Читать онлайн Как соблазнить невесту, автора - Лэйтон Эдит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как соблазнить невесту - Лэйтон Эдит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как соблазнить невесту - Лэйтон Эдит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как соблазнить невесту - Лэйтон Эдит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэйтон Эдит

Как соблазнить невесту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Лиланд и Даффид внимательно наблюдали за Дейзи, позволив себе, как это бывает с большинством мужчин, зайти, пожалуй, слишком далеко. Они курсировали по аллеям парка в Воксхолле следом за Дейзи, графом Эгремонтом и миссис Мастерс, держась на безопасном расстоянии. День клонился к вечеру, и парк начинал наполняться модной, публикой, а также простыми горожанами, жаждущими вечерних развлечений.
Дейзи трудно было не заметить. Она была в зеленом платье с низким вырезом, которое оживляла шаль с зеленым и желтым узором. На шее у нее висела на серебряной цепочке хрустальная роза, Хрусталь ловил последние лучи предзакатного солнца, и на груди у Дейзи плясали радужные блики. Она сама сияла, словно солнышко, и казалась особенно светлой рядом с графом, одетым в серовато-коричневый сюртук с белым шейным платком, темные брюки и сапоги.
– Знаешь что? – обратился наконец Лиланд к Даффиду, понизив голос. – Я считаю, что просто глупо следить и выжидать. Ты скоро уезжаешь из Лондона, к тому же ты не знаешь, как с ней заговорить и о чем спросить. Давай уж я попробую разобраться, насколько серьезны ее намерения насчет Джеффа.
Даффид резко повернул голову и посмотрел на брата встревоженными глазами.
– Ты обещал, что не станешь ее обижать.
– Что за глупости! – возмутился Лиланд. – Ну что я могу с ней сделать ужасного? Похитить ее и выпытать у нее правду, применив насилие? Я всего лишь хочу попробовать войти к ней в доверие. Она взрослая женщина, вдова, побывала в таких переделках, о которых, как ты сам утверждаешь, я даже не имею представления. Я надумал бросить ей пару-другую приманок в надежде, что она клюнет хотя бы на одну из них. Я длинный, тощий, мой нос – радость для карикатуристов, я неказист, словно старый башмак, но уверяю тебя, мне довелось в свое время увлечь женщину-другую, и ты это знаешь.
– Знаю, – буркнул Даффид. – И притом слишком хорошо. Ты едва не увел у меня Мег.
– О да, – саркастически бросил Лиланд. – Если бы у меня была хоть половинка шанса, ты сейчас наносил бы ей визиты в моем доме. Она и смотреть на меня не желала, после того как познакомилась с тобой.
– Она увидела достаточно. До сих пор говорит, что ты до безумия привлекателен. Не знаю, как ты этого добиваешься, но тем не менее у тебя получается. Ладно. Дейзи сама может постоять за себя. Она пережила тюрьму, Таннера и Ботани-Бей. Полагаю, что с тобой она справится. Но попробуй что-нибудь разузнать. Если она по-настоящему любит Джеффа – удачи ей! Не могу сказать, что очень хорошо знак! Дейзи, но, как я уже говорил, она славная женщина. Да, кстати, она и в самом деле богата. Я поговорил с одним типом, который об этом осведомлен.
– Да. Я тоже кое-кого расспросил. Но она не богаче графа. Правда, в Англии немногие превосходят его в этом отношении. А деньги – самая надежная приманка. Есть немало людей, которым вечно мало денег, сколько бы их ни было. Ладно, посмотрим, что у нас получится, хотя на многое рассчитывать нечего, она повисла у него на руке, как браслет. Но здесь обычно ужинают. Она будет вынуждена отпустить его, чтобы он мог поесть. Правда, есть тут особо нечего. Подают вино, разведенное водой, чуточку очень тонко нарезанной ветчины, немного фруктов, и все это по бешеной цене. Ах, что за дивный вечер, – произнес Лиланд наигранно восторженным тоном. – Будет еще и фейерверк. Вот весело-то! Знаешь, Даффид, если бы ты и Джефф не были моими друзьями, я, право, нашел бы для себя занятие получше.
