Читать онлайн Дилемма мисс Блам, автора - Лэй Патрисия, Раздел - Глава тринадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лэй Патрисия

Дилемма мисс Блам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тринадцатая

Скачки должны были начаться ровно в двенадцать, и к этому времени все помещики из окрестных графств сидели в своих экипажах, переговариваясь с соседями и заключая пари на лошадей, участвующих в первом заезде. Скачки были любимым видом состязаний Виктории, так что она тоже сидела в экипаже, и в ожидании, пока лошади выстроятся на стартовой линии, нервно крутила зонтик.
— Какой чудный день для скачек, не правда ли? — заметил викарий, кивая члену церковного совета, проходящему мимо экипажа.
Сегодня они решили воспользоваться ландо, потому что у него откидывался верх, и они могли наблюдать за лошадьми, не выходя из кареты. Нечастый в Англии яркий солнечный день без единого облачка на горизонте усиливал ощущение праздника.
Виктория наказала кухарке наготовить еды для пикника. Кухарка приготовила жареных цыплят, пирожки с мясом, положила несколько сортов сыра, слоеные булочки, которые таяли во рту, и четыре вида печенья. Была даже первая клубника и потрясающие ломтики ананаса в сиропе — эти ананасы выращивались в оранжереях Блам-Касла. Многие помещики графства могли похвастаться плодами тропических растений из своих оранжерей, но садовники Блам-Касла были одними из лучших. Даже в свои преклонные годы лорд Блам проводил много времени в теплицах, ухаживая за цветами, экзотическими деревьями и всякими диковинами из царства Флоры.
Хотя лорд Блам и предпочел остаться дома, но Виктория, мисс Итеридж и викарий Олсбрук достойно представляли Блам-Касл. Обри Мейнард попросил Викторию оказать ему честь и носить на скачках его цвета. Считалось, что она проведет с ним весь день, но он сам должен был участвовать в состязаниях на одной из своих лошадей, на других лошадях из его конюшни скакали опытные жокеи.
Цветами Мейнарда были желтый и зеленый. Когда Виктория приехала, он преподнес ей вымпел, окрашенный в эти цвета, и она немедленно вывесила его на стенке ландо.
Цветами лорда Хардвика были красный и белый. Эти цвета красовались на стенках его экипажа, а второй вымпел развевался на карете Френсис Ловетт. При виде этого зрелища лицо Виктории окаменело.
Вот так, подумала Виктория, лорд Хардвик заявил мне, что у него больше нет ничего общего с Френсис Ловетт, а она таки восседает в своей карете поистине в королевском наряде, улыбаясь направо и налево и делая ставки на жеребца Хардвика.
Когда они только подъехали к месту скачек, Виктория оглядела собравшееся общество и вздохнула с облегчением, не заметив кареты актрисы.
Увы, через несколько минут ненавистная карета подъехала и остановилась в нескольких футах от экипажа Виктории. Девушка поняла, что так и было задумано, и сильно разозлилась.
Виктория была полностью погружена в свои мысли, тем не менее, это не помешало ей заметить лорда Хардвика, который приближался к ним. Увидев вымпел с цветами Мейнарда, он помрачнел, но ничего не сказал.
— Добрый день, Виктория, Итеридж, викарий Олсбрук, — он прикоснулся кончиками пальцев к шляпе, обращаясь ко всей компании, но его взгляд был прикован Виктории. Он не отрывал от нее глаз так долго, что она почувствовала, как легкий румянец начал заливать ее лицо.
— Я вижу, что в первом забеге от вашей конюшни выставлен Болотный туман. Вы советуете ставить на него? — спросила мисс Итеридж, улыбаясь Хардвику.
— Как же так, мисс Итеридж, я-то думал, что ваши симпатии должны быть отданы Золотому грому. Он призовой чистопородный жеребец Мейнарда, а ведь на вашей его цвета. — Хардвик пытался шутить, но в его голос звучала злая насмешка. — Вы изменили ему? — Вот еще! — пылко возразила мисс Итеридж. — Вовсе необязательно, чтобы все в этой карете разделяли выбор Виктории.
