Читать онлайн Все решает случай, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все решает случай - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все решает случай - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все решает случай - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Все решает случай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Городской особняк Рафаэля Долтона располагался на тихой улице рядом с парком и выглядел таким же опрятным и скромным, как и его хозяин. Однако сейчас, когда перед усталым взором появились знакомые очертания фамильного дома, окрашенного в пурпурные тона лучами заходящего солнца, его хозяин имел далеко не свежий вид. Раф с ног до головы был покрыт пылью, да и одежда его запачкалась после длительного путешествия верхом. Из-за свадьбы друзей он отправился в Лондон позже, чем планировал, и провел в седле весь день.
Теперь ему хотелось поскорее принять прохладную ванну и выпить что-нибудь бодрящее. Об этом и думал Раф, направляясь верхом по узкой аллее к конюшням, которыми пользовался совместно с соседями. Он с облегчением передал лошадь конюху, выбежавшему приветствовать его, благодарно похлопал лошадь по загривку, взвалил на плечи седельную сумку и пошел к парадной двери своего дома. Поднявшись по ступенькам и несколько раз, постучав в дверь бронзовым кольцом, Раф подождал немного и нахмурился, поскольку никто не отозвался на стук.
«Похоже, Пека нет дома», — подумал он. Впрочем, его человек мог свободно распоряжаться собой в отсутствие хозяина. Пек, служивший ему еще с военных лет, был управляющим, лакеем и камердинером, воплощая в одном лице весь персонал дома, что весьма удивляло друзей Рафа, Но дело было вовсе не в экономии, а в эффективности как объяснял он друзьям. Пек управлял домашним хозяйством, нанимал приходящих служанок для уборки комнат и заботился о пополнении кладовой продуктами в той мере, в какой это требовалось холостяку, редко питающемуся дома.
— Пек вполне сносно готовит единственное нужное мне блюдо, когда я обедаю у себя, — сказал как-то Раф, заметив, что Драм удивлен столь ограниченным количеством слуг. — Пек умеет жарить яичницу и делать тосты, как любой мужчина. И ливрейные лакеи мне не требуются, так как я не нуждаюсь в защите на улице. Я сам способен защитить кого угодно. Обо всем необходимом я, как правило, тоже забочусь сам или поручаю это Пеку. Лакеи у двери тоже ни к чему, поскольку, кроме тебя, ко мне никто не ходит.
Бывший военный, Раф отказался и от услуг камердинера.
— Я бреюсь быстрее и качественнее, чем это сделал бы какой-нибудь слуга, и мне хватает Пека, который присматривает за моей одеждой. Я ведь не модник, черт побери. Зачем мне лишний человек?
«Да, но Пек мог бы оставить кого-нибудь, чтобы меня впустили в дом после долгого отсутствия». — Раф вздохнул, опустил седельную сумку, развязал ее, извлек ключ из спрятанного сбоку маленького мешочка, отпер дверь и вошел в дом. Внутри царила тишина и стоял затхлый запах. Раф нахмурился. Пек всегда проветривал помещения. Да и лампы в холле должны быть зажжены. Рафа охватило смутное беспокойство. Он не был слишком впечатлительным человеком, однако знал, что Лондон — довольно опасный Отсутствуя две недели, Раф считал, что в доме не обязательно наводить блеск, но Пек был таким же аккуратным и методичным, как и его хозяин. Где же он пропадает
Стой! — послышался дрожащий голос. Раф положил сумку, повернулся и медленно опустился на колени. При этом он согнулся и незаметно достал из за сюртука пистолет.
Из тени вышел коренастый лысый человек с мушкетом, направленным прямо в грудь Рафа.
Стой! — повторил он. — Иначе я… — Затем последовала пауза. — О, это вы, милорд! — Пек облегченно вздохнул и опустил пистолет. — Господи! — Он провел трясущейся рукой по вспотевшему лбу. — Я едва не выстрелил! Но что вы здесь делаете? — спросил Пек, когда Раф распрямился. — Я полагал, что вы еще задержитесь на свадьбе, а затем вместе с графом отправитесь в Италию, как собирались. — Он посмотрел на опущенный пистолет. — Простите, что целился в вас, милорд, но вы ужасно напугали меня, неожиданно войдя в дом.
