Читать онлайн Дилемма мисс Блам, автора - Лэй Патрисия, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэй Патрисия

Дилемма мисс Блам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Как и ожидала Виктория, в понедельник утром от Мейнарда прибыл слуга с запиской, в которой сквайр приглашал ее присоединиться к нему днем для верховой прогулки. Виктория прочла записку и сразу же велела посланцу передать мистеру Мейнарду, что она будет счастлива, встретиться с ним в два часа дня.
Просмотрев свой гардероб, Виктория остановилась на малиновой бархатной амазонке, которую дополнила задорной шляпкой, украшенной по последней моде белым страусовым пером. Затем она подобрала льняную блузку с оборками и новые кожаные сапожки, которые ее отец специально заказал своему сапожнику. Мягкие черные сапожки с легкостью натянулись на ее точеные ножки. Виктория оделась и прошлась по комнате, чтобы привыкнуть к новой обуви. Это была ее первая пара обуви, сделанная на заказ, и она чувствовала себя в ней замечательно.
Она уделила особое внимание своей внешности не ради Мейнарда, а на тот случай, если они встретятся с ненавистным лордом Хардвиком. Ее злило, что она вообще думает о Хардвике после всех его грубостей, которые выслушала от него. Втайне же она надеялась, что во время поездки судьба сведет их снова. Виктория лелеяла мысль о том, в какую ярость придет Хардвик при виде ее и Мейнарда, путешествующих вместе по окрестностям.
Ее планы потерпели поражение, когда она попыталась убедить деда, что мисс Итеридж не нужно сопровождать их. Лорд Блам твердо стоял на том, что компаньонка должна ехать вместе с ней и Мейнардом, даже если та и боится лошадей.
— Мисс Итеридж — твоя компаньонка, и это ее обязанность, — заявил он таким тоном, который означал, что разговор окончен.
Так что в два часа пополудни мистер Мейнард и Виктория галопом выехали со двора, сопровождаемые крайне раздраженной мисс Итеридж, плетущейся сзади.
Они скакали по полям и лугам, пока поместье Бламов не осталось далеко позади. Время от времени Виктория оглядывалась назад, чтобы убедиться, что мисс Итеридж не исчезла из виду.
— Боюсь, у мисс Итеридж трудности с лошадью, — вздохнула Виктория, переводя свою Цыганку на шаг. — Надо бы подождать ее.
— Эта женщина такая неуклюжая наездница, — обронил Мейнард, не скрывая своего нетерпения. — Нам предстоит длинный путь. Большая часть фабричных рабочих живет на другом конце городка. — Он придержал своего коня, что-бы ехать вровень с лошадью Виктории, но по его хмурому лицу было заметно, что он раздражен.
Виктория подумала, что его поведение нельзя назвать рыцарским, но промолчала. Что-то в его манерах действовало ей на нервы. Возможно, мстительность, которую она ощущала в его навязчивом желании закрыть фабрику лорда Хардвика. Хардвик не был ей другом, но она не хотела выносить ему приговор, пока они не узнают всех подробностей. Ее дед считал Хардвика порядочным человеком даже после их роковой встречи в Лондоне. Разве могло случиться, чтобы дедушка восхищался человеком, дурным во всех отношениях? Она сомневалась в этом. Правда, ему нравился и Мейнард, и Виктория решила, что стоило бы разузнать, какая кошка пробежала между Мейнардом и Хардвиком.
Наконец она прервала молчание, обратившись к Мейнарду с вопросом:
— На чьих землях живут фабричные рабочие?
— Часть живет во владениях вашего деда. Однако домики большинства рабочих расположены во владениях Хардвика. На прошлой неделе я разослал уведомление своим крестьянам. Любой, будь то мужчина, женщина или ребенок, живущий на моих землях, будет немедленно выселен, если обнаружится, что он работает на фабрике Хардвика, так что ни один из них там больше не трудится.
— Тогда я считаю, что нам нужно уделить внимание тем, кто живет на дедушкиных землях. Я сомневаюсь, что лорд Хардвик приветствовал бы наше вторжение в его владения. — Виктория ощущала, что неприязнь Мейнард а к Хардвику вносит предвзятость в ее действия, поэтому она сочла, что ей нужно позаботиться, чтобы результат расследования оказался справедливым. Хотя Хардвик раздражал ее, Виктория не хотела, чтобы Мейнард затеял смуту без должных на то оснований. Пусть они для начала поговорят с арендаторами.
Мейнард одарил ее тяжелым взглядом, в котором сквозила неприкрытая досада. Видя, что Виктория тоже нахмурилась, он постарался излить свое раздражение на компаньонку.
— Да приедет ли эта проклятая женщина? — он жестом показал мисс Итеридж, чтобы она поторопилась.
