Читать онлайн Все решает случай, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все решает случай - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все решает случай - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все решает случай - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Все решает случай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

От хмурого вида Рафа могло бы свернуться молоко. Он стоял не двигаясь со страдальческим лицом, тогда как дворецкий завязывал на нем галстук. Сам Раф не мог сделать этого, так как его правая рука была на перевязи. Когда дворецкий отступил назад, Раф посмотрел на себя в зеркало и поморщился. Затем перевел взгляд на взволнованное лицо слуги.
Хорошо, — сказал Раф и снова взглянул на свое отражение. Его галстук был превосходен, сам он — чисто выбрит, и волосы приведены в порядок. Модный сюртук плотно облегал фигуру.
Но даже применение пиявок не избавило его от опухоли под левым глазом, хотя цвет кожи оставался прежним. Раф поднял голову — синяк на скуле все еще выглядел ужасно, правда, начал спадать, и фиолетовый цвет сменился зеленым…
— Может, наложить косметическую мазь, милорд? — нерешительно предложил дворецкий, заметив направление его взгляда. — У моего предыдущего хозяина была плохая кожа, и он скрывал дефекты с помощью косметики. Разумеется, у вас нет таких проблем… но в данный момент? Не сделать ли несколько мазков тут и там?
— Чтобы я выглядел как проститутка, скрывающая прыщи? Ну уж нет! Однако благодарю вас. Вы прекрасно позаботились о моем внешнем виде, но краситься я не стану. Мужчина после драки не может выглядеть как расфранченный поэт.
Раф коснулся своей скулы. Этот синяк он заполучил во время очередной драки, когда услышал, как какой-то болван за карточным столом сказал что-то непристойное о Бренне Форд. А опухоль под глазом возникла после стычки с Джексоном, отпустившим грязную шуточку о ней. Впрочем, Раф не остался в долгу ни в том ни в другом случае и вспоминал об этом с удовлетворением, хотя эти победы достались ему ценой покалеченной руки.
Более серьезное столкновение произошло с Джоном Стайлсом, сказавшим что-то гадкое о Бренне. Дело дошло до дуэли, но Раф сомневался, что роковой день когда-нибудь наступит, так как слышал, будто Стайлс срочно собрался в длительное морское путешествие.
Однако в Лондоне было много злых языков, и все они сплетничали о Бренне Форд, называли ее интриганкой, которая разделась догола, пытаясь заманить Рафа и женить на себе, чтобы досадить Аннабел. И это был еще не самый худший из слухов. Раф не понимал, как случившееся получило такую широкую огласку. Более всего его огорчало то, что стало известно имя Бренны.
Раф вышел из комнаты, стараясь не смотреть больше в зеркало. Ему не хотелось видеть свои синяки. Впрочем, внешность — не самое главное. Гораздо сильнее его мучила совесть. Полдня и большую часть вечера он бродил по дому, размышляя и стараясь найти выход из создавшегося положения. Невозможно драться со всем Лондоном, но и нельзя оставлять все как есть.
Раф спускался по лестнице, когда услышал голоса у входной двери. Значит, все-таки Стайлс не успокоился и прислал своего секунданта. Раф быстро спустился. Его волновал только один вопрос — отложить ли дуэль, пока не заживет его рука, или покончить с этим делом как можно скорее. Однако следует помнить о том, что Стайлс — очень меткий стрелок, и…
— Драм! — воскликнул Раф, увидев в холле друга.
— Он самый, — улыбнулся Драм. — Значит, дошедшие до меня слухи правдивы. — Он заметил перевязь и опухшее лицо друга.
— Какие слухи? Бога ради, забудь об этом. Я ужасно рад тебя видеть!
— Я тоже. — Драм снял перчатки. — После трудного путешествия мне хотелось бы поскорее сесть в кресло у камина и заполучить стаканчик бренди.
— Сейчас все будет. — Раф проводил его в кабинет. — Но как ты оказался здесь?
— Благодарю, — сказал Драм, принимая бренди, которое Раф быстро налил из графина.
Устроившись в кресле у камина, он поднял стакан в честь друга.
О! Спиртное, вновь вселяет в меня бодрость духа. — Драм оживился, сделав глоток. — Я очень долго ехал верхом. — Увидев, что Раф встревожился, Драм криво улыбнулся. — Нет-нет, не из Италии — я не добрался до нее, остановившись у старины Хайтауэра во Франции. Помнишь, его дом стоит недалеко от побережья. Он по-прежнему живет на широкую ногу и любит, когда в доме много гостей и хорошей еды, и все так же радушно принимает путешествующих англичан. Там было так хорошо, что я решил задержаться на некоторое время, прежде чем продолжить свой путь.
