Читать онлайн Все решает случай, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все решает случай - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все решает случай - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все решает случай - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Все решает случай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Они прибыли в гостиницу до наступления темноты. Обстановка здесь разительно отличалась от той, что окружала их в «Лебеде».
Комната была просторной, кровать — огромной и высокой, с чистыми покрывалами и взбитыми подушками. Стены казались толстыми, а оконные стекла — прочными. Бренна слышала, как снаружи бушевал ветер, но внутри было уютно и тепло. Свет от пламени камина окрашивал все в мягкие красноватые тона. Здесь не было ни грязи, ни паразитов, ни надменных родственников Рафа, и Бренна облегченно вздохнула. ;
— Устала? — спросил Раф, подойдя к ней сзади. — Ну, теперь отдыхай. Мы побудем здесь, пока не улучшится погода. Больше нам некуда спешить, Брен.
Она кивнула. Действительно, спешить некуда. Они вступали в новую жизнь, которая открывалась перед ними, как длинная широкая дорога. По ней они будут двигаться долгие годы. Бренна скрестила руки на груди. Она не представляла себе, что ждет ее впереди. Радость Бренны померкла. Она вдруг отчетливо осознала, что находится здесь с малознакомым мужчиной и именно с ним ей предстоит жить все эти годы и принадлежать ему. Бренна хотела иметь такого мужа, и вот ее желание осуществилось. Однако их знакомство сопровождалось скандалом, а последовавший за этим брак выглядел весьма поспешным и странным теперь, когда она в спокойной обстановке оглянулась назад и задумалась.
— Не надо, — сказал Раф, обняв Бренну сзади и прижав к себе. — Не беспокойся. Я вижу, как ты волнуешься, — добавил он, отвечая на ее вопросительный взгляд, когда она повернулась к нему. — У тебя очень выразительные глаза, Брен. Даже если ты ничего не говоришь, все понятно без слов. За время свадебного путешествия мы с тобой постоянно сталкивались с какими-нибудь проблемами, однако теперь пора избавляться от них.
Она кивнула и пошевелилась в его объятиях. Раф тотчас разжал руки.
— Не пора ли нам вступить в новые отношения? — сказал он.
Раф стоял неподвижно, как бронзовая статуя, в свете пламени камина и наблюдал за ней. Его лицо выражало крайнее нетерпение, хотя он пытался скрыть это, и Бренне стало жаль его. «Бедный Раф, — подумала она. — Как долго ему приходится терпеть».
Но не только жалость к Рафу волновала ее. Было еще кое-что. Прежде всего долго сдерживаемая потребность близости и любопытство, а также желание дать ему понять, что она хочет утешить его и сама нуждается в утешении.
— Раф! Нам надо начинать, так или иначе. Как по-твоему?
Раф пристально посмотрел на нее.
— Не возражаю, — ответил он, но не двинулся с места. Бренна робко улыбнулась.
— И я согласна. — Она опустила глаза. — Я имею в виду… это самое.
Бренна готова была умереть от стыда, поскольку Раф не сделал ни шагу навстречу ей. «Это не отвратительная комната, как в „Лебеде“, и здесь нет его родителей, — размышляла обескуражено Бренна. — Может быть, образ Аннабел продолжает преследовать его? Или…»
Раф в мгновение ока очутился рядом с женой и крепко обнял ее,
Его глаза блестели, и он улыбался.
— Черт побери, Брен! Ты потрясающая женщина! А я не знал, как начать разговор об этом. Не мог найти подходящих слов и не осмеливался подойти к тебе. Еще бы! Я только и делал, что доставлял тебе неприятности, с тех пор как мы познакомились…
Он замолчал и заглянул ей в глаза. Широко раскрытые, они были темными и серьезными, но он увидел в них не отказ, а только немой вопрос. Губы Бренны слегка приоткрылись, и Раф крепко поцеловал ее.
Он улыбнулся, снимая куртку и не отрывая глаз от Бренны. Затем коснулся ее рук, пока она возилась с застежками своего платья.