— Какое позорное вероломство, мисс Итеридж! — Возмущение Виктории было неподдельным. — Нельзя, чтобы мы представляли цвета Мейнарда, а ставку делали на другую лошадь.
— А почему бы и нет? Это мои деньги, а я знаю, что лошадь лорда Хардвика лучше.
— Как насчет вас, викарий? Вы сделали свой выбор? — Хардвик длил пытку, казалось, наслаждаясь дурацким положением, в котором оказалась Виктория.
— Посудите сами, лорд Хардвик. Я — приходский священник, и вы понимаете, что я не поставлю и пенни на любую лошадь. Возможно, с моей стороны было бы и не слишком мудро отдать предпочтение чьей-то лошади. Однако не могу не отметить, что ваш Болотный туман, безусловно, превосходный жеребец. Несколько недель назад я наблюдал его пробежку у вас в поместье, и зрелище было захватывающее, — викарий обернулся к мисс Итеридж — Я бы сказал, мисс Итеридж, что вы поступили неглупо, поместив свои деньги именно таким образом.
— Ну, я в жизни не встречала подобного предательства, — воскликнула Виктория. — Я желаю поставить десять фунтов на Золотой гром, и сию же минуту. — Она вытянула шею, оглядываясь по сторонам. — Ну, где этот букмекер?
— Я принимаю ваше пари, мисс Блам, — промолвил Хардвик, вынимая несколько банкнот и вручая их викарию. — Держите, Олсбрук, наши деньги будут у вас до конца скачки, а потом я вернусь за выигрышем. — Он слегка поклонился и ускакал в ту сторону, где поджидала его Френсис Ловетт.
«Надеюсь, что его лошадь придет последней», — подумала Виктория, не решаясь произнести это вслух, прекрасно зная, кому принадлежат симпатии остальных. Это еще больше злило ее. Мисс Итеридж и викарий были ее гостями: от них требовалась самая малость — поддержать Мейнарда. Виктория надула губы, настроение у нее с каждой минутой становилось все мрачнее.
Прозвучал выстрел к началу гонки, и лошади понеслись по полуторамильной дистанции, размеченной столбиками с флажками через каждые четверть мили. В этой скачке участвовали шесть лошадей. Лошадь Хардвика отстала, тогда, как лошадь Мейнарда вырвалась вперед. Виктория вскочила со своего места и стала криком подгонять Золотого грома. Почти сразу же она услышала, как Френсис Ловетт чистым звонким голосом подбадривает Болотного тумана.
Виктория ощутила приступ ревности, и это чрезвычайно раздосадовало ее. В глубине души она предпочла бы тоже быть на стороне Хардвика, пусть он и самовлюбленный сердцеед, в сети которого она не желал бы попасть. Кажется, его обожали поголовно все женщины, и старые, и молодые. А, судя по неистовым крикам, раздававшимся рядом, больше всех по нему сходила с ума мисс Райнс, ядовито отметила Виктория.
Но первый приз не достался ни одной из этих лошадей. К всеобщему удивлению, под одобрительные возгласы и аплодисменты толпы финишную линию первой пересекла молодая темная лошадь по кличке Морской Бриз. Золотой гром Мейнарда пришел вторым, а Болотный туман отстал от него на голову.
Виктория ждала возвращения Хардвика, ехидно усмехаясь. Ждать ей пришлось недолго: вскоре она увидела, что он приближается верхом на черном жеребце. Следом ехал Мейнард.
— Увы, мисс Блам, на сей раз, вы одержали надо мной верх, — галантно произнес Хардвик, отвешивая преувеличенно низкий поклон. — Викарий, вручите даме выигрыш.
Виктория приняла деньги с греховным чувством гордыни, о чем красноречиво свидетельствовала ее победная улыбка.
— Мистер Мейнард, позвольте поздравить вас с прекрасной лошадью. Золотой гром великолепно провел скачку.
Не успел Мейнард принять ее комплимент, как вмешался Хардвик.
