Читать онлайн Постой, любимая, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Постой, любимая - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Постой, любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Эмбер сидела в наемном экипаже, крепко сжимая в руках сумочку. Она вцепилась в нее мертвой хваткой, как только покинула Корнуолл, и не выпускала всю дорогу, опасаясь разбойников. Когда этим утром карета наконец-то остановилась на лондонской почтовой станции, она сжала ее еще крепче, опасаясь воришек. Стоя во дворе гостиницы в ожидании экипажа, она стискивала ее каждый раз, когда мимо проходила женщина старше ее возрастом. Она слышала немало историй о сводницах, заманивающих в лондонские притоны простодушных Провинциалок. Ее руки ныли от напряжения. Но не так сильно, как ее сердце.
Итак, она это сделала. Впервые в жизни уехала из дома. Впрочем, печально подумала Эмбер, скорее, во второй. Но она не помнила ничего, кроме дома Тремеллинов, и ей было мучительно больно покидать его.
— Ты уверена? — в который раз спросила ее Грейс вечером накануне отъезда.
— Да, — отозвалась Эмбер. — Не беспокойся. Ты не будешь чувствовать себя одинокой. У тебя есть Тобиас, а он очень хороший человек.
— Я понимаю, — вздохнула Грейс. — Но папа будет скучать по тебе.
— Знаю, — сказала Эмбер, вздохнув, в свою очередь. — Но взгляни на это с другой стороны. Миссис Эймс, миссис Тиддл и мисс Уильяме будут в восторге. До сих пор здесь хозяйничала я. А теперь, учитывая, что ты скоро уедешь, все они питают надежды, что он почувствует себя достаточно одиноким, чтобы снова жениться. Единственное, чего можно опасаться, — как бы они не погребли его под горой пирогов, пудингов и прочих подношений. — Увидев, что Грейс улыбается, она продолжила: — О, они задушат его своим вниманием и доведут до отчаяния постоянными визитами. Боюсь, как бы это не повредило его здоровью. — Она подождала, пока Грейс перестанет хихикать, и заговорила более серьезным тоном: — Знаешь, после того как мы столько лет препятствовали его повторной женитьбе, лучшее, что мы можем сделать для него сейчас, — это оставить его в покое.
Грейс не выглядела убежденной.
— Грейс, — настаивала Эмбер, — у тебя нет причин для ревности, даже если он снова женится. Мистер Тремеллин обожает тебя, а когда у тебя появится ребенок, он сойдет с ума от радости.
— А как же ты? — жалобно произнесла Грейс. — Поедешь в Лондон? Одна? Без сопровождения? Он изведется от беспокойства, ведь ты ему как родная дочь.
Эмбер кивнула, не доверяя своему голосу. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Грейс узнала о предложении мистера Тремеллина.
— Не беспокойся, — вымолвила она, наконец, — мы с ним поговорили. Он понимает, что дети рано или поздно уходят из дома.
— Правда? — усомнилась Грейс. — Складывается впечатление, что он избегает тебя с того дня, как ты сообщила о своем отъезде.
— Да? Я даже не заметила, — сказала Эмбер, надеясь, что ей простится эта ложь. — Просто он не из тех людей, кто выставляет напоказ свои чувства. И потом, разве он не пригласил меня час назад в свой кабинет, чтобы поговорить?
Тремеллин действительно говорил с ней, и если он не хотел показывать своих эмоций, то, по крайней мере, не скрывал своей заботы.
— Тебе вовсе не обязательно уезжать, — сказал он. — Я понимаю, что ты чувствуешь себя… неловко после нашего разговора, но, черт побери, Эмбер, нет никакой необходимости уезжать из-за того, что я сказал. Мы можем жить, как раньше. Я найму для тебя компаньонку.
— Какие хлопоты и расходы! — воскликнула Эмбер беспечным тоном. — И совершенно излишние. Мой отъезд не связан с вашими словами. Они заставили меня в очередной раз понять, как много вы сделали для меня. — Это было нелегкое прощание, и она старалась облегчить его для них обоих, смешивая правду с мечтами, избегая упоминать о вещах, от которых им обоим становилось неловко.