— Нет, — прошептал Раф. — Это мое дело. Снимая с жены платье, он целовал ее тело, по мере того как оно обнажалось. Бренна пыталась расстегнуть его рубашку, но оказалось, что на ней меньше одежды, чем на нем, и вскоре она предстала перед Рафом совершенно обнаженной в пламени камина. Между тем он все еще оставался в рубашке, штанах и сапогах.
«Значит, Раф не разденется до конца?» — подумала Бренна с сожалением и невольно прикрыла наготу. Раф улыбнулся этому запоздалому проявлению скромности.
— Я чувствую себя как невольница, — смущенно прошептала Бренна, пораженная неравенством их положения.
Действительно, стоя перед Рафом в мягком, золотистом свете камина абсолютно нагой, она походила на одалиску, как их описывали в эротических рассказах некоторые путешественники. Ее высокие груди с темными сосками напряглись то ли от прохлады в комнате, то ли от возбуждения. Бренна приложила ладони к темному треугольнику между ног, чем еще больше привлекла к нему внимание Рафа. Он пожирал жадным взглядом изгибы ее талии, бедер и нежного округлого живота. Все ее тело дышало чувственностью и гармонией.
Ему хотелось сказать ей об этом. Хотелось убедить, что она вовсе не невольница, Напротив, это он стал невольником неукротимого желания.
— Ты вовсе не невольница. Это я пленен тобой, — прошептал он.
Раф заключил Бренну в объятия. Их губы слились, и его язык проник в глубину ее рта. Он еще крепче прижал Бренну к себе, а она обвила руками его шею.
Сгорая от нетерпения, Раф поднял ее и уложил на постель. Затем стянул сапоги и повернулся к ней, не раздевшись до конца. Бренна ждала.
Она пылала и трепетала от его прикосновений, а Раф, скользя руками по ее телу, наслаждался тем, как Бренна отвечает на его ласки. Он изнемогал от желания, в паху мучительно ныло, но даже это доставляло ему удовольствие. Целуя алые пьянящие губы и соски с привкусом мускатного ореха, Раф снял с себя рубашку и штаны.
Лаская Бренну, он ощущал аромат цветов, солоноватость моря и тепло нежной женской кожи, вскоре покрывшейся испариной. Наконец его пальцы добрались до темного холмика и ощутили влагу расселины, готовой принять его. Раф едва верил в свое счастье.
Бренна оказалась именно такой, как он предполагал: страстной и пылкой. Настолько пылкой, что заставила Рафа спешить. Он чувствовал себя как голодный путник, приглашенный на пир, и жаждал как можно скорее утолить желание… и дать наслаждение Бренне. Доведенный до исступления ласками Бренны, он был уже не в силах продолжать любовные игры. Раф затаил дыхание от того, что ждало его. Приподнявшись, он прильнул к губам Бренны и навалился на нее всем телом.
Внезапно Раф ощутил препятствие, мешающее продвижению вглубь. Обхватив руками зад Бренны, он сделал рывок и полностью вошел в нее. Охваченный экстазом, Раф не мог остановиться, хотя сознавал, что причиняет ей боль. Обычно сдержанный, сейчас он потерял контроль над собой. Теперь ничто не мешало ему, и он погружался в горячую глубину снова и снова. Когда же наконец Раф испытал облегчение, его охватили восторг и тревога.
Положив голову на плечо Бренны, он содрогался от наслаждения и страха.
— Брен, — прошептал Раф, видя, как она потрясена. — Я не знал! Боже, ты никогда не говорила мне об этом.
Прости меня! — Она закрыла глаза, и он заметил, как из-под ее ресниц скатились слезы. — Брен, я не знал. Я думал…
— Моя внешность дала тебе повод заподозрить меня в безнравственности, — удрученно прошептала она.
Раф глубоко вздохнул.
— Но ты никогда не говорила…
Бренна промолчала, и он понял, что ей было незачем сообщать об этом, А вот ему следовало быть более высокого мнения о ней! Он приподнялся и посмотрел на нее, но тут же поморщился. Как солдат, он часто видел кровь и привык к ней. Но не к такой крови. Ведь это была кровь Бренны! Раф почувствовал себя негодяем.
— Тебе было очень больно?
— Нет… не очень. — Острая боль притупилась, но теперь она была не только физической.
