывающую на принадлежность к государственной службе, но после встречи с Рандольфом Макквином она уже сомневалась, что украшенный королевским гербом камзол герольда и золотой пояс верности защитят ее от этого красивого и обаятельного мужчины.
Раздался повторный звон, напоминающий о начале вечерней молитвы, но Элизабет не собиралась воспользоваться этим предлогом и покинуть Рандольфа. Она должна быть сильной и уверенной в себе женщиной, не поддающейся чарам вождя клана Макквинов!
Рандольф сделал несколько решительных шагов по направлению к Элизабет, и она почувствовала шедший от него запах вереска.
— В ваших глазах сверкает какое-то коварство, — немного смутившись, проговорила она.
— Вы умеете угадывать чужие мысли?
— Не надо быть провидицей, чтобы понять, о чем вы думаете!
Рандольф протянул ей руку:
— Будем друзьями, Элизабет?
Элизабет Гордон подумала, что с ее стороны было бы неразумно отказываться от дружбы с Рандольфом Макквином. Королевская служба запрещает ей замужество, но позволяет дружить и общаться с достойными людьми, приятными собеседниками. Скоро они с Макквином расстанутся, разъехавшись в разные стороны, и кто знает, когда они встретятся вновь? Да и встретятся ли?
Элизабет протянула Рандольфу тонкую, изящную ладонь:
— Будем друзьями, Рандольф Макквин.
— Спасибо, что позволили мне испытать вашу лошадь, — тихо сказал он.
Во взгляде Рандольфа Элизабет увидела откровенное восхищение и почувствовала, как по ее телу пробежала нервная дрожь.
— С детства скачки были моей страстью, — искренне призналась она.
— А моя цель — направить вашу страсть на другой объект. — Рандольф многозначительно посмотрел в глаза своей собеседницы.
Элизабет поняла, что недооценила ситуацию и не правильно истолковала его пылкие слова о дружбе.
— Это уже не из кодекса дружбы, а нечто иное.
— Да? — Рандольф удивленно поднял брови, притворившись обиженным. — Я просто хочу вам кое-что вернуть. Помните, во время наших первых скачек в лесу вы пронеслись мимо меня на белом жеребце и, обернувшись, послали мне воздушный поцелуй?
Элизабет снова ощутила смутное беспокойство и украдкой взглянула на закрытые двери конюшни.
— Я допустила ошибку, — еле слышно произнесла она, опустив голову.
— Вы хотите сказать, что тогда для поцелуя еще не пришло время? А сейчас он будет кстати? Элизабет, позвольте вас поцеловать?
Элизабет Гордон нравился Рандольф Макквин — воспитанный, учтивый мужчина. Подавляющее их большинство, независимо от титула и положения в обществе, считали своим правом целовать женщину, когда им захочется.
— Зачем? — прошептала Элизабет, мечтая о нежном поцелуе.
— Вы сами знаете ответ. Прошу вас, не старайтесь казаться более робкой и застенчивой, чем вы есть на самом деле.
Девушка ничего не ответила. Она стояла, положив руки на разделявшие их с Рандольфом деревянные перила, и ощущала исходящие от него силу, уверенность и теплоту. Элизабет взглянула на красивый разрез его губ, и Рандольф в ту же минуту обнял ее и крепко прижал к себе. Элизабет обхватила руками его голову, вдыхая свежий аромат вереска и осеннего леса.
Элизабет уже приходилось целоваться с молодыми мужчинами, но ничего, кроме усмешки и недоумения, их поцелуи у нее не вызывали.
«Мы понимаем друг друга без слов», — мелькнула в голове Элизабет недавно сказанная Рандольфом фраза. Теперь ей стало ясно, какой большой смысл скрывался в этом банальном на первый взгляд утверждении.
Рандольф прикоснулся к нежным губам Элизабет, и в его глазах она прочла ободрение и просьбу отбросить все сомнения и страхи. Не отрываясь от нее, Рандольф тихо пробормотал:
— Элизабет, не бойтесь меня. Я не сделаю вам ничего плохого. Обнимите меня крепче.
Рандольф начал пылко целовать Элизабет, затем провел языком по ее нежным губам. Губы Элизабет приоткрылись, и, почувствовав у себя во рту его язык, она еще сильнее прижалась к нему и закрыла глаза.
Макквин тихо застонал от удовольствия, а его дыхание стало частым и прерывистым.
— Слушайте свое сердце, Элизабет, — прошептал он.
Теплая волна нежности и любви поднималась в груди женщины. Находясь во власти страстных поцелуев Рандольфа, она поняла, что никогда прежде не испытывала подобных чувств. Рандольф Макквин не безусый юнец или опытный сластолюбец, он — сильный, пылкий и очень нежный мужчина. Рядом с ним Элизабет чувствовала себя уверенной и защищенной.
Их взаимная страсть, как ей казалось, возникла много лет назад.
Наконец Рандольф перестал целовать Элизабет и прижался к ее щеке. Держа друг друга в объятиях, они молча стояли в чужой конюшне и слушали, как сильно бьются их влюбленные сердца.
— О чем вы думаете, Элизабет? — тихо спросил Макквин.
— Все мысли вылетели у меня из головы, — призналась она. — А вы?
Губы Рандольфа были прижаты к щеке Элизабет, и она чувствовала, что он улыбается.
— Я думаю только о вас и о том сильном желании, которое мной овладело.
Его откровенное признание заставило Элизабет покраснеть.
— Мужчина должен управлять своими чувствами и желаниями.
Макквин слегка отстранился от Элизабет и пристально посмотрел ей в глаза.
— Мои чувства к вам, Элизабет, предполагают нечто большее, чем приятное времяпрепровождение в конюшне замка Дугласа или пари на мой корабль и вашу породистую лошадь.
Легкая тревога охватила Элизабет:
— Похоже, вы сами удивлены нахлынувшими на вас чувствами!
— Да. Я попал в необычную и несколько странную ситуацию: не знаю, как себя вести дальше. Со мной раньше подобного не случалось.
Элизабет с облегчением вздохнула, поняв, что между ней и Рандольфом растет и крепнет взаимное доверие и уважение.
— Возможно, новый поцелуй подсказал бы вам, как вести себя дальше, — легкомысленно заявила она.
— Если я еще раз прикоснусь к вашим губам, то вам не удастся меня остановить. — Рандольф на минуту задумался, а потом вдруг сказал:
— Будет лучше, если вы сейчас уйдете, а не то…
— Что? — прошептала Элизабет.
Рандольф шумно глотнул воздух и, облизав губы, откровенно и грубо объяснил:
— Уходите, если не хотите почувствовать обнаженной спиной жесткую солому на земляном полу.
Элизабет вспыхнула и опустила глаза. Как она, уважаемая дама, герольд короля, выслушивает подобные заявления!
— Все еще не оставляете надежды выиграть пари и забрать из моей конюшни лучшую лошадь? — резко спросила она.
— Совершенно верно. Элизабет, вы потеряете лошадь, но зато откроете для себя еще одну женскую тайну!
Смущение и стыд охватили Элизабет. Стараясь не выдать своего волнения, она отвернулась и небрежно проговорила:
— Подумаешь, и всего-то один поцелуй!
В глазах Рандольфа Макквина промелькнула ярость.
— Ну если это всего лишь один, ничего не значащий поцелуй, то я — король Франции! — Затем, немного успокоившись, он погладил Элизабет по щеке и отступил на несколько шагов:
— Поймите, я желаю для нас обоих большего, чем любовь в чужой конюшне!
Элизабет молчала и с досадой думала о том, что своим легкомысленным поведением она довела ситуацию до критической. Как она могла недооценить этого мужчину и позволить, чтобы между ними возникло сильное взаимное чувство? Ведь она сама спровоцировала Макквина на страстные поцелуи и жаркие объятия!
— Между нами ничего нет и быть не может, — наконец промолвила Элизабет.
— Я построил бы для вас большой красивый дом и удобные просторные конюшни, которым завидовал бы сам король! — пылко произнес Макквин.
Подобные предложения Элизабет Гордон выслушивала и раньше, но отказывать Рандольфу Макквину ей было тяжело и больно.
— Ваше предложение лестно для меня, но я не могу его принять.
Лицо Рандольфа стало суровым.
— Я не нуждаюсь в вежливых словах, а хочу услышать ответ, идущий от сердца.
— Мой ответ остается прежним.
— Вы зависите от воли вашего дяди или королевской службы?
Элизабет не считала нужным говорить с Рандольфом ни о своих отношениях с королем Шотландии, ни о службе герольдом.
— Я не буду вашей любовницей, — твердо сказала она.
— Но почему, Элизабет?
Она молчала и думала о том, что быть просто любовницей Рандольфа Макквина для нее недостаточно.
Она могла отдать ему свое сердце, если бы он взял на себя заботы о ней самой и о ее будущих детях. В дальнейшем Элизабет оставила бы службу у короля Брюса, но пока на земле Шотландии не наступил мир и продолжается английская агрессия, она не имеет права оставаться безучастной к судьбе родины.
Безусловно, Рандольф Макквин — опытный мореплаватель и храбрый воин, но его интересы ограничиваются лишь своим кланом, а Элизабет Гордон мечтает видеть Шотландию объединенной — от южных границ до Оркнейских островов на севере.
— Элизабет!
Она медленно повернулась к Рандольфу, задумчиво взглянула на него, затем произнесла:
— Займитесь, пожалуйста, Мэджести. Она очень устала после скачек и нуждается в уходе.
— Я прошу вас все-таки ответить на мой вопрос!
Элизабет прижала пальцы к губам Рандольфа и почувствовала его горячее дыхание.
— Предлагаю не осложнять наше приятное общение подобными вопросами. В жизни так редко выпадают счастливые часы!
Элизабет внимательно смотрела на него, пытаясь угадать его мысли, но Рандольф, упрямо сжав губы, молчал. Затем он нежно поцеловал ее пальцы и, взяв поводья, пошел к Мэджести.
Рандольф чистил лошадь и рассказывал Элизабет о своем первом боевом жеребце, о большой отцовской конюшне и трудных юношеских состязаниях, в которых он участвовал вместе со своими братьями. Она внимательно слушала его, а потом, внезапно развеселившись, призналась Рандольфу, что в восемь лет была влюблена в сына кузнеца.
— Да, вы питаете слабость к мужчинам, занимающимся лошадьми!
Замечание Рандольфа показалось Элизабет дерзким, и она обиженно возразила:
— Почему вы так думаете? Это не правда!
— Следовательно, я — ваш единственный интерес?
— Вы вспомнили о поцелуе и сделали далеко идущие выводы?
В глазах Рандольфа мелькнул гнев, он с силой схватил Элизабет за руку и зло проговорил:
— Если то, что между нами произошло, вы называете просто поцелуем… то я…
— Что — вы?
Рандольф немного поостыл, но все еще выглядел обиженным.
— То мне, очевидно, так же просто обменять свой тартан на королевские одежды!
Элизабет рассмеялась.
Рандольф нахмурился и пристально взглянул на нее.
— У вас очень острый язык! Следите за своими словами, уважаемая леди, не то я совершу набег на конюшни баронессы Лейна, где вы держите своих породистых лошадей! Мы, жители горной Шотландии, упорны и добиваемся желаемого!
— Вам не удастся завладеть моими лошадьми, — спокойно возразила Элизабет.
Внезапно к Рандольфу вернулось хорошее настроение.
— Тогда поедемте со мной, Элизабет! Вы поможете выбрать мне новых хороших скакунов. Мы поплывем в Константинополь и обойдем там все конюшни, пока не найдем таких же черных породистых лошадей, как ваши.
— Жеребцы этой породы редко встречаются.
— Я отыщу их! Мы будем с вами наслаждаться заморскими фруктами — финиками, инжиром и прочими деликатесами варваров! Мы пройдем с вами по местам крестовых походов!
Сильное волнение охватило Элизабет. Как она мечтала о таком удивительном сказочном путешествии! Но пока Элизабет Гордон служит герольдом короля, а мир в Шотландии еще не наступил, она никуда не может уехать, даже с Рандольфом Макквином!
— Очень сожалею, но не могу принять ваше приглашение, — тихо промолвила Элизабет.
— Но почему? — В голосе Рандольфа зазвучали ноты отчаяния.
— А когда вы намереваетесь отплыть? — спросила она.
— До Рождества я не должен покидать Шотландию… — Рандольф внезапно замолчал и мельком взглянул на свои сапоги, где он прятал ценную реликвию клана Макквинов. — Я думаю, мы отправимся в канун Нового года. Элизабет, хотите я поговорю с Робертом Брюсом? Или с вашим дядей? Он, кажется, ваш опекун?
Бурная реакция Макквина на ее простой вопрос об отплытии насторожила Элизабет. Рандольф сказал о приближающемся празднике Рождества, но сразу же оборвал себя на полуслове. Следовательно. на Рождество должно что-то произойти. Элизабет хорошо знала, что жители горной Шотландии в большей степени были верны своим традициям и кланам, нежели религии, и поэтому Святая церковь отказывалась благословлять их и помогать материально их армиям. Последние несколько лет на этих землях из-за непогоды собирался плохой урожай, и нынешний единственный удачный год не мог обеспечить кланам процветание и пышные торжества. К тому же земля была опустошена постоянными набегами Эдуарда II. Так что же имел в виду Макквии, говоря о приближающемся Рождестве?
— Рандольф, вы упомянули наступающее Рождество. Почему?
Ее собеседник неопределенно пожал плечами.
— Ну… я недавно вернулся из Испании, и набожность ее жителей меня просто поразила. Они постоянно молятся, даже когда занимаются мирскими делами.
Такое впечатление, что каждый торговец бакалейной лавки — священник!
Элизабет подумала, что жители северной и северо-западной Шотландии относятся к вере немного иначе, и вряд ли Рандольф собирается оставаться дома на Рождество исключительно из религиозных чувств. Решив проверить свои догадки, она сказала;
— Я согласна отправиться с вами в путешествие, но только при одном условии: мы должны отплыть до Рождества.
На какой-то миг на лице Макквина появилось разочарование, но он сразу же, как истинный житель гор, совладал со своими чувствами.
— Значит, ваша миссия здесь окончена? — спросил он Элизабет, и она в который раз поняла, что недооценивает хитрости этого мужчины.
Элизабет ничего не ответила, и Рандольф продолжил:
— Я вам честно рассказываю обо всех своих планах, а вы уклоняетесь от ответов!
Элизабет с негодованием взглянула на Рандольфа.
Хороши же откровения, касающиеся религиозных чувств испанцев!
— Вы — как наш король, которому я служу, — холодно ответила она. — Требуете подробных ответов и точных сведений.
— И какие же сведения он требует от вас?
Элизабет поняла, что легкая, непринужденная беседа зашла в тупик, и ее отношения с Макквином становятся напряженными. Она с тревогой подумала о том, что их взаимное расположение и доверие в один миг могут исчезнуть. Нет, Элизабет Гордон не хотела рисковать и терять доверие Макквина.
— Давайте не будем больше говорить ни о сроках окончания моей миссии, ни о том, чем вы займетесь на Рождество, — предложила она.
Что ж, Рандольфу Макквину придется смириться с тем, что Элизабет — умная и хитрая женщина и ему никак не удается выведать у нее важные сведения. А какое они, собственно, имеют значение, когда ему нужна сама Элизабет, а не политика, короли и их секреты! Макквину выпало счастье провести несколько дней в обществе прекрасной и умной женщины, и он будет наслаждаться ее присутствием, не забывая, правда, ни на минуту о намеченной цели. Конечно, необходимо тщательно следить за своими словами, иначе проведение объединительной рождественской мессы может оказаться под угрозой срыва, а жизнь вождей кланов — в опасности!
— Клянусь, что больше не буду вас ни о чем спрашивать! — сказал Рандольф и, взяв щетку, подошел к Мэджести. — Отвлеките ее, пожалуйста, чтобы она не лягнула меня, пока я буду чистить ей ноги.
Пока Макквин занимался лошадью, он продолжал думать о том, как ему завоевать расположение Элизабет и выиграть пари. Ради достижения своей цели он был готов на все — хоть на сделку с самим дьяволом! Рандольф был очарован этой гордой и достойной женщиной, он восхищался ее умением управляться с лошадьми, он наслаждался ее смехом даже тогда, когда она смеялась над его настойчивыми ухаживаниями. Рандольф Макквин считал, что ему повезло: он познакомился с необыкновенной, мудрой и красивой женщиной! Он даже стал представлять будущих дочерей Элизабет — таких же умных, гордых и хорошо воспитанных.
«Мое будущее связано только с ней! Я своего добьюсь!»


