Читать онлайн Дилемма мисс Блам, автора - Лэй Патрисия, Раздел - Глава пятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэй Патрисия

Дилемма мисс Блам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятая

Виктория проснулась после полудня, и ей потребовалось время, чтобы вспомнить, где она находится. Все произошло так быстро, что казалось нереальным. Но Виктория была не из тех, кто долго предается грустным мыслям. Она встала с кровати с пологом на четырех столбиках и позвонила горничной.
Бойкая молодая женщина лет двадцати трех появилась через несколько минут. Прислуга в Блам-Касле была отлично вышколена, и жизнь в доме шла как хорошо отлаженный часовой механизм.
— Добрый день, мэм, — входя в комнату и приседая в книксене, — сказала Айрис. — Вам принести завтрак? Виктория рассмеялась.
— Нет, конечно. Я хочу спуститься вниз. Сейчас, должно быть, время ленча, а я умираю с голоду. Айрис кивнула.
— Да, мэм. Я помогу вам одеться. Блюда расставлены на буфете. Ваш дедушка уже поел. Лорд Блам велел передать вам, что с нетерпением ждет вас в библиотеке.
За окном спальни весело щебетал крапивник, и Виктория радостно рассмеялась. Поющая птица — хороший знак, значит, все наладится в ее жизни. Виктория любила деревню и напевала, быстро расчесывая волосы и заплетая их в одну длинную косу с яркой шелковой лентой на конце. Закончив, она, посмотрев в зеркало, и осталась довольна. Розовое дневное платье отражало ее веселое настроение, и она вышла из комнаты, по-прежнему негромко напевая.
В Блам-Касле ничего не изменилось. В холле с портретов в позолоченных рамах на нее устремляли взор все те же суровые дамы и джентльмены в своих лучших уборах. В детстве она приходила и беседовала с людьми на портретах. Особенно ее завораживала одна картина, на которой была изображена женщина с маленькой девочкой, очень похожей на Викторию. В руках девочка держала большого белого котенка с розовой лентой на шее. Дед сказал Виктории, что маленькая девочка на картине — ее прабабушка, которая уже умерла. Но Виктории нравилось представлять, о чем мог думать ребенок, когда писался портрет.
Через холл она прошла к лестнице, которая вела вниз. Виктория часто воображала, как она спускается по этой лестнице в пышном белом подвенечном наряде. Глупые мысли, одернула она себя.
— Теперь, когда я опозорена, я потеряла все шансы на замужество, — пробормотала она и быстро спустилась, прогоняя эти мысли из головы.
Услышав звяканье фарфоровых тарелок, расставляемых служанкой на буфете, Виктория поспешила в столовую. Эта комната казалась слишком большой для такого количества людей, но в доме соблюдались традиции, поэтому каждый раз еду сервировали в столовой, где могла легко уместиться добрая сотня человек.
Обычно в их присутствии дедушка сидел во главе стола, а они с мисс Итеридж по обе стороны от него.
Только в столовой Виктория поняла, как она голодна. Ее аппетит соответствовал ее беспредельной энергии.
— Добрый день, мисс Блам, — приветствовала ее молодая служанка. — Что вы будете пить? Чай или молоко?
— Думаю, что стакан молока, — смеясь, ответила Виктория. — В деревенском воздухе есть что-то такое, что заставляет пить молоко.
Служанка улыбнулась и кивнула.
— Кухарка так и говорила. По ее словам, вы всегда первым делом пьете молоко, когда приезжаете сюда.
— Правда? Никогда не замечала! — Виктория рассмеялась счастливым смехом и приступила к еде.
. Да, это на самом деле замечательно, что она здесь, подумалось ей. Пропади пропадом этот Лондон со всеми его сплетнями.
После обильного ленча из баранины с картошкой Виктория почувствовала себя заново родившейся и готовой предстать перед дедом. Он всегда обожал ее, но сейчас она не знала, как дед отнесется к ее нежданному приезду.
Виктории не стоило беспокоиться. В ту секунду, как она вошла в его кабинет, он поднялся и распростер объятия.
— Как приятно видеть тебя, моя дорогая, — воскликнул он, ласково обнимая ее.
— Ох, дедушка, как чудесно оказаться здесь с тобой! В городе такая скука.