К удивлению Виктории, компаньонка просто помахала в ответ и продолжала ехать тем же шагом. Она прекрасно знает, чего хочет Мейнард, подумала Виктория. Мисс Итеридж испытывала инстинктивную неприязнь к Мейнарду, поэтому она не намерена позволять ему давать ей какие-либо указания. Виктория усмехнулась. По какой-то странной причине компаньонка очень высоко ценила Хардвика, зато не давала себе ни малейшего труда скрывать отвращение к Мейнарду. Придется перекинуться с ней парой слов о таком странном поведении, отметила для себя Виктория, но что-то в этом человеке раздражало и ее.
Как будто прочитав ее мысли, Мейнард улыбнулся, хотя гневный блеск в его глазах не позволял слишком полагаться на искренность этой улыбки.
— Прошу простить мое нетерпение, дорогая. Я привык ездить один и упустил из виду, что дамам, возможно, не подходит такой быстрый аллюр. И, вместо того чтобы метаться по округе, я должен был бы наслаждаться временем, проведенным наедине с вами. — Он направил своего коня ближе к ней. — Вы необыкновенно хороши в этой амазонке, мисс Виктория. И глаза сияют из-под полей шляпы.
Они приблизились к группе деревьев, и Мейнард свернул к ним.
— Не подождать ли нам мисс Итеридж здесь? У Виктории не было ни малейшего желания оказаться с Мейнардом в компрометирующей ее ситуации, поэтому она отрицательно покачала головой.
— Нет, мне очень приятно ехать таким шагом. Не вижу никакой нужды останавливаться. Мисс Итеридж вскоре догонит нас, если мы поедем не слишком быстро.
Лицо Мейнарда залилось краской оттого, что ему противоречили, но он не возразил.
— Как пожелаете, моя дорогая. Манера, с которой он произносил эти слова, фальшь в его голосе не остались без внимания Виктории. Что-то в Мейнарде настораживало ее, и она чувствовала себя не в своей тарелке. По существу, она уже жалела, что согласилась ехать с ним. Пытаясь перевести разговор на более нейтральную тему, она спросила:
— Вы ведь не любите Хардвика, не правда ли, мистер Мейнард?
Мейнард резко натянул поводья, заставив коня остановиться. Он повернулся к ней, и взгляд его стал жестким.
— Я считаю его дерзким авантюристом с этими его новомодными идеями о ткацких станках и прядильных машинах. Несколько столетий крестьяне были вполне довольны, изготавливая свои ткани на домашних станках, поэтому я не понимаю, зачем ему нужно соваться не в свое дело и менять привычный ход вещей. — Он снова сделал жест в сторону мисс Итеридж, которая плелась на расстоянии крика. — Поторапливайтесь, мадам! Мы не можем потерять здесь весь день. Для чего у вас хлыст? Ну-ка, двигайтесь!
— Ей-богу, сэр, мне кажется, что вы чересчур строги к мисс Итеридж. Она действительно ужасно боится лошадей, и дала нам понять еще до отъезда, что не желает ехать быстро. — Виктория не видела никакой необходимости в спешке. Тем более что она не нашла в Мейнарде интересного собеседника. — Между прочим, я надеялась, что это будет приятная прогулка, а вы сердитесь из-за пустяков.
С лица Мейнарда как ветром сдуло гнев, и он снова заулыбался Виктории.
— Мисс Блам, пожалуйста, примите мои извинения. Я бы не хотел, чтобы у вас сложилось впечатление, что я не наслаждаюсь чудесными минутами вашего общества. Совсем наоборот. Ничто не доставит мне большего удовольствия, чем быть наедине с вами. — Он обернулся и кивнул головой компаньонке, которая все-таки умудрилась их догнать. — Ну что, двинемся дальше?
— Никто не желает передохнуть? — спросила мисс Итеридж, переводя взгляд с одного на другого. Лицо у нее покраснело, и она выглядела измученной. Взглядом моля Викторию о помощи, она подняла руки и поправила съехавшую набок шляпу.
Мейнард покачал головой и бросил взгляд на солнце, которое склонялось к западу.
— Боюсь, что сегодня нам нужно посетить еще несколько мест, а время уходит. Нам лучше не задерживаться. — Не дожидаясь ответа Виктории, он пустил свою лошадь рысью.
Виктория взглянула на мисс Итеридж и пожала плечами. Что она могла сказать? Сквайр ни в грош не ставил ни ее мнение, ни мнение компаньонки. Возможно, она слишком чувствительна, но мистер Мейнард начинал сильно раздражать ее.