— Жаль, что должен возразить вам, мисс Блам, но Золотой гром не продемонстрировал в скачке особого мастерства. Победитель — вот герой, а тот, кто пришел вторым — уже не в счет.
— А как насчет третьего, старина? — Мейнард хлопнул Хардвика по спине. Он едва не лопался от гордости из-за победы над Хардвиком. Скрыть это было выше его сил.
Виктория не могла не воздать Хардвику должное: он был джентльменом. Многие мужчины, независимо от знатности рода, теряли самообладание, потерпев поражение. Но Хардвик держался достойно.
— Может, мы заключим пари на следующий забег, мисс Блам? — спросил Хардвик, внимательно наблюдая за выражением ее лица.
— А в нем участвует ваша лошадь?
— Нет, боюсь, что следующая скачка, в которой будут участвовать мои лошади, состоится только в два часа.
Так как, судя по всему, Хардвик решил проводить большую часть времени у кареты Виктории, Френсис Ловетт велела своему кучеру подъехать ближе и вмешалась в разговор:
— Почему бы нам не объединиться за ленчем и не поболтать по-дружески. Джентльмены могут поговорить о лошадях, а дамы решат, на какую из них им делать ставки.
Виктория затаила дыхание в надежде, что викарий или мисс Итеридж найдут какую-нибудь причину для отказа, но, увы, спасения не пришло.
Напротив, она услышала ответ Мейнарда:
— Ей-богу, звучит великолепно. Скажем, в половине второго. Подходит, Хардвик?
— Решено, — Хардвик вновь обратился к дамам. — С вашего позволения, я узнаю, что случилось с моим жокеем и почему он так сильно отстал. Однако хочу предупредить вас, в двухчасовой заезд я выставил Балтазара, а это призовой скакун, смею вас уверить.
Мейнард, который после победы над Хардвиком в первой скачке ходил гоголем, немедленно откликнулся:
— Очень интересно. У меня в том же забеге выставлен Абеляр. — Он повернулся к Хардвику. — Лорд Хардвик, предлагаю вам пари, что теперь мой жеребец будет победителем.
— Как насчет пяти тысяч фунтов? — нанес встречный удар Хардвик.
Мейнард был явно потрясен размером суммы, но все-таки не мог допустить, чтобы дамы видели, что он отступает. Поэтому он кивнул и протянул руку.
— Пять тысяч фунтов, и пусть победа достанется сильнейшему.
Несколько следующих забегов прошли спокойно. Хоть они и не были такими захватывающими, как первый, но лошади бежали отлично, и приятно было наблюдать за ними.
Виктория не заметила, как пролетело время, но вот в скачках наступил перерыв, и мужчины объявили, что пора подкрепиться.
Вокруг экипажей поднялась суматоха. Слуги расстилали коврики для дам и скатерти для снеди. Френсис Ловетт заняла место между Хардвиком и Мей-нардом, раскинув платье так, чтобы для Виктории не осталось места с этой стороны импровизированного стола.
— Я испытываю такое волнение, находясь рядом с двумя столь красивыми джентльменами, — ворковала Френсис, отчаянно флиртуя одновременно с обоими мужчинами. Полу прикрытые ресницами глаза и застенчивая улыбка неопровержимо свидетельствовали об обуреваемых ее чув-ствах.
Виктория прошла к другому концу стола, и, усевшись, стала с деланным оживлением наполнять клубникой тарелку из саксонского фарфора, мысленно награждая актрису нелестными эпитетами.
Мисс Итеридж, которая прекрасно знала вспыльчивость своей подопечной, когда ее задевают, кинула на Викторию предупреждающий взгляд. Виктория нахмурилась в ответ, но затем сосредоточилась на еде. У мисс Итеридж отлегло от сердца, и она снова занялась викарием. Все присутствующие заметили, что между ними расцветает настоящая любовь.
Наконец Виктория закончила терзать холодного цыпленка и отставила тарелку в сторону. Поворачиваясь к трио, сидящему справа от нее, она проговорила:
— Обри, милый, оборвать для вас стебельки с клубники? Мейнард весь зарделся от удовольствия и придвинулся ближе к ней.