Она смотрела в его бледное лицо, снова ощущая, как сильно любит его. Хотя дед похудел с того раза, когда они виделись, в его глазах играли чудесные огоньки. Виктория считала, что ей повезло: она унаследовала от дедушки его дух и чувство юмора.
— Ты тут не моришь себя голодом?
— Ерунда, — отмахнулся он. — Нечего ожидать от старика, что он будет объедаться, как в юности. Дай-ка поглядеть на тебя. Со времени твоего последнего приезда ты превратилась в настоящую даму. Боже мой, разве она не красавица?! — Он обернулся к мужчине, который спокойно наблюдал за ними. — Обри, хочу вам представить мою внучку, Викторию Блам. Она решила оказать мне честь и пожить у меня. Думаю, вы захотите показать ей все, что сочтете достойным внимания. По существу, она будет самой подходящей компанией, когда вы ездите верхом по округе и успокаиваете арендаторов. — Дед снова повернулся к Виктории и пояснил: — Это мой сосед и добрый друг, сквайр Обри Мейнард.
Только сейчас Виктория обратила внимание на мужчину, который стоял в углу, греясь у огня. Мужчина приблизился с приветливой улыбкой:
— Добро пожаловать в Глостершир, — он поклонился. — Какое это наслаждение видеть среди нас юное лицо.
Перед Викторией стоял коренастый шатен с карими глазами. Он улыбался ей и казался симпатичным. При этом он чувствовал себя как дома. Было видно, что они друзья с дедушкой.
— Рада познакомиться с вами, мистер Мейнард. Он завладел ее протянутой рукой и слегка прикоснулся к ней губами.
— Я просто счастлив, мисс Виктория. Надеюсь, мне дозволено называть вас по имени. Здесь, в деревне, мы не так строго придерживаемся этикета, как вы, городские жители.
Он сразу понравился Виктории.
— Конечно, только так и называйте, — она грациозно села в кресло рядом с дедушкой. — Пожалуйста, джентльмены, продолжайте вашу беседу.
— Теперь, когда с формальностями покончено, присоединяйся к нам, дорогая. Обри принес чрезвычайно тревожные новости, и мне хотелось, чтобы ты их узнала.
— Пожалуйста, мистер Мейнард, — улыбнулась Виктория, — я хочу узнать все, что произошло за время моего отсутствия.
Больше всего Виктория любила своего деда за то, что он обращался с ней как с взрослой. Может, оттого, что был одинок, он часто делился с ней затруднениями, касающимися арендаторов и их семей.
— Большинство моих арендаторов ополчились против фабрики, которую построил в городе лорд Хардвик. Они считают, что новые машины отнимут у них работу. И, вероятно, они правы, — сказал Обри Мейнард. Он повернулся к Виктории, включая ее в разговор. — Наш сосед, лорд Нейл Хардвик, возможно, вы знакомы с ним.
— О да, я встречала его, — Виктория старалась сдержаться и не хмуриться. — В нем причина здешних неприятностей? Он пользуется довольно сомнительной репутацией в Лондоне.
— О, Хардвик славный парень. Просто он построил ткацкую фабрику, и это вызывает беспокойство у большей части местных жителей. — Мейнард скрестил ноги и нервно постучал пальцами по ручке кресла. — Полагаю, вы слышали о луддитах.
Виктория отрицательно покачала головой.
— Нет, не думаю. Что у них общего с лордом Хардвиком? Видимо, Мейнарду польстил ее интерес к разговору, так как он незамедлительно продолжил:
— Луддиты — это организация ткачей, которые борются против новых фабрик. Они дают обет сжигать их, если не будет другого выхода. Они полны решимости не дать фабрикантам отнять работу у их семей.
— Но разве владельцам фабрик не нужны люди? — Виктория все еще не понимала сути проблемы.
— Да, конечно нужны. Но наш народ привык прясть и ткать у себя дома. Раньше лендлорды, такие, как ваш дед и я, объезжали всю округу от дома к дому и забирали готовую пряжу или ткань. Несколько прядильщиков должны были выделывать пряжу, чтобы ее хватило для работы одного ткача, — Мейнард сделал паузу, чтобы убедиться, что она поняла.
Виктория кивком попросила его продолжать, и Мейнард снова заговорил:
— Теперь, чтобы заработать на жизнь, женщины и дети должны идти на фабрику и трудиться от зари до зари.
