Читать онлайн Постой, любимая, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Постой, любимая - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Постой, любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Эймиас откинул назад голову, глядя на полуобнаженную женщину, сидевшую у него на коленях. С тех пор как она обосновалась там, он впервые удосужился толком взглянуть на нее. Девушка улыбнулась. Она была юной и даже более хорошенькой, чем ему показалось издали. У нее были белокурые волосы везде, где он мог видеть. А видеть он мог практически все. Одежда едва прикрывала ее соблазнительную фигурку.
Заметив его внимательный взгляд, девушка сделала глубокий вдох, чтобы он мог оценить аппетитные выпуклости ее крепкой груди.
— Чего пожелаете, сэр? — поинтересовалась она с жеманным видом, словно юная девственница, случайно обнажившая лодыжки, а не все, что только было можно.
— Поблагодарить тебя, — отозвался Эймиас и, подхватив ее, одним гибким движением поднялся с кресла.
Темноволосый молодой человек, сидевший рядом с ним, ухмыльнулся.
Девица хихикнула, но Эймиас поставил ее на ноги так же быстро, как поднял, и улыбнулся, глядя на ее озадаченное лицо.
— Спасибо, но у меня другие планы на ночь, — сказал он, коснувшись пальцем кончика ее носа. — Уверен, это тебе понравится больше, чем моя компания, — добавил он, сунув ей несколько банкнот.
— Даффи, — он взглянул на темноволосого молодого человека, — я ухожу. Зайдешь ко мне завтра утром?
— Нет, — ответил Даффид, вставая. — Но я могу пройтись с тобой сейчас. Или ты предпочитаешь гулять в одиночестве?
— Тогда пошли, — сказал Эймиас и зашагал к выходу через богато обставленную гостиную.
— Мои дорогие сэры! — вскричала тучная, нарядно одетая женщина, устремившись к ним, когда Эймиас помедлил, чтобы взять у лакея плащ и шляпу. — Неужели я обманула ваши ожидания?
— Отнюдь, — отозвался Эймиас. — У тебя лучший бордель в Лондоне, Дейзи, просто я сегодня не в настроении.
Ее улыбка увяла.
— Что за выражения! — сердито воскликнула мадам, ткнув его пальцем в ребра. — Здесь тебе не бордель, а приличный дом, попрошу не забывать об этом. И я больше не Дейзи, а миссис Дейлиримпл, заруби себе на носу.
— А впрочем, — хмыкнула она, неожиданно смягчившись, — не обращай внимания, Эймиас. Не знаю, что это находит на меня. — Она хихикнула, как молоденькая девушка, которой была когда-то. — Мне больше не приходится зарабатывать себе на ужин. В этом, наверное, все дело. Я стала слишком респектабельной. Но если я забуду тех, кто помогал мне в былые времена, где я окажусь? Ты сделал мне слишком много добра, чтобы я предъявляла тебе претензии. — Она похлопала его по рукаву унизанной кольцами рукой. — Значит, тебе никто не приглянулся из моих девочек? Признаться, меня это не удивляет. В прежние дни тебе не приходилось платить за услуги красоток. Но разве ты не знаешь? Для тебя, парень, все бесплатно. Любая из моих девушек твоя, только скажи. Я помню добро.
— Я тоже, — сказал Эймиас. — Мы теперь на другом конце света, дорогая миссис Дейлиримпл. — Он одарил ее широкой ухмылкой. — Но я надеюсь, что мы по-прежнему друзья. Поэтому не стану вас обманывать. В данный момент я кое-чем озабочен и боюсь, что испытанное лекарство — вино, женщины и хорошая компания — в моем случае не поможет. Пойду развею хандру. Берегите себя и спасибо за предложение.
— Ты тоже уходишь? — спросила мадам, глядя на Даффида, взявшего у горничной свою шляпу.
— Да, составлю ему компанию, — ответил тот.
— Вы всегда были вместе, Даффи, — кивнула она. — Ты, этот красавчик Кристиан и Эймиас. Мы называли вас безбожной троицей. Помнишь? Жаль, что у меня никогда не было брата.
— Ты же говорила, что у тебя их шестеро! — воскликнул Даффид, изумленно уставившись на нее.
— Да, но они были вечно пьяными олухами, — пренебрежительно уронила она. — Я имею в виду настоящих братьев. Как ты и Эймиас.
— Ах, это, — сказал Даффид. — Лучшие братья — это те, которых мы выбираем. Спокойной ночи, Дейзи.