– Твоя добродетель сбережет тебе деньги и не позволит предаться пороку.
Лиланд рассмеялся:
– Тебе отлично известно, что я должен оплачивать не все мои интрижки. Ах, матушка, как хорошо, что я принимал близко к сердцу твои наставления и вел себя примерно... – Смешливые нотки исчезли из его голоса, когда Лиланд увидел, кто подошел к графу Эгремонту. – Милостивый Боже! – воскликнул он. – Только помяни дьявола, и он тут как тут.
Братья уставились на элегантную даму, которая остановилась, чтобы поболтать с графом. То была высокая, прекрасно одетая женщина средних лет со светлой кожей и еще более светлыми волосами, а глубокая синева ее глаз была заметна даже на расстоянии. Все в ней было безупречно; даже ее улыбка казалась заранее обдуманной и тщательно подготовленной, прежде чем появиться на губах.
– Наша благородная родительница, – заметил Лиланд. – а я-то думал, что она все еще в Бате. Не слышал о ее возвращении в Лондон. А ты?
– Откуда? – пожал плечами Даффид. – Она обращается ко мне тогда лишь, когда нуждается в какой-нибудь услуге. Ничего удивительного, ведь она бросила меня через неделю после моего рождения и не общалась со мной, пока я не объявился год назад, чем несказанно ее удивил. Помнишь? Ты же наследник.
– Много это значит! Меня она бросила в трехлетнем возрасте, когда сбежала с твоим отцом, а через год вернулась, потому что он колотил ее. Помнишь? – повторил он с нескрываемой иронией вопрос Даффида. – Ладно, этого ты не мог держать в голове. Тогда она только что родила тебя. Совершила один из немногих поступков, которые я одобряю. В то время я его осудил, поскольку твое появление на свет было фактом, о коем она не поведала. По правде говоря, я был бы рад не видеться с ней десятилетиями.
– Господи! – воскликнул Даффид. – Как ты полагаешь, что она сделает из Дейзи?
– Отбивную котлету, – ответил Лиланд и направился поздороваться со своей матушкой.
– Дорогой Хей, – произнесла в качестве приветствия вдовствующая виконтесса Хей и приблизила правую щеку к левой щеке Лиланда, не коснувшись ее. – Даффид, – сказала она и слегка наклонила голову. – Боже милостивый, это что у вас, семейная экскурсия?
– Миссис Таннер – наш с Даффидом давний друг, – сказал граф. – Виконт Хей тоже наш друг, и вот мы всей компанией знакомим миссис Таннер с диковинками Лондона.
– Вы никогда не видели фейерверков? – спросила у Дейзи виконтесса и окинула ее всю неспешным и пристальным взглядом – от ленточек в волосах до легких туфелек, задержав глаза только на низком вырезе декольте и приподняв при этом самую малость, совсем чуть-чуть, одну бровь.
Дейзи улыбнулась, но улыбка ее растаяла, когда она поняла, с каким высокомерием смотрит на нее немолодая дама и сколь невысокую оценку она дала ей, не сказав ни слова. Ощутив, что вокруг нее сгущается напряжение, Дейзи еле приметно вздохнула и снова улыбнулась:
– Фейерверков? О, я видела фейерверки по поводу различных торжественных случаев, но думаю, не такие, как здесь, в Лондоне. Я слышала, что они просто поражают воображение.
Дейзи рассмеялась. Мужчины тоже засмеялись, но виконтесса ограничилась холодной улыбкой.
– Понимаю, – заметила она. – Могу ли я поинтересоваться, откуда вы приехали в Лондон?