Драм сделал еще глоток и поморщился. Но не от спиртного.
Туда прибыл также наш друг Дирборн, — продолжил он, — и я услышал о твоих подвигах, после чего поспешил назад в Лондон, чтобы узнать, правда ли все это, Даже если в этих рассказах только половина правды, ты нуждаешься в моем совете и помощи… Поскольку у тебя здоровая только правая рука, — добавил он, взглянув на перевязь.
Раф кивнул:
Что говорил Дирборн?
— То же, что и весь Лондон. Я услышал обо всем, прибыв сегодня утром. Только Дирборн излагал все это более красочно. Однако думаю, в ближайшем будущем он уже не сможет болтать — я сломал ему челюсть.
— В самом деле? — усмехнулся Раф.
Да, я предупредил его, что намерен сделать, если он не заткнется. Дирборн же достал кинжал, когда я повернулся к нему спиной. Оказывается, он одинаково хорошо владеет обеими руками. Неужели такие люди все двуличные и лживые, как ты думаешь?
— Поосторожнее, — улыбнулся Раф. — Ты знаешь, я тоже одинаково владею обеими руками.
Только потому, что много тренировался, когда повредил одну из них, — заверил его Драм. — Ты никогда не отличался двуличием. Речь идет о таких, как Дирборн. Хорошо, что он не так ловок, как думает. Однако черт возьми, что все-таки происходит, Раф? — Драм серьезно посмотрел на друга. — Я имею в виду разговоры о какой-то девке, которая шокировала твою даму своим видом и попыталась тем самым заявить о своих правах на тебя. А ты, выходит, объявил войну всем мужчинам Англии? Если то, о чем болтают, правда, ты ничего не сможешь сделать.
— Это ложь. — Раф провел здоровой рукой по своим подстриженным волосам. — Она не девка и не собиралась делать то, что ей приписывают. Ее имя Бренна Форд — она сестра Эрика Форда.
— Я знаю, кто она. И говоришь, мисс Форд не делала ничего подобного? — Драм задержал стакан на полпути ко рту.
— Нет. Она такая же порядочная, как и Эрик. Бренна моложе его, но ведет себя зрело и благоразумно. Она спокойная, уравновешенная, и в том, что произошло, нет ее вины. — Раф поднялся и зашагал по комнате. Он рассказал Драму всю историю и нахмурился, поняв, что в его изложении все выглядит гораздо хуже, чем на самом деле.
— Я знаю, что поступил очень глупо. — Раф пожал плечами. — Следовало позаботиться о компаньонке, если я пригласил в свой дом молодую даму. Но я не помышлял о сестре Эрика как о женщине, с которой у меня могут возникнуть какие-то отношения, да и она вела себя таким же образом.
— Каким образом? — озадаченно спросил Драм.
— Ну… вполне сдержанно. — Раф покачал головой. — Черт побери, ты же знаешь, я не думал ни о ком, кроме Аннабел. Форды оказались у меня после длительного и очень тяжелого путешествия, и на следующий день я оставил их отдыхать, а сам отправился на встречу с Аннабел и ее матерью — мы собирались провести время за чашкой чая.. Ничего бы не произошло, если бы мать не пожелала посмотреть мой дом. Кажется, она относится ко мне вполне серьезно, — добавил Раф не без гордости. — Я оставил их у двери и повел лошадей в конюшню. В это время они постучались, и Брен, то есть Бренна Форд, решила, что это я.
Драм приподнял бровь, удивленный тем, с какой легкостью Раф назвал малознакомую женщину уменьшительным именем.
— Заподозрив, что я никак не могу войти, она открыла дверь, — продолжил Раф,
— Плохо, но не смертельно, — прокомментировал Драм, потягивая бренди и внимательно глядя на друга.
— К сожалению, смертельно, — вздохнул Раф. — Бренна только что принимала ванну. Но она была одета! — быстро пояснил он, увидев, как расширились голубые глаза Драма. — Правда, на ней был только халат брата. Малиновый, да еще с драконами. Ее влажные волосы ниспадали на плечи. Длинные и иссиня-черные. И от Бренны пахло жасмином.
— Любопытно, — обронил Драм. — Но дело действительно хуже, чем я подумал вначале.
— Я, конечно, сделал ей предложение после этого.
— Кому, Аннабел?
— Нет, Брен.
— Ну разумеется, — небрежно бросил Драм, пораженный до глубины души.
— Она отказала мне, уверяя, что скоро все забудется. Они уехали домой, но сейчас весь Лондон склоняет ее имя.
— И что ты намерен делать?