Раф поднес руку к голове и постучал ладонью по лбу,
Черт побери! Где мои мозги? Эта женщина окончательно лишила меня разума. Мне следовало сообщить о своем приезде. Мои планы изменились, Пек. Граф поедет в Италию один, а я пока останусь здесь. Да, мы с тобой едва не разыграли в моем холле сценку из спектакля «Полицейский и вор»! Хорошенькое дело! Извини. А я еще удивился, почему не горят лампы. Надо было сообразить, в чем дело.
Нет, это я прошу у вас извинения, милорд. Я упаковывал свои вещи в дорогу, когда услышал, как открылась дверь, и тогда потихоньку спустился вниз, размышляя, кто бы это мог быть. Я никого не ожидал. Меня не было дома весь день, поскольку я готовился к отъезду. Я зашел с одной целью — забрать свои сумки и хорошенько запереть все двери на длительное время. Раф удивленно поднял брови.
Э-э-э… — смутился Пек. — Перед отъездом на свадьбу вы сказали, что предоставляете мне отпуск на месяц. Вот я и решил навестить свою сестру в Кенте. Но вы не волнуйтесь, я сообщу ей, что не приеду, и в два счета наведу порядок в доме.
Не беспокойся, я все вспомнил, — сказал Раф. — Ты давно не виделся с ней. Так вот, поезжай спокойно. Думаешь, я так беспомощен, что без тебя не управлюсь с хозяйством?


Но кто приготовит вам завтрак и проследит за порядком в доме?
Я буду питаться в своем клубе, а что касается уборки, то обращусь в агентство и найму служанку, которая будет приходить по вторникам и пятницам, как и прежде.
Поднимаясь по лестнице в свою спальню, Раф начал снимать перчатки и нахмурился, увидев на них грязь.
А как же быть с вашими сюртуками и галстуками?
Раф остановился и задумался. Он собирался встретиться с Аннабел и не мог предстать перед ней в неряшливом виде. Затем его осенило.
Ничего страшного, — решительно проговорил он, — Дай мне имена портного и чистильщика одежды, и я сам обращусь к ним. Что касается одевания, то я справляюсь с этим сам. Думаешь, я какой-нибудь щеголь? Однако, — добавил Раф, глядя на Пека с лестницы, — сейчас я потребую от тебя кое-что.
Что именно? — насторожился Пек.
Мне необходимо принять ванну. Если я останусь таким грязным, на моей голове можно будет сажать цветы. Кроме того, принеси бутылочку хорошего хереса, который мы привезли из Испании. И не забудь захватить бокал.


На следующее утро Раф проснулся довольно рано. Он умылся и начал одеваться. Эта процедура сегодня заняла у него гораздо больше времени, чем обычно. Раф был рад, что убедил Пека уехать. Если бы тот увидел его сейчас, то, вероятно, решил бы, что его хозяин совсем потерял разум во время своих путешествий. Раф и сам был в недоумении.
Он откинул уже второй галстук и нахмурился, глядя на себя в зеркало, ибо понял, что уподобляется щеголям, которые часами просиживают за туалетным столиком и отвергают один за другим галстуки. Но не только они уделяли особое внимание своей одежде. Любой светский джентльмен в Лондоне одевался с особой тщательностью, И поэты тоже заботились о галстуках, сочиняя свои сонеты. Даже богатые любители спорта и профессиональные борцы, предпочитавшие атлетику моде, старались выглядеть не хуже других в своем спортивном кругу.
Раф не стремился выглядеть модным, но одевался чисто и опрятно. Так было всегда, за исключением сегодняшнего утра. Сегодня он заботился о своем внешнем виде, как жеманный щеголь, недовольный собой.
Как правило, Раф сразу находил подходящие вещи. «Но подходящие и превосходные — не одно и то же», — пробормотал он себе под нос и затаил дыхание, когда наконец удачно повязал галстук и внимательно осмотрел себя в зеркале.
Белый накрахмаленный галстук был повязан как бы небрежно, но в полном соответствии с модой. Голубой сюртук и темно-золотистый жилет плотно облегали фигуру, хотя при необходимости Раф мог свободно шевелить плечами.