Лошади бежали резво, и Мейнард снова повеселел:
— Это честь для меня — совершать поездку в такой очаровательной компании, мисс Виктория. — Он наклонился к ней. — Не доскакать ли нам до каменной стены? Пока мы будем ждать мисс Итеридж, лошади смогут отдохнуть, если только она не решит присоединиться к нам в скачке.
— Вы оба поезжайте вперед без меня. Я буду там, когда доберусь, — сказала мисс Итеридж, не делая ни малейших попыток поторопить свою лошадь.
— Отлично, я принимаю ваш вызов, сэр. — Виктория пришпорила Цыганку и быстро поскакала вперед.
Она покажет Мейнарду, что он имеет дело с опытной наездницей. Холодный весенний воздух, бьющий по горящим щекам, бодрил ее, и Виктория вдыхала запахи цветущих кустов. Ночью прошел дождь и промыл траву, которая мягко пружинила под копытами. Лошадь откликнулась на ее команду и догнала, а затем и обогнала Мейнарда, взяв каменную стену в грациозном прыжке.
Уже по ту сторону стены Виктория замедлила бег лошади и развернулась, чтобы дождаться Мейнарда. Чуть заметная самодовольная усмешка изогнула ее губы. Мейнард определенно не ожидал, что она первой придет к финишу.
Когда Мейнард приблизился, было видно, что он сердит. Вот как, значит, ему не нравится, что женщина победила его, с удовлетворением подумала Виктория. В следующий раз она оставит его далеко позади. Она легко может опередить его на сотню ярдов.
— Не желаете проскакать до следующей изгороди? — она бросала ему вызов, сладко улыбаясь.
— Нет, — ответил Мейнард, спешиваясь, — наверное, нам надо подождать мисс Итеридж. Ее совершенно не видно. Это даст нам возможность побыть несколько минут вдвоем.
Он подошел, чтобы подхватить Викторию, но она уже грациозно соскользнула с лошади. Виктория смеялась над Мейнардом, когда из леса выехал лорд Хардвик. Он моментально заметил их и нахмурился, ошибочно истолковав увиденную сцену как тайное свидание.
Виктория заметила, как сжались губы Мейнарда, но он ничего не сказал, хотя и отдернул руки с ее талии. Молча, они наблюдали, как Хардвик скачет к ним на великолепном черном жеребце, в котором Виктория узнала Болотный туман. Конь тяжело дышал. Хардвик скакал во весь опор. Он спешился и привязал поводья к дереву.
— Добрый день, — приветствовал его Мейнард. — Вы тоже решили прокатиться сегодня? — Он повернулся к Виктории. — Вы знакомы с мисс Блам, внучкой лорда Блама? Она приехала погостить на несколько месяцев.
В глазах Хардвика, когда он кивнул, появился веселый блеск.
— Да, я, имел удовольствие познакомиться с мисс Блам в Лондоне.
Виктория затаила дыхание, опасаясь, что он скажет лишнее. Он увидел ее страх, но не обратил на это внимания и спросил:
— А где добрейшая мисс Итеридж, могу я узнать?
— О Боже, — воскликнула Виктория, — я совершенно забыла о ней. Может, лучше съездить за ней? Надеюсь, что этот мешок с костями не сбросил ее. — Она взглянула на Хардвика и объяснила: — Увы, она не большая любительница верховой езды, и в последний раз я видела, как она плелась, словно под ней не лошадь, а черепаха.
— Вам следует подумать, мисс Блам, что когда-нибудь придется научиться не разъезжать по округе без компаньонки, — подкусил ее Хардвик.
Щеки Виктории заалели.
— Я не привыкла уезжать далеко без спутницы.
— И вы надеетесь, что я поверю этому?
Пораженный горячностью, с которой эти двое вели разговор, и заметив выступивший на щеках Виктории румянец, Мейнард вмешался:
— Послушайте, лорд Хардвик, я не думаю, что у вас есть какие-либо основания делать выговор мисс Блам. Ее дед оставил ее на мое попечение, и я не допустил бы, чтобы с ней что-то случилось. Мы просто остановились, чтобы дождаться компаньонки.
— Если вы поможете мне сесть в седло, мистер Мейнард, то я посмотрю, что с мисс Итеридж.
Прежде чем Мейнард успел пошевелиться, Хардвик оказался рядом и поднял ее на лошадь.
— Мистер Мейнард позаботился бы обо мне, сэр, — пробормотала она чуть слышно. И получив в ответ только тихий смешок Хардвика, резко развернула лошадь и поскакала прочь.
— Совершенно верно, лорд Хардвик, сегодня днем мисс Блам поручена моим заботам, вам незачем брать эти обязанности на себя.