Бренна закрыла глаза и отвернулась, чтобы Раф не заметил ее разочарования. Она была ошеломлена, расстроена и злилась на себя. Зачем ей понадобилось проявлять такое безрассудство и нетерпение?
Раф догадался обо всем, когда Бренна промолвила:
— Я не предполагала, что это так болезненно.
Раф прикрылся, быстро подошел к умывальнику, смочил салфетку и вернулся к постели. Он овладел своей женой, как дорогой проституткой: с восторженным вожделением, не думая встретить ни сопротивления, ни признаков невинности. Именно так Раф действовал раньше, ибо никогда не имел дела с девственницами. Если бы он знал, что Бренна невинна, то ласкал бы ее часами, чтобы подготовить к завершающей стадии, и не позволил бы страсти овладеть им преждевременно. Сейчас ему казалось, что он дурно обошелся с драгоценным даром, а потому недостоин его. Он протянул Бренне салфетку.
— Воспользуйся этим. Помочь тебе?
Бренна села в постели и обхватила руками колени. — Извини. Я, наверное, сделала что-то не так?
— Ты? — изумился Раф, — Бог с тобой!
Он присел на край кровати и обнял Бренну,
— Я не умею красиво говорить и, видимо, действовать тоже, — признался он с горечью. — Понимаешь, Брен, ты вела себя так страстно, что я ни на секунду не предположил… Я никогда не знал невинных девушек и даже не подозревал, что кто-то из них способен заинтересоваться мной. Я умею быть нежным и буду таким с тобой. Пожалуйста, не сердись и не разочаровывайся во мне.
Она взглянула на него сквозь волосы, упавшие на лицо.
— Я не сержусь на тебя.
— И зря.
Бренна усмехнулась:
— Здесь есть и моя вина, поскольку я вела себя слишком безрассудно. Каждый подумал бы, что у меня есть опыт в любовных делах, поскольку я была помолвлена и… никогда не намекала на то, что невинна. Но я не знала, что будет так больно!
Раф нахмурился.
— Это только в первый раз. Хочешь убедиться? Она устало посмотрела на него.
— Не сейчас, разумеется. — Раф поднялся. — Пойду умоюсь. Вот увидишь, Брен, боли никогда больше не будет. Впоследствии тебя ждет только наслаждение, обещаю. И я не буду настаивать, пока ты сама не захочешь этого.
Когда Раф вернулся, Бренна, уже помывшаяся, лежала под покрывалом в ночной рубашке.
Раф скинул халат, скользнул в постель и обнял жену. Она положила голову ему на грудь и с волнением ощутила его обнаженное тело. «По крайней мере он разделся, ложась в постель», — с удовлетворением подумала она. Но этого недостаточно. Бренна рассчитывала на большее. Она радовалась, сознавая, что доставила ему удовольствие. Но каково ей самой? Прелюдия волновала и многое обещала, однако затем последовала боль и ошеломляющий натиск, почти неистовый. И при этом Бренна не испытала никакой радости. Неудивительно, что мужчины так интересуются женщинами, как неудивительно и то, что женщины заставляют их сначала жениться на себе и только потом вступают с ними в интимные отношения. Она подавила жалость к себе, когда руки Рафа сомкнулись вокруг нее.
От него пахло каминным дымком и мылом для бритья. Волосы на его мускулистой груди щекотали ей ухо. Боль, причиненная им, прекратилась, хотя между ног все еще слабо пульсировало, и это ощущение усилилось от близости Рафа. Бренна пошевелилась и услышала, как ускорилось биение его сердца. Приложив руку к груди Рафа, она почувствовала мгновенный отклик его тела.
— У тебя сердце бьется слишком часто, — прошептала она.
— Оно бьется так только для тебя. Но сейчас мы больше ничего не будем делать. Только спать.
Однако Бренна не могла уснуть рядом с ним, тем более что он тоже не спал. — Брен? Она подняла голову и посмотрела на него.
— О Господи, я не могу уснуть из-за тебя, ~ тихо сказал он.
Бренна вздрогнула и испуганно раскрыла глаза.
Смущенный своими словами, он проклял себя за них. Сейчас не до шуток, и Бренна наверняка не поняла скрытый смысл его фразы.