Полусапожки были начищены до зеркального блеска, а штаны обтягивали ноги без единой складки. Он не мог изменить цвет своих волос, однако аккуратно причесал их. Кроме того, сегодня Раф побрился с особой тщательностью. «Жаль, что нельзя удалить брови», — размышлял Раф, глядя в зеркало. Они, как два больших рыжих крыла, опускались вниз, когда он хмурился. Сбрить бы их наголо, как это сделал один эксцентричный дворянин со своим сыном, чтобы удалить все признаки непопулярного цвета волос. Для мужчины лучше быть лысым, чем рыжим. Это более естественно. Раф вздохнул. Без бровей он выглядел бы очень странно. Пусть остаются, решил он, они, по крайней мере, имеют более темный оттенок, чем волосы. Еще раз осмотрев себя в зеркале, Раф убедился, что сделал все возможное и придал своей наружности благообразный вид. Теперь он во всеоружии и готов идти в бой, как солдат. Раф позавтракал и вышел из дома, чтобы нанести утренний светский визит, который и был причиной такого необычного для него приготовления.
Раф готовился к встрече только с дамой, но, войдя в гостиную, увидел толпу мужчин. Из женщин в комнате находились леди Аннабел, ее мать, графиня Уайлд, и кроткая служанка. Раф услышал звонкий смех Аннабел и тотчас выделил прелестное лицо среди многочисленных гостей, окружавших девушку. Одни сидели, другие стояли, а некоторые дефилировали возле камина и окон, демонстрируя свои наряды. Еще несколько мужчин собрались в гостиной поменьше. Все эти превосходно одетые джентльмены держались легко и непринужденно. Раф с трудом подавил импульсивное желание взять шляпу и тотчас уйти. Он стоял и молчал, досадуя на свою беспомощность. Другие мужчины привычно флиртовали, а он лишь слушал, не зная, как вступить в разговор. Ему было что сказать, но он не представлял, как это сделать.
Между тем беседа шла ;своим чередом. Мужчины обменивались шутками, а некий апатичный лорд рассказывал анекдоты и сам же смеялся, тогда как никто не находил в них ничего смешного. Пожилой граф поведал какую-то скучную историю, а молодой щеголь говорил Аннабел комплименты по поводу ее глаз.
Раф решил, что пора брать шляпу и уходить. Он всегда отличался завидным терпением, но в данном случае не видел смысла в дальнейшем ожидании. Ему трудно состязаться в красноречии с этими джентльменами, чьи пустые разговоры вполне устраивают общество. Раф же не обладал таким талантом.
Однако отступать все-таки нельзя. Ведь не выиграешь сражение, не вступив в бой. Раф собрался с духом, расправил плечи и продолжал ждать.
Он занял такую позицию, с которой мог наблюдать за Аннабел. Очарование девушки парализовало его, но, оправившись от потрясения, Раф снова начал украдкой изучать ее. Разочаровавшись в любви, леди Аннабел долгое время не помышляла о замужестве и теперь была старше большинства светских девиц на выданье. Возраст леди Аннабел отчасти умалял ее достоинства в глазах многих джентльменов. Но только не Рафа. Он, как всегда, с восхищением смотрел на леди Аннабел, считая ее самим совершенством.
В это утро на ней было платье бледно-желтого цвета. Ее темные локоны подрагивали, когда она смеялась. Кожа отличалась необычайной белизной и чистотой, очаровательный носик был слегка вздернут, розовые губки казались немного надутыми, хотя леди Аннабел вовсе не сердилась, а стройная фигура являла собой образец изящества и женственности.
Находясь на службе в армии, Раф много лет провел среди мужчин, и немудрено, что такая пленительная представительница женского пола покорила его. Мысль о возможности прикоснуться к этому хрупкому созданию волновала и пугала Рафа. Рядом с ней он чувствовал себя грубым, громоздким и неуклюжим. Конечно, Раф знавал женщин. Возможно, он никогда по-настоящему не любил и не был, любим, но многие ему нравились, и Раф был счастлив, если они отвечали ему взаимностью. Некоторые из них великодушно, а иногда опрометчиво отдавались ему. Впрочем, и другие мужчины пользовались их расположением. Одна из этих дам, самая миниатюрная, принимала почти всех и иногда проводила время с Рафом, к его великому удовольствию. Но Аннабел — совсем другое дело. Эта изысканная женщина сулила нечто большее, чем обычную любовную связь. Возможно, то, чего он никогда не знал.
