Читать онлайн Постой, любимая, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Постой, любимая - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Постой, любимая - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Постой, любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В кабинете Тремеллина приятно потрескивал огонь, пылавший в камине. За окнами хлестал дождь, но тяжелые шторы были плотно задернуты, приглушая его монотонный шум. Тремеллин поднял бутылку, которую держал в руках, так чтобы Эймиас мог видеть наклейку. Это было старое французское вино. Эймиас кивнул, с улыбкой наблюдая за хозяином дома, наполнившим его бокал изысканным портвейном цвета застывшей крови. Привстав, он с благодарностью принял его и снова уселся в глубокое мягкое кресло. Тремеллин наполнил свой бокал и с удовлетворенным вздохом опустился в такое же кресло, стоявшее по другую сторону камина.
Эймиас окинул взглядом уютную комнату, наслаждаясь ощущением покоя. Вот как должен жить состоятельный джентльмен. Не в роскошных апартаментах, заполненных дорогостоящими безделушками, в окружении слуг, снующих взад-вперед, выполняя малейшие прихоти хозяина. А в прочном старом доме, полном тепла и уюта. Неплохо бы заиметь такой со временем.
— Итак, Сент-Айвз, — улыбнулся Тремеллин, глядя на своего гостя, — полагаю, этот разговор неизбежен. Я знал, что он состоится в один прекрасный день, но, признаться, мне самому не верится, что этот день наступил. Как быстро летит время! Еще вчера они были детьми, а сегодня взрослые девушки. Я даже не знаю, с чего начать.
— Тут я вряд ли смогу вам помочь, — сказал Эймиас. — Никогда не делал этого прежде.
Мужчины хмыкнули.
— В таком случае, если позволите, я начну, — сказал Тремеллин. — С момента нашей встречи вы посещали нас каждый день, прогуливались с моими девочками, присылали им цветы, развлекали их своими рассказами и шутками. Я уже не мыслю без вас своей гостиной. Но, учитывая, что вы холостой джентльмен, а они незамужние девушки, вы должны понимать, что существуют определенные правила, которые действуют здесь так же, как и в Лондоне. Должен ли я считать, что вы имеете интерес к одной из них?
Эймиас улыбнулся:
— Ну уж точно не к обеим, сэр!
Тремеллин бросил на него испытующий взгляд.
— Конечно. Но хотелось бы знать, к которой? Эймиас резко выпрямился.
— Я старался соблюдать приличия, но неужели я был настолько неловок?
— Вы прогуливались с моей Грейси, — сказал Тремеллин, пристально наблюдая за ним. — И разговаривали с ней. Но вы разговаривали и с Эмбер. И, — он поднял руку, останавливая протесты Эймиаса, — видит Бог, довольно часто поглядывали на нее.
— Ну и что? — парировал Эймиас. — Вы же не станете отрицать, что Эмбер весьма привлекательна. Но я не ухаживал за ней, Тремеллин. Я никогда не приглашал ее на прогулку и не оказывал ей особого внимания.
— Позвольте узнать почему? — поинтересовался Тремеллин. — Потому что она найденыш? Вы что, настолько заносчивы? Или опасаетесь, что ее не примет ваша семья? Может, у Эмбер и нет родных, но, хочу вас заверить, — ворчливо сказал он, — я дам ей приданое. Возможно, не такое, как своей дочери, но вполне приличное.
Эймиас растерянно моргнул.
— Боже, нет. Я не нуждаюсь в деньгах, и моя семья примет любую жену, которую я приведу. — Он провел рукой по лицу. — Вот уж не думал, что мне придется объяснять вам, почему меня не интересует Эмбер. Она красива, как я уже сказал, но я предпочитаю Грейс. — Он замолчал, надеясь, что ему не придется объяснять почему. Он мог назвать только одну-единственную причину, которой стыдился, хотя и подозревал, что она встретит понимание у такого старомодного человека, как Тремеллин. — Я никогда этого не скрывал. Неужели у вас сложилась другое мнение?
— Нет. Но то, что я думаю, не всегда совпадает с тем, что я вижу. И с тем, что говорит мне наш друг Паско Пайпер. Он уверен, что вы не сводите глаз с Эмбер, что бы ни говорили ваши губы.
— Вот как? Впрочем, чему удивляться? Он так увлечен Эмбер, что видит соперника в каждом встречном. Хотя, насколько я могу судить, она не отвечает ему взаимностью. — Эймиас рассмеялся. — Все перепуталось, как во французском водевиле. — Он посерьезнел. — Я ухаживаю за вашей дочерью, Тремеллин. Не знаю, как здесь принято поступать в таких случаях. Но в Лондоне полагается просить разрешение у отца, прежде чем оказывать знаки внимания его дочери. Считайте, что я его попросил.