— Миссис Дейлиримпл, — буркнула мадам, одарив тяжелым взглядом лакея, прятавшего улыбку, затем усмехнулась. — Счастливо, ребята. Приятно было повидаться, хоть вы и напомнили мне о старых временах.
Эймиас и Даффид вышли наружу и постояли у шикарного заведения своей старой знакомой, вглядываясь в туманную лондонскую ночь.
— Куда пойдем? — поинтересовался Даффид.
— Хотел бы я знать, — негромко отозвался Эймиас. Он не знал, куда податься, чтобы сбежать от самого себя, хотя думал об этом денно и нощно с того момента, как вернулся в Лондон.
Даффид задумался.
— В «Уайтсе» всегда играют на приличные ставки. Я там кое-кого знаю. Но если хочешь сыграть по-крупному, можно найти местечко попроще, здесь неподалеку. Мак Дагерти содержит игорное заведение, говорят, там все по-честному.
— Нет, — сказал Эймиас. — Мы играли прошлой ночью, и, если помнишь, я выиграл.
— И тебя это огорчает? В таком случае тебе следует показаться доктору.
Эймиас покачал головой.
— Деньги меня всегда радуют. Но, как гласит старая поговорка: «Кому везет в карты, не везет в любви». Похоже, это правда.
— Так ты влюбился в нее? — удивленно спросил Даффид. — В ту девицу из Корнуолла? Вы же едва знакомы, ты сам говорил.
— Не говори чепухи! — Эймиас сверкнул глазами. — Как можно влюбиться в женщину после нескольких дней знакомства? Особенно в добропорядочную? Ты не сможешь остаться с ней наедине даже на полчаса, не пообещав вначале жениться. Это тебе не какая-нибудь потаскушка, с которой можно сидеть и разговаривать часами. Что может быть глупее! Разве можно выбрать себе спутницу жизни исходя из того, как она рассуждает о погоде и разливает чай? — Раздосадованный, Эймиас крепко стиснул набалдашник трости, сжав в кулаки затянутые в перчатки руки. — Не представляю, как можно жить здесь, в Англии, по крайней мере, среди респектабельной публики. Что касается другой жизни, то я сыт ею по горло.
— Ты подумываешь о том, чтобы вернуться домой? В порт Джексон? — полюбопытствовал Даффид.
— Я же сказал, что сыт по горло другой жизнью, — произнес Эймиас с горечью. — В любом случае, где он, этот дом? В Австралии мы только и думали о том, чтобы вернуться в Англию. И вот мы здесь, и что же? Я вернулся, чтобы начать новую достойную жизнь. Но стоит только моим респектабельным знакомым узнать, кто я, как передо мной захлопнутся все двери. Мне незачем посещать бордель старушки Дейзи, чтобы поваляться в постели. Я могу найти себе женщину в любом месте. Но я недостаточно хорош, чтобы жениться на порядочной девушке.
— Она отвергла тебя? — осторожно спросил Даффид. Вот уже несколько недель он пытался выведать у Эймиаса, что произошло в Корнуолле. Единственное, что ему удалось узнать, — так это то, что Эймиас не нашел свою семью, но встретил женщину, о которой он не желал разговаривать. Однако сейчас, стоя ночью посреди улицы, он заговорил.
Даффид внимательно слушал, задавая наводящие вопросы, но старался не пережимать палку. Когда Эймиас пребывал в таком меланхоличном настроении, как сегодня, могло случиться все, что угодно. Не склонный к буйным выходкам, но скрытный по натуре, он мог просто уйти и исчезнуть на несколько дней. Такое уже случалось прежде и не приносило ему пользы. Он явно страдал, и Даффид хотел помочь.
Он сопровождал Эймиаса в игорные дома и бордели, в боксерские клубы и на лошадиные скачки, в таверны и на ярмарки. Они нигде не задерживались надолго, а Эймиас выглядел так, словно ему не терпится испортить все себе и людям. Они предпринимали длительные прогулки, пешком и на лошади, объезжая лондонские парки. Боксировали и фехтовали, посещали театры и оперу, а также всевозможные балы, вечеринки и маскарады, о которых Даффиду удавалось узнать. Но настроение Эймиаса, казалось, становилось только хуже, он не находил удовольствия ни в одном из привычных занятий.