Виктория уловила резкий тон ответа Хардвика, но не смогла разобрать слов, потому что быстро скакала назад, к стене, где и обнаружила мисс Итеридж. Та медленно проходила через ворота, ведя лошадь на поводу. Виктория подумала об отношениях между двумя мужчинами и улыбнулась. Она знала, в какую ярость придет Хардвик, узнав, что они с Мейнардом намереваются расспросить его арендаторов о работе на его фабрике.
Снова переключив внимание на мисс Итеридж, Виктория спросила с неподдельной тревогой:
— Надеюсь, вы не упали с лошади? Шляпа мисс Итеридж криво сидела на голове, пряди волос падали на лицо, и она сильно вспотела.
— Нет, я не упала. У меня хватило здравого смысла слезть и провести через ворота эту ужасную представительницу лошадиного племени. Не собираюсь оправдываться, поскольку у этой клячи хватило бы сил перепрыгнуть разве что через свиную кормушку, которая все-таки намного ниже этой каменной стенки.
В эту минуту кобыла, как будто поняв ее слова, лязгнула челюстями у плеча почтенной дамы и откусила бархатную розу, пришитую к накидке.
— Эй, прекрати! Отдай мой цветок! Словно по команде лошадь выплюнула розу, которая смятым скользким комком упала на землю. Виктория с трудом сдерживала смех.
— Но вы же ясно сказали, что не хотите резвую лошадь.
— Да, я и не хотела, но эта ленивая тварь не желает двигаться иначе, чем медленным шагом. А теперь она погубила мою накидку. — Мисс Итеридж яростно сверкнула глазами на животное, которое ответило ей не более ласковым взглядом. — Была бы у меня палка, ты бы меня надолго запомнила, — заявила она, потрясая кулаком перед лошадиной мордой.
— Я бы не стала подносить пальцы слишком близко. Похоже, она может откусить и их тоже. — Виктория огляделась вокруг в поисках места для отдыха. Не найдя ничего подходящего, она сказала: — Нам нужно вернуться к мистеру Мейнарду. Я оставила его препираться с мистером Хардвиком, а сейчас они, возможно, уже дерутся. Эти двое не выносят друг друга — Она взглянула на мисс Итеридж, которая протирала лицо белым перепачканным платком. — Вы не хотите, чтобы я помогла вам забраться на лошадь? Вот славный крепкий камень. Думаю, с него вы без труда сможете сесть на лошадь.
— Категорически нет. Не имею никакого желания опять залезать на эту груду костей. — Затем, испугавшись, что зашла слишком далеко, мисс Итеридж внесла поправку: — По крайней мере, не сегодня.
— Но мисс Итеридж, это необходимо. Мы хотели проехать сегодня днем до деревни.
— Хм, а что за дом я вижу вдалеке?
— Не знаю, — Виктория проследила взглядом, куда указывала компаньонка. — Ой, это дом викария.
— Так вот. Это крайняя точка, до которой я намерена доехать на сей раз, юная леди.
Прошла целая вечность, прежде чем они вернулись к месту, где их ожидали Хардвик и Мейнард. Виктория облегченно вздохнула, увидев, что ни один из джентльменов не ранен.
— Очень жаль, но мисс Итеридж слишком утомлена, и не в состоянии ехать далеко. Может быть, отправимся к викарию и побеседуем с ним? Я хотела бы выразить ему соболезнования по поводу смерти его жены.
— Я предполагал, что мы посетим сегодня мое имение, — сказал Мейнард с очевидным раздражением в голосе. — По существу, мне необходимо поговорить с одним из моих арендаторов, фермером Вутеном. Овцы начали ягниться, и я думал, что вас позабавит вид маленьких ягнят. Мне действительно нужно повидаться с ним, мисс Виктория. — Он настаивал, не теряя надежды, что она согласиться ехать дальше.
— Разве вы не видите, Мейнард, что у мисс Итеридж сегодня нет сил для долгой поездки? Оставьте дам со мной, и отправляйтесь улаживать свои дела. Я знаю, как важно для вас поговорить с хозяином фермы. — Лорд Хардвик повернулся к почтенной даме к предложил ей руку. — Ну, мисс Итеридж, если вы разрешите помочь вам, мы тронемся в путь.
— Что вы за очаровательный человек, лорд Хардвик! Только поддержите меня, и в дорогу. — Мисс Итеридж одарила Хардвика своей самой приятной улыбкой.
Побагровевший Мейнард сверлил взглядом Хардвика.
— Я могу отложить свою поездку, и сам провожу, дам, благодарю вас, сэр. — Он направил свою лошадь к Виктории, которая сидела неподвижно, пораженная тем, с каким искусством Хардвик отделался от Мейнарда.
— Чепуха, я и слышать об этом не хочу. Езжайте, Мейнард, под моим наблюдением с дамами все будет в порядке.
— Я уверена, что лорд Хардвик способен доставить нас домой, сэр, — добавила мисс Итеридж.