— Я приму это к сведению, — сказал Тремеллин. — Но должен вам сказать, что в здешних краях полагается, чтобы отец что-то знал о человеке, который претендует на руку его дочери. О, я понимаю, что вы достаточно умны и неплохо образованы. И, разумеется, я хотел бы взглянуть на состояние ваших финансов, прежде чем заключать брак, но это обычная процедура. То, что интересует меня в данный момент, не связано с материальными вещами. Вы сказали, что дружны с графом и приехали сюда, чтобы найти родню своей матери. Но это все. — Он подался вперед. — Проклятие, Сент-Айвз, я действительно ничего о вас не знаю. Вы приехали из Лондона. Но откуда именно? Вы ничего не знаете о семье вашей матери, но как насчет семьи вашего отца? Где она живет? Где вы учились? Кто ваши друзья? Вы говорите, что много путешествовали. Где именно и почему? И если уж на то пошло, чем еще вы занимались в жизни? Кто вы, Эймиас Сент-Айвз?
Эймиас хранил бесстрастное выражение лица, но его мозг лихорадочно работал. Тремеллин вправе задавать любые вопросы. Но самый большой вопрос, может ли Эймиас ответить на них. Если он правдиво ответит хоть на один вопрос, придется рассказать все. Если он продолжит лгать, то втянется в цепочку обмана, которая неизбежно порвется. Ему ли не знать, что самые хитрые выдумки недолго живут. Правда, гораздо долговечнее. В любом случае — он понял это бессонными ночами — ему придется просить братьев поддержать его ложь. А этого он не намерен делать. И не хочет прожить всю жизнь, обманывая жену и детей.
Тремеллин симпатизирует ему. Грейс, кажется, тоже. Он может многое предложить ей — собственно, все, кроме уважаемого имени. У него есть деньги, друзья, связи. Да, он не самый желанный гость в высшем свете и не может жениться на женщине благородного происхождения, но его принимают в лучших домах Лондона. И как бы ему ни нравился Хьюго Тремеллин, правда состоит в том, что он всего лишь сельский житель, никогда не покидавший своей крохотной деревеньки и сделавший деньги на рыбе.
Возможно, Тремеллин, как человек, добившийся всего сам, оценит, что Эймиас поднялся практически из ничего. Это было бы совсем неплохо.
. Итак, решено. Пора сказать правду хотя бы потому, что ложь больше не может служить его целям.
— Что ж, Тремеллин, — сказал он, подавшись вперед, — дела обстоят так…
В очаге сторожки ярко горело пламя. Шипя и потрескивая, оно разгоняло промозглую сырость, исходившую от каменных полов и стен. Но ничего не могло рассеять мрак, сгустившийся в сердце Эмбер. Она сидела за столом в своем убежище, но, хотя в комнате было тепло и уютно, не ощущала довольства жизнью. И сомневалась, что когда-нибудь ощутит его снова. Эймиас лишил ее покоя.
А может, это она сама лишила себя покоя. Эмбер не знала. Никогда в жизни она не испытывала такой неодолимой тяги к другому человеку. Она даже не знала, как назвать это чувство. Но в одном она была уверена: маловероятно, что она когда-нибудь снова встретит такого мужчину.
Эймиас Сент-Айвз был умен, образован и необыкновенно привлекателен. Конечно, он был хорош собой, но именно внутренняя сила, скрывавшаяся за его сдержанным обликом, делала его таким неотразимым. Он явно повидал мир, хотя и не спешил распространяться на эту тему, предпочитая слушать и говорить ровно столько, сколько требовалось, чтобы поддержать беседу. Просвещенный, элегантный, остроумный… Откуда берутся такие мужчины? Откуда он взялся?
Из Лондона, вдруг подумала она, подняв голову. Может, там много таких мужчин? Может быть, он произвел на нее такое впечатление только потому, что она прежде не встречала никого, похожего на Сент-Айвза. Все ее знакомые живут в этой крохотной деревушке, где ее когда-то нашли. Она ни разу не уезжала отсюда.
Лондон — большой город. Возможно, там полно мужчин с такими же манерами, умом, обаянием…
Эмбер снова опустила подбородок на сложенные на столе руки и уставилась невидящим взором в стену. Если там есть мужчины, хоть отдаленно напоминающие Сент-Айвза, вряд ли они захотят взять в жены найденыша без роду и племени. Вот так. Проще некуда.