Даффид подозревал, что меланхолия его друга связана с женщиной, что само по себе было странно. У Эймиаса никогда не было проблем с женщинами, не считая, быть может, необходимости избавляться от надоевших любовниц, поскольку он был слишком мягкосердечен, когда дело касалось прекрасного пола. Правда, таинственная незнакомка, судя по словам Эймиаса, относилась к несколько иной категории. Видимо, в этом все дело, решил Даффид. Он не был уверен, поскольку не имел опыта общения с порядочными женщинами.
— Нет, она меня не отвергла. Это сделал ее отец, — отозвался Эймиас. — Их отец, — уточнил он, заставив Даффида задуматься, сколько же тот выпил. — Вышвырнул меня из дома и грозился пристрелить как собаку, если я посмею вернуться. Она проявила ко мне участие, а я чуть не погубил ее, видимо, в благодарность за ее великодушие.
Он замолчал и уставился в темноту, крепко стиснув зубы.
— По-моему, — отважился предположить Даффид, — это значит, что ты ей понравился. Может, она тебе не понравилась?
— Я, — произнес Эймиас, скрипнув зубами, — не знаю.
— Почему?
— Потому что я недостаточно ее знаю, — отрезал Эймиас, чтобы закрыть тему.
— Не хочешь рассказать, что случилось? — неуверенно произнес Даффид. Он знал свои пределы. Его жизненный опыт, хотя и солидный, не распространялся на людей, которых Эймиас называл респектабельными.
Собственно, его знание представителей высших сословий сводилось к тому, как обмануть или одурачить кого-нибудь из них, что он проделывал весьма успешно.
Усиленно размышляя, Даффид вспомнил фразу, услышанную им от лишенного сана священника, которого они встретили в Ньюгейте: «Иногда, чтобы решить проблему, достаточно поговорить о ней». То, что это правда, он не раз убеждался на собственном опыте.
— Как насчет того, — сказал он, надеясь, что Эймиас не сочтет его бестактным, — чтобы поговорить со мной и Кристианом? Как в добрые старые времена?
— Он теперь женатый человек. Ни к чему, чтобы его жена слышала всякие мерзости, — проворчал Эймиас. — Даже если он пообещает не рассказывать ей, — поспешно добавил он, — я не хочу, чтобы он скрывал что-нибудь от нее. Такие вещи отравляют брак.
Даффид кивнул, не представляя, что сказать. О браках он знал еще меньше, чем о порядочных женщинах. Но он знал, кто в этом разбирается.
— Тогда как насчет того, чтобы поговорить с Джеф… с графом? В прежние времена мы всегда могли обратиться к нему за советом.
— Мы были мальчишками. Теперь я мужчина. И должен сам решать свои проблемы, — грубовато отозвался Эймиас и зашагал дальше, не удосужившись посмотреть, следует ли Даффид за ним.
Тот, разумеется, последовал. — Значит, дело в порядочной женщине, которая неравнодушна к тебе, но ты не знаешь, нужна ли она тебе? Эймиас не ответил, но кивнул.
— В таком случае, — сказал Даффид, — самое лучшее, что ты можешь сделать, — это увидеться с ней снова и узнать.
— Не могу. Я же сказал, что ее отец вышвырнул меня. Если я вернусь, мне придется забрать ее с собой. В общем, я должен либо оставить ее навсегда, либо взять в жены навечно.
— Тяжелый случай, — согласился Даффид. — Особенно когда время поджимает.
Они помолчали, шагая по улице.
— Может, тебе забыть ее? — сказал Даффид.
— Если бы я мог, — вздохнул Эймиас. — Я постоянно думаю о ней. Эта белокурая потаскушка, что пристроилась у меня на коленях сегодня вечером, совсем недурна. Но знаешь, что я подумал, когда смотрел на нее?
— Что? — спросил Даффид с интересом.
— Я подумал, что Эмбер намного красивее.
Он впервые упомянул имя девушки, и Даффид постарался его запомнить.
— Я также подумал, что она скорее будет голодать, чем согласится продать себя, — сердито произнес Эймиас. — И еще я подумал, что она вполне может это сделать, если будет голодать ее сестра. Она продаст себя, не задумываясь, ради тех, кого любит. Но я уверен, что она никогда не станет смеяться, занимаясь этим, или демонстрировать свои прелести мужчине, которого не любит. А затем я подумал, как, наверное, тяжело некоторым женщинам вести подобный образ жизни. Проклятие, Даффи! Мне предложили первосортную штучку, а все мои мысли были заняты другой женщиной, — горько заметил он. — Стоило мне представить ее в таком же положении, и меня буквально парализовало от талии и ниже. Нет, от шеи! Такого со мной никогда не бывало.