Внезапно дверь конюшни с шумом распахнулась, и чей-то голос позвал:
— Уважаемая герольд!
Макквин замер, узнав голос короля.
Очевидно, Эдуард II только что вернулся с вечерней молитвы, о чем свидетельствовали четки, висевшие на кожаном поясе его коротких штанов. На короле была просторная блуза, отороченная мехом, а поверх нее — накидка из бобровой шкуры. Вместо традиционной короны голову короля украшал золотой венец, усыпанный рубинами. Его русая борода была длинной и волнистой, как предписывала английская мода.
— Все еще холите своего коня, леди Элизабет?
Элизабет Гордон вышла навстречу и поклонилась.
— Ухаживать за лошадьми — для меня радость, ваше величество!
— Похоже, эта радость у вас — не единственная, — усмехнулся Эдуард II.
«А король знает о ней больше, чем я», — подумал Рандольф.
Он тоже подошел к королю и вежливо ему поклонился, молясь в душе о том, чтобы Эдуард II Плантагенет не приказал Элизабет Гордон немедленно покинуть южную Шотландию.
Эдуард снисходительно кивнул Макквину и внимательно оглядел его с головы до ног, очевидно, проверяя, нет ли у него оружия.
— Пытаетесь обольстить уважаемого герольда вашего короля? — съехидничал английский монарх.
Дерзкий вопрос возмутил Макквина.
— Мои намерения в отношении леди Элизабет касаются только меня!
Неожиданно Элизабет обратилась к Рандольфу по-шотландски:
— Макквин, помолчите и позвольте мне говорить с королем!
Слова герольда не понравились Рандольфу, но он понимал, что она находится на службе у короля Роберта Брюса и должна контактировать с английским монархом.
— Хорошо, Элизабет, — ответил он тоже по-шотландски.
— Так… Парочка из горной Шотландии предпочитает разговаривать на родном языке? — Эдуард II посмотрел подозрительно на них. — Что вы здесь замышляете?
— Ничего, ваше величество, — ответила Элизабет. — Макквин прибыл в замок Дугласа, чтобы засвидетельствовать свое почтение его хозяину, а также увидеться с братом, которого вы великодушно простили.
— Вы клянетесь, что это правда?
— Клянусь, ваше величество!
— Тогда почему вы встречаетесь с Макквином в конюшне?
Рандольф прикоснулся к локтю Элизабет.
— До моего приезда в замок, ваше величество, мы с леди Элизабет даже не были знакомы, — сказал он.
Элизабет кивнула.
— Да, у нас разный круг общения.
— Я знаю, он — из горского клана, — проговорил. король, указав рукой на Рандольфа.
— Леди Элизабет любезно разрешила мне испытать в скачках свою кобылу, — неохотно объяснил Макквин чужому монарху.
— Рандольф Макквин выполняет охранные функции, — снова вступила в разговор Элизабет.
— А англичане для вас — неподходящая компания? — презрительно усмехнулся Эдуард II.
Элизабет подняла голову и взглянула на короля.
— Ну что вы, ваше величество! Я с благодарностью вспоминаю, как во время моего прошлого визита в Лондон вы великодушно помогли мне избавиться от назойливости одного из пэров!
— Вестморленд и по сей день вспоминает о вас! — захохотал Эдуард II.
— Я польщена его вниманием, но вместе с тем очень благодарна вам за ваше вмешательство!
Король усмехнулся и вдруг заявил:
— А вы умнее и дипломатичнее многих ваших земляков!
Элизабет почтительно поклонилась и улыбнулась.
— Такова моя служба, ваше величество.
— Жаль, что вы так же хорошо служили Брюсу в годы царствования моего отца.
— У вашего отца были слишком грандиозные планы в отношении Шотландии!
В глазах Эдуарда II вспыхнула ярость:
— Такие грандиозные, что он оставил мне нищее королевство!
— Ваша политика изменит нынешнее положение, я не сомневаюсь в этом, ваше величество!
Слова Элизабет Гордон понравились королю. Он успокоился и с облегчением вздохнул.
— Будем молиться Богу, — промолвил он и, повернувшись к Рандольфу, указал ему рукой, унизанной драгоценными кольцами, на дверь. — А теперь оставьте нас, Макквин.
Рандольф был вынужден повиноваться. Плотно сжав губы и испытывая ненависть к английскому королю, который вел себя как хозяин на чужой земле, он вежливо поклонился и направился к двери. Перед выходом из конюшни Рандольф обернулся и сказал Элизабет:
— Я буду ждать вас у солнечных часов.
Выйдя, он быстро оглянулся по сторонам, убедившись, что поблизости никого нет, подошел к задней стене конюшни и услышал приглушенные голоса Эдуарда II Плантагенета и Элизабет Гордон.
Прислонившись к деревянной стене, Рандольф с облегчением подумал о том, что им с Элизабет Гордон удалось рассеять подозрения английского монарха о якобы готовящемся заговоре, а репутация дамы-герольда, проводящей время в обществе молодого мужчины, не пострадала. Но о чем захотел побеседовать Эдуард II с Элизабет? Какие секретные планы они обсуждают?
Рандольф Макквин приник ухом к стене.
— Нам нужно обсудить условия выкупа лорда Уильяма Камерона, графа Страта, — услышал он голос короля.
«Так вот с какой целью она прибыла в замок Дугласа!» — смекнул Макквин.
— Цена, которую я назначаю, — пятнадцать тысяч марок
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, — продолжил Эдуард II.
Элизабет Гордон все еще находилась под впечатлением от недавнего разговора с Рандольфом и его страстных поцелуев, и ей было нелегко беседовать с королем на столь важные государственные темы. Она избегала внимательного взгляда Эдуарда II и машинально рассматривала золотое шитье на его блузе.
— Как я уже сообщала вам, ваше величество, наш король предлагает за лорда Уильяма вернуть три корабля, оставленные вами в гавани Тайнмута.
Глаза Эдуарда сузились, а лицо побагровело.
— Я не оставлял их там! — выкрикнул он. — Ваш Брюс украл их у меня!
Действительно, Роберт Брюс воспользовался предоставленной ему возможностью завладеть большим количеством оружия, хранящегося в трюмах кораблей, и раздать его своим воинам.
— Наш король предлагает вам корабли в обмен на лорда Уильяма, томящегося в лондонском Тауэре, — повторила Элизабет Гордон.
Эдуард II несколько минут молчал, разглядывая солому, разбросанную на земляном полу конюшни.
— А оружие, находившееся в трюмах кораблей? — наконец спросил он. — Брюс вернет его?
Элизабет часто думала о власти обоих монархов. К счастью, в последнее время влияние Брюса возрастало, а Эдуард II Плантагенет постепенно сдавал свои позиции. Поэтому она ожидала несколько иного хода беседы, но неотступные мысли о Рандольфе Макквине, почти выигравшем пари, мешали Элизабет сосредоточиться на важных государственных проблемах.
— Герольд!
Очевидно, Эдуард II принял долгое молчание Элизабет Гордон за обдумывание возможных уступок, заранее согласованных с Брюсом. Элизабет Гордон подняла голову и посмотрела на короля.
— По поводу изъятого оружия мой король просил вам передать, что у англичан достаточно железа для мечей и щитов.
Эдуард презрительно усмехнулся и процедил сквозь зубы:
— Тогда передайте Брюсу, что его условия для меня неприемлемы! Мне нужны деньги!
Элизабет помолчала, прежде чем сообщить следующее английскому монарху:
— Ваше величество, наш король уполномочил меня заявить, что вы оскорбляете его, думая, что он готов вернуть оружие, которое впоследствии вы используете в войне против его же народа.
Эдуард II сжал кулаки и, топнув ногой, крикнул:
— Я не объявлял войну! И вам это хорошо известно!
Элизабет, стараясь сохранять спокойствие и уверенность, произнесла:
— Позвольте заметить, что англичане никогда заранее не сообщают о своих намерениях напасть на кого-либо из соседей.
— Почему Брюс решил, что я готовлюсь к войне, герольд? — уже спокойнее спросил Эдуард II.
— Ваше величество, я лишь передаю послания короля Брюса, а его мысли и предположения мне неизвестны.
Король Эдуард II поднял указательный палец кверху.
— Тогда передайте Брюсу мое решение, и пусть он хорошенько его обдумает: граф Страта будет гнить в Тауэре до тех пор, пока вы не заплатите за него выкуп! — И, немного помолчав, добавил:
— Или пока мы не найдем других подходящих условий обмена.
Как всегда, Роберт Брюс заранее предусмотрел возможные варианты, и Элизабет знала, как отвечать королю в том или ином случае.
— Мой король может предложить вам следующий обмен: вы освобождаете лорда Уильяма, а Роберт Брюс возвращает вам маршала Нортумберленда.
Немного подумав, Эдуард II мрачно проговорил:
— Пэра в обмен на простого маршала?
У Элизабет Гордон был готов подходящий аргумент, и она добавила:
— Король Роберт Брюс уполномочил меня напомнить вам, ваше величество, что вы — крестный отец детей маршала. Наш король полагает, что это будет равноценный обмен.
— Какие еще подробности вам удалось вытянуть из маршала, кроме трогательной истории о крестном отце-короле?
— Ваше величество, маршалу Нортумберленду никто не причинит вреда, пока наш лорд Уильям будет в безопасности. Маршал по своей воле рассказал о том, что вы были крестным отцом его детей, а также передал послание своей супруге, которое я доставила во время осеннего сбора урожая.
Эдуард II Плантагенет поднял голову и несколько минут молча глядел в потолок конюшни, сквозь щели которого пробивались тонкие солнечные лучи.
— Ладно, — наконец произнес он. — Я подумаю.
Скоро вы узнаете мой ответ.
Элизабет почтительно склонила голову перед королем.
— Хорошо, ваше величество. Я буду ждать вашего ответа.
— Вы можете понадобиться мне в любой момент, герольд, поэтому сообщайте управляющему замка Дугласа, куда вы отлучаетесь и где вас можно найти.
— Обязательно, ваше величество.
Эдуард II смерил ее пристальным взглядом и неожиданно захихикал:
— Я вижу, вы весело проводите время в компании Рандольфа Макквина!
Едкое замечание короля не требовало ответа от Элизабет.
— Всего хорошего, ваше величество, — промолвила она и направилась к двери.
— Леди Элизабет!
Элизабет Гордон обернулась. Было немного странно видеть Эдуарда II Плантагенета — представительного мужчину в роскошной королевской одежде — стоящим посреди неубранной конюшни.
— Вы достойно несете свою службу, герольд!
Подобный комплимент нечасто приходилось слышать из уст короля Эдуарда II. Элизабет снова вежливо поклонилась.
— Благодарю вас, ваше величество.
Элизабет осталась довольна ходом беседы с королем и надеялась, что Роберт Брюс по достоинству оценит ее старания и усилия. Теперь ее ждало не менее важное испытание: новая встреча с Рандольфом Макквином, который ждал ее, сидя на камне около солнечных часов.
— Я поклялась Эдуарду II, что ваш визит в замок Дугласа вызван лишь личными причинами, но если окажется, что вы приехали в южную Шотландию с недобрыми намерениями, я дорого заплачу за обман.
Рандольф прижал руку к груди:
— Клянусь, мои помыслы чисты!
Элизабет Гордон допускала, что Макквин прибыл в замок Дугласа не с тайными намерениями, но его постоянные вопросы о планах Роберта Брюса и случайно оброненная фраза о предстоящем Рождестве убеждали ее в существовании каких-то секретных замыслов, которые она, как герольд короля, должна была разгадать.
— Вы должны вернуться к Брюсу? — спросил Рандольф.
— Да, но не сейчас.
— Элизабет, мне показалось, что вас заинтересовала история двух лебедей, живущих на озере Ланарк.
Если хотите на них посмотреть, можно завтра утром туда отправиться.
— А как же ваш брат? Вы мало времени проводите с ним, хотя прибыли в замок Дугласа из-за него, не так ли?
Рандольф нахмурился, почувствовав в вопросе Элизабет подвох. Не мог же он откровенно рассказать ей о готовящейся объединенной рождественской мессе, на которую необходимо представить мощи святого Колумбы! Ему не хотелось обманывать Элизабет, но открывать тайну он не имел права.
— Я не ожидал, что встречу Драммонда в замке Дугласа, — сказал он. — А вы знали, что он здесь?
— Нет, — пожала плечами Элизабет. — И все-таки, Рандольф, мне думается, что после долгой разлуки с братом вам хочется чаще находиться в его обществе, а не в моем.
— Вы не правы, Элизабет, к тому же я каждый день вижусь с Драммондом.
Слова Рандольфа звучали правдиво: он действительно ходил с братом на молитву в часовню, обедал с его семьей, в то время как дама-герольд предпочитала питаться в одиночестве в своей комнате.
— Так вы согласны поехать со мной на озеро Ланарк? — спросил Макквин, с надеждой глядя на Элизабет.
— Согласна, но при одном условии: вы больше никогда не предложите мне стать вашей любовницей!
Рандольф согласно закивал головой. После подслушанного разговора между королем Эдуардом II и Элизабет Гордон сомнения и тревоги, постоянно мучившие его, рассеялись. Цель поездки герольда Роберта Брюса в южную Шотландию была проста — договориться с королем об обмене пленниками. Элизабет Гордон не побоялась поставить под сомнение свою репутацию и убедить английского короля в том, что визит Макквина в замок Дугласа носит лишь частный характер. Это смелое и даже рискованное заявление свидетельствовало о том, что Элизабет искренне и сильно увлечена Рандольфом Макквином, и никто, кроме его самого и брата, не догадывается о предстоящем рождественском объединении кланов севера и северо-запада Шотландии.
Рандольф Макквин любил эту женщину и твердо знал, что придет день, когда он назовет ее своей. Прежние представления о личной независимости и свободе казались Макквину теперь наивными и смешными.
Скоро для горной Шотландии наступит решающий день, и вождю клана Макквинов будут очень нужны поддержка и добрый совет мудрой, проницательной и достойной жены.
— Рандольф! Что с вами? — участливо спросила Элизабет. — У вас такой вид, словно вы потеряли свой последний тартан!
Рандольф поднял голову и улыбнулся.
— Со мной все в порядке, — ответил он. — Просто я задумался о лебедях, которые живут на озере Ланарк.