— Из-за меня? — удивилась Бренна и снова опустила голову ему на грудь. — Я тоже не могу уснуть.
Раф напрягся.
— Я понимаю, на что ты намекаешь. — Она улыбнулась.
— Ах ты, негодница. — Раф ласково погладил жену по спине, радуясь, что она так спокойно отнеслась к его словам. — Я совсем не то имел в виду.
— Разве?
Его рука замерла.
• — А может быть, и то самое… Ты не возражаешь?
— Нет. Мне приятно слышать это.
— И тебя разбирает любопытство? — спросил Раф и затаил дыхание,
Бренна задумалась. Наверное, женщины поступают не так уж глупо, когда терпят боль ради того, чтобы доставить мужу удовлетворение? Или все-таки подождать до завтра? Но Раф так близко и так желанен ей. Лучше уж не тянуть, чтобы не усугублять мук. И не известно, как Раф воспримет ее отказ. Бренна действительно испытывала любопытство и возбуждение от его близости. К тому же Раф обещал нечто совсем иное по сравнению с тем, что она пережила несколько минут назад… а он никогда не обманывал ее. И Бренна решилась.
Кончик ее косы пощекотал ему грудь, когда она кивнула. Раф распустил ее волосы, и они упали ему на грудь.
— Брен, позволишь мне сделать то же, что и тогда, но только медленно и осторожно?
Она кивнула:
— Хорошо.
— Тебе будет очень приятно.
Раф помог ей снять рубашку и, когда жаркие объятия и поцелуи слишком разгорячили их, откинул покрывало. Если до этого они занимались любовью почти вслепую, то теперь Бренна видела мужское тело, представшее перед ней во всей красе. Она знала, что Раф строен и силен, даже когда он был в облегающей фигуру одежде. Однако она не предполагала, что Раф так совершенно сложен. Ее взор был прикован к символу мужского достоинства, вздымающемуся над плоским мускулистым животом и окруженному рыжими волосами.
Заметив, куда смотрит Бренна, Раф улыбнулся, но она тут же смущенно отвернулась.
— Это происходит помимо моей воли, — прошептал он. — Так уж устроены мужчины, и мое тело реагирует на тебя.
— Так же как мое — на тебя. — Бренна снова посмотрела на него.
Она была очарована им, однако выражение ее лица изменилось, когда Раф приподнялся над ней и крепко обнял.
— О! — воскликнула она, обратив взгляд на его плечо.
— Да. — Раф откинулся назад, и все мысли о любовных играх исчезли. — Это выглядит безобразно. Прошу прощения.
Бренна не могла отрицать, что его плечо, исполосованное шрамами, портило великолепное тело. Видимо, плечо наспех зашивал неопытный хирург. Однако она сочла нелепым его извинение.
— Зачем ты просишь прощения? Я видела кое-что и похуже. Посмотрел бы ты на ногу Эрика! По сравнению с ней твоя рука — само совершенство. И с чего ты взял, будто я рассержусь на тебя за то, что ты не считал меня невинной! Как ты мог предположить такое, если я часто говорила о мужчинах, как… проститутка, таскающаяся за армией!
— Я всегда мечтал о такой проститутке. — Раф уткнулся ей в шею. — Будь моей личной проституткой, пожалуйста.
Бренна рассмеялась и легла на спину, глубоко вздохнув, когда его губы прильнули к ее груди. От этих упоительных ласк она расслабилась, но тут же изогнулась и тихо застонала, когда его губы скользнули к ее животу. Бренну смутило и очаровало необычное щекочущее ощущение. Но, не готовая к тому, что эта ласка так потрясет все ее естество, она замерла в изумлении и сдвинула ноги.
Раф тоже остановился и приподнял голову, охваченный необычайным возбуждением. У него были любовницы, и он знал, что особенно нравилось женщинам. Сейчас Раф горел желанием доставить высочайшее наслаждение этой восхитительной, экзотической отзывчивой женщине — его жене! Но он понимал, что должен действовать очень осторожно. Так подсказывал ему разум, впрочем, уже не способный обуздать бушующую страсть.
— Хорошо, — хрипло пробормотал он. — Если это не доставит тебе удовольствия, я тотчас же прекращу. Но если ты позволишь мне продолжить, то, уверен, не пожалеешь об этом.