Тем не менее, Раф слишком хорошо разбирался в людях, чтобы очертя голову поддаться только физическому обаянию. В отличие от многих его знакомых Раф считал, что женщины, как и мужчины, бывают умны или глупы. Пол не определяет способности той или иной личности. Раф встречал женщин, мужественно помогавших раненным на войне и стойко переносящих лишения. Но видел и солдат, плачущих, как девицы.
Сейчас он не испытывал особого дискомфорта, стоя в одиночестве. Как наблюдатель Раф мог лучше оценить Аннабел. Есть то, что заметно только со стороны. Так, например, человек, сидящий у окна и следящий за пешеходом на оживленной улице, способен увидеть то, что недоступно идущим внизу.
Аннабел была вовсе не так весела, как хотела казаться. Раф уловил едва заметные признаки раздражения в ее красивых голубых глазах, когда она внимательно смотрела на того или иного поклонника. Порой Аннабел замыкалась, и тогда — Раф готов был поклясться — в ее светлых глазах отражалась печаль. В эти мгновения Аннабел выглядела совершенно беззащитной. Стоя в окружении восхищенных поклонников, она чувствовала себя одинокой. Аннабел одолевала глубокая тоска, и именно это привлекало к ней Рафа и заставляло оставаться в гостиной.
Аннабел заметила Рафа, когда он вошел, и едва поздоровалась, но время от времени поглядывала в его сторону. Он счел эти взгляды не более чем кокетством, но это не имело значения. Главное — она смотрела на него, и довольно часто, хотя и украдкой.
Аннабел смеялась вместе с другими джентльменами, иногда делала короткие замечания, но в общем говорила мало, в отличие от мужчин, завладевших ее вниманием. Она больше слушала и наблюдала, как и Раф, и он надеялся, что Аннабел безошибочно оценит своих визитеров. Большинство из них были либо явными глупцами, либо щеголями, либо просто бездельниками, и каждый надеялся присмотреть себе здесь подходящую невесту.
Время утреннего приема тянулось незаметно, но в конце концов истекло, и джентльмены один за одним начали прощаться. Они подходили к Аннабел, склонялись к ее руке, тихо произнося комплименты, давая обещания и уверяя в своей преданности, а затем брали свои шляпы и трости и покидали дом.
Теперь Раф мог действовать. Он приблизился к Аннабел, чтобы попрощаться, посмотрел на нее и замер, не произнеся ни слова. Затем быстро перевел взгляд на предложенную руку, опасаясь, как бы Аннабел не заметила по глазам, что творится в его душе.
— Лорд Долтон! — воскликнула Аннабел. — То есть Раф — добавила она, и он увидел ямочки на ее щеках. — Вы молчали все утро, и я решила, что и уйдете не попрощавшись.
Я не мог так поступить.
Я не стала бы порицать вас. Здесь было столько пустой болтовни! Кстати, благодарю вас за цветы.
Раф послал Аннабел букет, желая напомнить о том, что танцевал с ней прошлым вечером. Однако вся комната была заполнена цветами — она танцевала весь вечер с разными партнерами.
Пожалуйста, — ответил Раф, осмелившись посмотреть ей в глаза. — Дело в том, что я не слишком интересный собеседник, как вы успели заметить, и потому не стал соперничать с теми, кто умеет шутить и рассказывать истории. Тем не менее я хорошо провел время, а сейчас, если вы устали от болтовни, хочу предложить вам конную прогулку со мной сегодня днем. Обещаю приятный отдых в тиши парка. Я хорошо управляю лошадьми, к тому же сегодня чудесный день.
Аннабел склонила голову набок, очевидно, оценивая предложение.
Очень мило с вашей стороны, — промолвила она, — но, к сожалению, я уже дала согласие составить компанию Редклифу.
Раф кивнул:
В таком случае, не позволите ли мне сопровождать вас на бал к Суонсонам вечером в пятницу?
Господи! Опять в этом доме! О… я вспомнила, что уже приняла приглашение Крофта.
Ну, достаточно. Воин может решиться штурмовать крепость, но если у него не хватает снаряжения и провианта, ничего не выйдет, каким бы храбрым он ни был.