— Но я должна найти свое место в мире, — продолжила она. — Не беспокойтесь, мне ничто не угрожает. Вы читали письмо миссис Магуэй. Она была очень добра, как и моя подруга Эмили, которая уже давно работает в Лондоне. Они помогут мне найти приличное место и не позволят совершить ложный шаг. Кроме того, я получила ответ на свое объявление в газете, — добавила она, стараясь сдержать волнение. — Это еще одна возможность, хотя и более отдаленная. Вы не забыли о своем обещании сообщить мне, что скажет по этому поводу ваш лондонский стряпчий?
— Нет, конечно, — серьезно ответил он. — Но я хотел бы… Ладно, вижу, ты уже все решила. Запомни одно, Эмбер: ты можешь вернуться домой в любой момент.
— Я знаю. — Она схватила его руку и на мгновение сжала, прежде чем отпустить. — Я очень хорошо это знаю. И никогда не забуду. Спасибо. — Эмбер едва сдерживала слезы. Лучше бы он никогда не произносил тех слов! Они не только сделали необходимым ее отъезд, но и лишили ее возможности обнять его сейчас.
И все же она задолжала ему больше, чем в состоянии заплатить, и несправедливо, чтобы он чувствовал себя виноватым за то, что мечтал о ее счастье и своем собственном.
Эмбер вытерла глаза и заставила себя улыбнуться.
— Осмелюсь предположить, что на расстоянии десяти миль не найдется ни одной незамужней особы или вдовы, которая не радуется моему отъезду. Сомневаюсь, что вы долго будете один, мистер Тремеллин.
— Именно поэтому тебе и нельзя уезжать!
Они рассмеялись. На какое-то мгновение все стало как раньше. Затем Эмбер опустила взгляд.
— Пойду закончу паковать вещи.
— Не сомневайся в моей люб… привязанности, — ворчливо сказал он. — И желаю тебе успеха.
Утром зашел Паско Пайпер, чтобы попрощаться. Визит был коротким, и Эмбер не заметила в его глазах сожаления, только выражение, сказавшее ей, что он считает ее поступок на редкость глупым.
И вот теперь, распрощавшись с прошлым, Эмбер ехала по Лондону в дом миссис Магуэй, незнакомой кузины Шарлотты Найт. На ней был скромный дорожный костюм. Вся одежда, аккуратно упакованная в ее саквояже, также была простой. Женщине, которая намерена пробиваться в одиночку в этом мире, ни к чему побрякушки. Волосы Эмбер уложила на макушке, спрятав под шляпку, чтобы их яркий цвет не бросался в глаза, но решила, что каждый вечер будет распускать их, чтобы помнить, как они могли бы выглядеть, если бы она снова обрела свободу. Вот только когда это будет?
Ей было страшно. С той самой минуты, как Эмбер уехала из дома, сердце ее учащенно билось, так что она опасалась, что оно не выдержит этого лихорадочного ритма и остановится. Но каждый раз, когда эта мысль приходила ей в голову, происходило что-нибудь, заставлявшее его биться еще быстрее.
Однако это не поколебало ее решимости. Она найдет работу. И найдет свой путь в жизни. Правда, это будет одинокая жизнь, потому что ей пришлось оставить дом, который она любила, и потому, что она не смогла полюбить мужчину, который дал ей этот дом, по крайней мере, не так, как он того желал. А также потому, что единственный человек, который ей нужен, не испытывает к ней ни малейшего интереса, ибо она никто и ничто. Она должна изменить этот факт, во что бы то ни стало. Но в данный момент, глядя из окошка экипажа на улицу, где толпилось больше людей, чем она видела за всю свою жизнь, Эмбер не представляла, как это сделать.
При мысли о хорошо оплачиваемой работе она немного успокоилась. Затем, несмотря на клятву никогда больше не давать воли фантазиям, принялась размышлять о письме, которое пришло накануне ее отъезда, и о проблеске надежды, содержавшемся в нем. Конечно, скорее всего это только мечта, которая скоро растает. Но пока этого не произошло, у нее есть кое-что еще, что придало ей отваги, столь необходимой, чтобы уехать из дома и продолжить поиски собственной судьбы.
Эмбер не нужно было заглядывать в письмо, чтобы вспомнить, что в нем написано. Она могла прочитать его с закрытыми глазами.