Бренна задумалась.
Поняв, что она не возражает, Раф поцеловал ее. Почувствовав, что она снова расслабилась, он продолжал возбуждающе скользить губами к заветной цели, и Бренна не остановила его, потому что страстно жаждала этой неизведанной ласки.
Они продолжали наслаждаться своим медовым месяцем.
Бренне нравилось общаться со своим немногословным мужем, нравились и его любовные игры. Ее пленяли нежность и выдержка Рафа, а также то, как он терял самообладание, вознося ее к вершинам блаженства.
Раф научил ее доставлять удовольствие ему и себе и радовался, что она избавилась от ложной скромности, удовлетворяя и свои, и его желания. В свою очередь, Бренна показала ему, на что способна не связанная условностями порядочная женщина, и доставляла Рафу такое наслаждение, какого он никогда еще не испытывал.
Довольные друг другом и счастливые, они проводили настоящий медовый месяц.
Однако вскоре у Бренны начались месячные, и впервые за время их пребывания в гостинице она провела день в постели с грелкой на животе. Раф отправился на конную прогулку, чтобы позволить ей отдохнуть. Оставшись наедине с самим собой, каждый из них думал об одном и том же, и эти мысли вызывали беспокойство. Оба помнили об обстоятельствах, предшествовавших их обручению, и знали, что с ними предстоит снова столкнуться. Рано или поздно им придется расстаться с идиллией в этой уютной придорожной гостинице и, вступив в новую жизнь, покончить со сплетнями и утвердиться в обществе. Они нашли редкое взаимопонимание в постели, но теперь пора строить совместную жизнь. Между тем молодые люди знали друг о друге не так ух много.
— Мы отправимся туда, как только ты почувствуешь себя лучше, — ответил Раф через несколько дней на вопрос Бренны о возвращении в Лондон.
— Я чувствую себя хорошо. Все уже почти прошло. — Она покраснела.
— Что прошло? — улыбнулся Раф.
— Ты знаешь, что я имею в виду. Однако я буду скучать по этой гостинице. — Бренна тоскливо оглядела комнату, где они провели так много восхитительных дней и ночей.
— Самое лучшее, что у нас здесь было, мы возьмем с собой.
— Ты возьмешь кровать? — Она изобразила притворное удивление.
— Если хочешь, и ее тоже, моя страстная женушка.
— Разве мое поведение недостойно настоящей леди?
— Какой вздор! Это прекрасно! Ждешь, чтобы я снова расхваливал тебя?
Бренна засмеялась. Раф был очень щедр на похвалы. Этот немногословный человек говорил слишком много, занимаясь любовью.
Но когда Раф спустился вниз узнать у Пека, скоро ли все будет готово, чтобы отправиться в путь, улыбка Бренны угасла. Она осознала, что все похвалы Рафа относятся к ее грудям, животу, губам, заду и прочим частям тела, а также готовности Бренны отдаваться ему и со страстью познавать его тело.
Все эти комплименты Раф расточал во время любовных игр, но она ждала услышать не только это. Он ни слова не говорил ей о любви в иных ситуациях, и Бренна уже не надеялась услышать от него настоящее признание, К чему ждать чего-то большего? Они заключили хорошую сделку, и начало было прекрасным.
Ее руки замерли над открытой дорожной сумкой. Хорошая сделка и прекрасное начало? Разве этого мало? Так чем же она недовольна? Бренна согласилась на брак, убедив себя, что любит Рафа. И сейчас она была без ума от него. Но ему лучше не знать об этом… по крайней мере до тех пор, пока он не признается ей в любви. Бренна закусила губу. Но ведь это Раф, и от него не дождешься лишнего слова. Во всяком случае, она не признается первой, пока не обнаружит в нем хотя бы намека на истинную любовь.
Мысль о том, что они скоро приедут в Лондон, тревожила Бренну, поскольку там Раф мог встретить женщину, которую действительно любил и на которой собирался жениться.