Граф не пришел Дейзи на помощь и не ответил вместо нее на вопрос. Не сделали этого и Даффид с Лиландом. Что ж, обреченно подумала Дейзи, остается только одно: сказать правду. В эту минуту она особенно ясно поняла, с чем ей придется столкнуться в высшем обществе. Мужчины могут ее принять, но задавать тон будут женщины, а женщина, которая сейчас стоит перед ней, несомненно, представляет собой сливки общества, или она, Дейзи, ничего не смыслит. Джефф, разумеется, может жениться на ней, не считаясь ни с чьим мнением, потому что он человек особого склада. Однако ее собственный путь окажется куда более легким, если она будет до этого принята в лондонском свете.
Дейзи расцвела своей обычной – широкой и сияющей – улыбкой.
– Я родилась и выросла в Суссексе, – заговорила она. – Потом мы с отцом приехали в Лондон и некоторое время пребывали на Ньюгейт-стрит, а потом предприняли долгое путешествие на корабле едва ли не на край света. Мой бедный папа так и не сошел с корабля живым, а я поселилась в Ботани-Бей, увы, не по своей воле. Но, получив свободу, я решила вернуться на родину.
Виконтесса выслушала ее не моргнув глазом.
– Ах вот как, – сказала она. – Я вижу, вы и в самом деле друг графа с давних лет. А ваш муж, он тоже приехал с вами?
– Он бы с радостью это сделал, но он умер, – ответила Дейзи. – И я была бы полностью предоставлена только себе самой, если бы граф, Даффид и виконт Хей не сжалились надо мной. Они очень добры к вдовам, как вам должно быть известно.
– Мне? – мягко произнесла виконтесса. – Я понятия не имела, что они настолько милосердны. Как хорошо, что у вас есть такие друзья. Ваш супруг был компаньоном графа в те дни? Видимо, так вы и познакомились?
– Что за чудо, – протянул Лиланд. – Вот уж не думал, миссис Таннер, что ваша судьба так заинтересует мою матушку. Могу ли я спросить, с чего бы это?
– Я всего-навсего хотела узнать, при каких обстоятельствах столь очаровательное и юное создание, как миссис Таннер, могло свести дружбу с мужчиной в возрасте и положении графа, Лиланд! – отрезала маменька виконта.
– Мое положение в полном порядке, миледи, – с поклоном отозвался граф. – Благодарю вас за внимание.
– Боже милостивый, джентльмены готовы сразиться с драконами ради вас, не правда ли, миссис Таннер? – произнесла виконтесса с тонкой улыбкой. – Даю слово, что я не подхожу под это определение. Но я всегда была невероятно любопытным существом. Что касается вас, милорд, – обратилась она к графу, – то я никоим образом не намеревалась отрицать, что вы находитесь в прекрасном состоянии. Стоит только взглянуть на вас, чтобы в этом убедиться. Если бы у меня и были сомнения, то они исчезли бы, когда я встретила вас сегодня. Я просто счастлива, что все так хорошо. Вас ведь не увидишь на светских приемах.
– Боюсь, что так оно будет и в дальнейшем. Я не любитель балов и музыкальных вечеров. Хотя... может, попробовать к ним привыкнуть? – обратился Эгремонт к Дейзи. – Ведь вас не помешает познакомить со всеми лондонскими развлечениями, верно?
Улыбка снова появилась на губах у Дейзи.
– Я не желаю принуждать вас к чему бы то ни было, – сказала она. – Я вполне могу обойтись без балов и музыкальных вечеров. В конце концов, так оно и было всю мою жизнь.
– Нет, вы должны получить все это, – возразил граф, похлопав Дейзи по руке, которая лежала на его предплечье. – Особенно потому, что у вас не было в прошлом ничего подобного.
Виконтесса сохраняла невозмутимое выражение лица, но не сводила глаз с Дейзи и графа.
– Вообще-то лишние вопросы ни к чему, – заговорила она, – но иногда наступает час, когда нельзя их не задать. Доступны ли были бы ей такие вещи, если бы она не покидала Англию?
Ответом виконтессе было общее молчание. Лиланд прищурился и поджал губы.
Его мать отнюдь не выглядела обеспокоенной.