Элизабет и Рандольф остановились на гребне холма, с которого открывался вид на озеро Ланарк. Здесь, в южной Шотландии, в отличие от северных территорий климат был мягче, и первый снег едва припорошил кое-где землю. Легкий ветерок гнал по небу белые облака, и под лучами солнца выпавший снег быстро таял. Свежий воздух, наполненный прохладой и ароматом сосен, напомнил Элизабет дни ее детства, когда она с нетерпением и радостью ожидала наступления рождественских праздников.
На восточном склоне холма воины в тартанах и лесники бродили между деревьями в поисках подходящего рождественского полена
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
, а ближе к озеру группа детей, весело смеясь и переговариваясь, собирала сосновые шишки и лесные орехи.
На другом склоне женщины срезали ветки остролиста
type="note" l:href="#FbAutId_7">[7]
, усыпанные крупными ярко-красными ягодами, и бросали их в стоящую неподалеку повозку, принадлежавшую одному из местных священников.
У южного берега озера Элизабет и Рандольф увидели маленькую хижину, рядом с которой росли сосны и стояли скамьи.
— Лебеди, наверное, там, внутри, — сказал Рандольф, когда они спускались к озеру. — Было бы удобнее подойти с другой стороны.
Элизабет внимательно посмотрела на своего спутника и отметила про себя, что сегодня он выглядит особенно привлекательно и эффектно. На Рандольфе была короткая шерстяная ярко-голубая куртка, украшенная черной шнуровкой, а на голове — модная бобровая шапочка. Они подошли к берегу, и Элизабет достала мешочек с зерном и черствым хлебом, который ей накануне приготовила служанка, работающая на кухне. С подножия холма доносились оживленные детские голоса и веселый смех.
— Радуются предстоящему Рождеству, — сказала Элизабет Рандольфу.
— Пусть побегают по лесу, пока не наступила настоящая зима. После Рождества начнутся холода, и детей не будут выпускать гулять по заснеженному лесу.
Элизабет прошла по тропинке вперед и обернулась к своему спутнику.
— Когда вы были мальчишкой, вам тоже не разрешали гулять зимой? — спросила она.
Рандольф подошел к ней поближе и улыбнулся.
— О нет, — ответил он. — Дети Макквинов всегда были хулиганами. Когда мы затевали драку, управляющий выгонял нас из дома, чтобы мы случайно не поломали мебель, и грозился выбросить наши рождественские подарки.
— А где вы воспитывались? — поинтересовалась Элизабет.
Воспитание детей вне дома было обычной практикой в шотландских кланах. Когда мальчикам исполнялось шесть или семь лет, их отсылали в дом к одному из вождей кланов или в замок графа. Там они тренировались в верховой езде, учились искусному владению оружием, и после окончания обучения их объявляли взрослыми самостоятельными мужчинами и воинами.
— Моя мать не считала нужным отсылать меня из дому.
— Почему?
— В замке вместе с нами жили два моих дяди. Они и занимались моим воспитанием. Наш замок — очень большой, а вокруг него расположены жилые поселения.
Знаете, у моей матери сильный и твердый характер, — с гордостью сказал Рандольф.
Элизабет улыбнулась и подумала, что Макквин унаследовал черты характера матери.
— А кто научил вас управлять кораблем?
— Дед по материнской линии. Он был из клана Матсонов и успешно торговал с Данией. Вы бывали там когда-нибудь?
— Нет, я была только во Франции.
Элизабет вдруг вспомнила свою продолжительную поездку в эту страну, где предполагалась ее встреча с выбранным дядей женихом, и сразу же постаралась забыть об этом малоприятном эпизоде своей жизни.
Большой пушистый заяц выскочил из кустов и, увидев идущих людей, бросился наутек. Элизабет несколько раз споткнулась на неровной, бугристой тропе. Рандольф поддерживал ее под руку и отпустил только тогда, когда вышли на ровную дорогу.
Во входном проеме маленькой хижины показался оранжевый клюв лебедя с черной каймой у основания, а затем длинная изогнутая шея. Вслед за ним из хижины высунула голову его подруга.
— Они на удивление молчаливые, — сказал Рандольф.
Открывая мешочек с зерном, Элизабет пояснила:
— Такая порода лебедей встречается крайне редко.
Наша торговка молоком говорит, что обычные лебеди такие же шумные, как ирландцы в день святого Патрика
type="note" l:href="#FbAutId_8">[8]
.
Рандольф засмеялся и подвел Элизабет к скамейке.
— Как вы стали герольдом короля? — вдруг спросил он.
Элизабет задумалась. Почему Макквин этим интересуется? Обычное праздное любопытство или за его вопросом скрывается нечто большее?
— Я стала герольдом короля из-за своего упорного и упрямого характера, — ответила она.
— Меня радует ваша самокритичность, — шутливо заметил Рандольф.
Не обращая внимания на меткое замечание своего спутника, Элизабет продолжила:
— Роберт Брюс — а он в то время был графом Каррика — как-то приехал в замок моего дяди, чтобы заручиться его поддержкой для вступления на шотландский трон. В тот вечер я решила не ложиться рано спать, как обычно, осталась слушать их разговоры. Они очень много выпили и с трудом припоминали утром содержание долгой ночной беседы. Бог наградил меня прекрасной памятью, и я поразила Брюса и дядю, пересказав слово в слово их пьяные разговоры.
— Сколько же лет вам тогда было?
— Одиннадцать. Роберт Брюс был в восторге от моих способностей и поклялся взять меня на службу герольдом, когда взойдет на шотландский трон. Мне исполнилось тринадцать лет, когда дядя решил выдать меня замуж за француза, но я категорически отказалась. Тогда он пригрозил отдать меня на воспитание в церковь. Подобная перспектива меня очень напугала, и я сбежала от дяди, найдя приют у Брюса.
В тот день, когда он надел шотландскую корону, я стала его герольдом.
— Вы не сожалеете о своем выборе? — спросил Рандольф.
— Только в тех случаях, когда меня обманывают люди, которым я доверяю.
Рандольф удивленно посмотрел на Элизабет, и она добавила:
— И когда я вынуждена встречать Рождество в Англии.
— А что вы ждете от нынешнего Рождества?
— Я очень надеюсь, что в этот раз мне удастся справить Рождество дома. Я украшу своих лошадей веточками эдинбургского плюща, а сама буду греться возле очага с горящими и потрескивающими дубовыми дровами. А вы?
Рандольф неопределенно пожал плечами, но Элизабет почувствовала его внутреннее напряжение.
Рандольф взял у нее мешочек с зерном и начал кормить лебедя. Часть зерен лебедь клевал сам, а другие, взяв в клюв, относил в хижину своей подруге со сломанным крылом.
— А я надеюсь услышать радостные крики и слова благодарности ткачей Локкаррона, когда они увидят купленные мною прялки, — ответил Рандольф. — Этот год выдался тяжелым, и подобные подарки людям нужнее, чем обычные праздничные безделушки.
Элизабет согласно кивнула, подумав, что за предпраздничными ожиданиями Рандольфа все-таки скрывается нечто большее, чем радость ткачей Локкаррона.


На вечернюю службу в часовню Элизабет отправилась вместе с Макквином и семьей его брата. Племянник Рандольфа Аласдаир радостно прыгал вокруг нее и, с любопытством оглядывая ее, задавал откровенные вопросы:
— А вы собираетесь отвести моего дядю Рандольфа к алтарю?
Элизабет смутилась и покраснела, но ответила:
— Я — герольд короля, и мне не полагается иметь мужа.
Рандольф многозначительно посмотрел на маленького племянника, но тот лишь засмеялся и сказал:
— Это хорошо, а то мама говорит, что от графини Наирна не так-то легко отделаться. Правда, дядя Рандольф?
Они вошли в часовню, и Макквин увидел, что Элизабет беззвучно смеется. Опасаясь новых вопросов и реплик шустрого племянника, он взял его за локоть и, строго посмотрев ему в глаза, произнес:
— Плохо воспитанные дети не дождутся рождественских подарков!
Мальчик опустил глаза.
— Я не буду больше ни о чем спрашивать, если вы попросите леди Элизабет научить меня быть герольдом.
Отблески зажженных свечей осветили нежное лицо Элизабет и ее роскошные пышные волосы.
— Аласдаир, — тихо позвала она, услышав слова мальчика, — я думаю, когда ты вырастешь, станешь влиятельным человеком, и тебе самому будет нужен герольд.
На лице Аласдаира появилось важное выражение.
— Той весной у меня появилась сестра, — сказал он. — Когда она немного подрастет, станет моим герольдом Двери часовни тихо закрылись, и вечерняя молитва началась. Элизабет наклонилась к Рандольфу и прошептала:
— Сегодня король Эдуард II поймал много крупных лососей и пребывает в отличном расположении духа. Я знаю, он запретил Драммонду видеться с родственниками, но, может быть, мне попросить короля изменить условия его освобождения и разрешить вам навещать брата и его семью ) Предложение Элизабет было неожиданным, но если ей действительно удастся убедить короля изменить одно из условий освобождения Драммонда, то Рандольф сможет часто видеться с братом, а это очень важно и необходимо для них обоих.
— Так мне поговорить с Эдуардом II? — спросила Элизабет.
Рандольф с восхищением посмотрел на нее.
— Буду вам очень признателен, — искренне ответил он, а затем, улыбнувшись, добавил:
— Если вам это удастся, я построю для ваших лошадей большую просторную конюшню!
Элизабет вопросительно глянула на него.
— Нет, не волнуйтесь, — поспешно сказал он, — ни о каких предварительных условиях, обязательствах и пари речь не пойдет!
В глазах Элизабет мелькнули веселые огоньки.
— Клянетесь?
Рандольф прижал руку к груди.
— Клянусь, — твердо ответил он и весело подмигнул Элизабет.
— Хорошо, считайте, что я вам поверила.
Какое-то время она внимательно смотрела на алтарь, а затем, снова повернувшись к Макквину, доверительно прошептала:
— Я всегда мечтала иметь большую просторную конюшню. — И, немного помолчав, добавила:
— Ну и корабль, разумеется, тоже.
Рандольф решил пока не делиться с Элизабет Гордон своими сокровенными желаниями и мечтами, опасаясь, что, услышав их, она с негодованием выбежит из часовни, помешав вечерней молитве прихожан.