Дождливым утром в Лондоне леди Аннабел, сидя в постели, пила горячий шоколад и просматривала газету, оставленную отцом, перед тем как он отправился в клуб. Поклонники любили сообщать Аннабел последние новости, видя, какое впечатление производит на нее их осведомленность. На самом деле она предпочитала узнавать новости из первых рук и они интересовали ее гораздо больше, чем сплетни. Аннабел поставила чашку на поднос, и тут ее внимание привлек раздел светской хроники.
Она побледнела.
— Что-то случилось, миледи? — встревожилась служанка, заметив это. — Кто-нибудь умер?
— Нет… то есть да, в известном смысле. Но это не имеет значения. Достань мне что-нибудь светлое из одежды, — рассеянно сказала она. — Сегодня такой мрачный день.
Но было кое-что похуже, чем погода. Он действительно уехал и женился на ней! Долтон обручился с этой лживой интриганкой, похитившей его у нее.
Аннабел закрыла глаза, испытывая боль от сознания того, что ничто не заставило бы Рафа поступить так, кроме долга чести. Она была уверена, что Раф ничем не скомпрометировал эту девицу. Значит, его подтолкнули к такому решению распространившиеся сплетни.
Чувство собственной вины угнетало Аннабел больше, чем его предательство. Но разве это предательство? Раф ничего не обещал ей, и если бы даже сделал предложение, она вряд ли приняла бы его. Тем не менее Аннабел рассчитывала на него, как когда-то рассчитывала выйти замуж за Деймона Райдера, а теперь потеряла обоих, поскольку они предпочли других женщин. Разве эти женщины лучше ее и чем они прельстили их?
— Аннабел? — обратилась к ней мать, поспешно войдя в комнату. — Что случилось? Твоя служанка сказала, что ты чем-то потрясена.
— Глупая гусыня! — Аннабел через силу засмеялась. — Ничего подобного. Просто я читала газету, где сообщается о рождениях, смертях, браках и прочих событиях. Кстати, взгляни-ка сюда. Долтон действительно женился на этой потаскушке!
Мать, быстро просмотрев газету, задумалась. Она страдала за дочь и понимала, что необходимо успокоить ее.
— Какая поспешная свадьба, — заметила графиня. — Что ж, нужда заставит, когда дьявол правит. Ведь Долтон был без ума от тебя. Несомненно. Очевидно, его прельстило наследство. Или она соврала ему, что таковое предвидится.
— Едва ли. Просто Раф человек чести.
— Чести? — рассмеялась мать. — Да он самый обыкновенный мужчина. Даже лучшие из них предпочитают взять то, что легче достается, пусть и не высшего качества. Эта подлая девица наверняка соблазнила его, и он не смог удержаться,
«Вполне возможно», — подумала Аннабел. Тяжелее всего ей было оттого, что она сама оттолкнула Рафа своей несдержанностью, так грубо отказав ему в приеме. Аннабел терзали гнев и боль и гнетущее чувство пустоты.
— Бедный парень, — тихо проговорила она, — его просто обманули. Однако что теперь обсуждать это? Все кончено.
— Не совсем, — возразила мать. — Ее следует проучить.
— Как? — Аннабел нервно рассмеялась. — Ты вызовешь ее на дуэль? Или наймешь кого-то убить ее? Будь благоразумной, мама. Видимо, эта девица очень умна, если завоевала такого мужчину. Конечно, для него это трагедия, но уже ничего не поделаешь.
— По крайней мере мы должны рассказать людям правду — заявила мать. — Чтобы ее не принимали в приличном обществе. Уверена, ей нужна респектабельность не меньше, чем имя лорда Долтона. Кто знает, чьего ребенка жа носит, явившись неизвестно откуда?
Аннабел молчала, так как не подумала об этом. «Бедный Раф», — мысленно произнесла она, внезапно испытав удовлетворение.
— Но их нет сейчас в городе, — заметила Аннабел, — ж какой смысл рассказывать что-либо о них?
— Они скоро вернутся в Лондон.
— Бедный Раф, — произнесла Аннабел вслух и с явным облегчением. Теперь разговоры о ее разрыве с ним обернутся крестовым походом против него, а ей не грозит поражение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все решает случай - Лэйтон Эдит



Интересный роман.
Все решает случай - Лэйтон ЭдитКэт
29.10.2014, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100