– Я спрашиваю, – продолжала она, – потому что хочу поберечь чувства миссис Таннер, а не ранить их. Я понимаю, что Лондон – один из лучших городов мира для приезжих, он может предложить немало развлечений и удовольствий. Но есть в этом городе привлекательные места, в которых вправе появиться лишь человек, обладающий необходимыми достоинствами и преимуществами.
– Или ловкий притворщик, который умеет соответственно одеться и говорить, подражая леди или джентльмену, – добавил Лиланд.
– Я проделывал такие штуки много раз, – подхватил Даффид. – И вы это отлично знаете, миледи.
– Да, я знаю, – сказала виконтесса. – Каким еще способом может лакей сбежать с дочерью герцога, а ревнивая любовница увидеть вблизи жену своего возлюбленного? Но я полагаю, что такую очаровательную женщину, как миссис Таннер, вряд ли устроит роль инкогнито, особенно когда она опирается на руку графа Эгремонта. Могут, знаете ли, пойти сплетни, нежелательная болтовня.
Слушая это, все ошеломленно молчали. Подобные вещи просто неприлично говорить в присутствии любой молодой женщины, которая могла бы происходить из знатной семьи, пусть и была вдовой. И Дейзи тоже это понимала.
– Пусть злословят и говорят все, что угодно, миледи, – промолвила Дейзи, отпустив руку графа и отступив от него на шаг. – Я могла бы дать подходящий повод для пересудов. Я была, – она с нажимом произнесла последнее слово, – узницей в Ботани-Бей, отправленной туда за преступления своего отца. Но такого рода сплетни оказались бы несвежими, утратившими остроту, проще сказать, затхлыми. Мой папа, сэр Ричард Серл, был одним из последних потомков старинной фамилии суссекских Серлов. Все знали, что он много раз охотился в чужих угодьях без разрешения хозяев. Об этом говорил весь наш маленький городок. У папы не было ни гроша за душой. Он проиграл и промотал остатки фамильного достояния, потерял всех друзей и приобрел много врагов, стал позором всей округи. Его нельзя было просто повесить, понимаете? Повесить за кражу, как поступили бы с любым простолюдином. В благородном происхождении есть свои преимущества. Но от него хотели избавиться и потому выслали, а меня вместе с ним. Вышло так, что он отправился куда дальше, чем предполагалось, потому что умер еще до того, как попал в Ботани-Бей. Но до этого никому, кроме меня, не было дела.
Дейзи беспомощно пожала плечами. Сумерки сгущались, быть может, потому она в своем великолепном наряде выглядела такой потерянной и беззащитной.
Граф взял маленькую, затянутую в перчатку руку Дейзи и поднес к губам.
– То, что вы понесли наказание, было самым тяжким преступлением, – сказал он.
Дейзи, очаровательная в своем смущении, потупила глаза.
– Вот и конец делу, – обращаясь к Лиланду, пробурчал Даффид. – Только попробуй затронуть честь спутницы благородного джентльмена, и он не раздумывая женится на ней.
– Но не этот великодушный граф, особенно если спутница не такова, какой она хочет казаться, в этом я уверен, – возразил Лиланд. – Я же тебе сказал: предоставь все мне. А ты притворись, что прекрасно проводишь время. Или осуществи это. Найди какого-нибудь старого приятеля и потолкуй с ним или уединись в живописном уголке и сочиняй оды, которые потом продекламируешь Мег. Словом, дай мне время сообразить, что я могу сделать.
– Сомневаюсь в успехе твоих попыток. Джефф явно проглотил наживку и последует туда, куда его поведут на удочке.
– Возможно. Но я по меньшей мере в состоянии уяснить, с чего это девчонка вдруг полюбила Джеффа. Если, конечно, так оно и есть. А если нет, то почему она хочет, чтобы он в это верил.
Даффид как-то странно посмотрел на него.
– И ты затеваешь все это ради спасения Джеффа?