— Я долго размышлял, Драм, и решил, что надо поехать к Фордам и посмотреть, как они себя чувствуют после этих разговоров.
— Возможно, мисс Форд права и все скоро бесследно пройдет, — задумчиво промолвил Драм.
— Да, для меня, особенно если я продолжу ухаживать за Аннабел. Но не для Брен и Эрика. Я сделал все возможное, чтобы защитить доброе имя Брен, и позаботился также о своей репутации — нанял слуг, не хожу ни в какие сомнительные места, — но слухи распространяются. Я смирюсь с тем, что теперь меня считают неподходящей партией. Но что будет с Бренной? Они чертовски гордые, эти Форды. Я едва упросил их позволить мне вызвать врача для Эрика, хотя он лежал бледный как простыня. Ты не представляешь, как он выглядел. Поэтому, полагаю, Форды ни за что не сообщат мне, что теперь к ним относятся как к прокаженным, — сокрушенно сказал Раф. — Нет, я должен сам узнать, какие ветры дуют в Шропшире. Если клевета не достигла тех мест и начнет затихать здесь, в Лондоне, я немедленно вернусь назад и буду по-прежнему ухаживать за Аннабел. Кстати, все идет хорошо, — удовлетворенно добавил он. — А в противном случае? — Раф пожал плечами и побледнел. — Я заставлю себя жениться на сестре Эрика. Она хорошая девушка, Драм, и не заслуживает уготованной ей несчастной судьбы.
— Так же как и ты, — задумчиво отозвался Драм. — Но это лучше, чем продолжать драться с каждым, кто упомянет имя мисс Форд. Я поеду с тобой, не возражаешь?
— Ни в коем случае! Благодарю. Тогда отправимся завтра? Или тебе нужно отдохнуть?
— Конечно, завтра.
— Мне надо только написать записку Аннабел. Мы собирались пойти в субботу в Воксхолл, — пояснил Раф.
Драм быстро взглянул на друга, услышав, каким тоном тот произнес последние слова. За долгие годы их знакомства он не раз видел Рафа страдающим, но крайне редко страдания так явно отражались на его лице.
Придется отменить эту встречу, — отрывисто произнес Раф, заметив сочувствие друга. Он провел рукой по своей скуле. — У меня ужасный вид и настроение тоже плохое. Но наверное, все заживет к тому времени, когда мы доберемся до Тидбери. О Боже! Тидбери вместо Бокс холла! И надо защищать имя женщины, вместо того чтобы провести время, ухаживая за одной из самых привлекательных красавиц Англии. Жизнь полна сюрпризов. — Раф нахмурился. — Пойду и напишу записку Аннабел, чтобы ее доставили как можно быстрее. Мы выезжаем на рассвете.
Он вышел из комнаты, оставив Драма у камина.
Аннабел развернула записку, поданную лакеем, и кровь отхлынула от ее лица. Мать выхватила листок и быстро прочитала послание.
Долтон уезжает? «По неотложным делам»? Куда? — спросила она.
— О, кто знает? Это его дела. — Аннабел отвернулась, будто желая взглянуть на себя в зеркало, но на самом деле — чтобы спрятать от матери глаза. — Разумеется, я не стану менять наши планы из-за лорда Долтона. Я уже известила всех, что в субботу иду в Воксхолл, и непременно пойду. Я могу обратиться к Уильямсу, или мистеру Оуксу, или к лорду Кэрлингу и попросить их сопровождать меня.
— Конечно, дорогая. Согласятся и многие другие джентльмены. Уверена, лорд Долтон не хотел обидеть нас. Он без ума от тебя. Должно быть, появились веские семейные причины, заставившие его уехать.
— Возможно. — Просияв, Аннабел повернулась к матери. — Тем не менее я послала ему ответную записку с просьбой больше не докучать мне визитами, когда вернется. Он должен знать, что недопустимо поступать с дамой подобным образом. По крайней мере со мной. Я не могу улыбаться и делать вид, будто ничего не произошло, мама. О, не беспокойся. Если я захочу, то все исправлю, как это уже бывало прежде. Правда, не знаю, смогу ли снова простить Долтона. Посмотрим. Однако кого мы выберем вместо него? — весело спросила она. — Оукс умеет забавно шутить, а Карлинг — прекрасный танцор.
Мать начала высказывать свое мнение относительно каждого из кавалеров, но Аннабел едва слушала ее. Не то чтобы она остановила окончательный выбор на Долтоне, но относилась к нему весьма серьезно — хотя бы потому, что он снова пробудил в ней интерес к мужчинам. Его знаки внимания льстили Аннабел, и она ощущала потребность в них, поскольку они вселяли в нее уверенность в собственной неотразимости. А что теперь? Но ей не привыкать к неприятностям.