В праздник святого Николаев Рандольф и Элизабет отправились в Клоузбург. Пока девушка выбирала на ярмарке праздничные товары, Рандольф подошел к старухе-гадалке и, дав монету, шепнул ей что-то на ухо. Затем якобы случайно подвел свою спутницу к гадалке и попросил, чтобы та предсказала ей судьбу.
Гадалка внимательно и долго разглядывала руку Элизабет, после чего заявила, что у них с Рандольфом Макквином будет много сыновей.
Элизабет Гордон, вопреки ожиданиям Рандольфа, отнеслась к заявлению гадалки спокойно и без суеверного страха. Немного помолчав, она вздохнула и сказала, что предпочитает иметь мужа и дочерей от него.
— А скажите, кто родится у моей лошади Мэджести? — спросила она гадалку.
— Черный жеребенок, — уверенно ответила старуха. — Абсолютно черный, без единого пятнышка.
Элизабет лукаво улыбнулась Рандольфу:
— Кажется, вы собирались купить черного жеребца?
— Да, но я предпочел бы получить его в качестве вашего приданого, — невозмутимо ответил он.
— Боюсь, вам это не удастся, — покачала головой Элизабет. — Но если мы сойдемся в цене, то я привезу его вам. К тому времени я уже научусь управлять вашим кораблем.
«К тому времени ты будешь моей женой», — подумал Макквин, а вслух сказал:
— Какая вы самоуверенная, Элизабет! Должно быть, праздничный эль ударил вам в голову!
Ничего не ответив, Элизабет достала из кожаного кошелька несколько монет и положила их на стол около старухи-гадалки.
— Какое будущее ожидает моего друга-земляка? — поинтересовалась она.
Гадалка быстро спрятала монеты и улыбнулась.
— Сейчас мы обо всем узнаем, — забормотала она. — Покажи мне твою правую руку, мой лорд.
Рандольф, к удивлению Элизабет, протянул обе руки и, положив их на стол ладонями вверх, произнес:
— Выбирай любую и предсказывай.
Элизабет отошла от гадалки и сказала:
— Я пойду в лавку пекаря и буду ждать вас там, а вы познакомьтесь со своим будущим.
Элизабет Гордон ушла, а старуха-гадалка принялась внимательно разглядывать правую руку Рандольфа и водить по ладони шершавым пальцем. После раздумий она посмотрела Рандольфу в глаза и проговорила:
— У твоей первой дочери цвет волос будет таким же, как и у ее матери.
— Как у той дамы, которая только что ушла? — спросил Рандольф, кивнув в сторону двери.
— Она выйдет замуж за богатого знатного человека с голубыми глазами и темными волосами, — продолжала старуха.
— А когда я женюсь?
— Ты? — Старуха-гадалка закрыла рукой его ладонь и отодвинула ее от себя. — Не раньше следующего Духова дня
type="note" l:href="#FbAutId_9">[9]
, но сердце твоей избранницы уже сейчас принадлежит тебе, мой лорд.
Рандольф, как и многие жители горной Шотландии, не был суеверным, но предсказания старухи-гадалки произвели на него сильное впечатление. Он вынул из кошелька несколько монет и подал их гадалке. Старуха оживилась, заулыбалась, но потом, взглянув в глаза Рандольфа, вдруг сказала серьезно:
— Мой лорд, будь осторожен. В твоем будущем я вижу также мрак и несчастье.
Макквин почувствовал пробежавший по спине холодок страха. Если кто-нибудь из вождей кланов предаст и объединенная рождественская месса не состоится, северная и северо-западная части Шотландии вновь окажутся под угрозой английской агрессии!
Озабоченный Рандольф отошел от гадалки и направился в лавку пекаря, где его ожидала Элизабет.
Она предложила ему попробовать ореховую лепешку. Увидев светящиеся радостью глаза Элизабет, Рандольф немного успокоился и решил не придавать большого значения только что услышанному от гадалки.
Взяв лепешку, он отломил от нее кусочек и поднес его к губам Элизабет. Она немного отстранилась, но потом приоткрыла рот и, взяв лепешку, стала медленно ее жевать. Рандольф не отрываясь смотрел на нежные губы Элизабет и чувствовал, как его охватывают сильное желание и пылкая страсть.
— Возьмите еще кусочек, — предложил он и вдруг добавил:
— Не могу спокойно смотреть на ваши губы.
— Вот как? — игриво промолвила Элизабет. — А почему вы предлагаете лепешку мне, а сами не едите?
Рандольф усмехнулся:
— Говорят, любовь заменяет пищу.
— Кто говорит?
Рандольф стряхнул пальцем хлебную крошку с подбородка Элизабет.
— Знающие люди, — ответил он.
— Поэтому вы всю лепешку отдали мне?
— Я предпочел бы утолить голод другим способом, — сказал Рандольф, подумав, что никогда прежде не был так увлечен женщиной. Он мог бы часами смотреть на Элизабет, любоваться ее лицом и стройной фигурой, ловить каждое слово, взгляд.
Откровенный ответ Макквина, вопреки ожиданиям, не смутил Элизабет Гордон. Напротив, она улыбнулась и спросила:
— Признайтесь, что вам предсказала старуха-гадалка?
Рандольф крепко сжал руку Элизабет, и они медленно пошли по узким улочкам, на которых царило праздничное веселье, звучали радостные детские голоса и оживленные разговоры взрослых.
— Гадалка поклялась, что скоро я буду хозяином конюшни с прекрасными породистыми лошадьми, — ответил Рандольф и лукаво взглянул на свою спутницу.
— Если бы вы дали ей еще несколько монет, она предсказала бы вам все, что угодно, — рассмеялась Элизабет.
Нежный женский смех напоминал Макквину мелодичные звуки флейты. Они остановились у высокой сосны, и Рандольф, повинуясь внезапному чувству, привлек к себе Элизабет и крепко сжал ее в объятиях.
Праздничная атмосфера вечера и близость любимой женщины полностью захватили его.
Где «то вдалеке заухала сова. Рандольф немного отстранился от своей спутницы.
— А вы умеете танцевать? — вдруг спросил он.
Элизабет уперлась ладонями в грудь Рандольфа, но не оттолкнула его.
— Мне мало приходилось заниматься танцами.
Руки Рандольфа, обнимавшие Элизабет за талию, скользнули ниже и обхватили ее бедра.
— Зачем вы надели пояс верности? — резко спросил он. — От кого вы собираетесь защищаться, Элизабет? От неизвестных разбойников или от меня? — В голосе Рандольфа прозвучали ноты обиды и раздражения.
— На всякий случай, — просто ответила Элизабет.
Рандольф еще крепче обнял ее и стал целовать в губы. Она попыталась уклониться, но почувствовала за спиной ствол сосны. Прижавшись к дереву, Элизабет закрыла глаза и ответила Рандольфу нежным долгим поцелуем. Предсказание гадалки начинало сбываться: ту женщину, которая, по ее словам, уже отдала свое сердце Рандольфу, он держал сейчас в объятиях, и она отвечала ему взаимностью.
От поцелуя у Элизабет закружилась голова. Она сильнее прижалась спиной к дереву и положила голову на широкое плечо Рандольфа. Ей казалось, что вся природа наполнена такой же страстью любви, какую она только что испытала.
Как же ей поступить? Отвергнуть человека, который любит и всем сердцем желает ее, или признать его победу, присоединившись к клану Макквинов? Элиза бет знала, что клан Макквинов, вождем которого является Рандольф, считается одним из самых больших, влиятельных и преуспевающих в горной Шотландии. Если бы она вышла замуж за Рандольфа, он обеспечил бы счастливое будущее ей и ее детям, но какое приданое может принести ему Элизабет? Несколько породистых лошадей и похвалы от двух враждующих королей?
Больше у нее ничего не было.
— О чем вы задумались? — озабоченно спросил Рандольф. — Элизабет, очнитесь и перестаньте думать!
В голосе Рандольфа Элизабет послышались приказные ноты.
— Вы запрещаете мне думать?
— Я прошу, а не запрещаю!
Элизабет Гордон хотелось о многом рассказать Макквину, но портить печальными размышлениями такой праздничный и веселый день не решилась. Пусть эти мысли и прекрасные волнующие воспоминания о ее встречах с Макквином останутся при ней. Элизабет будет помнить о них всегда, и они помогут ей в дни печали и одиночества.
Элизабет прижалась к Рандольфу, и он так сильно сжал руками ее плечи, что она чуть не вскрикнула от боли.
— Наверное, нам пора возвращаться. Кажется, весь праздник мы провели в объятиях друг друга, — проговорила Элизабет, улыбнувшись.
Рандольф, не обращая внимания на ее слова, отступил на несколько шагов и, скрестив руки на груди, вдруг резко спросил:
— Кто он?
Элизабет удивленно вскинула голову:
— О ком вы говорите?
— О мужчине, которому вы подарили свое сердце.
Назовите его имя.
Резкий тон Рандольфа и его внезапная холодность обидели Элизабет. Неужели он не поверил в искренность чувств и счел ее поведение легкомысленным? В таком случае ей следует придумать имя несуществующего возлюбленного и сообщить его Макквину! Заставить помучиться от ревности и унижения. Элизабет считала, что задеты ее гордость и достоинство.
— А почему должен существовать другой мужчина? — холодно промолвила она.
— О ком же, как не о другом мужчине, вы думаете?
По-моему, обещаний Богу вы не давали!
В глубине души Рандольф надеялся, что никаких обещаний Элизабет Гордон никому не давала: ее поведение убедительно доказывало это. Только мужчины могут позволить себе раскованность и легкость в общении с женщинами и время от времени забывать»
О своих обязательствах. С точки зрения Макквина, как, впрочем, и многих других мужчин, женщины должны свято хранить верность мужьям и не нарушать моральные принципы. Им отведена в обществе определенная роль, и ни на что большее они не могут претендовать. Тем не менее ревность, охватившая Рандольфа, не исчезла.
— Упоминая Бога, вы себя и остальных мужчин возносите до его высот? — усмехнулась Элизабет, Рандольф стиснул зубы. Свет праздничного фонарика упал на его лицо, и Элизабет увидела, каким оно стало суровым.
— Элизабет! — вдруг громко позвал Рандольф. — Чтобы услышать ваше признание, я готов встать перед вами на колени!
Если бы Рандольф знал, как Элизабет хотелось рассказать ему о своих чувствах и назвать его имя! Но страх признать свое поражение, чувство гордости и достоинства не позволяли ей этого сделать.
— Рандольф, давайте закончим этот разговор. Вы забыли, сегодня праздник святого Николаев, и все вокруг веселятся и смеются!
Рандольф долго и пристально смотрел ей в глаза, а потом твердо и решительно заявил:
— Я дал себе обещание и не нарушу его: рано или поздно вы будете принадлежать мне!
Элизабет вспыхнула.
— Ах, вы хотите обладать мною? — дерзко спросила она. — Так попробуйте выиграть пари!
В глазах Рандольфа мелькнул гнев:
— Бог создал мужчину для того, чтобы повелевать женщиной!
— Вот как! — воскликнула Элизабет. — Тогда слушайте меня, лорд-повелитель: я не могу и не хочу оставлять службу у короля!
— Я поговорю с ним! — настойчиво произнес Рандольф.
Элизабет Гордон презрительно усмехнулась:
— Я не прачка, которую хозяева могут передавать из рук в руки! О переговорах с королем не может быть и речи!
— Что я должен вам пообещать, чтобы вы мне поверили?
Элизабет опустила голову и задумалась. Ее сердце уже давно принадлежало Рандольфу Макквину, но признаться в этом она не решалась. Женщина была убеждена, что он не доверяет ей, и более того, многое скрывает. Давним мечтам Элизабет о счастливой семейной жизни с любимым человеком, похоже, не суждено сбыться.
— Во время веселого праздника Рождества вы, надеюсь, примете мое предложение, — сказал Рандольф, глядя в глаза Элизабет.
Она продолжала молчать. Рандольф приподнял ее подбородок и проговорил:
— А пока прекратим этот разговор.
«Нет, — подумала Элизабет. — Кое-какие секреты мною еще не разгаданы», — а вслух спросила:
— А где вы собираетесь встречать Рождество?
— Буду молить Бога встретить его в ваших объятиях, — шутливо произнес Рандольф, и Элизабет показалось, что его выразительные голубые глаза лгут.


На следующий день в замке Дугласа началась подготовка к встрече Рождества. По традиции, все помещения украшались плющом, а каждая трапеза теперь начиналась с сыра, свежего черного хлеба и поиска счастливой монетки, запеченной в одну из лепешек.
Дети по несколько раз в день собирались в часовне и разучивали псалмы, которые им предстояло петь в сочельник во время вечерней молитвы. Все улыбались — и хозяева, и слуги. Торговцы раскладывали на прилавках свои лучшие товары, а в каждом углу замка горели факелы и новые рождественские свечи.
Через два дня после праздника святого Николаев английский монарх наконец приказал Элизабет Гордон явиться к нему. Она уже подходила к его личным покоям, как вдруг отворилась соседняя дверь, и из нее вышел один из посланников. На нем не было камзола герольда, но Элизабет сразу узнала его — посланника Катберта.
Макгилливрея — официального короля северной и северо-западной Шотландии и заклятого врага Рандольфа Макквина. В проеме двери ей удалось увидеть Реда Дугласа. Он сидел в кресле, обхватив голову руками и закрыв глаза.
Зачем Макгилливрей прислал герольда к Реду Дугласу — человеку, присягнувшему на верность английскому монарху? Беспокойство охватило женщину. Значит, Рандольф Макквин находится в замке не случайно?
Что же скрывает он от нее?
Элизабет Гордон задержалась у двери, ведущей в королевские покои, и решила, что с Робертом Брюсом она прежде всего обсудит появление в замке Дугласа герольда Макгилливрея. О своих отношениях с Рандольфом Макквином сообщит королю позже.