Пытаясь спасти положение, Виктория, наконец, обрела голос и высказалась:
— Может быть, лорд Хардвик проводит мисс Итеридж к викарию Олсбруку, а я поеду с мистером Мейнардом? В четыре часа мы встретимся здесь.
— Вам стоило бы навестить викария, мисс Блам. Вчера я видел его в деревне, и он расспрашивал о вас. — При этих словах в глазах Хардвика играли огоньки.
Он понимает, что загоняет меня в угол, раздраженно подумала Виктория. Но, кажется, не было никакого приличного повода для отказа, тем более что дедушка был категорически против ее поездок без сопровождения мисс Итеридж.
Признавая свое поражение, Виктория обратилась к Мейнарду.
— Очень жаль, что все так получилось. В другой раз мы могли бы взять карету, и мисс Итеридж получила бы удовольствие от поездки.
Видя, что дело проиграно, Мейнард сдернул с головы свою высокую шляпу и отвесил изящный поклон.
— Тогда я прощаюсь с вами, леди, — сказал он и, как бы вспомнив, добавил: — И с вами, лорд Хардвик. Затем снова посмотрел на Викторию. — Если вы не против, вскоре я навещу вас.
— О да, конечно, окажите честь. — Ее лицо озарилось лучезарнейшей улыбкой. Уголком глаза Виктория уловила, что Хардвик нахмурился, и это утешило ее.
Общество разделилось, и дальше они ехали в молчании, если не считать мисс Итеридж, которая продолжала бить свою лошадь по бокам, осыпая проклятиями, потому что та упорно шла неспешным шагом.
Вскоре Хардвик и Виктория обнаружили, что остались одни.
— Дождемся мисс Итеридж? — Хардвик подъехал к дереву и спешился.
Беспокойно оглянувшись, Виктория неохотно согласилась.
— Думаю, это разумно. Я не хочу, чтобы мисс Итеридж доложила дедушке, что я покинула ее.
Хардвик подошел к ней и поднял руки, обхватив с обеих сторон ее тонкую талию, пока она грациозно спрыгивала с лошади.
Виктория оказалась запертой в узкое пространство между Хардвиком и лошадью, а он не разжимал рук.
— Вы уже можете отпустить меня. Я способна держаться на ногах и без вашей помощи.
Не обращая внимания на ее слова, Хардвик коснулся локона, выбившегося из-под шляпы.
— Удостоили вы Мейнарда поцелуем, пока ждали компаньонку или я помешал вам?
— Какая наглость предполагать такое! Я просто возмущена, что вы осмеливаетесь делать подобные заключения! — Она почувствовала, что заливается краской, пытаясь выдержать его горящий взгляд. Неужели в его глазах была ревность? Чепуха. Но Виктория решилась бросить ему вызов. — Он, сэр, никогда бы не повел себя не по-джентельменски. — Ее подбородок упрямо вздернулся.
— Насколько хорошо вы знаете Мейнарда, мисс Блам? Или ваша кузина и у него тоже оставляла браслет и посылала вас за ним?
— Нечестно так говорить! — Жар снова подступил к ее щекам. — Я не шатаюсь по Англии, целуя незнакомцев. Я не знала вас и не давала вам никакого повода для такого оскорбительного поступка.
— О, так вам пришелся не по вкусу мой поцелуй? Но я могу поклясться, что вы чрезвычайно наслаждались им.
— Вовсе нет! — Виктория отступила на шаг: ей не понравился блеск, который она заметила в его глазах, и легкая улыбка, изогнувшая его губы. — Я нашла его в высшей степени неприятным.
— В таком случае, наверное, я должен сделать еще одну попытку. Ни за что не желал бы оставить даму неудовлетворенной.
Ошеломленная Виктория уставилась на него как завороженная, не находя слов для ответа, сердце гулко забилось у нее в груди, а пульс участился. Какая-то часть ее существа жаждала снова испытать поцелуй. Она хорошо помнила то восхитительное ощущение от первого поцелуя, как бы ни пыталась это отрицать.
Хардвик пристально посмотрел ей в глаза, и увидел в них пламя, которое не уступало его собственному. Перед ним была женщина, которой необходимо было преподать урок, чтобы она не совершала далеких прогулок без компаньонки, а кто лучше него мог сделать это?
Он притянул ее к себе, так что лица их почти соприкоснулись. Длинные черные ресницы распахнулись, и глаза, в которых он мог утонуть, ответили ему страстным призывом. Хардвик поднял руку и обвел пальцами ее губы, с которых шепотом слетал слабый протест.
Виктория почувствовала, что у нее перехватило дыхание, когда его губы сначала нежно, а потом с силой прижались к ее губам. Хардвик страстно целовал ее. Она хотела оттолкнуть его, но вместо этого обвили его шею руками. Она несмогла сдержать желания коснуться мягких завитков на затылке.