Она должна что-то придумать. Некогда предаваться унынию. Нужно действовать. Между прочим, Тремеллин говорил, что нашел ее только потому, что она шла по берегу и плакала так громко, что могла бы разбудить даже мертвого. Если бы она сидела на песке, сжавшись в комочек, и молча страдала, не исключено, что ее сегодня здесь бы не было. Если бы она смирилась тогда, ее мог бы забрать с собой прилив, а не такой добрый и щедрый человек, как Тремеллин. И сейчас она тоже не сдастся.
Эмбер подняла голову и выпрямилась. Шмыгнув в последний раз носом, она вытащила из кармана платок, высморкалась, вытерла глаза и задумалась, пытаясь найти выход из положения.
Если бы у нее были родственники, к которым можно поехать… Эмбер скорчила гримасу. Сколько можно мечтать об этом! У нее нет времени для глупых фантазий. Вот если бы у нее были друзья… Они есть, и все живут здесь. Нет! Эмили! Как она могла забыть? Вот и выход, прямо у нее под носом.
Ее старая подруга Эмили жила теперь в Лондоне. Она рано осиротела, и ее воспитывала тетка. Девочки были единственными сиротами в деревне и сдружились на этой почве. Высокая, с длинным лицом, Эмили была не очень красива, зато умна. Она отправилась в Лондон, чтобы наняться в гувернантки, и с тех пор они переписывались.
Эмбер улыбнулась. Она напишет письмо Эмили и узнает, каковы ее шансы найти работу в Лондоне. Наверняка она где-нибудь устроится. Она образованна и может позаботиться о детях.
Кстати, о Лондоне… Кажется, у Шарлотты Найт есть кузина, которая вышла замуж за владельца галантерейной лавки в Лондоне? Ну да, по фамилии Магуэй. Порядочные, работящие люди и, что самое главное, примерно ее возраста, так что должны отнестись с пониманием к ее проблемам. Магуэй не вращаются в высших кругах, но они могли бы подыскать ей место. Она может продавать товары, стоя за прилавком. Отлично, вот уже две возможности, и ей даже не пришлось ломать голову.
Этот факт внушил ей надежду. Но не сделал счастливее.
Вздохнув, Эмбер окинула взглядом сторожку. Она любила это место, эту деревню, море и людей, которые жили здесь, а особенно Грейс и мистера Тремеллина. Ее жизнь здесь была хорошей. Конечно, она всегда мечтала о путешествиях, однако не думала, что для этого придется убегать из дома. Но лучше уехать самой, чем покорно ждать, когда разразится катастрофа.
Эмбер поднялась из-за стола, чтобы взять ручку и бумагу. Она часто приходила сюда, чтобы написать письма. Позже, когда она закончит с письмами лондонским знакомым, можно будет вернуться домой — при условии, что домочадцы уже легли спать. Но если в окнах горит свет, она останется ночевать в сторожке. Она уже поступала так раньше, так что никто не станет волноваться. В тех случаях, когда она не собиралась возвращаться домой на ночь, Эмбер выставляла в окне сторожки зажженную лампу, чтобы все знали, что ей просто хочется побыть одной. Подумав о Грейс, Сент-Айвзе и ликовании по случаю помолвки, которое ей придется вытерпеть, Эмбер помедлила, затем зажгла фонарь и поставила его на подоконник. Теперь в ее распоряжении целая ночь, чтобы взять себя в руки.
Она извела два листа бумаги, трудясь над посланием к Эмили, прежде чем ее удовлетворил результат, и принялась за письмо к кузине Шарлотты Найт, когда раздался стук в дверь.
Эмбер замерла, бросив взгляд на часы. Странно, ее никогда не беспокоили здесь в столь поздний час. Внезапно она испугалась. Не вторжения чужаков, а того, что это Грейс, слишком переполненная счастьем, чтобы держать его при себе. Не каждый день девушке делают предложение. Если Грейс выбралась из дома ночью в дождь, чтобы сообщить ей радостное известие, ничего не поделаешь. Придется сделать вид, что она разделяет ее чувства.
Эмбер медленно встала и отложила перо. Заметив, что рука дрожит, она крепко сцепила перед собой пальцы. Что ж, ради Грейс она готова изобразить восторг и, возможно, даже подставить Сент-Айвзу щеку для братского поцелуя. А если ей не удастся сдержать слезы, пусть думают, что она расчувствовалась, тронутая радостью Грейс.
Стук повторился. Эмбер подошла к двери и приоткрыла ее, надеясь, что улыбка на ее лице не похожа на гримасу боли, которую она испытывает.
На пороге стоял Сент-Айвз.
— Мисс Эмбер? — произнес он деревянным тоном. — Я пришел попрощаться с вами.