Лиланд улыбнулся:
– Великодушие не всегда несет награду в себе самом. В нем заключены и некоторые дополнительные преимущества... если человеку сопутствует удача.
– Мне не хочется оставлять вас в одиночестве, – говорил час спустя граф, явно не решаясь отойти от столика, за которым уже устроилась Дейзи.
Она засмеялась.
– В одиночестве? Сегодня вечером здесь сотни людей!
Тысячи, – сказал он. – Но за столиком вы будете одна.
– Недолго, – с улыбкой возразила Дейзи. – Хелена сказала, что скоро вернется. Да и вы будете неподалеку. Во всяком случае, это даже приятно – посидеть спокойно и расслабиться. Я жду не дождусь фейерверков, но ведь они не начнутся, пока совсем не стемнеет. Я здесь в безопасности, Джефф. Вы говорили, что тот человек в инвалидном кресле-коляске – ваш старинный приятель. Наверное, было бы недостаточно, если бы вы ограничились тем, что помахали ему рукой. Мне с ним говорить не о чем, стало быть, возьми вы меня с собой к его столику, неизбежно возникла бы неловкость. Не беспокойтесь обо мне. Все в порядке.
Граф все еще колебался. Даффид удалился к приятелю, которого высмотрел за другим столиком. Хелена, очевидно, пошла в туалетную комнату. Лиланд, должно быть, поступил так же, потому что он тоже исчез.
Площадка для обедов на свежем воздухе была оборудована только на время короткого английского лета. Она окружала ротонду под куполом, открытую со всех сторон, была сплошь заставлена маленькими столиками и стульями и обнесена узорной металлической оградой. Над каждым столиком возвышался балдахин в виде большого зонтика, но он не препятствовал легким дуновениям весеннего ветерка. Такая свобода была предоставлена не только ветерку: войти сюда мог каждый, однако высокие цены делали кафе недоступным для простонародья.
Звучала негромкая, спокойная музыка, горели лампионы, множество ваз с цветами придавало особую красоту этому уютному месту. Лондонцы умели извлечь выгоду из любого зрелища, а ночи, когда запускали фейерверки, привлекали в Воксхолл огромные толпы. Люди побогаче заходили перекусить в кафе, а те, кто победнее, питались тем, что захватили с собой из дома или купили у разносчиков.
Граф понимал, что Дейзи вряд ли может угрожать опасность. Его друг Роджер Крэндалл почти не мог ходить, и оставалось только одно: посидеть и поговорить с ним за его столиком. Дейзи с ним не знакома, к тому же, сказать по правде, Крэндалл с возрастом превратился в довольно скучного типа, и было бы несправедливо принуждать кого бы то ни было, и менее всего Дейзи, общаться с ним. И все же граф медлил.
– Идите, – сказала Дейзи. – Он все еще смотрит на вас, и я чувствую себя виноватой. Я жила одиноко в колонии, полной закоренелых преступников, и вполне могла постоять за себя. А здесь мне бояться нечего. Я просто отдохну и подожду вас.
– Ну хорошо, – согласился наконец граф. – Но если вас кто-нибудь побеспокоит, позовите официанта.
Дейзи усмехнулась. Тому, кто захочет ее побеспокоить, лучше бы дважды подумать, прежде чем сделать это. Она молча кивнула, а когда Джефф двинулся к столику Крэндала, некоторое время наблюдала за ним, потом закрыла глаза. Сидела, откинувшись на спинку стула и чувствуя, как ветерок слегка шевелит волосы. Ей было хорошо, спокойно и радостно. Она снова в Англии и совершенно свободна. Джефф прекрасно к ней относится, и он все такой же добросердечный и щедрый человек, каким она знала его прежде. Мысли Дейзи текли неторопливо, она перебирала открывающиеся перед ней перспективы. Со временем Джефф может полюбить ее... или, предположим, удочерить. Усыновил же он своих мальчиков! Впрочем, в ее случае он, быть может, предпочтет жениться на ней. В конечном счете, все складывалось благоприятно для нее.