Тогда, может быть, вы оставите за мной танец… До свидания, миледи. — Однако прогулка по парку весьма соблазнительна, — сказала она задумчиво. — Я слышала, вы член клуба «Четверка».
Это был весьма престижный клуб любителей управлять лошадьми. Вступить туда было очень трудно, поскольку там ценилось только мастерство, а не связи и деньги.
Раф кивнул:
Да, это так. Может быть, вы все-таки поедете со мной в субботу?
Увы, не могу, — вздохнула Аннабел.
Ну, с него хватит. Он опьянен, но не дурак и не желает выглядеть таковым. Аннабел дала ему понять, что надеяться не на что, но Раф не осуждал ее. Однако больше не следует унижаться. Его лицо приняло непроницаемое выражение.
Жаль, — холодно обронил он. — Тогда как-нибудь в другой раз. — Затем поклонился и направился к двери.
А что, если завтра? — вдруг спросила она. Раф обернулся, явно удивленный.
Только не говорите маме о лошадях, иначе она не пустит меня, — добавила Аннабел, с легкой улыбкой глядя туда, где сидела ее мать. — Я не настаиваю, просто завтра у меня свободный день, и потому… если вы…
Я тоже свободен. — Раф постарался скрыть свою радость. Наверное, лестно прокатиться в открытой карете с членом престижного клуба. К тому же ее одолевает скука. Но это не важно, главное — она поедет с ним на прогулку. Хотя этого недостаточно. Он должен развить успех и по пытаться добиться большего. — Что, если в два часа? — спросил Раф. — Вас это устроит? Мы также сможем вы пить потом по чашечке чая. Я знаю уютное местечко неподалеку от парка.
Аннабел помолчала, размышляя.


— Прекрасно, — ответила она наконец. — Надеюсь, завтра будет такой же чудесный день, как сегодня.
Раф откланялся, вышел в холл, взял у слуги свою шляпу и, покинув дом, зашагал по улице. Слишком взволнованный, он сосредоточился на том, как бы умолить Бога, чтобы хорошая погода сохранилась и завтра.
Раф направлялся домой, размышляя о своих достоинствах. Он должен доказать себе, что все происшедшее не просто случайное везение — Аннабел действительно хочет провести с ним время.
Прежде всего он происходит из благородной семьи. У него приличное состояние, преумноженное им благодаря разумным вложениям, которые Раф сделал по совету Драма и Деймона Райдера. К тому же верные друзья обеспечивают ему доступ в дома самых именитых семейств Англии. Раф замедлил шаг, поняв, что этим достоинства, которые способна оценить Аннабел, исчерпываются.
Раф попытался припомнить еще что-нибудь.
Конечно, он не красив, как греческий бог или как тот, кого любила Аннабел, однако женщины никогда не шарахались от него. Он мужчина атлетического сложения, с крепкими ровными зубами и чистой кожей, опытный наездник, великолепно умеющий управлять лошадьми. Раф умеренно потреблял алкоголь и никогда не поднимал руку на женщину. «Отлично, — подумал он с горькой иронией, — ты еще не упомянул о том, что любишь животных».
Затем Раф безжалостно перешел к недостаткам.
Да, он отнюдь не красавец. У него грубые черты лица и отталкивающий цвет волос. И Раф не поэт. Как это выразилась однажды прелестная Изабелла, с которой он общался в Испании? Ах да! Смеясь, она сказала: «Рафаэль, любовь моя. Когда ты говоришь, что мои волосы блестящие и гладкие, как у лошади, это весьма сомнительный комплимент!»
Раф улыбнулся при воспоминании об этом. У Изабеллы действительно были шелковистые, длинные темные волосы, казавшиеся на солнце иссиня-черными. Это и очаровало его в ней. «Как гладкая черная конская грива», — именно так выразился он, хотя ему и пришлось признать, что это не совсем удачное сравнение. Изабелла сопровождала войска. У нее был веселый нрав и полное отсутствие моральных принципов. За свою короткую жизнь она переспала со столькими мужчинами, что трудно сосчитать. Тем не менее воспоминания об этой женщине, искренне любившей его, согревали душу. Когда он, раненый, лежал несколько месяцев в госпитале, Изабелла регулярно навещала его, но тогда Раф даже не притрагивался к ней.