Она самая красивая девушка в Лондоне — по крайней мере так говорят. Ее называли также несравненной. Она не глупа и не легкомысленна. Напротив, образованна и хорошо воспитана. Другие женщины, обладавшие гораздо меньшими достоинствами, в ее возрасте давно уже замужем и счастливы. Так почему же ей так не везет с мужчинами?
Единственный, кого Аннабел желала всей душой и кто мог бы стать ее любимым супругом, никогда не относился к ней серьезно и не пытался понять. Все считали их брак решенным делом. И соседи, и друзья утверждали, что они очень подходят друг другу. Да и он всегда выказывал расположение к Аннабел, однако не пожелал взять ее в жены.
Она никогда не думала, что ее может привлечь кто-то, кроме Деймона Райдера, однако Раф Долтон заинтересовал Аннабел, поразив своей настойчивостью и преданностью. Конечно, он не мог сравниться с Деймоном ни внешностью, ни манерами, но именно поэтому и был бы до конца дней своих благодарен Аннабел за то, что она вышла за него замуж. И это давало девушке ощущение власти над ним и безопасности — Раф не мог причинить ей вреда. Но неужели он пренебрег ею? Как он посмел?
Аннабел отошла к гардеробу, чтобы мать не видела ее лица. Быть отвергнутой однажды — это трагедия, но дважды — почти комедия… если бы ей не было так грустно.
На следующий день, едва рассвело, граф Драммонд прибыл к дому Рафа. Его проводили в кабинет. Раф спустился в халате поздороваться с другом.
— Я думал, ты хочешь отправиться в путь пораньше, чтобы прибыть на место до наступления темноты. — Драм оглядел взъерошенные после сна волосы Рафа.
— Да, собирался, — ответил тот, — но решил сначала нанести короткий утренний визит Аннабел.
— Чтобы попрощаться? Какая сентиментальность!
— Не в этом дело. Аннабел прислала ответ на мою записку. Она не понимает, почему я отказываюсь от встречи в Воксхолле, и, думаю, ужасно рассердилась, так как пишет, что не желает больше видеть меня. Аннабел нельзя упрекнуть за это, и я должен поговорить с ней перед отъездом и успокоить ее. Мне следовало бы знать, что сообщать леди об изменении своих планов, посылая ей записку, — неприлично, но я не умею обращаться с дамами, Драм. — Раф смущенно улыбнулся. — А сейчас не стану допускать еще одну оплошность.
— Позволишь дать тебе совет?
— Конечно.
— Так вот, подумай сначала, как ты намерен объясняться с ней? Если признаешься, что решил навестить Бренну Форд, Аннабел сделает неправильные выводы.
— Я не буду лгать. И не только потому, что не умею делать этого. Ложь отвратительна. Лучше просто умолчать об истинной причине. Я скажу, что должен покинуть город, но скоро вернусь, что искренне сожалею, если огорчил ее, поскольку совсем не хотел этого. Как по-твоему, это приемлемо?
Вполне. А вдруг она поинтересуется подробностями? Раф пожал плечами:
Тогда скажу ей правду и попрошу доверять мне. Ведь я ничего не делаю за ее спиной. Думаешь, это убедит ее?
Драм кивнул:
Разумеется. А сейчас, так как перед отъездом к тебе я съел всего пару яиц и кусок хлеба, что ты предложишь поесть, пока одеваешься?
Раф рассмеялся.
У тебя по-прежнему аппетит как у саранчи? Знаешь, в последнее время меня радует только то, что я приобрел прекрасного повара. Воспользуйся моим завтраком, но поторопись, потому что я одеваюсь быстро даже с одной рукой. И оставь мне хотя бы крошку, хорошо?


Несколько часов спустя они уже скакали бок о бок на лошадях.
— Тебе не трудно ехать верхом с рукой на перевязи? — спросил Драм, перед тем как они отправились в путь.
— Рука почти зажила. И кроме того, — Раф похлопал по загривку чалого мерина, — Блейз всегда слушается меня и все понимает.
Им пришлось двигаться очень медленно по одному из самых оживленных районов города. Улицы были заполнены телегами и фургонами, доставляющими различные товары, многочисленными каретами с дамами и джентльменами, а также разодетыми всадниками, направляющимися в гости с утренним визитом.
Наконец Раф и Драм добрались до дома Аннабел. Раф спешился, отряхнул свой безупречный костюм и пригладил волосы. Затем, не взглянув на Драма, сидящего на лошади, быстро взбежал по ступенькам крыльца к парадной двери.