— Что за восхитительное предложение! Клубника из оранжерей Блам-Касла принесет мне счастье! — Он подставил открытый рот, и Виктория уронила в него сочную ягоду.
Брови Хардвика почти сомкнулись над переносицей. Он хмуро наблюдал за этой парой голубков, любезничающих у него перед носом.
Виктория улыбнулась. Негодование Хардвика приводило ее в восторг. И она решилась на еще большую дерзость. Виктория окунула ягоду в свой бокал шампанского и дала каплям упасть в подставленный рот Мейнарда, который чуть не подавился от смеха.
Френсис Ловетт, не желая, чтобы Виктория завладела всеобщим вниманием, также попыталась накормить Хардвика клубникой из своих рук, но он отстранил ее и встал на ноги.
— Дорогие леди, ленч доставил мне истинное удовольствие. А сейчас мне нужно до начала скачек поговорить с жокеем. Последние указания, вы меня понимаете?
— Только без всяких фокусов, Хардвик! Я хочу победить вас в честной схватке, — сказал Мейнард, ухмыляясь во весь рот.
— Можете не беспокоиться, — Хардвик собрался уходить, но затем обернулся.
— Давайте сделаем эту скачку еще интереснее, Мейнард. Поскачем каждый на собственной лошади? Мейнард мгновенно оказался на ногах.
— Ей-богу, отличная идея. — Он обернулся к компании. — Если дамы извинят нас, то мы удалимся. Когда мы вернемся, один из нас будет богаче на пять тысяч фунтов и осмелюсь обещать, что в честь победы я устрою в своем доме праздник. — Мейнард жестом обвел общество. — Все приглашены.
— Не будьте столь самонадеянны, Мейнард. В Стоун-хаусе с рассвета жарят мясо, чтобы отпраздновать победу сегодня вечером. И я не собираюсь обедать в одиночку. — Хардвик усмехнулся. — Нет необходимости добавлять, что гостем будет каждый.
Решив окончательно взбесить Хардвика, Виктория вскочила на ноги и объявила:
— Победителю я подарю поцелуй.
— Что ж, мне не нужно другого приза, Хардвик. — Широкая улыбка расплылась по довольному лицу Мейнарда.
— Должен признать, — откликнулся Хардвик, глядя прямо в глаза девушке, — поцелуй Виктории — сладостная награда.
— А вам, откуда это известно? — спросила Френсис, приходя в ярость оттого, что ею пренебрегли ради девчонки. Несравненная Френсис привыкла, что в ее присутствии мужчины просто не замечают других женщин.
— Джентльмен не отвечает на подобные вопросы, дорогая Френсис, — отозвался Хардвик, не сводя с Виктории озорных смеющихся глаз.
Виктория отряхнула платье и сложила веер, стараясь не обращать внимания на испытующий взгляд темных глаз Хардвика, которые следили за каждым ее движением.
— Я пойду к финишу, не хочу, чтобы кто-нибудь загораживал мне обзор.
Остальные тоже поднялись на ноги и быстро двинулись вслед за ней. Уверенной походкой Виктория подошла к финишу и остановилась. Мисс Итеридж и викарий встали позади нее.
Френсис зашла немного дальше финишной черты.
— Я встану здесь, чтобы запечатлеть победный поцелуй на устах Хардвика, — ее лицо излучало самодовольство, что все больше выводило из себя Викторию. Вскоре к финишу подтянулось все общество, с азартом заключая пари на соперничающих лошадей. В этом соревновании выступали только Хардвик и Мейнард, так что все могли свободно наблюдать всю скачку от начала до конца.