«В ответ на ваш запрос, опубликованный седьмого сентября в лондонской „Тайме“, сообщаем: мы имеем основания полагать, что ребенок женского пола, найденный на берегу около Сент-Эджита, имеет отношение к нашим клиентам. Если упомянутая молодая особа обратится в адвокатскую контору „Тредуэлл, Хаверстро и Фитч“ на Сент-Майклз-роуд, Лондон, мы могли бы представить ей некоторые факты…»
Если поверенный мистера Тремеллина подтвердит, что это респектабельная адвокатская контора, она пойдет туда и постарается все выяснить.
— Но если даже с ними все в порядке, — предостерег ее мистер Тремеллин, — маловероятно, что они сообщат тебе что-нибудь ценное. Прошло столько лет… — Он умолк, не закончив фразу.
Эмбер и сама понимала, что тот, кто разыскивает ребенка спустя восемнадцать лет после его исчезновения, видимо, не слишком усердствовал в поисках с самого начала. Но мистеру Тремеллину не понять, что даже самые ничтожные сведения представляют для нее огромную ценность. Если бы она могла узнать свое имя! Этого вполне достаточно. Она больше не будет считаться безродной сиротой. Тогда, возможно, даже такой человек, как Сент-Айвз, отнесется к ней с большим уважением.
Эмбер печально улыбнулась. Сколько раз она запрещала себе думать об Эймиасе… Бесполезно! Он изменил ее жизнь, сделав невозможным ее брак с другим мужчиной. Мысли о нем преследовали ее день и ночь. Она не могла не думать о нем даже сейчас, несмотря на смятение, которое испытала, впервые ступив на лондонскую мостовую. Только что, когда, испуганная и ошеломленная, она стояла во дворе гостиницы, ей показалось, что она видит Эймиаса.
Высокий, хорошо одетый мужчина, с выразительным лицом и густыми белокурыми волосами, был удивительно похож на Эймиаса Сент-Айвза. Правда, присмотревшись, Эмбер заметила, что джентльмен имеет несколько неопрятный вид. Он был без шляпы, взлохмаченный и небритый, а одежда, хоть и элегантная, казалась помятой. Сент-Айвз всегда выглядел безупречно. Тем не менее мужчина был так похож на Эймиаса, что у нее перехватило дыхание. Не успела она толком разглядеть его, как ее окружило ликующее семейство, бросившееся навстречу кому-то из вновь прибывших, и мужчина скрылся в бурлящей толпе. Это привело Эмбер в чувство. Едва ли это Эймиас. Что ему здесь делать?
А может, он узнал, что она собирается в Лондон? Это безумное предположение исчезло так же быстро, как и возникло. Вряд ли кто-нибудь в Сент-Эджите стал бы рассказывать Сент-Айвзу о ее планах. И потом, если бы он знал, что она прибывает в почтовой карете, то стоял бы среди встречающих. Впрочем, все это просто глупо! С какой стати такой богатый и светский джентльмен, как Эймиас Сент-Айвз, будет околачиваться на почтовой станции на рассвете?
Эмбер подняла сумки, стоявшие у ее ног, и решительно зашагала к наемному экипажу, поджидавшему пассажиров.
Видимо, ей придется привыкнуть к постоянным мыслям о нем, как бы мучительно это ни было, и надеяться, что наступит день, когда Эймиас оставит ее сердце и ум так же, как она оставила позади свою прошлую жизнь. Эмбер вздохнула, глядя из окна экипажа на лондонские улицы и гадая, что принесет ей будущее.
— Вы уверены, что не хотите, чтобы я пошла вместе с вами? — спросила миссис Магуэй, обращаясь к Эмбер.
Они сидели в приемной адвокатской конторы «Тредуэлл, Хаверстро и Фитч», ожидая, пока Эмбер пригласят внутрь, чтобы поговорить об интригующем письме, которое она получила в ответ на свое объявление.
— Спасибо, — сказала Эмбер, — но, думаю, будет лучше, если я поговорю с ними сама. Я рада, что вы составили мне компанию. Одной мне было бы гораздо труднее.