Эдуард II Плантагенет сидел на богато украшенном троне около дубового стола, покрытого белым льняным холстом, вышитым золочеными нитями.
Стены комнаты были украшены плющом, повсюду горели свечи. На короле была длинная бледно-голубая накидка, которая, как отметила Элизабет, очень шла к его глазам.
Эдуард II увидел герольда и сделал приглашающий жест. Элизабет Гордон опустилась перед королем на колени, но тот велел ей встать и подойти поближе.
— Я согласен на обмен, — объявил Эдуард II Плантагенет и пояснил:
— Обменяем лорда Уильяма на маршала Нортумберленда. Возвращайтесь к Брюсу и передайте ему, что обмен должен состояться через неделю. Доставить лорда я поручаю лично вам, леди Элизабет, а граф Пембрука привезет маршала.
Сердце Элизабет радостно забилось: она скоро снова вернется в родные края, а если король проявит великодушие, то позволит Рандольфу Макквину задержаться в замке Дугласа.
— Я сделаю все, как вы приказываете, ваше величество. — Элизабет вежливо поклонилась Эдуарду, а затем, немного замявшись, произнесла:
— Ваше величество, я хочу попросить вас уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени.
Эдуард II благосклонно кивнул.
— Вопрос, который я хочу с вами обсудить, — личный, и он никак не связан с моим королем Робертом Брюсом, — пояснила Элизабет.
Подперев рукой подбородок, Эдуард II молча смотрел на Элизабет Гордон. Наконец он спросил:
— Вы нуждаетесь в моей помощи или покровительстве?
Элизабет Гордон подумала, что просьба, с которой она обращается к королю, называется иначе, но вслух произнесла:
— Да, ваше величество.
— Я готов выслушать вас, — снисходительно кивнул Эдуард II.
— Я вам очень признательна, ваше величество.
Речь идет об условиях освобождения Драммонда Макквина.
— Я запретил ему появляться в границах горной Шотландии, — резко сказал король.
— Да, ваше величество. Он присягнул вам на верность и проживает на спорных территориях. У Драммонда семья, маленький сын, родившийся во время его заточения…
— По-моему, вы отступаете от темы, — недовольно заметил Эдуард II. — На вас это непохоже, герольд.
Элизабет Гордон показалось, что Эдуард II Плантагенет в душе насмехается над ней, но вопрос, который она намеревалась решить, был слишком важным, чтобы обращать внимание на его поведение.
— Прошу прощения, ваше величество, — произнесла она учтивым тоном. — Рандольф Макквин покорно просит вас позволить ему приезжать в южную.
Шотландию для свиданий с братом.
— Рандольф Макквин покорно просит? — насмешливо повторил король.
— Это мои, а не его слова, ваше величество. Он поклялся, что будет приезжать только с миром. Не могли бы вы позволить ему изредка навещать брата Драммонда?
— Пока не время для визитов, — поспешно ответил король. — Но я обдумаю эту просьбу. — И, немного помолчав, многозначительно добавил:
— Только потому, что меня просите вы, леди Элизабет.
Элизабет отметила, что раньше король очень редко называл ее так вежливо — «леди Элизабет»; ей льстило подобное обращение, хотя оно исходило из уст врага.
— Благодарю вас, ваше величество. Я передам Рандольфу Макквину, чтобы он ждал вашего решения.
— Возможно, я распоряжусь, чтобы Дуглас оказывал гостеприимство вашему приятелю, — после минутной паузы произнес король, сделав ударение на последнем слове. — Хотя я лично предпочел бы, чтобы вы нашли себе добродетельного англичанина.
— Я — шотландка, ваше величество, — напомнила Элизабет.
— Но вы выгодно отличаетесь от этой проклятой нации! — резко бросил Эдуард.
Это был, несомненно, сильный и искренний комплимент, но построенный на грубом сравнении. Элизабет Гордон снова опустилась на колени перед королем и услышала звук открывающейся сзади двери.
— Подожди, Дуглас! — крикнул Эдуард, глядя поверх плеча Элизабет, и, обратившись к ней, сказал:
— Встаньте с колен, уважаемая леди Элизабет.
Надеюсь, Бог пошлет вам удачную поездку!
Проходя мимо Реда Дугласа, Элизабет Гордон увидела, что он очень бледен. Она вежливо поприветствовала хозяина замка и направилась в свои покои.
Собирая вещи для предстоящей поездки, Элизабет Гордон не переставала думать о странном и неожиданном визите герольда Катберта Макгилливрея в замок Дугласа. Сделав необходимые приготовления, она поспешила в конюшню, но как только увидела там Рандольфа Макквина, чистящего Мэджести, все тревожные мысли сразу же исчезли.
— Какие у вас новости? — спросил Рандольф. — Поплывете к Брюсу? Или остаетесь, а я выигрываю пари и получаю Мэджести?
В суматохе Элизабет Гордон забыла о споре с Рандольфом. Заключенное при знакомстве пари казалось ей шуткой, легким развлечением, но разве она могла предположить, что влюбится в Рандольфа Макквина с первого взгляда и победа или поражение в споре не будут иметь для нее принципиального значения?
— Мои лошади уедут вместе со мной, — заявила она. — А на вашем корабле я когда-нибудь поплыву, не сомневайтесь.
Рандольф улыбнулся и поднял вверх указательный палец.
— Поплывете как моя жена. Тогда и я, и мой корабль — все будет принадлежать вам!
Рандольф Макквин несколько раз делал Элизабет предложение руки и сердца, но только сейчас она осознала, насколько серьезны его намерения и чувства. Но прежде чем решать личные проблемы, Элизабет должна рассказать Рандольфу о своей беседе с английским монархом.
— Король Эдуард, возможно, позволит вам беспрепятственно появляться на спорных территориях.
— Уверен, он не примет подобного решения!
— А я полагаю, что Эдуард II согласится, зная немного его характер. Не исключено, что ему понадобится несколько дней для принятия такого решения, но думаю, что оно будет в вашу пользу. Так что, Рандольф, советую вам не уезжать пока из замка Дугласа.
— Когда я снова увижу вас здесь? — спросил Макквин.
Элизабет показалось, что в его вопросе содержится скрытый смысл, и она решила ответить тоже уклончиво:
— Я вернусь, когда прикажет мой король.
— Но приблизительно вы можете сказать? — настаивал Макквин.
Элизабет молчала, так как не хотела неопределенным ответом обидеть Рандольфа.
— Элизабет, а вы расскажете королю Брюсу о нас? — вдруг тихо спросил Рандольф.
Элизабет отвела взгляд и после продолжительной паузы произнесла:
— Возможно, но вы не должны забывать, что я дала слово служить ему! Только он может освободить меня от службы! А чем в ближайшее время займетесь вы?
Рандольф немного помолчал и ответил:
— Сначала я верну лошадь, которую брал напрокат, а затем на корабле отправлюсь в Глазго, доставлю туда фрукты, хранящиеся в трюме, после чего вернусь обратно и дождусь решения Эдуарда II Плантагенета.
Надеюсь, он все-таки разрешит мне навещать Драммонда и его семью.
— Я буду молиться за вас! — искренне сказала Элизабет.
Рандольф обнял ее за плечи.
— Возвращайтесь ко мне, Элизабет, — тихо попросил он. — Вы мне очень нужны, как земле — дожди, а морю — ветер!
Слова Рандольфа, полные любви и нежности, болью отозвались в сердце Элизабет. Как ей не хотелось расставаться с ним! Видя печаль в глазах Рандольфа, Элизабет решила немного приободрить его и пошутить.
— Вам нужны мои лошади… — улыбнулась она.
Рандольф удивленно посмотрел на нее, а затем произнес:
— Настанет такой день, когда вы признаетесь, что наши желания совпадают!
Он прильнул к губам Элизабет; лежавшие на ее плечах руки скользнули ниже, нашли ее ладони и соединились с ними. Поцелуи Рандольфа становились все более настойчивыми и страстными, а дыхание — шумным и частым. Наконец он шепнул ей:
— Задержитесь ненадолго, моя дорогая.
Предложение Рандольфа прозвучало для Элизабет прекрасной музыкой, но важные государственные дела пока не позволяли ей заниматься личной жизнью.
— К сожалению, у нас очень мало времени, — промолвила она.
— Поэтому я предпочитаю не терять его даром. — Рандольф крепко сжал Элизабет в объятиях.
— Серьезные проблемы не решаются в спешке, — улыбнулась Элизабет.
Рандольф отпустил ее и, вздохнув, пробормотал:
— Что ж, тогда я беру свои слова обратно. Придет время, когда я смогу любить вас долго и без спешки.
Элизабет положила голову на его плечо.
— Я буду помнить об этом, любовь моя.
Она вывела из конюшни лошадь и, обернувшись, бросила нежный прощальный взгляд на любимого мужчину.


Ровно через неделю Элизабет Гордон в сопровождении двенадцати охранников привезла маршала Нортумберленда в замок Дугласа, как и было обещано. Драммонда Макквина и его семьи в замке не было. Элизабет повела своих лошадей в конюшню и с удивлением и недоумением обнаружила, что лошади короля Эдуарда II исчезли, а испанский жеребец, которого Рандольф собирался вернуть хозяину, стоит по-прежнему в своем стойле.
Элизабет обрадовалась. Если жеребец в конюшне, значит, Рандольф еще в замке Дугласа! Внезапно тревожная мысль пришла ей на ум. Если бы король Эдуард II Плантагенет разрешил Рандольфу посещать брата, то он уехал бы с его семьей.
Занимаясь лошадьми, Элизабет обдумывала свою недавнюю беседу с Робертом Брюсом.
Узнав о том, что Рандольф Макквин с помощью Элизабет попросил разрешения у Эдуарда II навещать брата Драммонда, Роберт Брюс насторожился и не стал скрывать свою тревогу. Рассказ же Элизабет Гордон о странном и неожиданном визите в замок Дугласа посланника Катберта Макгилливрея, врага Макквина, и вовсе привел его в ярость.
— Упрямые горцы! — крикнул он. — Они не отменят рождественской мессы, даже если будут знать, что всех их возьмут в плен или убьют!
Страх охватил Элизабет, и она попросила Роберта Брюса объяснить сложившуюся ситуацию.
Он начал издалека:
— Готовясь к великому празднику рождения нашего Господа, мы украшаем наши дома и замки розмарином и благородным лавром. Мы запекаем в лепешки и в хлеб разные безделушки, чтобы дети радовались, находя их. Но что ожидает нас в будущем? Наши дети заслуживают мира, любви и достатка!
Затем Роберт Брюс поведал Элизабет о готовящейся объединительной рождественской мессе.
Элизабет успокоилась и улыбнулась.
— Горские кланы должны воспользоваться счастливой возможностью предоставить свои святые реликвии церкви и поклясться над ними в верности и поддержке друг друга, — сказала она. — Объединение кланов — самый важный и главный рождественский подарок!
— Ты права, Элизабет, и в другой, более подходящий для этого год я заставил бы клан Макгилливреев подчиниться.
Элизабет вдруг вспомнила Рандольфа Макквина и его преданность своему клану.
— Да, мой король, горские кланы нетерпеливы, но объединение северных территорий принесет вам выгоду, — напомнила она.
Объединение северной и северо-западной частей Шотландии — мечта самой Элизабет! Если рождественская месса пройдет благополучно и вожди кланов поклянутся в верности друг другу, то Эдуард II уже не сможет воевать с Шотландией. На земле Элизабет Гордон воцарится мир, и она уедет в Локкаррон с любимым мужчиной.
— Катберт Макгилливрей — враг Макквина и попытается поймать его в ловушку, — вдруг сказал Роберт Брюс. — Если Рандольфу не удастся отыскать мощи святого Колумбы, он не сможет участвовать в объединительной рождественской мессе.
Элизабет удивили слова короля. Она впервые слышала о святой реликвии.
— А когда мощи святого Колумбы были утеряны? — спросила она.
— Несколько лет назад, когда Эдуард I Плантагенет захватил в плен его старшего брата, Драммонда.
Странная и неожиданная мысль пришла в голову Элизабет.
— Вы думаете, Драммонд тоже примет участие в рождественской мессе? — поинтересовалась она.
Роберт Брюс засмеялся.
— Я скорее поверю в то, что ты потеряешь титул «Девицы Инвернесса»
type="note" l:href="#FbAutId_10">[10]
! — заявил он.
Элизабет усмехнулась:
— Что вы намерены предпринять?
— Я прикажу Катберту Макгилливрею оставаться у себя в замке во время Рождества. А если он ослушается короля, то уничтожу его огнем и мечом!
Элизабет подумала, что перспектива оказаться вне закона и потерять свои владения, безусловно, заставит Макгилливрея подчиниться приказу Роберта Брюса и остаться на Рождество дома.
— Вы поручаете мне доставить ваш приказ Макгилливрею? — спросила Элизабет.
— Нет, герольд. У вас же скоро день рождения, И я не хочу, чтобы он прошел в дороге.
И Роберт Брюс вышел в соседнюю комнату за подарком, специально приготовленным для Элизабет Гордон.
Когда король вручил Элизабет подарок — новое седло, в ее глазах блеснули слезы радости и благодарности. Роберт Брюс всегда был внимателен к ней и никогда не забывал поздравить герольда с днем рождения!
— Благодарю вас, ваше величество, — растроганно произнесла Элизабет.
Роберт Брюс улыбнулся, и Элизабет Гордон почувствовала, что наступил подходящий момент рассказать королю о ее любви к Рандольфу Макквину.


Элизабет стояла в конюшне замка Дугласа и вспоминала свой разговор с королем Брюсом. Вдруг распахнулась дверь, и в конюшню вбежал тот самый мальчишка, который раньше ухаживал за ее лошадьми. Элизабет дала ему монету и улыбнулась.
— Теперь в конюшне мало лошадей, и тебе легче за ними ухаживать.
На лице мальчика появилось разочарование.
— Знаете, отец Аласдаира Макквина уехал и забрал с собой слона. А он мне так нравился!
— А когда он уехал? — спросила Элизабет.
— Незадолго до того, как уехал английский король.
Эта новость удивила Элизабет. Значит, Драммонд покинул замок, не дождавшись отъезда Эдуарда II Плантагенета? А она-то думала, что братья наслаждаются обществом друг друга и оттягивают предстоящий момент разлуки!
— Скажи, а когда король Эдуард II покинул замок Дугласа? — спросила Элизабет мальчика-конюха.
— На следующий день после вашего отъезда, леди.
Мне пришлось работать в конюшне почти всю ночь, чтобы подготовить лошадей к отъезду. И всего-то несколько монет бросили мне за целую неделю работы в конюшне! Жадный король!
— Скажи, а ты не знаешь, где Рандольф Макквин?
Его лошадь все еще здесь. — Элизабет показала рукой на стоящего в стойле испанского жеребца.
Мальчик пожал плечами.
— Последний раз я видел его во время вечерней молитвы в день отъезда английского короля.
Элизабет Гордон встревоженно посмотрела на мальчика. Его ответ показался ей странным. Неужели Рандольф тоже уехал? Но куда и почему? Он ведь собирался дождаться ее возвращения!