Прозвучал выстрел, и лошади рванулись вперед, стараясь изо всех сил развить предельную скорость. Виктория, затаив дыхание, следила за состязанием двух чистокровных жеребцов под стать другу другу. Когда они приблизились к последней четвертьмильной отметке, то все еще шли голова в голову. Мейнард начал охаживать хлыстом Абеляра, а Хардвик, кажется, что-то шепнул на ухо своему коню. Через несколько мгновений Балтазар вырвался вперед, и к тому моменту, когда всадники пересекли финишную линию, он опережал Абеляра на целый корпус. Толпа неистовствовала.
Как только Хардвик пересек финиш, он привстал в стременах и победным взмахом руки приветствовал всех. Взбешенный Мейнард, который не мог скрыть своего раздражения, направил коня к роще, где его поджидал конюх.
Хардвик подъехал к тому месту, где стояла Виктория, и соскочил с лошади.
— А теперь причитающийся мне поцелуй за победу, — предъявил он свои права под громкий смех собравшихся. Отпрянув назад, Виктория попыталась увернуться, но Хардвик ухватил ее рукой.
— Э нет, шалунья, — сказал он, посмеиваясь, — пари есть пари. И я требую свой поцелуй. — Он сжал Викторию в своих сильных объятиях, его губы приблизились к ее губам. Жаркие и желанные, они требовали, чтобы Виктория подчинилась. Их прикосновение зажгло огонь в ее крови. Он дерзко приоткрыл ее неопытные губы и дотронулся языком до ее языка. По телу Виктории прошла сладкая волна, и она легко вернула ему поцелуй.
В голове у Виктории шумело, и она забыла обо всем на свете, упиваясь вкусом любимых губ. Наконец Хардвик ослабил объятие и прошептал:
— Должен сказать, мисс Блам, поцелуй стоил скачки.
— Вы неисправимы, сэр, — отпарировала Виктория, но в голосе у нее не было гнева. Она признала свое поражение:ее сердце принадлежало ему точно так же, как, должно быть, принадлежали сердца сотен других женщин.
От Френсис Ловетт не укрылись полные любви взгляды, которыми обменялись эти двое. Подхватив руками платье, она величавой поступью двинулась к роще, в которой несколькими минутами раньше скрылся Мейнард со своим конем.
Внезапно пронзительное конское ржание разорвало воздух. Казалось, лошадь просто визжит от боли. Сначала все недоуменно переглянулись, а потом Хардвик воскликнул:
— Это скотина Мейнард. Он бьет Абеляра! — Он опрометью бросился через поле. Жалобное ржание коня надрывало душу.
Охнув, Виктория пустилась вслед за Хардвиком. Она обогнала его и, подбежав к Мейнарду, срывающимся на крик голосом приказала ему прекратить избиение. Виктория попыталась удержать его руку, которая безжалостно хлестала великолепное животное. Глаза Абеляра налились кровью, кровь текла по его шелковистой черной коже.
Мейнард, разъяренный потерей пяти тысяч фунтов и униженный победой Хардвика, оттолкнул Викторию. Она отлетела прямо в объятия Хардвика, который помог ей удержаться на ногах и отстранил ее.
Подойдя к Мейнарду, Хардвик вырвал у него хлыст.
— Довольно, вы убьете лошадь, глупец! Мейнард обернулся к Хардвику.
— Это моя лошадь, и я могу обращаться с ней, как сам того пожелаю. — Ноздри у него раздувались, и он кинулся с кулаками на Хардвика, который ловко отклонился в сторону, так что Мейнард рухнул на землю.
— Поднимайтесь и убирайтесь прочь, Мейнард, иначе, да простит меня Бог, я возьмусь за кинжал. Никогда не позволю себе равнодушно наблюдать, как измываются над бедным бессловесным животным.
Двое мужчин помогли Мейнарду встать.
— Держите себя в руках, старина, это уж слишком! — Взглянув на Абеляра, один из мужчин воскликнул: — О Господи, только взгляните на несчастную скотину!
— Можно я уведу его домой? — тихо спросил грум. Хардвик бросил ему поводья.
— Позаботьтесь о коне. Но дайте мне знать, если Мейнард снова возьмется за хлыст. Я уж сумею как-нибудь приструнить его.