Узнав его, дворецкий пришел в замешательство.
Я хочу навестить леди Аннабел. — Раф сделал шаг вперед.
Но дворецкий преградил ему путь.
Я должен узнать, дома ли леди Аннабел, милорд. Сейчас было обычное время для утреннего визита, и Рафа весьма удивило то, что дворецкий не знал, дома ли его хозяйка. Все это походило на оскорбление. Однако Раф кивнул, отступил назад, и дворецкий закрыл дверь. Спустя несколько минут дверь снова открылась.
Леди Аннабел нет дома, милорд, — сообщил дворецкий.
Раф вспыхнул и вскинул голову.
— Вот как? А завтра она будет?
— Сейчас узнаю, если вы соизволите подождать.
На этот раз дворецкий оставил дверь приоткрытой, и Раф услышал голоса и смех — Аннабел принимала визитеров. Будь это другая женщина, Раф немедленно ушел бы и никогда не вернулся. Но это была Аннабел, и он считал, что обидел ее. Раф ждал.
Дворецкий величественно вошел в гостиную и двинулся сквозь толпу гостей, которых принимала хозяйка. Когда он приблизился к Аннабел, та отвлеклась от джентльмена, рассказывавшего ей какую-то забавную историю. Этот молодой человек всегда знал все последние сплетни, но то, что сообщит ей слуга, вероятно, более важно.
Минуту назад он принес Аннабел визитную карточку, но она, смяв ее, бросила на серебряный поднос и сказала, что не примет лорда Долтона. Если дворецкий вернулся так скоро, это означает, что Раф не смирился с этим. Немного взволнованная, она устремила вопросительный взгляд на слугу.
— Джентльмен интересуется, примете ли вы его завтра, — с поклоном сообщил он.
— Ого! — воскликнул молодой человек, болтавший с Аннабел. — Кто же впал к вам в немилость? Поведайте, что он сделал, чтобы я случайно не повторил подобное.
— Никто, — весело отозвалась Аннабел, не желая давать повода для сплетен на случай, если решит вновь увидеть Рафа,
— Несчастный! — воскликнул молодой человек, заглядывая через плечо дворецкого, чтобы увидеть в холле отвергнутого мужчину.
— А если он спросит о следующем дне? — осведомился слуга.
Скажите ему, что я не приму его ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра.
— «Ни завтра, ни послезавтра», — повторил молодой человек. — Черт побери! Бедный парень!
— Вот именно: ни завтра, ни послезавтра. — Аннабел возбужденно засмеялась, желая поскорее покончить с этим делом, прежде чем джентльмен узнает, кто ждал ее, — Так и передайте ему.
Дворецкий пошел к входной двери. Раф и глазом не моргнул, услышав его слова. Он кивнул, повернулся и начал спускаться по ступенькам крыльца с видом джентльмена, возвращающегося после утреннего визита. Раф ничем не выказал, что глубоко задет.
«Я расстроен, но не подавлен», — уверял он себя. Раф стремился к чему-то, но потерпел неудачу. Такое не раз случалось, но он не отступит и, как всегда, добьется своего. А между тем лицо его пылало и он испытывал жгучий стыд.
Драм взглянул на него и молча взял поводья.
Они не обменялись ни словом, пока не выехали из Лондона и не остановились в придорожной гостинице для ленча.
Ты ни о чем не спрашиваешь меня. — Раф поставил на стол кружку с пивом и пристально посмотрел на Драма. — А ведь мне известно, что ты любопытен, как кот. Хорошо, я сам расскажу. Она сообщила, что не примет меня «ни завтра, ни послезавтра». Звучит весьма поэтично… и как окончательный приговор. Ну что ж, видимо, я пожелал слишком многого и мое поражение было предопределено. В таком случае лучше раньше, чем позже.
Не раскисай! Ты способен добиться всего, чего пожелаешь, Раф. Никогда не сомневайся в этом.
Видит око, да зуб неймет — вот в чем дело. Значит, надо ставить перед собой достижимые цели.
Ты действительно намерен жениться на Бренне Форд? — удивленно спросил Драм. — Не делай поспешных выводов. Аннабел может скоро изменить решение.
Едва ли. Такой исход был неизбежен. Во всяком случае, теперь я еду без угрызений совести.
«Но не с легкой душой», — подумал Раф и решил сменить тему, пока Драм не выразил ему сочувствия, отчего он ощутил бы себя еще более несчастным. Хотя вряд ли это было возможно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все решает случай - Лэйтон Эдит



Интересный роман.
Все решает случай - Лэйтон ЭдитКэт
29.10.2014, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100