— Значит, теперь работа отнимает у них больше времени?
— О нет, возможно, они работают столько же. Но дома они могут прерваться и отдохнуть, когда устали. Они чувствовали себя намного свободнее, да и дышать свежим воздухом полезнее для здоровья.
Мейнард наклонился ближе.
— Я уже объяснял графу перед вашим приходом, что ездил в Лондон и совершил обход одной из этих новых фабрик. Она ужасна. Женщины и дети не старше восьми-десяти лет работают в душном полутемном помещении. — Он помолчал в раздумье.
— Пожалуйста, продолжайте. То, что вы говорите — ужасно, но я действительно хочу узнать больше. И у лорда Хардвика тоже на совести такие страшные вещи? — Виктория была готова идти войной против Хардвика.
Лорд Блам покачал головой.
— Я не думаю, что на фабрике Хардвика такая же преисподняя, как и на тех, о которых мне довелось слышать. Несколько недель назад он пригласил меня осмотреть его фабрику, и могу подтвердить, что там достаточно чисто и благоустроенно.
Не обращая внимания на выступления Блама в защиту Хардвика, Мейнард пришел в еще большее возбуждение, и в голосе его зазвучал гнев.
— Когда я был в Лондоне, то видел отвратительные вещи, — повысил голос разгорячившийся Мейнард. Было видно, что ему не хочется видеть различий между Хардвиком и промышленниками Лондона. Он повернулся к лорду Бламу и поморщился. — Я, правда, не думаю, что стоит рассказывать об этом столь нежному созданию, как мисс Виктория.
— Ох, пожалуйста, — взмолилась Виктория. — Я хочу узнать все подробности. Если Хардвик замешан в этом подлом деле, то я хочу помочь в борьбе с ним.
Блам кивнул головой.
— Расскажите нам, Обри. Виктория очень благоразумна, и у нее светлая голова, простите за небольшое бахвальство. Она не по летам рассудительная молодая женщина, и я уверен, что вы не допустите нескромных описаний в своем рассказе. Если эти фабрики наносят вред народу, она первая поможет нам бороться с ними.
Мейнард сделал глубокий вдох и подождал, пока собеседники сосредоточат внимание на его рассказе. Он соскользнул на край кресла и понизил голос, вынуждая их наклониться ближе к нему, чтобы расслышать его слова.
— В Лондоне я видел детей, троих или четверых, чтобы быть точным, которые стали калеками на этих фабриках. У одного рука попала в быстровращающийся станок, другого какая-то из новомодных бобин, отлетев, так ударила в глаз, что он тут же вытек. — Он удовлетворенно откинулся в кресле, сознавая, что поразил слушателей.
Рука Виктории метнулась ко рту, и она на мгновение затаила дыхание.
— Это возмутительно. Можем ли мы что-нибудь сделать? Порядочным людям в графстве стоило бы отвернуться от лорда Хардвика за подобное обращение с рабочими. — Она была рада найти какой-нибудь повод для неприязни к Хардвику, потому что его обаяние, мелькнуло у нее в голове, часто одерживает верх над ее здравым смыслом.
Лорд Блам жестом остановил этот гневный поток красноречия.
— Ну — ну, не стоит так торопиться с осуждением Нейла. Я знаю Хардвика с рождения. Он не будет причинять вред детям, заверяю вас. Если хотите, я готов держать пари на золотую гинею. — Блам покачал головой. — Виктория, думаю, что тебе следует объехать округу вместе с Обри. Вы оба можете поговорить с людьми. В общем, когда я встречусь с Хардвиком, я скажу ему, что вы хотите посетить его фабрику. Если землевладельцы будут вести себя достойным образом, то неприятностей с луддитами можно будет избежать.
— Превосходная идея, дедушка, хотя мисс Итеридж не любительница езды верхом, — Виктория улыбнулась, представив, какой протест, вероятно, вызовет эта идея у компаньонки. У леди была особая ненависть к лошадям.
Мейнард поднялся для прощания.
— Предложение звучит заманчиво, лорд Блам. Если я смогу перестроить свои планы и мисс Виктория будет так любезна, то мы объедем ваше поместье на следующей неделе. — Он повернулся к Виктории. — Вам подходит это время? — Я уже предвкушаю поездку.