Элизабет Гордон спустилась в общий зал замка Дугласа и поискала глазами управляющего. Он стоял около стола, за которым сидели маршал Нортумберленд и граф Пембрука, и о чем-то с ними разговаривал.
— Вы не знаете, где Рандольф Макквин? — спросила Элизабет управляющего.
Тот внимательно посмотрел на герольда и задержал взгляд на гербе ее камзола — вытканных золотом лилиях.
— Его здесь нет, уважаемая леди, — ответил управляющий.
— А когда он уехал из замка Дугласа? — настаивала Элизабет, зная, что в его обязанности входит прием, размещение и проводы гостей замка.
— Точно не могу ответить, леди.
Неопределенный ответ свидетельствовал либо о плохой работе управляющего, либо о намеренной лжи.
Элизабет решила больше не спрашивать его ни о чем и направилась в покои хозяина.
Ред Дуглас сидел за столом с лордом Уильямом Камероном — шотландским графом Страта. Элизабет Гордон вежливо поклонилась им и сообщила лорду Уильяму:
— Вы свободны и можете уехать, когда пожелаете, мой лорд. — Обратившись к Дугласу, она спросила:
— Король не передавал никаких дополнительных условий или предложений?
Ред Дуглас встал из-за стола.
— Нет, уважаемая герольд, — ответил он. — Мне ничего не передавали. — И повернулся к лорду Уильяму:
— Желаю вам удачного пути, лорд Уильям.
Граф подошел к Элизабет Гордон и искренне поблагодарил:
— Я вам очень признателен, леди Элизабет.
Чтобы закончить свою миссию, Элизабет Гордон произнесла официальные слова:
— Лорд Уильям Камерон — граф Страта заслуживает полного доверия. Я являюсь одновременно и его посланником. — И, снова обратившись к нему, добавила:
— Ваши воины ожидают, чтобы сопроводить вас домой, лорд.
Когда лорд Уильям ушел, Ред Дуглас с интересом взглянул на Элизабет и поинтересовался:
— Как прошло ваше путешествие, леди Элизабет?
Надеюсь, удачно?
Во время прошлого визита они едва перекинулись парой слов, а теперь Ред Дуглас почему-то изображает радушного хозяина. Хочет подчеркнуть собственную значимость и гордится тем, что принимает у себя в замке английского монарха?
Элизабет Гордон не сочла нужным делиться с Дугласом своими впечатлениями от поездки, тем более что сейчас ее волновал лишь единственный вопрос.
— Где Рандольф Макквин? — прямо спросила она.
Ред Дуглас нахмурился, скрестив руки на груди.
— Разозлился, что король не разрешил ему посещать брата, сорвался с места и уехал, — небрежно ответил он.
Элизабет почувствовала, что хозяин замка что-то недоговаривает, но высказывать ему свои подозрения не сочла нужным.
Вежливо улыбнувшись, она спросила:
— И давно он уехал?
Пожимая плечами, Ред Дуглас почесал за ухом, словно пытаясь вспомнить.
— Не помню, леди, ведь я все время был занят королем.
— Значит, Макквин уехал из вашего замка раньше короля?
— Возможно. Я уже запутался, кто когда уезжает и приезжает в мой замок, — промолвил Дуглас и, вдруг ухмыльнувшись, добавил:
— Советую вам поискать его в постели какой-нибудь молодой симпатичной девушки.
Обычно Макквинов находят именно там!
Грубость Реда Дугласа не смутила Элизабет Гордон, она должна отыскать Рандольфа Макквина!
— Скажите, а когда уехал английский монарх? — спросила она.
— Как только наскучило ему ловить лососей, а точнее — вчера.
Элизабет решила прекратить бессмысленную беседу с хозяином замка, поняв, что правды от него она не услышит.
Разорительные войны Эдуарда I поставили многих шотландцев перед нелегким выбором: бороться против английской агрессии или присягнуть на верность чужому монарху. Ред Дуглас предпочел второй, более приемлемый для себя путь. Разумеется, в другое время король Роберт Брюс сумел бы заставить Дугласа изменить добровольно или насильственно свое решение, но пока обстоятельства складывались иначе, и хозяин замка служил англичанину.
Элизабет Гордон тяжело вздохнула и решила заняться поисками Рандольфа Макквина, объезжая все места, где он мог быть.
Первым пунктом ее маршрута был Ратвелл, где Рандольф, по его словам, взял напрокат испанского жеребца. Хозяин конюшни сообщил, что морской капитан, одетый в тартан цветов клана Макквинов, действительно брал испанского жеребца, но до сих пор его не вернул.
Хозяина больше всего волновала плата за взятую напрокат лошадь.
Встревоженная и разочарованная, Элизабет направилась в порт на корабль «Морской волк», капитаном которого являлся Рандольф Макквин. Он все еще стоял в заливе с наполненным южными фруктами трюмом.
Помощник Макквина сообщил Элизабет, что капитан уже долгое время не только не появлялся на борту судна, но даже не присылал никаких поручений или указаний.
Круг поисков Рандольфа Макквина сужался, и надежды постепенно таяли. Оставалось лишь навестить Драммонда — брата Рандольфа.
Драммонд Макквин удивился приезду Элизабет.
Поэтому она решила не тревожить его раньше времени: объяснила свой визит тем, что якобы только что вернулась от короля Роберта Брюса и надеялась застать Рандольфа в семье брата. Драммонд сказал, что брат у него не появлялся. Тогда Элизабет Гордон поняла, что Рандольфа Макквина следует искать все-таки в замке Дугласа, и вернулась в замок.
Вечером 16 декабря Элизабет Гордон вошла в конюшню замка, и знакомый мальчик-конюх радостно поприветствовал ее. Она достала несколько монет, положила на ладонь, чтобы мальчик видел их, и тихо прошептала:
— Мне очень нужно поговорить с человеком, который дал бы мне правдивую информацию.
Мальчик заинтересованно взглянул на нее, затем на деньги и подошел поближе.
— Я могу вам помочь, леди, — сказал он. — Моя сестра работает на кухне и о многом мне рассказывает.
— Я разыскиваю Рандольфа Макквина. Если тебе известно, где он находится, скажи мне, но предупреждаю: никто не должен знать, что я им интересуюсь.
Мальчик-конюх не мигая смотрел на монеты, лежавшие на ладони Элизабет, потом произнес:
— Он был добрый, этот Рандольф Макквин.
— Пойди поговори с сестрой; может быть, ей что-нибудь известно о его исчезновении. Я пока займусь своей лошадью и буду ждать тебя здесь.
Мальчик вернулся быстрее, чем предполагала Элизабет, и, увидев его встревоженное лицо, поняла, что случилось что-то страшное.
— Никто в замке не вспоминает о Рандольфе Макквине, — запыхавшись, сообщил он, — но сестра шепнула мне, что его бросили в темницу!
Услышав такие страшные слова, Элизабет застыла от ужаса. Что же могло случиться?
— Скажи, а темница охраняется? — еле выдавила она.
— По-моему, нет. Если хотите, я покажу вам, где она находится, — предложил мальчик.
Элизабет подумала, что поскольку мальчик-конюх — местный, его нельзя подвергать опасности.
— Ты лучше объясни мне, как туда добраться, а я пойду одна.
Мальчик снова внимательно посмотрел на монеты, и Элизабет Гордон отдала их ему.