— Кошмар, — сказал Даффид, содрогнувшись.
Они продолжили путь, не глядя, куда идут. Но даже когда они углубились в кварталы, известные своей бурной ночной жизнью, ни одна из легионов проституток не решилась приблизиться к ним. Двое мужчин, шагавших по улице, были одеты как джентльмены. Но выражения их лиц не обещали ни денег, ни удовольствия и не сулили ничего хорошего ночным воришкам, крутившимся поблизости. Несмотря на элегантную одежду, мужчины выглядели крепкими, и чувствовалось, что они не прочь подраться.
Они вступили в более респектабельный квартал, и сторож, прохаживающийся по улице, окинул их подозрительным взглядом.
— Послушай, — снова заговорил Даффид. — Если ты не можешь выбросить ее из головы и не можешь поговорить с ней, почему бы тебе не написать ей письмо?
Эймиас резко остановился и повернулся к нему.
— По крайней мере, ты дашь ей знать, что у тебя на уме, — продолжил Даффид. — Верно? И тебе не придется встречаться с ее отцом или забирать ее с собой. Это даже лучше чем разговор. Слово, как известно, не воробей, а чтобы изложить свои мысли на бумаге, нужно все тщательно взвесить. К тому же, поскольку ее не будет рядом, гормоны не будут мешать тебе думать. И не забудь подписаться другим именем, чтобы старик не догадался, что письмо от тебя.
Эймиас хлопнул его по плечу: — Даффид! Ты гений. Даффид пожал плечами:
— Стараюсь. Ну а теперь мы можем прекратить эту прогулку?
Эймиас откинулся на стуле и потянулся к чистому листу бумаги. Три листка он уже выбросил, не написав и пары слов. Он заранее продумал все, что хотел сказать, но, взявшись за перо, обнаружил, что чернила высохли, пока он сидел в ожидании вдохновения.
Нужно сочинить такое вступление, чтобы оно заинтриговало ее, прежде чем она посмотрит на подпись внизу страницы и разорвет письмо в клочки, не начав читать. Более того, он должен найти способ объяснить ей свое поведение.
Эймиас отложил перо и запустил пальцы обеих рук в волосы. Как он может это сделать, когда он сам себя не понимает?
Он сказал Даффиду, что недостаточно её знает. Бессовестная ложь! С первого взгляда между ними возникла невидимая связь. И она только окрепла за ночь, которую они провели вместе. Каждый день он с нетерпением ожидал встречи с Эмбер. Эта связь существовала, когда они целовались, делая наслаждение небывало острым, и осталась в его сердце, причиняя боль, после того как он уехал.
Она знала его так же хорошо, как и он ее. Эймиас мог поклясться в этом. Он пытался противиться своим чувствам, но безуспешно. И дело не только в красоте и соблазнительности Эмбер. Она понимала его шутки, как никто другой, схватывая на лету каждое его замечание. Разговаривая с ней, он не чувствовал себя так, словно плывет против течения, как это бывало с хорошенькой, но недалекой Грейс и многими другими женщинами из его прошлого. Конечно, он желал Эмбер. Но он получал удовольствие от самого факта общения с ней, чего никогда не испытывал ни с одной из своих любовниц или случайных подружек.
Он не знает Эмбер? Да это просто смешно! Он знает, что она любит читать, гулять, плавать и смеяться. Просто удивительно, чтобы женщина читала так много. Это делало все, что она говорила, настолько интересным, что он порой забывал, что разговаривает с женщиной.
Впрочем, достаточно было бросить на нее один взгляд, чтобы вспомнить об этом. Собственно, он и сейчас видел Эмбер, хотя со времени их расставания прошло около месяца. Он постоянно видел ее лицо, порой настолько явственно, что сердце екало в груди. И каждый раз, когда Эймиас осознавал, что обознался, на сердце становилось чуточку холоднее. Если так пойдет и дальше, оно совсем замерзнет.
Всего лишь накануне вечером, сидя в своей ложе в театре, он заметил в партере женщину с яркими волосами, выглядывавшими из-под изящной шляпки. Выскочив из ложи, Эймиас пронесся по коридору и ринулся вниз по лестнице, чтобы догнать обладательницу янтарных локонов. Ему это удалось. Женщина была обворожительна и одарила его улыбкой, но тут же нахмурилась при виде его разочарованного выражения. Эймиас пожал плечами и, отвесив ей поклон, вернулся в свою ложу.