— Я убью вас, Хардвик, — вскричал взбешенный Мейнард. — Мне и впрямь стоило бы сжечь дотла в ту ночь вашу проклятую фабрику.
— Значит, все-таки вы организовали этот заговор, как и утверждал лорд Хардвик? — в ужасе вымолвила Виктория.
— Представьте, я, а Френсис Ловетт мне помогала, — насмешливо отозвался Мейнард.
— Лжец! — раздался пронзительный вопль актрисы. Мейнард покачал головой.
— Хватит, Френсис, пора поставить точки над «i». Пусть могущественный лорд Хардвик узнает, что в этом деле мы действовали заодно с вами. — Он с ненавистью взглянул на Хардвика. — Я намеревался уничтожить вашу фабрику, а Френсис хотела выставить перед вами Викторию в смешном виде. Таким образом, она надеялась вернуть вашу любовь.
— Да вы с ума сошли! — вскричала актриса, заметив на лице Хардвика презрение. — Не верьте ему, Нейл!
— В чем же, Мейнард, состояла роль Френсис?
— Об этом я могу вам поведать, — вступила в разговор Виктория. — Она пыталась провалить мой званый вечер. Сначала она подкупила слуг, чтобы те не пришли на работу, потом они с Мейнардом сочинили сказку про луддитов, наступающих на фабрику, чтобы все уехали с бала. Все так и произошло: все гости помчались на фабрику.
— Я поступила так из любви к тебе, Нейл. Я не хочу, чтобы тебя окрутила эта сопливая девчонка, мисс Блам, которой пришлось убраться из Лондона из-за ее дурной славы. Неужели ты не понимаешь, что она покинула город с позором, и если ты женишься на ней, то станешь посмешищем всего Лондона? — причитала Френсис, цепляясь за руку Хардвика.
— Не было и речи ни о какой женитьбе, и я вовсе не сопливая девчонка, — выпалила Виктория, чувствуя непреодолимое желание отхлестать соперницу по самодовольной физиономии.
Хардвик шагнул к Виктории и обнял ее за плечи, как бы укрывая от злых нападок.
— Я прошу вашей руки, дорогая Виктория, пред лицом всего общества. Если вы откажете, то мне придется с позором покинуть эти края.
Виктория почувствовала, что земля поплыла у нее из-под ног, и в то же время огромная радость волной нахлынула на нее. Она обратила к Хардвику сияющее лицо и ответила:
— Я принимаю ваше предложение, милорд. — Она улыбнулась ему, но даже в такой торжественный момент Виктории не изменило лукавство. — Думаю, что это самый необычный способ делать предложение, но я выйду за вас замуж.
Хардвик снова схватил ее в объятия и осыпал поцелуями. Виктория услышала, как все вокруг рассмеялись. Позабытый всеми Мейнард ушел, прихрамывая и изрыгая проклятия.
— Я ненавижу вас обоих! — выкрикнула напоследок Френсис Ловетт и пошла к своей карете, стараясь, чтобы ее отступление не выглядело бегством.
Незадачливые заговорщики зря тратили свои силы; обнимавшиеся влюбленные не замечали ничего вокруг. Когда, наконец, они смогли оторваться друг от друга. Виктория напомнила:
— Нам пора возвращаться в Блам-Касл, милорд.
— Тогда до вечера, — ответил Хардвик, целуя ее в самый кончик носа.
По дороге домой сердце Виктории пело от счастья. В начале сегодняшнего дня она и вообразить не могла, что он окончится так чудесно. Но одна вещь продолжала тревожить ее: в чем причина столь застарелой ненависти между Мейнардом и Хардвиком? В конце концов, она решил расспросить викария.
— Мистер Олсбрук, похоже, что лорд Хардвик и Мейнард всегда не любили друг друга. Но должна же существовать причина для такой взаимной неприязни. Вам что-нибудь известно об этом?