— Хотел бы и я отправиться вместе с вами, но времена верховых прогулок для меня миновали. Теперь мои экскурсии ограничены поездкой в карете в церковь воскресным утром. Грустно, когда тело мужчины больше не в согласии с его духом. — Блам сделал попытку встать с кресла, потом, немного задержавшись, опустился обратно. — Пусть Виктория проводит вас до дверей, Обри, если вы не возражаете.
Виктория вскочила на ноги и грациозной походкой двинулась к двери.
— Буду очень рада, если смогу быть вам полезной, сэр. Для меня удовольствие познакомиться с вами, и я стану считать дни до нашей поездки на следующей неделе.
. — Если погода будет хорошая, я пошлю кого-нибудь из слуг с запиской, чтобы уточнить время, мисс Виктория.
— Это мне вполне подходит, мистер Мейнард. Я буду ждать сигнала от вас.
Как только дверь за Мейнардом закрылась, Виктория помчалась наверх к мисс Итеридж.
— Немедленно прекратите эту беготню, юная леди. Виктория подняла глаза и увидела компаньонку, стоящую наверху лестницы.
— Ох, мисс Итеридж, я только что познакомилась с самым очаровательным джентльменом, и мы собираемся на следующей неделе вместе поехать верхом.
Мисс Итеридж побледнела и затрясла головой.
— Разве вы забыли, как я ненавижу лошадей. И с чего это вы надумали согласиться на верховую прогулку?
— О, мисс Итеридж! — нежно обняла ее Виктория. — Это дедушкина идея. А теперь пойдемте в конюшню и сию же минуту выберем себе лошадей. Как же нам не ездить верхом, когда мы в деревне? — Она взяла почтенную даму за руку и повела вниз. — Ну, хватит ворчать. Я велю Силу выбрать для вас самую кроткую лошадь в конюшне.
— Хм! Зная этого болвана, можно ожидать, что он назло приведет огнедышащего бешеного коня.
— Вы слишком строги к бедному парню. Ну, пойдемте же, я знаю хорошую лошадку, а, кроме того, дедушка никогда де стал бы держать опасных лошадей. — Виктория увлекла компаньонку вниз прежде, чем та успела придумать другой предлог, чтобы уклониться от поездки.
— Если хотите знать мое мнение, любая лошадь опасна, — пробормотала под нос мисс Итеридж, однако последовала за Викторией без дальнейших возражений.
Они вышли из замка через боковую дверь и прошли к конюшням по длинной дорожке, выложенной камнем. Вчерашняя буря утихла, а сегодня яркое весеннее солнце нежило и успокаивало. Только слабый ветерок, дувший с полей, еще сохранял остатки холода.
Виктория вскинула вверх руки и глубоко вздохнула. Запах свежескошенной травы и цветущих трав пьянил и радовал. Она остановилась, обратив на компаньонку внимательный взор.
— Мисс Итеридж, я полагаю, что вы скучаете без суеты. Дама втянула носом воздух.
— Ну, я должна признать, что жила ожиданием сезона. Когда ваших сестер вывезли в свет, у вас в доме бывала масса волнующих моментов. Как мне запомнился день, когда ваша старшая сестра получила двадцать семь визитных карточек только за дно утро! А уж цветов!..
— Я, правда, не испытываю тоски по балам, — Виктория пожала плечами и добавила: — Между прочим, я взяла с собой все новые бальные платья. Я сказала маме, что незачем им пропадать зря. Думаю, мисс Итеридж, что все сложится чудесно.
— Что ж, посмотрим на этих лошадей, — угрюмо произнесла мисс Итеридж; выражение лица у нее было такое, как будто ее ведут на виселицу.
Они подошли к конюшням как раз в тот момент, когда Сид выходил из стойла с большой охапкой сена.
— Добрый день, мисс Блам. Вам нужна верховая лошадь?
— Да, нам с мисс Итеридж нужны два сильных скакуна; чтобы мы могли проехать по окрестностям.
— Извольте, мэм.
Дамы двинулись за грумом. По дороге Виктория заглядывала в закрытые стойла. Она знала по именам почти всех лошадей в Блам-Касле. Вдруг ее взгляд наткнулся на огромного вороного жеребца, который косил на нее глазом из угла своего стойла.