Ее легко сделать счастливой. Дейзи доставляли удовольствие новые платья. Радовало то, что она в Лондоне. Опера и драматический театр великолепны, но не менее увлекательно и то, что нынче вечером она здесь, в Воксхолле, прогуливалась по аллеям парка, встречалась и знакомилась с людьми которые обращались с ней как с настоящей леди. Но сидеть вот та к, как сейчас, одной и при этом чувствовать себя в полной безопасности было для Дейзи поистине редким удовольствием, и она им наслаждалась от души.
– Фу! – раздался у нее над самым ухом знакомый голос. – Они оставили вас в одиночестве? Вот негодяи! Ведь это все равно что забыть драгоценную жемчужину на бархатной подушечке у всех на виду и без всякой охраны. Но не страшитесь, я здесь.
Лиланд! Крохотные волоски на затылке и на обнаженных руках Дейзи встали дыбом при звуке этого голоса. В ноздри ударил запах нагретого сандалового дерева. Дейзи попыталась прогнать вспыхнувшее возбуждение.
– Любой, кто попробует схватить эту жемчужину, лишится руки, милорд, – сказала она, не открывая глаз.
– Милорд? – произнес виконт с наигранным удивлением, усаживаясь на стул рядом с Дейзи. – Но почему? Вы называете графа Джеффом, а Даффида – Даффи. Меня терзает зависть. Прошу вас, называйте меня Ли, Лиландом, пусть это будет даже Хей, если вы считаете нужным. А еще лучше, если, разумеется, хотите, зовите дорогим Ли или просто дорогим.
– Никоим образом, милорд, – ответила Дейзи по-прежнему с закрытыми глазами.
– Я вас обидел? – спросил он мягко.
Только бы попробовал, подумала Дейзи, но вслух произвела:
– Нисколько, но ведь я почти не знаю вас.
– Это легко поправимо, – возразил он. – Поговорите со мной немного.
Дейзи было бы намного легче разговаривать с ним, если бы она продолжала считать, что виконта не интересуют женщины. А теперь она чувствовала себя в его присутствии неловко и неуверенно. И дело было не только в том, что она услышала о нем от Хелены. Лиланд совершенно переменился. Раньше он был ироничным, отчужденным, вялым и оттого ничуть не интересным. Но теперь, быть может, потому, что она узнала правду о нем, или оттого, что он изменил обращение с ней самой, Лиланд казался Дейзи безусловно привлекательным.
К тому же он сейчас был рядом с ней, очень близко, и Дейзи понимала, что он хочет подобраться еще ближе. Она отлично сумела бы отделаться оттого, кто попытался бы откровенно флиртовать с ней, или от похотливого наглеца, но даже не представляла, как надо вести себя с этим элегантным аристократом. Лиланд держался дружелюбно и обаятельно, однако в речах его крылось немало намеков и двусмысленностей, воспринимать которые можно было по-разному. Дейзи никогда еще не встречала такого человека. Единственное, что ей оставалось, – это держаться естественно и обдумывать каждый шаг.
– Поговорить с вами? – спросила она. – Если бы один человек говорил другому только правду о третьем, не было бы войн.
– Очень мудрое изречение, – заметил Лиланд.
– Не мое, – сказала Дейзи. – Отец часто повторял его. Но как вы уже знаете, сам он не был мудрецом.
– Что, я полагаю, подтверждает верность вашей точки зрения, – сказал Лиланд. – Прошу прощения, вы собираетесь открыть глаза? Или мой вид ослепил вас?
– Я просто стараюсь привыкнуть к темноте, – солгала Дейзи. – Даффид говорил, что, если предварительно закрыть глаза, фейерверк покажется более ярким.
– Совершенно верно. За исключением того, что фейерверки начнут пускать не ранее чем через час. Вы можете уснуть до того времени.
– Не засну, если вы будете говорить со мной.
Он рассмеялся веселым искренним смехом.