Голова у нее закружилась, и Виктория ощутила доселе незнакомое волнение. В его поцелуе была такая сладость, что она бессознательно разомкнула губы в этом пьянящем ощущении. Виктория вдыхала аромат шерсти его куртки, и какой-то еще мужской запах, исходящий от Хардвика. Наконец она отпрянула, жадно ловя ртом воздух. Хардвик удовлетворенно выпрямился.
— Судя по вашему виду, мисс Виктория, могу утверждать, что на сей раз, я поцеловал вас как следует. Этот поцелуй пришелся вам больше по вкусу? — Его глаза насмехались над ней, он не хотел, чтобы Виктория поняла, насколько взволновала его. Поцелуй потряс его так же сильно, как и Викторию. Хардвик знал это слишком хорошо, чтобы позволить Виктории догадаться, как глубоко она затронула его чувства. Крошка была самой желанной женщиной, которой он когда-либо домогался.
— А вы бродите по округе, целуя каждую встречную женщину? — Виктория отошла подальше от него и старалась изобразить негодование, хотя все еще с трудом переводила дух.
— Только хорошеньких, — ответил он. Улыбка перешла в смешок. — Я никогда не встречал молодых женщин, которые так страстно отдавались бы поцелую. Прошу вас, не делайте такого огорченного лица. Осмелюсь сказать, что ваша добродетель все еще в целости.
Виктория задохнулась, закрыв рот рукой.
— Неужели у вас нет понятия о чести? Леди должна быть помолвлена, сэр, прежде чем ее поклонник дважды поцелует ее.
— Если вы опасаетесь, что теперь мы должны обручиться, то можете отбросить эти страхи. И совсем не нужно по этому поводу хмуриться. У меня нет желания вступать в брак из-за поцелуя ни с вами, ни с любой другой женщиной. Этот поцелуй просто должен был восстановить мое доброе имя после вашего решительного заявления относительно первого поцелуя.
— Чего вам недостает, так это воспитания, лорд Хардвик, — она поправила шляпу и, оглянувшись, заметила приближающуюся мисс Итеридж. — Пожалуйста, ни слова о случившемся. Я не желаю, чтобы до мисс Итеридж донесся даже слух об этом скандальном разговоре.
— Значит, вы не намерены сообщить мистеру Мейнарду, что в роли любовника я лучше его? — прошептал он, тихо посмеиваясь.
— Сэр! Разумеется, нет! Мистер Мейнард никогда бы не попытался воспользоваться моим положением, как это сделали вы.
Хардвик наклонился ближе, и его глаза заблестели:
— Я хотел бы надеяться, что вас это кое-чему научило, и с этих пор вы будете держаться подле мисс Итеридж.
— Если вы собираетесь, вести себя так, как сегодня, при каждой нашей встрече, то могу вас заверить, что мисс Итеридж будет рядом каждую секунду, пока вы поблизости.
— Хм, посмотрим, мисс Блам, посмотрим. Я бы поспорил на золотую гинею или даже две, что вам доставил удовольствие наш маленький опыт, и вы захотите повторить его.
— Вы невыносимы, сэр, — прошипела Виктория сквозь стиснутые зубы, проходя мимо него на дорожку, по которой ехала мисс Итеридж.
— Будьте добры помочь мне сесть на лошадь, сэр, и поедем, — сказала она и, повернувшись к компаньонке, строго обронила. — Мисс Итеридж, вы просто обязаны ехать быстрее и держаться рядом с нами.
Виктория не упустила взгляда, тайком брошенного мисс Итеридж на Хардвика, когда они снова двинулись по тропинке. Виктория возглавляла процессию, надеясь, что ветер остудит ее горящие щеки. Могла ли мисс Итеридж видеть украденный Хардвиком поцелуй?
Хардвик же не обнаруживал никакого замешательства, напротив, он попробовал приободрить почтенную даму.
— Мисс Итеридж, кажется, вам удалось приобрести сноровку в верховой езде. Сейчас ваша лошадь идет настоящей рысью.
— Вы не хотели бы испытать свои силы в галопе?
спросила Виктория.
— Нет, и не заставляйте меня спешить или я попрошу лорда Хардвика немедленно проводить нас обеих домой.
Ничуть не смиренная, Виктория ускакала вперед, оставив Хардвика сопровождать компаньонку.
Заслышав, их приближение из розария вышел викарий Олсбрук.
— Добрый день, друзья. Не хотите ли чашечку чая с пышками в этот славный денек?
— Благодарю вас. После нашей долгой прогулки это звучит чудесно. — Виктория представила мисс Итеридж, и компания спешилась.