— Попрощаться? — переспросила она, глядя на него сквозь пелену дождя.
Эймиас был без шляпы, с потемневшими от влаги волосами, его плащ промок, по лицу струилась вода.
— Я уезжаю, — сказал он. Что-то в его тоне заставило Эмбер внимательнее приглядеться к нему.
Его глаза были широко открыты, отражая пламя очага. Казалось, он чем-то потрясен.
— Вы не ранены? — спросила она, гадая, не упал ли он с лошади.
— Ранен? — переспросил Эймиас все с тем же отсутствующим видом. — Нет. Но я должен уехать. Тремеллин вышвырнул меня вон, — добавил он.
— Вас? — Секунду она ошарашено смотрела на него, затем посторонилась. — Входите. Вы совсем промокли.
Он не двинулся с места, и ей пришлось схватить его за рукав и буквально втащить в домик. Оказавшись внутри, Эймиас огляделся. Яркий свет и тепло, казалось, привели его в чувство, и он взглянул на нее с более осмысленным выражением.
— Вряд ли ему понравится, что я здесь, — сказал он. — Но я подумал, что будет нехорошо, если я просто исчезну, не объяснив вам почему. Я не был уверен, что Тремеллин станет рассказывать… — Он помедлил, затем решительно продолжил: — Нет. Я был уверен, что он расскажет. И решил, что должен изложить собственную версию.
— Вы хотели поговорить с Грейс? — спросила Эмбер, пытаясь собраться с мыслями. — Или вы уже это сделали?
— Нет. Но это не важно.
— Не важно? Вы же собирались просить ее руки сегодня вечером, не так ли?
Он кивнул.
— Тогда почему это не важно? — спросила она. Эймиас устремил на нее долгий взгляд.
— Вы знаете почему, — сказал он. — Клянусь, вы это отлично знаете.
— Почему он вышвырнул вас из дома? — спросила она, внезапно насторожившись.
— Потому что я рассказал ему правду о себе.
— Понятно, — сказала Эмбер, хотя ничего не понимала. Но он явно испытывал боль. — И что он сделал? Ударил вас?
Его выразительный рот иронически скривился.
— Ударил? Боже, нет. Во всяком случае, он не пускал в ход кулаков.
— Вы можете толком объяснить, что случилось?! — воскликнула она, теряя терпение.
— Я рассказал ему правду, — повторил Эймиас. Он прошелся пальцами по волосам и, казалось, удивился при виде мокрой перчатки.
— Мистер Сент-Айвз, — раздельно произнесла Эмбер, — что случилось?
Эймиас поднял на нее глаза, оторвавшись от изучения своей перчатки, и его взгляд внезапно прояснился.
— Он узнал, кто я на самом деле, и не желает иметь со мной дела, — сказал он. — Так что завтра утром я уезжаю и никогда не вернусь. Я хотел попрощаться с вами. Думаю, мне хотелось поговорить именно с вами, потому что вы единственный человек, способный понять, насколько я заблуждался. Я.был непростительно глуп. Видите ли, я почему-то решил; что здесь это не имеет значения.
— Снимите плащ, — сказала она и добавила, когда он начал раздеваться: — Постойте. Где ваша лошадь?
— Моя лошадь? Ах да. Расставшись с Тремеллином, я поехал к морю и, должно быть, провел там некоторое время. Когда я несколько пришел в себя, то направился сюда, чтобы попрощаться с вами. Я привязал лошадь снаружи.
— Бедное животное! — воскликнула Эмбер, потянувшись к своей накидке, висевшей на крючке. — С той стороны имеется пристройка. Ее не видно из окна. Я отведу лошадь туда.
— Не надо, — сказал Эймиас. — Я сам. — Он открыл дверь и исчез в пелене дождя.
Эмбер осталась стоять на месте, гадая, не привиделось ли ей все это. Но на полу растекалась лужа, оставленная ее нежданным гостем. Она бросила в нее тряпку, когда дверь снова распахнулась.
— Готово. — Эймиас скинул плащ и держал его в руках, не решаясь пройти внутрь. — Он слишком мокрый, — сказал он. — И я тоже.
— Я не намерена разговаривать с вами, стоя под дождем, — решительно сказала Эмбер. — Закройте дверь и повесьте плащ на крючок у входа. Пусть вода стекает на пол, он здесь каменный. Входите, сядьте у огня. Вы совсем промокли. Подождите, я дам вам полотенце. Нужно хорошенько вытереться, чтобы быстрее обсохнуть.
Эймиас взял у нее полотенце, вытер лицо и голову, а затем, как послушный ребенок, проследовал к очагу и опустился в кресло-качалку.