– Но я непременно должен продолжить разговор. Ведь я и только я, сижу здесь, возле вас. К счастью, граф заметил, что я вернулся. Что он подумал бы обо мне, если бы я снова ушел? Я английский джентльмен, и мне не пристало оставлять леди в одиночестве в столь поздний час.
– Я не леди, – сказала Дейзи.
– Видите ли, – заговорил виконт с подчеркнутой любезностью, – даже рискуя показаться невежливым, я все-таки позволю напомнить вам, что вы были рождены леди и продолжали оставаться ею в дальнейшем. То, что произошло с вами в юности, ничего не меняет. Не может изменить.
Глаза ее раскрылись и полыхнули огнем.
– То, что случилось, изменило меня навсегда, милорд. Попробуй вы пожить в Ньюгейте, после чего вас переведут в плавучую тюрьму и отправят в дальнее плавание, попытайтесь выжить среди отпетых подонков, а потом вступить в брак с... Но хватит, извините, – прервала она свою страстную речь, удержавшись от еще более горьких слов. – Добавлю только, что и вы стали бы другим человеком. Я больше не могу считать себя леди.
– Тогда выходит, что и граф не джентльмен, не так ли?
– Ничего подобного. Он, разумеется, джентльмен. Всегда им был и будет.
Лиланд усмехнулся:
– Да. Но это применимо и к вам. Замечу кстати, что существуют леди порождению, которые навсегда остаются простолюдинками, и есть простолюдинки, которые всю жизнь ведут себя как настоящие леди, что бы ни утверждали по этому поводу представители моего класса. Такого не изменишь. Вы ничего не можете с этим поделать. И перестаньте это отрицать. Ведь вы не хотите, чтобы граф начал верить таким вашим утверждениям?
При свете лампиона цвет его глаз казался похожим на тот, какой появляется на небе, когда день переходит в ночь. Но взгляд Лиланда был теплым, человечным и словно бы проникал в душу Дейзи.
Она вздрогнула, внезапно ощутив, что ей хочется отдаться этому покоряющему теплу, и поспешила напомнить себе, что перед ней мужчина, не лучше тех, кого она знала, а может, и хуже, поскольку он вынудил ее забыть об этом, пусть и не надолго.
– Джефф меня знает, – сказала она, опуская глаза. – Я не пытаюсь обмануть его. Да и не смогла бы. Если он считает меня леди, это замечательно. Постараюсь оправдать его мнение.
– Дело не в старании. И не в наружности или манерах, – возразил Лиланд. – Честь, совесть и сердце – вот что имеет первостепенное значение для леди и джентльменов. Но в так называемом высшем обществе это всего лишь слова, не более. Моя собственная мама, которая, к счастью, слишком занята, чтобы вмешиваться в нашу жизнь, мнит себя леди самого высшего сорта. Но она ошибается, до этого ей далеко. Джефф – джентльмен не только по рождению. А вы леди, даже если не рождены для титула.
– А вы? – спросила Дейзи, невольно поднимая на него глаза – она не смогла удержаться от этого.
– Ах, я? – Лиланд, кажется, удивился вопросу. Улыбка его сделалась печальной. – Право, не знаю. Стремлюсь быть джентльменом. В самом деле. Но знать не могу. Даст Бог, вы скажете мне об этом, когда поближе познакомитесь со мной. А это случится, миссис Таннер, я уверен.
Дейзи не поняла, что это – обещание или угроза. И вопреки всему, что она задумывала, чувствовала и знала, была напугана и приняла слова виконта как вызов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как соблазнить невесту - Лэйтон Эдит



Читаешь роман и возникает ощущение, что все вокруг преступники: одни- по ошибке, другие - по способу жизни, третьи - в будущем; при том они почти все очень хорошие, очень милые и т.д. Вот только виконт не их поля ягода, в прошлом шпион и герой, но со слов автора: если заключить пари, то он тоже не совсем чист. Просто жуткое общество!
Как соблазнить невесту - Лэйтон ЭдитItis
17.05.2013, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100