На что он надеялся? Что Эмбер приедет в Лондон, чтобы найти его? Исключено. Что она приедет в город, чтобы развлечься? Вряд ли. Даже если она отчаянно нуждается в смене обстановки, ее место рядом с Тремеллином и его дочерью и она никогда не попросит ничего для себя лично. Но вдруг она чувствует себя такой же несчастной, как он? Эта мысль заставила Эймиаса задуматься и снова отложить перо.
Он чуть не рассмеялся вслух и покачал головой, чтобы прояснить ее.
Должно быть, он сошел с ума! Если он обидел Эмбер, она проглотит свою боль и будет жить дальше, как всегда это делала. Она останется с Тремеллинами, невзирая на свою тайную печаль, и будет хранить ее в душе, не делясь ни с кем, потому что она отважная, преданная и верная. И потому, что она обладает слишком великодушным сердцем. Да, она чувствует себя ущербной, так как никогда не знала своих родителей, но она любит человека, который взял ее в свой дом, и считает его дочь своей сестрой, потому что жаждет иметь семью. О, он знает о ней множество вещей.
Он солгал Даффи, впервые с момента их встречи.
Пытаясь объяснить ему, почему он не сделал предложения Эмбер, он не упомянул одну важную причину. Даффид разделял его тревоги и радости с того мучительного дня, когда они встретились в грязном переулке. Но Даффид никогда по-настоящему не понимал, что такое быть безродным. Еще бы! Даффид обладал многочисленной цыганской родней, от которой он сбежал, потому что слишком ненавидел собственного отца. Но он хотя бы знал, кто он и откуда взялся.
Эймиас вдруг понял, что заставило его скрыть от Даффида происхождение Эмбер. Вовсе не избыток благородства. Просто он боялся, что тот поймет, каким болваном и напыщенным ослом оказался его названый брат.
Он возжелал возвыситься посредством брака. И искал женщину, чье имя обеспечит ему достойное место в обществе, которого не придется добиваться годами, как он добился всего остального в своей жизни. А когда он, наконец, нашел женщину, затронувшую его сердце, ум и тело, ему пришлось отказаться от нее, потому что она такая же безродная, как и он сам.
И кто он после этого? Трус.
— Пропади все пропадом! — выругался Эймиас и поднялся из-за стола.
Спустя пару минут на пороге его кабинета появился камердинер.
— Сэр? — спросил он сонным голосом.
— Я тебя разбудил? Не обращай внимания, — сказал Эймиас. — Я разговаривал сам с собой. Иди спать. Спасибо, — добавил он с некоторым опозданием.
Затем уселся за стол, обмакнул перо в чернильницу и принялся писать, как будто в приступе вдохновения. Собственно, так оно и было. Он писал, что чувствовал, не задумываясь над словами, а чувств было так много, что они рвались наружу.
«Дорогая Эмбер!
Я был глупцом и трусом, настолько одержимым желанием подняться выше, что не видел дальше собственного носа. Бог свидетель, как мне тошно от всего этого и от самого себя. Не представляю, как такой олух, как я, осмеливается просить о прощении, взывать к вашей жалости и надеяться, что вы забудете мои прегрешения, совершенные до и после нашей встречи. Но это именно то, что я сейчас делаю.
Эмбер, я люблю вас. Люблю всем сердцем, всем своим существом. Не могу выразить словами, как я сожалею, что обидел вас, пусть даже на одно мгновение, своей непроходимой тупостью. Я так нуждаюсь в вас, что не допускаю и мысли, что мне придется прожить жизнь без вас.
Впрочем, хватит обо мне. Итак, что я могу предложить вам, кроме собственной персоны? Я богат, у меня есть друзья, весьма достойные люди, физически я здоров и обычно пребываю в здравом уме. Я никогда не поднимал руку на существо женского пола или на кого-либо слабее себя. Что касается моего преступного прошлого, я вступил на этот путь только потому, что не видел иного способа выжить. Но с этим давно покончено. Единственная моя мечта — это посвятить вам свою жизнь и сделать вас счастливой. Не уверен, что у меня это получится, но я приложу все усилия.