Элизабет медленно и бесшумно спускалась по каменным ступеням, ведущим к входу в темницу, и прислушивалась к каждому шороху. Стражи действительно не было, и когда она наконец увидела Рандольфа Макквина, сразу же поняла, почему его никто не охранял.
Руки Макквина были закованы в кандалы, прикрепленные толстой цепью к каменной стене. Его лицо было мертвенно-бледным, а одежда порванной и грязной.
Макквин сидел неподвижно с закрытыми глазами, прислонившись к холодной стене. Тусклый луч света упал на его измученное лицо, и Элизабет в ужасе отшатнулась: ей показалось, что Макквин не дышит.
— Рандольф! — еле слышно позвала она.
Макквин не шевельнулся.
— Рандольф! — Элизабет легонько потрясла его за плечо.
Он тихо застонал и приоткрыл глаза.
— Воды… — прошептал он.
Элизабет побежала наверх и, отыскав кружку с водой, вернулась.
Она осторожно приподняла его голову и стала помогать ему пить. Лицо Рандольфа было изможденным и бледным, а губы сухими и потрескавшимися. Элизабет едва сдерживала слезы, но старалась выглядеть спокойной, пытаясь подбодрить его.
Макквин выпил немного воды, но голова его снова бессильно опустилась на грудь. Через пару минут он попытался приподнять руки, но толстая цепь, державшая кандалы, не позволила этого сделать.
— Кто вас сюда бросил? — спросила Элизабет.
Макквин поднял голову, приоткрыл глаза и посмотрел на Элизабет.
— Архиепископ Кентерберийский. Его помощники разбили мне лицо, а ангелы сломали ребра».
Его ответ показался Элизабет абсурдным, но не удивил ее. Она понимала, что Рандольф перенес тяжелое испытание, и решила, что разум его помутился.
— Мне необходимо вернуться наверх, — сказала она. — Я скоро приду. Ждите меня, Рандольф.
Поднимаясь по каменным ступеням темницы, Элизабет думала о помощи Макквину и неотвратимом возмездии, которое вскоре настигнет Реда Дугласа за его подлость и злодейство.
Около входа в темницу она с удивлением обнаружила, что ее ждет мальчик-конюх.
— Вы нашли его? — встревоженно спросил он.
— Да, Рандольф Макквин брошен в темницу, — печально ответила Элизабет. — Ты поможешь мне?
Мальчик с готовностью кивнул.
— Тогда найди шерстяное одеяло, немного хлеба и бульона.
Мальчик приложил, указательный палец к губам и тихо сказал:
— Пойдемте со мной.
Его сестра, работавшая на кухне, тайком собрала еду для Рандольфа, и уже вскоре Элизабет, крадучись и оглядываясь по сторонам, бежала к темнице, где он томился.
При виде его измученного и бледного лица у Элизабет сжалось сердце. Ей казалось, что положение Рандольфа безнадежно и он не выживет.
Элизабет помогла ему сесть и стала кормить его хлебом и бульоном. Немного поев, Рандольф вдруг тихо, но взволнованно спросил:
— Какое сегодня число?
— Шестнадцатое декабря, — ответила Элизабет.
Она знала, о чем вспомнил Рандольф: меньше чем через десять дней в Элгинском кафедральном соборе должна состояться рождественская месса, на которой хайлендзские кланы должны поклясться в верности друг другу. Но этот секрет Элизабет узнала от Роберта Брюса, а не от Рандольфа, который, похоже, все еще не доверял ей.
— Вы пропустили мой день рождения, — сказала Элизабет и попыталась улыбнуться.
— Тысячу извинений, моя леди. Как видите, я очень занят.
Элизабет взглянула на Рандольфа. Он пытается шутить, следовательно, есть надежда, что он поправится.
Чтобы немного отвлечь Рандольфа, она стала рассказывать ему о своей поездке к Драммонду Макквину и на корабль «Морской волк».
Рандольф слегка оживился и спросил:
— «Морской волк» все еще стоит на якоре в заливе? А как моя команда? С ней все в порядке?
— Да, не волнуйтесь, у них все нормально. Где отыскать ключ, чтобы открыть замок и снять кандалы?
— Спросите Дугласа! — презрительно усмехнулся Рандольф, и его голова бессильно опустилась на грудь.
Вернувшись в замок Дугласа, Элизабет Гордон принялась лихорадочно обдумывать сложившуюся ситуацию. Ее миссия в обмене пленниками завершена. Теперь нужно найти убедительный предлог, чтобы на несколько дней задержаться в замке и отыскать ключ. Даже если судьба будет к ней благосклонна и ключ быстро найдется, то они с Рандольфом не смогут домчаться до морского залива, поскольку лорд сильно ослабел.
На следующее утро Элизабет Гордон пожаловалась Реду Дугласу на боль в ноге, которую она якобы подвернула, упав в конюшне, и он любезно предложил ей задержаться в замке на несколько дней. Ред Дуглас предоставил Элизабет комнату на нижнем этаже и, похоже, не заподозрил никакого обмана.
Днем он с женой навестил ее; он был приветлив, изображая радушного хозяина.
Прошло четыре дня, прежде чем Рандольф Макквин немного окреп и мертвенная бледность исчезла с его лица.
— Какой сегодня день? — первым делом спросил он, когда Элизабет в очередной раз пришла тайком навестить его и принесла еду.
Она назвала число, но опять не решилась сообщить Макквину, что знает, почему он так взволнованно спрашивает об этом.
В темнице тускло горела свеча, а Элизабет и Рандольф, соблюдая меры предосторожности, тихо переговаривались.
— Сегодня кто-нибудь заглядывал сюда? — спросила она.
— Нет, только вы — мой ангел и опекун, — ответил Рандольф, и Элизабет услышала в его словах злую иронию.
— Что с вами, Рандольф? — участливо спросила она.
— Со мной все в порядке, если не считать того, что я нахожусь в темнице. — Опять в его голосе прозвучали недобрые нотки.
Элизабет не понимала, почему он так странно себя ведет. Она ожидала слов благодарности, одобрения, любви наконец, а Рандольф лишь принимает ее помощь и разговаривает с ней как с чужим человеком!
— Рандольф, нужно надеяться на лучшее, — сказала Элизабет примирительным тоном. — Меня обижает ваша грубость. Если вы достаточно окрепли, то завтра утром мы можем бежать. Все необходимые приготовления я уже сделала.
Рандольф ничего не ответил. В глубине души Элизабет понимала причину такого поведения. Его, гордого и отважного воина, бросили в темницу, и теперь он вынужден униженно просить помощи у женщины и подчиняться ей!
На следующий день все было готово к побегу.
Рано утром сестра мальчика-конюха тайком передала Элизабет продукты и теплые вещи, а сам он снарядил лошадей для долгого пути. Элизабет незаметно выскользнула из замка и побежала в темницу, сжимая в руке найденный ключ.
Освободившись от железных оков, Макквин пристально и недобро взглянул на нее и сказал:
— Когда же Дуглас дал вам ключ?
Элизабет в недоумении посмотрела на него. За время пленения его лицо обросло густой темной бородой, а в глазах появился лихорадочный блеск. Ей очень хотелось спросить Макквина, не потерял ли он мощи святого Колумбы, но сдержалась и лишь молча протянула ему одежду — теплую накидку.
Рандольф набросил ее на плечи.
— Черт бы побрал эту темницу… — процедил он сквозь зубы.
Элизабет все еще надеялась услышать от Рандольфа слова признательности, но он с силой сжал ее руку и молча повел за собой по каменным ступеням наверх.
Около двери он обернулся и спросил:
— Каким путем лучше идти дальше?
Элизабет решила, что сейчас не время выяснять отношения, и коротко ответила:
— Через кладовую и во двор.
Стараясь двигаться бесшумно и держаться в тени, они добрались до конюшни, где их уже ожидал мальчик-конюх с лошадьми.
Он с любопытством оглядел с головы до ног Макквина и сказал:
— Все готово, мой лорд. — И, немного помолчав, пробормотал:
— Ну и вид у вас!
Рандольф взял поводья и сказал Элизабет:
— Я поскачу на жеребце.
Элизабет дала мальчику несколько монет.
— Спасибо тебе. Если у тебя вдруг возникнут неприятности или кто-нибудь заподозрит, что ты нам помог, сразу же скачи к Драммонду Макквину в башню Фэрхоуп. Там ты найдешь убежище и приют.
Мальчик согласно кивнул головой и с опаской и любопытством снова взглянул на Рандольфа, который уже выходил из конюшни.
— Элизабет, если вы едете со мной, то седлайте лошадь скорее, — нетерпеливо проговорил Макквин.
Элизабет с недоумением посмотрела на него, но ничего не ответила и подошла к лошади. Требовать в такую минуту от Рандольфа объяснений и укорять его за черствое поведение ей казалось непростительной ошибкой.
Люди Дугласа в любой момент могут обнаружить опустевшую темницу и пуститься вслед за беглецами.
Элизабет и Рандольф быстро вывели лошадей из конюшни и, оседлав их, помчались в сторону морского залива, ежась от пронизывающего, холодного декабрьского ветра.
Ред Дуглас слишком поздно узнал о дерзком побеге пленника, и его воинам не удалось ни обнаружить, ни догнать вождя клана Макквинов и герольда короля Брюса.
Корабль «Морской волк» стоял на якоре в заливе.
Рандольф и Элизабет, добравшись до него, облегченно вздохнули и остановили взмыленных лошадей. К удивлению Элизабет, Макквин даже не взглянул на нее, а сразу позвал своего помощника. Когда тот появился и подали трап, Рандольф слез с лошади и, подойдя к Элизабет, грубо схватил ее за талию и почти насильно вытащил из седла.
— Все еще носите свой пояс верности? — сквозь зубы процедил он.
Элизабет Гордон с негодованием оттолкнула руку Рандольфа.
— Что с вами? — воскликнула она. — Почему вы так грубо себя ведете?
Рандольф ничего не ответил и тут же обратился к помощнику:
— Займись лошадьми и готовь корабль к отплытию в Элгин. Мы должны попасть туда до Рождества.
— Хорошо, Рандольф.
— Нагрей для меня горячей воды и найди какой-нибудь инструмент, которым можно пилить золото.
Услышав слова Макквина, Элизабет отшатнулась и замерла на месте. Ей казалось, что Рандольф Макквин тронулся рассудком: его взгляд блуждал, а внешний вид — порванная одежда и взлохмаченные волосы — был устрашающим.
Капитан схватил ее за руку и почти силой потащил на корабль.
— Моя каюта находится около сходного трапа, — бросил он. — Идите туда. Надеюсь, у вас хватит ума не пытаться сбежать.
— Почему вы мне приказываете? — возмутилась Элизабет и попыталась оттолкнуть Макквина.
В его глазах она увидела ярость. Он еще крепче сжал ее руку, довел до своей каюты, почти силой втолкнул в нее и запер дверь снаружи на ключ.
Макквин прикрыл глаза и прислонился к деревянной перегородке. Он слышал голоса людей своей команды, готовившейся к отплытию, цокот лошадиных копыт, но, казалось, оставался ко всему равнодушным. Только две мысли не оставляли его: он сумел выжить и вырваться из каменной темницы замка Дугласа; вероломная Элизабет Гордон, предавшая его, а в этом Макквин не сомневался, теперь находится у него в руках; ее ожидает суровое наказание.
Рандольф задыхался от ярости. Как он, опытный вождь клана, мог довериться женщине, пусть даже герольду короля? На него предательски напали, избили и бросили в темницу! Очевидно, Элизабет Гордон привезла Реду Дугласу приказ Роберта Брюса, и тот охотно выполнил его. Вдруг Рандольф подумал: почему, собственно, Ред Дуглас послушался приказа шотландского короля, когда он уже давно присягнул на верность английскому монарху и теперь мог не считаться с желаниями и приказами Брюса?
Непонятной представлялась Макквину и позиция самого Роберта Брюса. Отдавая приказ о его пленении, он не мог не понимать, что вожди остальных хайлендзских кланов во главе с Ривасом Макдаффом непременно жестоко отомстят за Рандольфа Макквина. Гражданская война снова придет на землю Шотландии, и, раздираемая внутренними противоречиями, она станет легкой добычей для агрессивных англичан во главе с Эдуардом II Плантагенетом.
Рандольф вдруг понял, что какое-то важное логическое звено в цепи его рассуждений отсутствует. Почему Роберт Брюс вдруг решил предать его? А может быть, Элизабет Гордон действовала по собственной воле или, например, в интересах какого-то неизвестного ему англичанина?
Нет, подобную версию гордый и самоуверенный вождь клана Макквинов принять не мог!
«Дождись подходящего момента, и ты все узнаешь, — сказал он себе и неожиданно добавил:
— Ведь ты любишь Элизабет Гордон».
Испугавшись собственных мыслей, Рандольф попытался сосредоточиться на предстоящих рождественских торжествах, но образ Элизабет то и дело возникал у него перед глазами. Рандольф Макквин любил эту женщину и надеялся, что вскоре ситуация прояснится, и Элизабет Гордон окажется непричастной к преступлению!
Через пять дней наступит Рождество, и Раидольфу Макквину следует торопиться, чтобы успеть добраться до Элгина, отдаленного города на северном побережье Шотландии.
Рандольф подошел к своей каюте и решительно открыл дверь. Настало время рассеять все сомнения и узнать правду, какой бы она ни оказалась!


Элизабет беспокойно ходила по каюте, крепко сцепив руки. В дальнем углу лежал тяжелый камень-медник, а позади него — брикеты с торфом. Перед глазами Элизабет то и дело возникало разгневанное лицо Рандольфа, а в ушах звучали его дерзкие и грубые слова.
Почему после побега из темницы он так сильно изменился и стал обращаться с ней как с заклятым врагом?
Неужели заточение помутило его рассудок? Элизабет слышала, что иногда люди, побывавшие в тюрьме, сходили с ума, но никогда не относилась к этому всерьез.
Она сама недавно принимала участие в обмене пленниками, но ни шотландский граф Страта, ни английский, маршал Нортумберленд не выглядели измученными, по давленными или безумными! Возможно, у них была бы такая же реакция, как у Рандольфа Макквина, если бы их морили голодом, заковывали в кандалы, прикрепленные толстой цепью к каменной стене?
Пол под ногами Элизабет закачался, корабль накренился, и она поняла, что они отплыли. Элизабет подошла к небольшому очагу в углу каюты и стала греться у огня, пытаясь успокоиться и не думать о плохом.
Ей вспомнились недавние встречи с Рандольфом Макквином. Как он заботился о ней, придумывал увеселительные поездки, старался понравиться ей, а главное, был внимательным, вежливым и искренним в своих чувствах! Нет, он не мог так ловко притворяться, скрывая черствую, расчетливую и безжалостную натуру!
Элизабет приходилось раньше сталкиваться с откровенными охотниками за любовными приключениями.
Рандольф Макквин был не из их числа. Оставалось лишь надеяться, что временное безумие Рандольфа пройдет и он станет прежним мужчиной, которого она знала до пленения. А если нет?
Элизабет Гордон окинула беспокойным взглядом каюту, спрятала лежавшее на виду оружие, оставив себе на всякий случай морской кортик, присела на кровать в ожидании Рандольфа Макквина.