Он явно оделся с особым тщанием, собираясь с визитом к Тремеллину. Эмбер ощутила укол сочувствия, глядя на его бледное от потрясения лицо и элегантную одежду, пострадавшую от дождя. Влажный галстук обвис и сбился, сапоги были заляпаны грязью. Как всегда, он был в перчатках, но рыжевато-коричневая кожа намокла и казалась почти черной.
— Можете снять перчатки, — предложила она. Эймиас поднял руку и уронил ее, свесив с подлокотника.
— Не стоит, — коротко отозвался он.
— Должно быть, вы долго пробыли под дождем, — сказала Эмбер. — В шкафу есть бренди. Оно согреет вас.
— Нет, спасибо, — сказал он. — Вы не обязаны развлекать меня. Мне вообще не следует здесь находиться, а вам разговаривать со мной. Я вернулся только для того, чтобы объясниться. Теперь, когда все кончено, я обнаружил, что чувствую себя особенно виноватым перед вами.
— Передо мной? Почему?
— Потому что мое преступление, помимо того, что я скрыл правду, состоит в том же, что и ваше, мисс Эмбер. Хотя тот факт, — пробормотал он, — что я бывший каторжник, тоже сыграл свою роль.
Эмбер застыла на месте, бросив украдкой взгляд на дверь.
— Полагаю, что так, — произнесла она, стараясь говорить ровным тоном. — Почему бы вам не рассказать мне эту самую правду?
Он рассмеялся.
Она сделала шажок к двери.
— С удовольствием, — сказал он. — И можете не беспокоиться. Я не сошел с ума и не опасен, во всяком случае, сейчас. Правда заключается в том, что я найденыш. И бывший каторжник. Не знаю, что в глазах Тремеллина является худшим преступлением. Он попросил меня рассказать о моем происхождении, и я решил рассказать ему все. Но когда я это сделал, он велел мне убираться. И никогда больше не переступать порог его дома.
Эмбер опустилась в другое кресло и молча уставилась на него.
Он кивнул.
— Это вкратце. Хотите услышать подробности? Или вы предпочитаете, чтобы я ушел? Я не знаю, как полагается поступать в подобных случаях. Если тебя вышвырнули из дома, значит ли это, что нужно убраться из поместья? Я уйду без всякой обиды, если пожелаете. — Он покачал головой, словно пытался прояснить сознание. — Честно говоря, я даже не знаю, зачем я здесь. Наверное, я сошел с ума, явившись сюда. Но слова, которые употребил Тремеллин в мой адрес, подействовали на меня как удар дубинкой по голове. — Эймиас улыбнулся. — Поверьте, я знаю, что это такое. У меня до сих пор шумит в голове.
Одним гибким движением он поднялся с кресла, и Эмбер невольно отпрянула назад. Но Сент-Айвз всего лишь огляделся по сторонам, словно только что очнулся в незнакомом месте.
— О чем я только думал? Мне лучше уйти, мисс Эмбер. Прошу извинить за беспокойство.
— Вы уйдете, — твердо сказала она, собрав все свое мужество. — Но не раньше чем расскажете, что все это значит. Неужели вы думаете, что можно вот так явиться, наговорить бог знает что, а потом повернуться и уйти, оставив меня всю жизнь задаваться вопросом: что же вы хотели сказать? Если вы пообещаете уйти, как только я вас об этом попрошу, я предпочла бы, чтобы вы остались и рассказали, что случилось сегодня вечером.
Эймиас снова сел.
— Хорошо, — сказал он. — Что случилось? Да ничего нового, просто я в очередной раз убедился, что я неисправимый дурак. Правда, на сей раз я умудрился одурачить самого себя.
— Прошу вас, расскажите, — сказала Эмбер.
Она вдруг осознала, что боится. Не того, что он может сделать, а шокирующих откровений, которые должны последовать. И боялась не столько за себя, сколько за него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Постой, любимая - Лэйтон Эдит



Книга, замечательное продолжение первой части. Написана в том же стиле. Иногда бывает скучнова-то читать их размышления, но без этого не обходится ни один роман. Мне понравилось. Читайте!
Постой, любимая - Лэйтон ЭдитВиктория
4.06.2013, 7.50





К сожалению это не то , спасибо за помощь.и действия не в париже происходили на сколько я помню
Постой, любимая - Лэйтон Эдитлюбофь
18.02.2014, 19.31





любофь , попробуйте искать на www.women.ru или ledi.webnice.ru
Постой, любимая - Лэйтон Эдитольга
18.02.2014, 19.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100