Она резко остановилась.
— Сид, чей это конь? Я не видела его раньше. Я хочу именно его.
Сид, бросившись назад, подоспел к Виктории, когда она открыла щеколду и собралась шагнуть в стойло.
— Нет, мисс Блам! Не делайте этого! Вам нельзя входить. Виктория остановилась и взглянула на него.
— Почему? Он злой? — она посмотрела на коня. Тот сверкал в ответ черными глазами, ноздри его раздувались. — Если присмотреться, он действительно выглядит не слишком радушным.
Сид подошел к стойлу и с громким стуком захлопнул створки. Рукой он успокоил жеребца, который пронзительно ржал и бил копытами.
— Тпру, мальчик, успокойся. Полегче. — Конь резко заржал и поднялся на дыбы.
— Этот зверь может убить, — выдохнула Виктория, которая не часто отступала перед лошадью. — На что дедушке такое животное?
— Это скаковая лошадь лорда Хардвика, Болотный туман, и, с вашего позволения, мисс, он сущий дьявол. Красавец, но опасен для тех, кого не знает.
— Почему он здесь? — Виктория разглядывала черного коня, который продолжал сердито бить копытом. Грум сконфуженно покраснел и опустил голову.
— Его взяли на время, мэм.
Внезапно Виктория поняла, что жеребец находится здесь для племенных целей, а грум считает это слишком деликатным предметом для обсуждения с ней.
— Неважно, Сид, теперь пойди и помоги нам выбрать двух лошадок, которые были бы нам по силам. Ты прекрасно знаешь, что я опытная наездница, но вот мисс Итеридж нужна более послушная лошадь. — Она взглянула на мисс Итеридж, которая шла, соблюдая безопасную дистанцию от стойла. — Если только вы, мисс Итеридж, не хотите проверить свое искусство на Болотном тумане. — Виктория веселилась, беззлобно поддразнивая компаньонку.
— Честное слово, я терпеть не могу любую лошадь. Зачем вы изводите меня? — казалось, женщина готова расплакаться.
Преисполнившись раскаяния, Виктория похлопала дочтенную даму по руке и предложила другой план:
— Если вы не напишете маме, что гоняюсь верхом, как бешеная, по всей округе, я попрошу у дедушки позволения поехать без вас. Здесь деревня, и люди не так цепляются за условности, как в городе. Поэтому если я поеду в обществе столь достойного джентльмена, как мистер Мейнард, то думаю, что дедушка согласится.
Компаньонка набрала полную грудь воздуха и выразительно постучала себя в грудь.
— Мисс Виктория, я не напишу ничего подобного вашей матушке. Однако вы должны обещать мне, что всегда будете вести себя, как подобает леди.
— Я знаю, что вы мне не поверите, мисс Итеридж, но я всегда поступаю именно так. — Обернувшись к Сиду, она сказала: — Теперь, когда все улажено, давай подберем мне хорошую кобылку. Раньше я всегда ездила на Цыганке. Можно ее заполучить?
— Да, мэм, и ей необходима пробежка. Она вам очень подходит.
Сид принялся открывать верхнюю щеколду дверей стойла, и створки легко распахнулись им навстречу. В стойле находилась красивая чалая кобыла с белой звездочкой на лбу, которая прекратила жевать и посмотрела на них.
— Привет, милая, скучала ли ты по мне? — Виктория поглаживала рукой голову лошади, которая прижалась к ее плечу. Повернувшись к Сиду, она кивнула и сказала: — Да, это то, что мне нужно. Если ты оседлаешь ее завтра утром к десяти часам, то я съезжу к викарию узнать, как поживает его жена. Когда я навещала их в последний раз, она неважно себя чувствовала.
— Она умерла прошлым летом, мэм, через три недели после вашего отъезда домой.
В это время громкий лошадиный стук прервал их и заставил оглянуться.
— Кто это скачет из леса? — спросила Виктория, больше из любопытства, чем из действительного интереса.
— Это лорд Хардвик. — Грум не сводил глаз с наездника, который все еще был далеко. Кивнув головой, он подтвердил: — Да, мэм, это точно его светлость.
— Почему он скачет с этой стороны? Через дедушкины выгоны, а не через главные ворота.