— Привяжите ваших лошадей к изгороди. Я принес воды, чтобы полить грядки с саженцами, и лошади могут напиться после продолжительной скачки. — Викарий направился вверх по каменным ступеням и распахнул перед ними дверь. — Добро пожаловать в мой дом, друзья.
Через просторный коридор все проследовали за викарием в гостиную.
— Если вы присядете, я пойду и скажу кухарке, чтобы она принесла нам что-нибудь перекусить.
Хардвик уселся на диван, а мисс Итеридж выбрала маленькое кресло коричневого цвета, стоявшее ближе всего к камину. Очевидно, большое кожаное кресло предназначалось хозяину, поскольку на столе около него лежали очки викария и газета, так что Виктории не осталось другого выбора, как сесть на диван рядом с Хардвиком. Через несколько минут викарий вернулся.
— Мисс Итеридж, мне очень приятно познакомиться с родственницей мисс Блам.
К изумлению Виктории, пожилой священнослужитель, кажется, совершенно очаровал компаньонку. Она буквально светилась под его взглядом. Когда подали чай, викарий спросил Викторию, не будет ли она столь любезна, оказать ему честь и разлить чай. Что и было исполнено ею с изяществом.
— Сахар, лорд Хардвик? — чопорно спросила Виктория налив лорду чай.
— Вы не считаете, что я и сам по себе достаточно сладок? — поддразнивая, откликнулся Хардвик с озорными огоньками в глазах.
Виктория вперила в него убийственный взор. Она спокойно взяла четыре кусочка сахара и опустила их в крошечную чашку.
— Я взяла на себя смелость положить столько, сколько сочла необходимым, — слащаво пропела она, передавая ему чашечку. Хорошо бы он обварил себе язык, мстительно подумала она, стараясь согнать с губ тень улыбки.
— Мне только один кусочек, — сказала мисс Итеридж, странно глядя на Викторию. — Вы, должно быть, любитель сладкого, сэр? — спросила она, оборачиваясь к Хардвику.
— Только знаток сладостей, — ответил тот, не сводя глаз с Виктории, которая уже начинала чувствовать себя неуютно под его пристальным взглядом.
— Лорд Хардвик, какой вы насмешник! — воскликнула компаньонка, принимая свою чашку с чаем. — Не правда ли, мисс Виктория?
— Он без конца смешит меня, — откликнулась Виктория, сосредоточившись на чашке чая, которую она передавала викарию.
Теперь наступила очередь Хардвика нахмуриться, но Виктория отхлебывала свой чай с видом полнейшей невинности, как будто отпустила в его адрес величайший комплимент.
— Отведайте бисквит, мисс Блам, — предложил викарий, обмениваясь взглядом с компаньонкой, которая, казалось, была так же сбита с толку, как и он. Решительно, в воздухе что-то витало, но он не мог уловить, что именно.
Виктория схватила поднос со сладостями и предложила его лорду Хардвику.
— Не хотите ли что-нибудь, сэр?
— А что вы посоветуете, мисс Блам? Юная леди, свежая и сладкая, как вы, должна отдавать чему-то предпочтение, — в голосе его звучала ласка.
Виктория не посмела взглянуть Хардвику в глаза, а только бросила в ответ:
— Я выбрала бы лимонный крем.
— Что означает, что он очень подходит вашему ехидному язычку, — прошептал Хардвик так тихо, что только она могла уловить его слова. Он протянул руку к сладостям буквально за секунду до того, как Виктория сердито убрала поднос.
— Мисс Итеридж сообщила мне, что вы приехали в деревню надолго, моя дорогая, — сказал викарий, повернувшись к Виктории. — Я в восторге от этой новости. Так приятно снова услышать в этом доме женские голоса. — Помешивая чай, викарий обратился к мисс Итеридж. — Человек чувствует себя одиноко в таком большом доме наедине сам с собой. Господь не для этого создал человека, — констатировал он.
Мисс Итеридж покраснела от удовольствия.
— В таком случае мисс Виктория и я будем часто навещать вас, не правда ли, дорогая? Это самое малое, что мы можем сделать для такого милого соседа, как вы.
— Конечно, — подтвердила Виктория.
— Я живу как раз по дороге, мисс Блам, вы посетите и меня тоже? — спросил Хардвик, с вызовом глядя на Викторию.
— Мисс Итеридж не захочет ехать так далеко, — холодно ответила она, хватая поднос и передавая его викарию. — У вас замечательная кухарка.
— Ваша правда, но я должен сознаться, что мне недостает вишневых пирогов моей жены. Эти пироги были лучшим, что мне довелось пробовать в жизни.