Айрис Магуэй кивнула, птички, украшавшие ее модную шляпку, встрепенулись, словно живые, и принялись клевать несуществующие семена на ее затейливо уложенных волосах. Крохотная и прелестная, она оказалась гостеприимной хозяйкой. Прибыв в дом Магуэев, расположенный в очаровательном районе, застроенном аккуратными домиками, Эмбер была встречена как дорогой друг, вернувшийся после долгой разлуки. Ее угостили обильным обедом и предоставили уютную спальню, хотя она не рассчитывала на большее, чем скудная еда и крыша над головой.
Учитывая, что мистер Магуэй пропадал в своей лавке с рассвета до заката, хозяйка дома отчаянно скучала и восприняла приезд Эмбер как дар небес. Трое маленьких детей Айрис находились на попечении няни, так что она могла заниматься целый День, чем пожелает.
Проблема заключалась в том, что она никак не могла найти себе дела, которое заняло бы ее надолго. Она рисовала пейзажи, активно участвовала в благотворительных акциях, помогала мужу в лавке, когда он позволял ей это, вела хозяйство вместе с кухаркой и горничной. Но ни одно из этих занятий не могло удовлетворить ее неиссякаемую жажду деятельности и постоянную потребность в разговорах.
Опасения Эмбер относительно того, как отнесется хозяин дома к появлению молодой незамужней женщины под его крышей, оказались напрасными. Все интересы мистера Магуэя были сосредоточены на его лавке, и он слишком уставал по вечерам, чтобы говорить о чем-либо, кроме торговли. С Эмбер он был любезен, но не более того.
Не слишком начитанная и образованная, Айрис Магуэй была веселой, дружелюбной и обожала компанию. Она слышала историю Эмбер от своей кузины и считала ее ужасно романтичной. А, познакомившись с Эмбер, решила, что эта история должна закончиться, как в волшебной сказке. С первого дня она таскала Эмбер по городу, показывая ей местные виды и достопримечательности.
В целом все это оказалось приятной неожиданностью для Эмбер, не считая того случая, когда Айрис повела ее в более привилегированные районы Лондона. Эмбер слишком волновалась, чтобы любоваться тем, что она видела, опасаясь встретить Эймиаса, а не просто похожего на него мужчину. Но этого не случилось.
Единственная проблема заключалась в ней самой. Даже Айрис Магуэй не могла говорить весь день напролет, и, оставаясь одна, Эмбер скучала по Грейс и мистеру Тремеллину.
Хуже всего было ночью, когда она лежала одна в своей постели, тоскуя по дому. Сознание, что Эймиас, возможно, находится где-то рядом, только усиливало ее тоску. Она не переставала гадать, где он, что делает, и как бы поступил, если бы знал, что она так близко. И с горечью признавала, что, вряд ли он стал бы что-то делать, ведь между ними ничего не изменилось, кроме расстояния.
Шли недели, но Эмбер никак не могла найти работу. Либо должность не подходила ей, либо она не годилась для такой работы. Айрис, вместо того чтобы способствовать ее трудоустройству, уговаривала Эмбер остаться в доме в качестве подруги и компаньонки. В сущности, все ее обязанности сводились к тому, чтобы развлекать хозяйку. Но Эмбер была слишком одинока и слишком скучала по дому, чтобы чувствовать себя счастливой. День, когда она отправилась навестить Эмили, служившую гувернанткой в семье дипломата, заставил ее окончательно спуститься с небес на землю.
Они пили чай в гостиной в тихой части Лондона. У Эмили были свободные полдня, которые полагались ей раз в неделю. Эмбер поразилась, какой тихой и неприметной стала Эмили. Она казалась старше, держалась чопорно, говорила лаконично и рассмеялась всего лишь раз, объясняя Эмбер причину этих перемен.
— Я почти ни с кем не разговариваю, кроме детей, — сказала она. — Едва ли их можно назвать собеседниками. Собственно, моя задача состоит в том, чтобы способствовать их образованию, хотя они часто приводят меня в отчаяние. Но такова моя жизнь. А как ты?
Эмбер рассказала о своей жизни в доме Магуэев.
— Она устанет от тебя, — сказала Эмили, выслушав Эмбер. — Для таких, как она, это обычное дело. И в каком положении ты окажешься? Тебе нужно найти работу, Эмбер. Это не слишком приятно, порой, даже трудно, но это твой единственный шанс обрести независимость. А, судя по тому, что ты рассказала, это единственное, на что ты можешь рассчитывать в жизни.