Сид усмехнулся:
— Ей-богу, вы только взгляните, как он берет эти изгороди из кустарника. В жизни не видел лучшего наездника, чем лорд Хардвик.
— Пускать пыль в глаза — вот все его занятие, — фыркнула Виктория, поворачиваясь, чтобы уйти, так как не желала встречаться с лордом Хардвиком. — Пойдемте, мисс Итеридж. — Она подобрала платье, чтобы не испачкать его в земле и собралась уходить, но лорд Хардвик уже успел заметить ее.
— Здравствуйте, мисс Блам, — жизнерадостно приветствовал он Викторию, сдерживая лошадь и широким движением сдергивая шляпу с головы. — Я вижу, вы оправились после вашего ночного путешествия. Приятно, что вы на ногах. Собираетесь на верховую прогулку?
— Добрый день, лорд Хардвик, — произнесла Виктория намного более надменно, чем ей было свойственно. Высоко неся голову, она пошла прочь.
Хардвик действительно был хорошим наездником, вынуждена была признать Виктория. Не будь он столь презренной личностью, возможно, был бы великолепным партнером в верховых прогулках. Мистеру Мейнарду не хватало блеска, присущего манерам графа. Все-таки Виктория не доставит Хардвику такого удовольствия — заметить, что она находит его неотразимым.
Легкая улыбка коснулась губ Хардвика, а в глазах заиграли озорные огоньки:
— Мисс Блам, по-моему, вы пытаетесь выказать мне свое пренебрежение.
— Лорд Хардвих! — вскричала Виктория, задыхаясь от негодования. — Как вы смеете говорить такие пошлости. Никто и никогда не обвинял меня раньше в подобных вещах.
— Но если такова ваша привычка приветствовать посетителей, то, возможно, самое время обратить на нее ваше внимание. — Он бросил поводья коня груму. — Оботрите его и задайте хорошую порцию овса. По пути сюда я скакал слишком быстро.
Виктория стояла в замешательстве, не зная, как вести себя. Игнорировать гостя было бы крайней невоспитанностью, хотя Хардвик, казалось, умышленно провоцирует ее.
— С вашего разрешения, я пройдусь к дому вместе с вами, — Хардвик предложил Виктории левую руку, чтобы она могла опереться на нее.
Прежде чем Виктория успела придумать вежливый отказ, мисс Итеридж воскликнула:
— Приятно встретить вас сегодня, милорд. Вы правы, мы совершенно оправились после вчерашнего приключения. Чудесный деревенский воздух любого быстро поднимет на ноги.
— Мисс Блам, вы любите верховую езду? — Хардвик замедлил шаги, приспосабливаясь к дамам.
— Да, — процедила Виктория сквозь губы. Она хотела расспросить его о фабрике, но не знала, как подступиться к этой теме, не приходя в гнев.
Как будто прочитав ее мысли, Хардвик произнес:
— Может, вы как-нибудь поедете со мной посмотреть мою новую фабрику? Поразительно, как машины ускоряют процесс изготовления пряжи!
— Сквайр Мейнард и я намереваемся посетить вашу фабрику в ближайшем будущем, — холодно ответила Виктория. Брови Хардвика неодобрительно сдвинулись.
— Обри Мейнард? Вы знакомы с ним? Виктория увидела в его глазах уже знакомый гневный блеск, а раздражать его было забавно.
— Да, и это очень приятное знакомство, — она вложила в свои слова намного больше воодушевления, чем испытывала на самом деле, но они вызвали желаемый отклик на лице Хардвика.
— Мейнард — смутьян и дурак! Лучше бы вам держаться подальше от этого человека. Он не признает прогресса.
Виктория, щеки которой начали пламенеть от гнева, остановилась и развернулась так, чтобы оказаться лицом к лицу с Хардвиком.
— Лорд Хардвик, позвольте мне указать вам, что мистер Мейнард — друг моего деда и желанный гость в Блам-Касле, когда бы он ни пожелал посетить его. И оскорбляя мистера Мейнарда, вы, сэр, переступаете границы дозволенного.
Хардвик минуту свирепо смотрел на нее, затем склонился в преувеличенно низком поклоне.