— Ой, моя матушка обычно пекла такие же, — лицо мисс Итеридж просветлело. — Я знаю, как они делаются. Весь секрет в том, что в тесте должен быть жир. И если все выполнено в точности, то пироги будут таять во рту.
— Может быть, вы как-нибудь приготовите их для меня? — спросил викарий в ответ на застенчивый взгляд мисс Итеридж. — Или поделитесь рецептом с кухаркой.
— Думаю, что это великолепная мысль, — воскликнула Виктория. — Мисс Итеридж, давайте выберем какой-нибудь день и испечем пироги. Что за восхитительная идея!
— А мне тоже достанется немножко? — с надеждой спросил лорд Хардвик, передавая пустую чашечку обратно Виктории. Пальцы его как бы невзначай коснулись ее пальцев. Виктория отдернула руку, отчего чашка угрожающе задребезжала.
— Не стоит бить чашки викария, — предостерег Хардвик. Виктория увидела, что викарий и мисс Итеридж погружены в обсуждение выращивания столистной розы-центифолии. Убедившись, что они ничего не слышат, она колко отпарировала:
— Только об вашу голову.
Хардвик откинул голову и раскатисто расхохотался.
— Мы что-то пропустили? — спросил викарий, поднимая голову.
— Вовсе нет, — ответила Виктория, не обращая внимания на то, что Хардвик продолжает смеяться.
Незаметно для всех прошел час, когда Виктория, наконец, вспомнив о времени, вскочила на ноги и воскликнула:
— Нам пора ехать, викарий Олсбрук. Это был чудесный визит, и вы должны обязательно прийти в Блам-Касл на обед.
— Приду с превеликим удовольствием, — ответил викарий, глядя на мисс Итеридж, которая залилась краской, как школьница.
Как только компания распрощалась и двинулась в путь, все погрузились в молчание. В целом, думала Виктория, поездка в высшей степени удалась. Даже мисс Итерядж управлялась с лошадью с большим энтузиазмом, действительно ухитряясь успевать за ней и Хардвиком.
Около поворота к Блам-Каслу всадники съехали на обочину, чтобы освободить путь для кареты, которая неслась во весь опор. Когда она проехала, Виктория вздохнула. Из кареты на нее смотрела Френсис Ловетт собственной персоной. Их взгляды встретились, и презрительная усмешка тронула губы актрисы.
Что делает здесь эта женщина? Викторию не заботило, что лорд Хардвик все еще связан с актрисой. Она беспокоилась, что Френсис Ловетт может дать волю языку, а это еще больше испортит ее и без того запятнанную репутации. В ней снова вскипел гнев. Почему Хардвик не держит свою любовницу в Лондоне? Виктория от бешенства заскрипела зубами.
Она и не догадывалась, что в эту самую минуту Хардвик бьется над той же загадкой. Он покинул Лондон после очередной ужасной ссоры с Френсис. Хардвик еще живо помнил сцену расставания с ней. Как неистовствовала эта женщина! Каждую фразу она заканчивала, швыряя в его голову одну дорогую старинную вещь за другой. Французские часы пролетели мимо буквально в дюйме. Он поежился при воспоминании о бесценных вещах, через которые он вынужден, был переступить, когда уходил. Так почему же она последовала за ним в Стоун-хаус?
Наконец, он вздохнул и прекратил попытки понять женщин. Может быть, роскошное тело Френсис, навевающее чувственные грезы, поможет ему перестать думать об этой упрямой зануде девице Блам? И все же что-то в Виктории продолжало занимать его мысли.
Виктория была молода, но не спасовала перед ним. Большинство молодых дам, думали только о поклонниках, но не Виктория. Она выдерживала его пронизывающий взгляд и зачастую заставляла его отвести глаза. Он усмехнулся при мысли об ее великолепных синих глазах. Если он поддразнивал ее, Виктория отвечала колкостью, когда он говорил ей комплименты, она отвергала их. Эта женщина становилась для него настоящим раздражителем. Самое лучшее для него — это вернуться к Френсис, женщине, которая понимала его, и чьи мысли он мог бы предсказать так же легко, как следующий вдох. Но, увы, признался себе Хардвик, Френсис никак не привлекала его.
А вот мисс Виктория Блам бросила ему вызов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия



Он- великосветский денди, повеса, граф и фабрикант. Она - наивная дебютантка, простушка. И автор пробует нас убедить в какой-то любви этих двоих, хотя нет ни переживаний, ни страстей (и дело не в целомудренности романа). Даже в самых слащавых романах Картленд герои думают друг о друге, страдают, боятся потерять. А здесь всё очень просто - никомунеизвестно когда же пришла любовь, а интриги моментами даже комичны. Прочитать можно, но когда других книг нет.
Дилемма мисс Блам - Лэй ПатрисияItis
14.08.2014, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100