Это был разумный совет, но он не придал Эмбер уверенности.
Не испытывала она ее и сейчас, стоя в приемной стряпчего. В отличие от нее Айрис Магуэй пребывала в радостном волнении. Эмбер показала ей загадочное письмо, и Айрис с нетерпением ожидала развязки. Адвокатская контора «Тредуэлл, Хаверстро и Фитч» была не только респектабельной, но и, как сообщил в своем письме мистер Тремеллин, весьма солидной.
Он также интересовался, не хочет ли она вернуться домой.
Договорившись о встрече с мистером Тредуэллом, Эмбер облачилась в свое лучшее, но довольно скромное платье из зеленого муслина, отвергнув настойчивые уговоры Айрис надеть что-нибудь более нарядное, хотя и приняла ее предложение составить ей компанию.
Поверх платья Эмбер надела простую темную накидку, надеясь, что производит впечатление серьезной и благоразумной девушки. Правда, она одолжила у Айрис крохотную шляпку, изящное сооружение из фетра и кружев, и сделала элегантную прическу, подняв волосы наверх и позволив им падать на спину каскадом золотисто-рыжих локонов. Это была единственная уступка тщеславию. Сегодня, возможно, в последний раз она предстанет в облике молодой дамы, а не просто молодой женщины и попытается выяснить, кто она и откуда, — возможно, тоже в последний раз.
Приемная адвокатской конторы была выдержана в темных тонах. Все здесь было старинным и добротным, начиная с отполированных до блеска деревянных панелей и кончая массивными стульями. Молодой человек, сидевший за письменным столом, предложил им подождать. Эмбер села, рассеянно прислушиваясь к болтовне Айрис.
— Нет, — в очередной раз сказала она, когда Айрис остановилась, чтобы перевести дыхание, — я не верю, что все это затеяно, чтобы выманить у меня деньги, потому что у меня их просто нет. И вряд ли авторы письма пытаются втянуть меня во что-нибудь постыдное, поскольку они не знают, как я выгляжу. Я могла оказаться уродиной. Скорее всего, это просто ошибка. Хотя, конечно, я надеюсь, что это не так.
Примерно через час на столе клерка звякнул крохотный колокольчик. Молодой человек встал.
— Прошу вас, мисс, следуйте за мной, — сказал он, обращаясь к Эмбер.
Она глубоко вздохнула и встала.
— Я скоро вернусь, — пообещала она Айрис и, высоко подняв голову, последовала за клерком в полутемный коридор.
Он открыл одну из дверей и поклонился, жестом предложив Эмбер войти. Она моргнула, ослепленная ярким светом, однако проследовала внутрь, оказавшись лицом к лицу с мужчиной, который поднялся из-за массивного письменного стола красного дерева. Шторы на окнах были раздвинуты, пропуская внутрь солнечные лучи. Эмбер остановилась посреди комнаты, склонив голову в коротком поклоне. Она пока еще не служанка, чтобы приседать перед незнакомым человеком.
— Мисс Эмбер… ах да. Из вашего письма я, разумеется, уяснил, что у вас нет фамилии, — сказал мужчина. — Полагаю, вы и есть та молодая леди, которая поместила объявление в «Тайме»? — Он был очень стар; его одежда, хоть и хорошего качества, вышла из моды, однако говорил он как джентльмен.
— Да, — ответила Эмбер.
— Меня зовут Джером Тредуэлл. — Он замолчал и перевел взгляд на третье лицо, присутствовавшее в кабинете. Только сейчас Эмбер заметила элегантного джентльмена средних лет, сидевшего справа от стряпчего.
Он так резко втянул воздух, что его ноздри напряглись. Сузив холодные голубые глаза, он несколько секунд пристально вглядывался в нее, затем кивнул.
— Это она, клянусь Богом, — произнес он с легким иностранным акцентом. — Вернулась из небытия.
— Не спешите, мой друг, — отозвался стряпчий с коротким смешком. — Есть несколько вопросов, на которые хотелось бы получить ответы.
— Так задавайте их, — бросил его собеседник. — Я должен вернуться как можно скорее. И привезти ее с собой.
Эмбер снова моргнула, но на сей раз не от яркого света. Затем гордо выпрямилась.