Я постараюсь стать для вас хорошим мужем, однако у меня нет семьи, не считая тех людей, с кем меня сплотили годы лишений, и имени, за исключением того, которое я сам себе придумал. Можете ли вы принять человека без роду без племени, который предлагает вам все, чем владеет? Согласны ли вы выйти за меня замуж? Я приеду в Сент-Эджит после того, как отправлю это письмо, чтобы дать вам время принять решение. Надеюсь, вы ответите согласием. Прошу вас, скажите «да». Если вы это сделаете, будьте готовы уехать со мной, поскольку ваш приемный отец поклялся пристрелить меня, если я покажусь в ваших краях. Но вам не следует беспокоиться. Я в состоянии защитить себя, не причинив ему вреда. У меня есть друзья, порядочные люди, у которых вы можете пожить до нашей свадьбы.
Пожалуйста, скажите «да», когда мы снова увидимся. Ваш покорный слуга, Эймиас Сент-Айвз».
Когда он закончил, в лампе едва теплился огонек, а к тому времени, когда Эймиас перечитал письмо, чернила высохли. Он натянул на плечи сюртук, взял письмо и направился к двери. Всего лишь месяц назад он впервые увидел Эмбер, а теперь не мог дождаться, когда снова встретится с ней.
С первыми лучами утреннего солнца Эймиас вышел из дома и зашагал к конюшне. Оседлав лошадь, он забрался в седло и выехал со двора. В этот ранний час на улице было пустынно. Знать еще почивала, и даже саше яростные приверженцы верховых прогулок, еще не выбрались наружу, чтобы совершить утренний моцион. Он не встретил никого, кроме молочниц и редких прохожих. Большинство слуг и уличных торговцев еще только поднимались со своих постелей. Но Эймиас знал, что в это время на почтовую станцию прибывает первая карета с запада. Если он поторопится, то сможет передать письмо кучеру, прежде чем тот отправится в обратный путь.
Подъехав к оживленной станции, расположенной в западной части города, он увидел запыленную карету, из которой выгружались пассажиры, сундуки и сумки. На другие кареты шла посадка. Даже в этот ранний час двор гостиницы был запружен как самими путешественниками, так и теми, кто пришел проводить их и встретить.
Задав несколько вопросов, Эймиас узнал имя кучера кареты, отправлявшейся в Корнуолл. Разыскав парня, он вручил ему письмо и приличную сумму, чтобы тот доставил его по назначению.
Только теперь, когда его послание благополучно исчезло в кожаной сумке кучера, Эймиас смог расслабиться. Напряжение оставило его. Он поднял лицо к восходящему солнцу. Итак, дело сделано.
Он повернулся, собираясь уйти, когда его глаз приметил знакомое сочетание темного золота и янтаря. Застыв на месте, Эймиас уставился на женщину с таким же цветом волос, как у Эмбер. Она села в наемный экипаж, и дверца кареты закрылась за ней. На какое-то мгновение ему показалось, что это Эмбер, и он чуть было не кинулся следом, чтобы убедиться, что это действительно она. Но вовремя опомнился. Неужели он теперь в каждой женщине будет видеть Эмбер?
Эймиас вздохнул, чувствуя, как стихает бешеный стук сердца.
Теперь, когда он написал ей письмо, нужно набраться терпения. Он подождет. Правда, это легче сказать, чем сделать. Если повезет, они снова увидятся. А для этого ему нужны удача, терпение и, возможно, молитва.
Он представил себе лицо Даффида, когда тот узнает, что он собирается посетить церковь, и его охватил приступ веселья. Толпа раздалась, глазея на высокого белокурого мужчину. Он был элегантно одет и выглядел вполне респектабельно, не считая утренней щетины на лице. Единственная странность заключалась в том, что он громко хохотал, будучи совершенно один.
«Только недолго, — подумал Эймиас, посерьезнев. — Господи, пусть это будет недолго».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Постой, любимая - Лэйтон Эдит



Книга, замечательное продолжение первой части. Написана в том же стиле. Иногда бывает скучнова-то читать их размышления, но без этого не обходится ни один роман. Мне понравилось. Читайте!
Постой, любимая - Лэйтон ЭдитВиктория
4.06.2013, 7.50





К сожалению это не то , спасибо за помощь.и действия не в париже происходили на сколько я помню
Постой, любимая - Лэйтон Эдитлюбофь
18.02.2014, 19.31





любофь , попробуйте искать на www.women.ru или ledi.webnice.ru
Постой, любимая - Лэйтон Эдитольга
18.02.2014, 19.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100