Просуммировав все свои достоинства и недостатки, Раф не взялся бы предсказать, что ждет его с леди Аннабел. Однако настоящий мужчина должен испытать судьбу, да и незачем мучиться в неведении. Жизнь предоставила ему шанс, и он должен воспользоваться им.
Раф быстро подошел к двери своего дома и открыл ее. Сейчас он переоденется и отправится в клуб на ленч, где встретится с Драмом. Тут Раф сообразил, что Драм сейчас на пути в Италию, Райдеры — в своем загородном доме, а их соседи, старый друг Юэн и его жена Бриджет, — в своем поместье вместе детьми. В летнее время многие покидали Лондон, но Аннабел здесь, и этого достаточно для него.
Насвистывая, Раф снял сюртук, умылся и начал выбирать более удобную одежду. Завтра после ленча его ждет конная прогулка. Он возьмет упряжку с экипажем и покажет себя в деле, пустив лошадей широким шагом, чтобы Аннабел не испытывала неудобств во время прогулки.
Внезапно Раф услышал стук дверного кольца, отозвавшийся эхом в пустом доме. «Может, город не так уж пуст, — подумал он, подходя к входной двери. — Может, Драм отказался от поездки в Италию и остался в Лондоне?»
Открыв дверь, Раф удивленно уставился на незнакомца, Он не сразу узнал мужчину, стоявшего в дверном проеме.
На этом очень высоком, широкоплечем молодом человеке одежда висела как на вешалке. Густые, светлые длинные волосы обрамляли красивое лицо с классическими чертами, но такое худое, что на нем резко обозначились скулы. Когда-то темный загар приобрел бледно-желтый оттенок, а карие глаза смотрели крайне устало. Только улыбка оставалась широкой и доброй. Сейчас он выглядел ужасно потрепанным, хотя раньше был очень красивым парнем,
Эрик? Эрик Форд? Какой сюрприз! — воскликнул Раф, быстро оправившись от изумления. Этот человек служил вместе с ним в армии в Испании. Правда, тогда он был здоровым молодым гигантом, и говорили, что красота не раз спасала ему жизнь, так как никто, даже французы, не хотел губить его, очевидно, считая то чем-то вроде над ругательства над произведением искусства. В те дни они были друзьями, и часто переписывались потом. Раф уволился из армии и уехал домой, а Эрик продолжал военную карьеру. Последним местом его пребывания была Индия. Эрик сообщал, что болен, но Раф не представлял, до какой степени. Парень едва держался на ногах и казался жалким подобием себя самого.
— О Боже! Эрик! — снова воскликнул Раф, приходя в себя. — Входи, входи. Давно ли мы не виделись? Молодой человек пожал плечами:
Несколько лет. Ты уверен, что готов принять нас? Раф не сразу заметил женщину, стоявшую на крыльце за спиной Эрика. Он бросил мимолетный взгляд на ее изнуренное иноземное лицо с большими темными глазами, когда она сделала реверанс, а затем увидел потертые саквояжи и сундуки на ступеньках крыльца. Раф вопросительно посмотрел на друга.
Эрик снова пожал плечами:
Когда я написал тебе, что еду домой через Лондон, ты пригласил меня в гости. Но кажется, твои планы изменились. Что ж, мы хорошо понимаем это, не так ли, Бренна? — обратился он к женщине. — Нас ждет нанятый экипаж, — сказал он, оглядываясь. — Рад был повидать тебя, Раф.
Я никуда не отпущу вас! — Раф широко распахнул дверь. — Теперь я вспомнил. В последние дни у меня голова идет кругом. Ты писал мне, и я пригласил тебя. Ради Бога, Эрик, ты всегда желанный гость в моем доме. Здесь полно комнат! Входи и оставайся сколько угодно. Мои планы действительно изменились. Но это не касается тебя и твоей жены.
Жены? Помилуй Бог! Это моя сестра. Мы сейчас уедем, Раф. Но в данный момент мне, увы, нужен стул. — Эрик через силу улыбнулся, закрыл глаза, покачнулся и упал навзничь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все решает случай - Лэйтон Эдит



Интересный роман.
Все решает случай - Лэйтон ЭдитКэт
29.10.2014, 10.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100