Викарий утвердительно кивнул головой. — Да, я знаю причину. Несколько лет назад сестра лорда Хардвика, Эллен, влюбилась в Мейнарда. Старый лорд видел этого человека насквозь и немедленно попытался положить конец их роману, но Мейнард продолжал преследовать невинное дитя. Эллен была тихой девочкой, очень впечатлительной и доверчивой. — Он тряхнул головой, как бы отгоняя горестные воспоминания. — Отец Хардвика явился к Мейнарду и заявил ему, что если тот настаивает на свадьбе с его дочерью, то он получит ее, но без гроша в кармане.
— Не было ли это чересчур жестоко с его стороны? — прошептала Виктория, потрясенная поступком старого лорда.
— Так может показаться, но граф был мудрее, чем многие думают, потому что как только надежда на приданое была утрачена, Мейнард бросил Эллен.
— А что случилось с ней? Я никогда не слышала, чтобы Нейл упоминал о сестре, — спросила Виктория, пытаясь припомнить, не мелькнуло ли хоть раз имя Эллен в их разговорах.
Викарий понурил голову и тяжело вздохнул.
— Увы, здесь мой рассказ становится совсем печальным. Кажется, Эллен забеременела от Мейнарда, а когда сказала ему, что ждет ребенка, тот отказался жениться на ней без приданого. В отчаянии она бросилась вниз со скалы, но перед этим написала письмо отцу, в котором признавалась во всем.
— О Боже, — воскликнула Виктория, всплеснув руками. — Неудивительно, что Нейл презирает его. Поэтому он так тревожился за меня. — Она бросила быстрый взгляд на викария и мисс Итеридж. — Вы не думаете, что и на сей раз Мейнарда прельщали мои деньги?
— Вероятнее всего, — честно ответил викарий. — Вы очень заманчивая добыча, моя милая, как была и Эллен. А поступками этого человека всегда управляли деньги.
Виктории стало стыдно за то, что она так превозносила Мейнарда перед лордом Хардвиком. Что должен был Нейл подумать о ней? Но ведь она же ничего не знала! Как только они встретятся снова, она немедленно объяснит ему все.
— Как воспринял лорд Хардвик смерть сестры?
— Ох, моя дорогая, дальше дела пошли еще хуже. Старый лорд был так сокрушен смертью дочери, что заперся в своей комнате и буквально погибал от горя. Он до конца жизни винил себя в ее смерти, потому что отказал ей в приданом, на которое она имела право. — Викарий взглянул на дам и поспешно добавил: — Конечно, это чепуха, но он так считал. Лорда Хардвика вызвали домой, и рассказали ему эту печальную историю. Он провел всю ночь в поисках Мейнарда, дав клятву убить его, но мне с епископом удалось на рассвете перехватить его и убедить, что это было бы чистейшим безрассудством. Именно теперь, когда его отец сходил с ума от горя, Стоун-хаус больше чем когда бы то ни было, нуждался в молодом графе. Через месяц старого графа похоронили рядом с его милой дочерью.
— Да уж, мне придется принести извинения за все свои выходки, — грустно сказала Виктория после некоторого молчания.
— Уверена, что лорд Хардвик простит вас. Да, собственно, он уже простил, моя дорогая. Разве он не просил вас стать его женой? — весьма резонно заметила мисс Итеридж.
— Да, я скажу Нейлу, как я люблю его, и что я любила его с того самого дня, когда впервые переступила порог его дома, — пылко заявила Виктория, и это была сущая правда.
— У вас будет достаточно времени, чтобы доказать свою любовь, дитя мое, — улыбаясь, промолвил викарий.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дилемма мисс Блам - Лэй Патрисия



Он- великосветский денди, повеса, граф и фабрикант. Она - наивная дебютантка, простушка. И автор пробует нас убедить в какой-то любви этих двоих, хотя нет ни переживаний, ни страстей (и дело не в целомудренности романа). Даже в самых слащавых романах Картленд герои думают друг о друге, страдают, боятся потерять. А здесь всё очень просто - никомунеизвестно когда же пришла любовь, а интриги моментами даже комичны. Прочитать можно, но когда других книг нет.
Дилемма мисс Блам - Лэй ПатрисияItis
14.08.2014, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100