— У меня у самой полно вопросов, — заявила она. — И ни одного ответа. Вот почему я пришла сюда. И я никуда ни с кем не поеду, пока не узнаю все, что меня интересует. Впрочем, даже тогда я, возможно, не поеду.
— О да, — произнес джентльмен, иронически скривив рот. — Еще бы! Это она, можете не сомневаться.
— Есть почта? — спросил Эймиас у камердинера, выйдя в холл.
Тот поднял на него озадаченный взгляд:
— Нет, я отдал вам все, что было, не более часа назад. Эймиас скорчил хмурую гримасу.
— Ну да. Приглашения и объявления. Это не совсем то, чего я жду.
— Ну, теперь-то мы можем идти? — поинтересовался Даффид, выглянув из кабинета.
— Куда? — буркнул Эймиас.
— На скачки, на луну! Ты что, не слышал ни слова из того, что я сказал?
Эймиас повернулся и, проследовав назад в кабинет, рухнул в кресло.
— Две недели, — мрачно произнес он. — Две недели — и никакого ответа. Вчера я чуть не вытряхнул душу у кучера почтовой кареты. Представляешь, до чего я докатился? Снова отправился на станцию и разыскал этого типа. Он клялся могилами своих предков, что доставил письмо по назначению.
— Может, они скрыли его от нее, — заметил Даффид. Он стоял, прислонившись к стене и глядя на своего названого брата. Хотя Эймиас особенно не распространялся о поездке в Корнуолл, тех немногих сведений, которые он сообщил, было достаточно, чтобы сделать интригующие выводы. Он не нашел и следа своей родни, однако отсутствующий вид и явное беспокойство, которые он демонстрировал с момента своего возвращения, заставляли предположить, что он нашел там что-то другое. Видимо, это касалось женщины, которую Эймиас не мог забыть, и не желал обсуждать.
— С какой стати? — поинтересовался Эймиас. — Она хозяйка в доме. Никто не станет проверять ее почту. — Его губы дрогнули в улыбке. — Я бы не осмелился. Нет, она наверняка получила письмо.
— В таком случае она не желает иметь с тобой ничего общего, — резонно заметил Даффид. — Смирись с этим.
— Чепуха! — огрызнулся Эймиас, вскочив на ноги. — На нее это не похоже. Она не из тех, кто прячет голову в песок. Вот что мне так нравится в ней. В числе прочего, — добавил он, прежде чем снова выйти из кабинета.
— Так мы едем? — спросил Даффид, следуя за ним.
— Нет, — сказал Эймиас, направляясь к лестнице. — Я еду. В Сент-Эджит. Чтобы убедиться, что она получила письмо. Чтобы поговорить с ней и услышать, что она думает по этому поводу, от нее самой. И тогда, возможно, я смирюсь. Но не раньше.
— Никогда не думал, что ты способен отправиться в такую даль ради юбки.
— Не ради юбки. Ради моей будущей жены.
— Ты имеешь в виду дочку Тремеллина, о которой ты рассказывал? — спросил Даффид.
— Нет, его подопечную, — отозвался Эймиас, шагая вверх по лестнице.
— Ту, которую нашли на берегу? — изумился Даффид, глядя ему вслед. — Мне показалось, будто ты сказал, что у нее нет имени.
— Нет, но будет. Мое. Во всяком случае, я на это надеюсь.
— Чтоб я пропал! — воскликнул Даффид. — Должно быть, это и в самом деле незаурядная женщина.
Эймиас не ответил. Он уже скрылся на лестничной площадке.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Постой, любимая - Лэйтон Эдит



Книга, замечательное продолжение первой части. Написана в том же стиле. Иногда бывает скучнова-то читать их размышления, но без этого не обходится ни один роман. Мне понравилось. Читайте!
Постой, любимая - Лэйтон ЭдитВиктория
4.06.2013, 7.50





К сожалению это не то , спасибо за помощь.и действия не в париже происходили на сколько я помню
Постой, любимая - Лэйтон Эдитлюбофь
18.02.2014, 19.31





любофь , попробуйте искать на www.women.ru или ledi.webnice.ru
Постой, любимая - Лэйтон Эдитольга
18.02.2014, 19.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100