— Прошу прощения, мисс Блам. Вы абсолютно правы. Я на земле Блама и в дальнейшем воздержусь от дискуссий по поводу Мейнарда; как бы то ни было, я зайду засвидетельствовать мое почтение вашему деду, а затем продолжу свой путь. — Он послал ей саркастическую усмешку и добавил: — Когда я в первый раз имел несчастье встретиться с вами, то принял вас за пустоголовую девицу-трещотку. Похоже, мне стоит научиться доверять первому впечатлению.
— А вы, сэр, грубиян и негодяй, который рыщет по Лондону, оскорбляя невинных юных девушек. Если кого-то и можно назвать светским распутником, так это именно вас. — Виктория остановилась и сверкнула на него глазами, готовая биться насмерть.
Хардвик несколько мгновений сверлил ее бешеным взглядом, прежде чем овладел собой настолько, что мог говорить.
— Мисс Блам, будь вы мужчиной, я бы потребовал у вас удовлетворения. Я не привык, чтобы меня так обзывали.
— Ха! Будь я мужчиной, то давным-давно проткнула бы вам живот шпагой! — парировала Виктория. Захваченная поединком, она смотрела на него в упор. К ее удивлению, вместо ответа в том же духе, Хардвик отвесил ей низкий поклон и проговорил:
— Всего доброго, мисс Блам. Мы обсудим это позже, — с этими словами он развернулся и пошел прочь с таким видом, будто ему не терпелось избавиться от ее присутствия.
— О Боже, мисс Виктория, теперь вы совершенно позабыли о приличии и оскорбили любезного лорда. Что заставило вас вести себя так грубо по отношению к нему? — неодобрительно заговорила мисс Итеридж. — Ведь он гость, и тому подобное.
— К чертям Хардвика. Самовлюбленный ветропрах, заслуживающий, чтобы ему задали хорошую порку. — Виктория несколько минут шла молча. — Интересно, почему они с Мейнардом так не любят друг друга?
— Не могу представить себе ни одного человека, которому не понравился бы лорд Хардвик, — качая головой, откликнулась компаньонка.
— Увы! Это лишь говорит о том, как мало вы о нем знаете, — фыркнула Виктория. — На следующей неделе я собираюсь поехать верхом с мистером Мейнардом, возможно, тогда я разузнаю больше об их взаимной неприязни.
Лорд Хардвик двигался к господскому дому в такой ярости, что с радостью разнес бы в клочья что-нибудь или кого-нибудь. Что за самообладание у этой юной забияки, которая противостояла ему, защищая Мейнарда до последнего? Будь она мужчиной, он бы… Он остановился и хмыкнул. В этом и была вся загвоздка. Виктория не была мужчиной, но и не была женщиной, с которой он мог бы не считаться. Этот маленький чертенок бился с ним как мужчина: руки в бока, синие сапфировые глаза мечут искры. Осторожней, Хардвик, безмолвно предупредил он сам себя, юные леди — это запрещенная игра.
Но лорд Хардвик не привык, чтобы его презирали женщины, молодые или старые, и хотя он не сознавал этого, Виктория задела его «я». Обычно женщины сами преследовали его, готовые упасть в его объятия. Он знавал заботливых мамаш, которые помогали своим драгоценным дочерям составлять планы, как заманить его к свадебному алтарю. Так почему же он продолжает искать общества этой белокурой мегеры и все сносить от нее, когда есть так много других, более покладистых женщин?
Он заметил, что все еще сжимает в руках ее проклятый зонтик. Разве он не выглядит глупым деревенщиной? И проходя мимо садовника, он крикнул ему:
— Эй ты, передай эту дьявольскую штуковину служанке мисс Блам!
Несчастный садовник посмотрел на Хардвика так, как будто тот повредился головой. Этот взгляд не остался незамеченным Хардвиком, и он тяжело вздохнул. Эта женщина заставила его вести себя подобно ревнивому любовнику.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия



Он- великосветский денди, повеса, граф и фабрикант. Она - наивная дебютантка, простушка. И автор пробует нас убедить в какой-то любви этих двоих, хотя нет ни переживаний, ни страстей (и дело не в целомудренности романа). Даже в самых слащавых романах Картленд герои думают друг о друге, страдают, боятся потерять. А здесь всё очень просто - никомунеизвестно когда же пришла любовь, а интриги моментами даже комичны. Прочитать можно, но когда других книг нет.
Дилемма мисс Блам - Лэй ПатрисияItis
14.08.2014, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100