Через какое-то время дверь отворилась, и Рандольф Макквин вошел в каюту. На нем была чистая одежда, лицо гладко выбрито, а волосы причесаны и приглажены. Элизабет посмотрела на него и увидела жестокость и угрозу в его глазах. Рука Рандольфа Макквина сжимала напильник.
— Не подходите ко мне! — крикнула Элизабет и схватила морской кортик.
— Снимайте с себя Одежду! — резко произнес Макквин.
— Зачем?
Рандольф грубо рассмеялся и провел пальцем по напильнику.
— Теперь вы у меня в руках, и я сделаю с вами все, что пожелаю. Надеюсь, вам ясно, что именно?
От страха у Элизабет перехватило дыхание, но она постаралась взять себя в руки, чтобы попытаться успокоить Макквина.
— Рандольф, ты же меня любишь, — негромко проговорила она.
— Можешь говорить все, что угодно. Это тебя не спасет от расплаты.
— Тебе нужна моя невинность? — с вызовом спросила Элизабет. — Чтобы утолить свою ярость, ты готов на все? Может быть, ты хочешь избить меня? Так бей!
— Не волнуйся, у меня на все хватит времени! — процедил сквозь зубы Рандольф и, взглянув на морской кортик, который Элизабет судорожно сжимала, добавил:
— Это не игрушка, он очень острый!
В отчаянии Элизабет думала о том, что ей делать.
Убежать с корабля — невозможно, бороться с Макквином — бессмысленно. Оставалось только одно — пытаться образумить его и успокоить. Она много лет служила герольдом, и слова всегда были ее оружием.
Пленница бросила на пол морской кортик.
— Насилие — не путь к любви, — произнесла она. — В чем ты обвиняешь любящую тебя женщину?
— Не смей говорить мне о любви и произносить это слово! — резко оборвал ее Макквин.
Элизабет вздрогнула, но мужественно продолжила:
— Я уверена, что в глубине души ты осознаешь мою невиновность перед тобой. Я люблю тебя.
— Как ты смогла отдать меня в руки врагов? Предательство ты называешь любовью?
— Что ты такое говоришь? — возмутилась Элизабет. — Когда я тебя предала?
Рандольф поднял с пола морской кортик.
— Хватит болтать! — гневно бросил он. — Снимай одежду, или я порву ее на мелкие кусочки!
Элизабет судорожно глотнула воздух и, стараясь говорить спокойно, произнесла:
— Да, с тобой поступили подло и жестоко. Ты вправе требовать возмездия, но не от невиновного.
Она поднялась с кровати и трясущимися руками стала снимать с себя верхнюю одежду. Оставшись в льняной рубашке, она прошептала, дрожа от страха и прохладного воздуха:
— Мне холодно.
Рандольф Макквин ухмыльнулся.
— Потерпи, скоро тебе будет жарко, — заявил он.
У Элизабет еще оставалась слабая надежда отыскать нужные слова, чтобы образумить Макквина и заставить отказаться от своих намерений.
— Я девственница, Рандольф, — почти прошептала она.
Макквин громко рассмеялся.
— Ничего, — сказал он. — Это мы скоро исправим. Давай снимай все, что осталось!
Стараясь оттянуть страшный момент, Элизабет медленно сняла с головы шапочку и стала приглаживать рассыпавшиеся по плечам густые волосы. Она должна выиграть время и убедить Рандольфа Макквина в своей невиновности и честности!
— Так… — Рандольф скрестил руки на груди и прислонился к двери каюты. — Она клянется мне, что девственница, а сама ведет себя как продажная девка! — громко сказал он.
Элизабет вдруг почувствовала, как страх, владевший ею, исчез и уступил место ярости и гневу.
— А что, только продажные девки распускают волосы по плечам? — с вызовом спросила она.
— А ты не знаешь?
— Рандольф, прекрати вести себя как дикарь! Почему ты заставляешь меня раздеваться? Мне холодно!
Гневные слова Элизабет, к сожалению, не подействовали на Макквина. Его глаза оставались жестокими, а тон — презрительным.
— Ничего, подожди немного. Скоро ты перестанешь дрожать от холода и почувствуешь, как жар разливается по твоему телу!
— Ах, ты надеешься доставить мне удовольствие? — В голосе Элизабет прозвучал сарказм.
Глаза Рандольфа сузились, шея побагровела, он сжал кулаки. Элизабет Гордон ничего не оставалось, как снять с себя льняную рубашку и прикрыть грудь длинными пышными волосами.
Макквин внимательно посмотрел ей в лицо, а затем медленно перевел взгляд на ее золотой пояс верности — тонкую филигранную работу.
Пояс верности напоминал изящную кольчугу. Он плотно облегал бедра Элизабет и сужался ближе к ногам.
Рандольф Макквин шумно глотнул воздух.
— Где ключ? — грозно спросил он.
— Рандольф, ты же любишь меня, — тихо промолвила Элизабет.
— Говори, где ключ. — Глаза Рандольфа скользили по стройному телу стоявшей перед ним женщины.
— Прежде скажи, в чем я тебя предала! — потребовала Элизабет.
— Ты с самого начала знала о цели моего приезда в замок Дугласа!
— Нет, не правда! Я узнала об этом визите совсем недавно. Тебе нужно было забрать мощи святого Колумбы и представить их на объединенной рождественской мессе.
— Ты сообщила об этом Дугласу!
— Нет! Катберт Макгилливрей прислал своего герольда в замок Дугласа!
Рандольф широко раскрыл глаза и несколько минут находился в оцепенении. Наконец, запинаясь, произнес:
— Дуглас упомянул герольда, но не удосужился уточнить, какого именно.
В душе Элизабет Гордон появилась слабая надежда.
— Как ты мог подумать, что я предала тебя? — укоризненно спросила она.
— Значит, Катберт Макгилливрей попросил Реда Дугласа держать меня в темнице до окончания Рождества?
— Я подозревала это, — промолвила Элизабет.
— Ты догадывалась об их коварных планах?
Элизабет подробно рассказала Макквину о визите герольда Катберта Макгилливрея в замок Дугласа.
— О готовящейся рождественской мессе, об объединении хайлендзских кланов, о намерении Катберта Макгилливрея сорвать ваши планы я узнала от Роберта Брюса. Но король вряд ли мог предположить, что они будут искать тебя на юге Шотландии.
— Он вообще часто ошибается, особенно в вопросах, касающихся севера и северо-запада Шотландии.
— Ты не прав, Рандольф. Кстати, наш король уже принял соответствующие меры.
— Какие меры?
— Рождество еще не наступило, а он уже приказал своим воинам окружить замок Катберта Макгилливрея и не выпускать его, пока не окончится объединительная месса!
— Ты больше веришь в мудрость Брюса, чем я!
Элизабет мысленно согласилась с Рандольфом, но его несколько презрительное отношение к Роберту Брюсу показалось ей оскорбительным. Элизабет должна убедить его в мудрости и проницательности короля Шотландии!
— Роберт Брюс планирует в марте созвать парламент в Сент-Андрусе, — с гордостью сообщила она.
— Парламент? — Рандольф удивленно поднял брови. — Настоящий парламент с представителями от всех кланов?
Элизабет Гордон кивнула. Она очень надеялась на возобновление прежних отношений с Рандольфом Макквином, которые, возможно, свяжут их общей судьбой.
— Да, настоящий парламент, — повторила она. — Но пока это только планы. Пожалуйста, пойми, я иду против своего короля, сообщая тебе заранее секретные сведения!
В глазах Рандольфа вновь мелькнуло недоверие.
— Почему ты так говоришь? — спросил он.
— Потому что после обмена пленниками я не должна была ни на минуту задерживаться в замке Дугласа!
Меня ждет король!
— Но ты все-таки ослушалась Роберта Брюса!
— Да, любовь к тебе заставила меня остаться. Я же обещала найти тебя! Когда ты исчез, я поехала на твой корабль, поговорила с первым помощником, а затем навестила твоего брата Драммонда. Я искала тебя повсюду, Рандольф!
— Но как же ты узнала, что меня бросили в темницу?
— Мне шепнул об этом мальчик-конюх. Как это произошло, Рандольф?
— На следующий день после твоего отъезда к Роберту Брюсу рано утром замок покинул Драммонд, а ближе к вечеру — английский король Эдуард II. Предатель Дуглас заглянул ко мне перед вечерней молитвой и попросил подождать его, чтобы потом вместе отправиться в часовню. Когда раздался колокольный звон, солдаты Дугласа ворвались ко мне в комнату, схватили меня, избили и бросили в темницу.
— Король Роберт Брюс проявляет большое внимание к предстоящей рождественской мессе и, очевидно, сам примет в ней участие. Думаю, он захочет узнать о случившемся с тобой.
Рандольф удивленно посмотрел на Элизабет.
— Но почему он скрывает свое намерение присутствовать на мессе?
— Роберт Брюс не хочет, чтобы англичане узнали об этом прежде, чем Святая церковь благословит наше объединение.
— Да, мы объединимся перед лицом церкви и с именем Бога на устах.
Рандольф отбросил напильник и подошел к Элизабет.
— Любимая, прости, что я на время потерял веру в тебя! — искренне воскликнул он.
— Я сама во многом виновата!
— Нет, ты — необыкновенная женщина!
Элизабет обняла Рандольфа, постоянно повторяющего ее имя, и стала осыпать поцелуями его лицо.
Они целовались и ласкали друг друга, а полное прощение взаимных обид наполняло страстью их тела и сердца.
— Сколько на тебе одежды! — прошептала Элизабет.
Рандольф отстранился от нее и стал порывисто снимать ее. Она с замиранием сердца глядела на его крепкое, стройное, мускулистое тело, лишь немного похудевшее за время заточения в темнице. Рандольф страстно желал Элизабет. Его тело откровенно говорило ей об этом. Она ощущала в себе неведомые ранее слабость и податливость.
— Нам мешает соединиться лишь твой пояс верности, — глухо пробормотал Рандольф.
Элизабет посмотрела ему в лицо, а затем перевела взгляд ниже пояса. Рандольф жаждал ее и стремился к ней!
— Какие разные у нас тела! — вдруг проговорила Элизабет, словно это было для нее открытием.
— Они предназначены друг для друга, — ответил Рандольф и добавил:
— Дай мне, пожалуйста, ключ, чтобы я смог открыть наконец это хитроумное устройство.
Элизабет покачала головой.
— А ключа нет.
— Нет? А как же освободить тебя от этих золотых оков?
Нетерпение Макквина вызвало у женщины улыбку.
— Дай мне руку, — попросила она.
Элизабет приложила указательный палец Рандольфа к одному из трех цветков, выбитых на золотом поясе, а два своих — к двум другим цветкам.
— А теперь одновременно слегка нажмем на них и немного повернем, — объяснила она, Раздался слабый щелчок, скрытый стержень вылетел из петли, и золотой пояс верности, раскрывшись, упал на пол.
Рандольф мгновенно поднял его, взвесил на руке, и его брови удивленно поднялись.
— А он не такой уж тяжелый, как я себе представлял, — заявил он.
— Зато надежный, — с улыбкой проговорила Элизабет.
Рандольф бросил золотой пояс верности на пол.
— Он больше не нужен, — сказал он и, опустившись на колени, стал снимать с Элизабет последнюю деталь — чулки.
Она с нетерпением и легким страхом ожидала дальнейших действий Рандольфа. Его сильные руки нежно скользили по ее телу. Затем он легко поднял Элизабет на руки и, положив ее на кровать, лег рядом с ней.
Элизабет пыталась слабо сопротивляться.
— Тише, — прошептал Рандольф, подняв голову и взглянув ей в лицо.
Он прижался к ее губам, и Элизабет, почувствовав у себя во рту его язык, ответила ему долгим поцелуем. Руки Рандольфа начали ласкать ее грудь, а затем стали настойчиво гладить тело. Когда Рандольф стал целовать ее грудь и щекотать языком нежную кожу, Элизабет внезапно ощутила сильный прилив страсти, и ее тело напряглось. Она судорожно сжала его руку и прошептала:
— Что я должна делать, чтобы доставить тебе удовольствие?
— Слушай свое тело и сердце и ни о чем не думай, любовь моя.
Элизабет почувствовала, как по ее телу словно разливается тепло.
— Я хочу, чтобы тебе было хорошо, — прошептала она.
Рандольф взял ее руку в свою и начал водить ею по своему мускулистому телу. Ладонь Элизабет, сначала немного напряженная, расслабилась и стала гладить упругое тело Рандольфа. Он тихо застонал от удовольствия. Дыхание его участилось, а тело Элизабет стало податливым в его настойчивых и сильных руках.
Острое наслаждение охватило ее. Тихие ободряющие слова Рандольфа доносились до Элизабет словно издалека. Она с трудом глотнула воздух и приоткрыла глаза. Рандольф поднял голову и с нежной улыбкой взглянул ей в лицо.
— Я хочу стать твоей, — прошептала Элизабет.
Рандольф взял ее за плечи, положил на спину и лег сверху, упираясь локтями в кровать.
— Ляг так, чтобы мне было удобно, — прошептал он и помог Элизабет согнуть ноги в коленях.
Элизабет с готовностью подчинилась Рандольфу и вдруг почувствовала, как он вошел в нее. Она в возбуждении напряглась, а Рандольф ободряюще сжал ее плечо и начал целовать в губы. Элизабет ощущала четкий ритм его движений, и острое наслаждение пронизывало все ее тело. Наконец Рандольф тихо застонал от удовольствия и, отпустив ее, в изнеможении уткнулся головой в ее плечо.
— Спасибо тебе, — прошептал он. — Ты преподнесла мне восхитительный подарок — свою девственность.
— Как странно… — промолвила Элизабет, обняв Рандольфа. — Девушек всегда учили, что их невинность — подарок для мужчины, но клянусь тебе, Рандольф, я наслаждалась нашей близостью, наверное, больше, чем ты.
Макквин громко рассмеялся, и Элизабет радостно подхватила его смех.
— Никому не рассказывай о своих впечатлениях, дорогая, — « наконец сказал он. — Многие девушки, очутившись первый раз в супружеской постели, тебя не поймут!
Элизабет достала шерстяное одеяло и укрыла им Рандольфа и себя.
— Элизабет! — тихо позвал Рандольф. — Если я когда-нибудь попытаюсь усомниться в твоей верности и преданности, то, умоляю тебя, стукни меня, пожалуйста, большой тяжелой дубиной по голове!
— Обязательно, — пообещала Элизабет и заснула в объятиях любимого мужчины.


Рано утром в день Рождества «Морской волк» прибыл в порт Элгина. Путешествие оказалось долгим и нелегким, и уставшая команда во главе с Рандольфом Макквином наконец сошла на берег. Лошадей тоже утомил тяжелый путь, и прежде чем отправиться в замок Оулдкейн, Рандольф распорядился устроить небольшой отдых.
Когда все отдохнули, процессия двинулась к замку Оулдкейн. На каждом повороте дороги развевались флаги с геральдическими символами всех хайлендзских кланов, между указательными столбами были натянуты гирлянды из розмарина и плюща, а женщины протягивали наездникам сладкие пирожки и подогретый святочный эль.
Рождество пришло на шотландскую землю, и в общем зале замка Оулдкейн можно было наблюдать необычную и радостную картину: вождь клана Маккензи стоял плечом к плечу с вождем клана Манро, Маккей дружески беседовал с Маккинтошем, Чикольм смеялся с Фрэзером, а Дэвидсон обменивался рождественскими подарками с Грантом.
На самом почетном месте общего зала стоял роскошно убранный трон, на котором восседал король Шотландии Роберт Брюс. По правую руку от него был епископ в дорогом облачении, по левую — влиятельный вождь клана Ривас Макдафф, который вместе с Рандольфом Макквином отвечал за проведение рождественской объединенной мессы.
Рандольф Макквин и Элизабет Гордон, держась за руки, прошли через весь зал и, ступив на помост перед королевским троном, опустились на колени.
— Вы похитили моего герольда, Макквин, — произнес Роберт Брюс.
— Нет, ваше величество, ваш герольд скоро станет моей женой.
Король Шотландии поднялся с трона и посмотрел внимательно сначала на Рандольфа Макквина, а затем — на Элизабет Гордон.
— Я хочу поговорить наедине с леди Элизабет, — сказал он, и они отошли в сторону.
Краем глаза Элизабет увидела, как Ривас Макдафф подошел к Рандольфу Макквину, и тот начал ему что-то рассказывать. Ей не было слышно, о чем они говорили, но по жестам Риваса Макдаффа было понятно, что ход беседы его радовал и воодушевлял.
Роберт Брюс пристально взглянул на своего герольда и спросил:
— Ты выбрала в мужья Макквина?
— Да, — твердо ответила Элизабет Гордон и, немного помолчав, добавила:
— Если вы не возражаете, ваше величество.
— Что ж, надеюсь, твой выбор окажется удачным.
Да, сегодня много поводов для радости!
Элизабет вежливо склонила голову перед королем.
— Твою свадьбу назначим на Духов день, — объявил Роберт Брюс.
Элизабет обернулась, услышав чей-то вздох, и увидела рядом с собой Рандольфа Макквина.
— Макквин! — окликнул его король. — Лучшего подарка на Рождество и представить нельзя! — И он кивнул в сторону Элизабет Гордон. — Я благословляю тебя на брак с Элизабет Гордон — самым лучшим и достойным герольдом всей Шотландии!
Похоже, Рандольф был немного разочарован сроками назначенной свадьбы.
— Я не слышу слов благодарности, — немного удивленно сказал король Шотландии.
Рандольф поклонился Роберту Брюсу и, взяв за руку Элизабет, посмотрел ей в глаза и произнес:
— Я не только самый счастливый, но и самый терпеливый мужчина на свете!
Король громко засмеялся, и его смех эхом прокатился по общему залу замка Оулдкейн. Элизабет и Рандольф стояли молча, держась за руки. Их клятва любви была произнесена ранее, и она обещала им счастливое будущее.


На земле, названной впоследствии Светом Севера, раздался колокольный звон, и вожди кланов севера и северо-запада Шотландии, кроме предателя Макгилливрея, торжественно прошествовали в церковь, держа в руках свои святые реликвии. Они бережно положили сокровища перед епископом Ватикана и опустили свои мечи к ногам Роберта Брюса — короля теперь уже объединенной Шотландии.


Читать онлайн любовный роман - Герольд короля Шотландии - Лэм Арнетта

Разделы:
арнетта лэм

Ваши комментарии
к роману Герольд короля Шотландии - Лэм Арнетта



Я не являюсь поклонницей шотландских романов. Этот роман я прочитала случайно. Ничего я в нем не нашла, что бы возбудило во мне любовь к шотландским романам.
Герольд короля Шотландии - Лэм АрнеттаВ.З.,66л.
14.02.2014, 11.09





Очень приятный роман. Нет никаких жутких страстей, коварных злодеев и неописуемых красавиц. Насколько все близко к истории - не могу сказать. Читать советую. Моя оценка: 10 баллов из 10.
Герольд короля Шотландии - Лэм АрнеттаLNG
25.09.2014, 12.27





Не пошел.
Герольд короля Шотландии - Лэм АрнеттаКэт
4.11.2014, 9.02





Как будто "продолжение следует" или дописать поленилась. Так в непонятках и оставлено.
Герольд короля Шотландии - Лэм АрнеттаKotyana
23.01.2016, 10.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100