Читать онлайн Мщение или любовь?, автора - Лукас Дженни, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мщение или любовь? - Лукас Дженни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 153)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мщение или любовь? - Лукас Дженни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мщение или любовь? - Лукас Дженни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лукас Дженни

Мщение или любовь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Они были на пути из аэропорта в уединенное поместье Никоса, расположенное в двадцати милях от Лас-Вегаса, а Анна все не могла избавиться от чувства нереальности происходящего.
И дело было не только в ясной до рези в глазах голубизне неба Невады, утреннем, но уже палящем солнце и растущих кактусах вдоль частной дороги, тогда как всего лишь вчера холодный апрельский ветер продувал ее насквозь.
Нет, погода тут ни при чем. Все дело в том, что ничего не изменилось. Словно она и не уезжала отсюда…..
– Здравствуйте, мисс, – приветствовала ее домоправительница, когда Анна с ребенком на руках вошла в огромный холл дома Никоса.
– Добро пожаловать, мисс, – сказала служанка и неуверенно улыбнулась малышу.
С той секунды как они приехали в поместье, просто кричащем о роскоши, Анне оно напоминало хорошо укрепленную крепость, Никос был окружен толпой помощников. Теперь он шел во главе этой маленькой армии, подписывая бумаги и отдавая приказы.
Анна замешкалась. Ее багаж унесли, и теперь она гадала, куда. В гостевую комнату? В темницу?
В его спальню?
От этой мысли Анна задрожала. Нет, конечно же, нет. Но ведь большую часть времени, что она жила здесь, ее домом была именно его спальня. Анна засыпала в объятиях Никоса, ласкала и осыпала его поцелуями, исходящими из глубины сердца, и молилась, чтобы он не бросил ее, твердо уверенная, что, если это произойдет, она умрет.
А в результате ушла сама. Только уйти навсегда ей не позволили…
Когда Никос узнал, что она беременна, тогда-то все и началось. Анна была немедленно уволена, но свободы не получила: Никос заточил ее в золотую клетку, велев развлекаться, не переутомляться и не забывать о послеобеденном сне.
Он отнял у нее работу, которую она любила, и взял на ее место молоденькую роскошную блондинку, имевшую весьма смутное представление о своих обязанностях. Персонал дома следил за тем, чтобы Анна не общалась по телефону с матерью и сестрой, просто не сообщая ей о звонках. На поздних сроках беременности Никос начал избегать Анну, предпочитая ее компании, общество новой секретарши Линдси, с которой он встречался в пентхаусе принадлежащего ему отеля «Эрмитаж-казино» – одного из сети отелей, разбросанных по всему миру.
Уже этого должно было быть достаточно, чтобы уйти от Никоса, но Анна все тянула, каждый раз находя его поступкам оправдание. Пока ей в руки не попали бумаги, и она не узнала, что именно Никос разработал план, разоривший текстильную фабрику ее отца. Это стало последней каплей. Анна сбежала от него, чтобы защитить себя и еще не родившегося ребенка.
И вот она снова здесь, вдыхает головокружительный запах цветов, который несет с собой ветер из открытых окон. Весна в южной Неваде приходила и уходила стремительно, иногда продолжаясь всего пару недель.
Их шаги эхом отражались от стен галереи, увешанной старинными портретами. Анна шла за Никосом и его людьми, держась в некотором отдалении. Среди них была красавица блондинка, которая заменила ее не только в офисе Никоса, но и в его постели. Линдси склонилась к Никосу, гладя его руку, и что-то тихо ему говорила.
Анна на секунду закрыла глаза, удивляясь, почему ей нестерпимо больно видеть их вместе.
Никос, как всегда, был неправдоподобно хорош. В самолете он переоделся, и теперь на нем были свободные темные брюки и белая рубашка с короткими рукавами, на фоне которой выделялась его оливковая кожа. Однако этот домашний вид никого не вводил в заблуждение. Вокруг него витала аура власти, которая была так же неотделима от него, как небрежность, с которой он носил авторские вещи известных дизайнеров.
Глядя на него, Анна задохнулась от боли и тоски, вспомнив те пять лет, когда она была просто его секретарем. Это время стало самым лучшим в ее жизни. Никос был высокомерен, это правда, но вместе с тем его отличала прямота и честность, несвойственные Виктору, ее прежнему боссу. Анну сразу подкупило то, что Никос никогда не пытался затащить ее в свою постель. Все пять лет, что она у него работала, он был не только ее наставником, обучая тонкостям бизнеса, но и доверял принимать самостоятельные решения.
Все полетело кувырком, когда тринадцать месяцев назад он возник на пороге ее дома с какой-то тоской в глазах.
Оглядываясь назад, Анна с сожалением поняла, почему уступила ему. Даже зная его непостоянство и многочисленные связи с женщинами, она попала под его обаяние. Но разве могло быть иначе? Ведь благодаря Никосу она поверила в себя и в свои силы.
Словно почувствовав ее взгляд, Никос обернулся. Его глаза напоминали цвет штормового моря, и Анна сжала зубы, чтобы не задрожать всем телом.
– Он ненавидит тебя.
Анна метнула взгляд на Линдси. Она не заметила, когда девушка отстала от Никоса и очутилась рядом с ней, презрительно надув ярко-алые губки и являя собой воплощение элегантности в темном приталенном костюме в полоску. Короткая юбка выставляла напоказ загорелые ноги, казавшиеся бесконечными в туфлях на опасно высоких каблуках.
Анна вспомнила, что она не переодевалась со вчерашнего вечера; волосы вылезли из конского хвостика и торчат в разные стороны, бледное лицо без косметики – и все потому, что она боялась оставить сына одного. Представив, как выглядит со стороны в сравнении с этой ухоженной, холеной красавицей, Анна почувствовала себя старой заезженной клячей. Стоило ли удивляться, что Никос предпочел ей Линдси?
– Меня это не волнует, – спокойно ответила Анна, хотя внутри нее все сжалось в тугой комок. Она не позволит этой стервочке насладиться своим триумфом. Линдси и так прибрала к рукам мужчину, которого Анна любила больше жизни, и работу, о которой можно только мечтать.
– Неужели ты все еще надеешься, что Никос предложит тебе вернуться на прежнюю работу? – скривилась Линдси.
– Нет, я здесь только ради сына. А Никос может отправляться ко всем чертям вместе со своей ненавистью.
Линдси улыбнулась Мише, и от ее улыбки у Анны по телу поползли мурашки.
– Это хорошо, – прищурившись, заявила секретарша. – Потому что, если я узнаю, что ты вьешься вокруг моего мужа…
– Он уже сделал тебе предложение? – Анна скосила глаза на ее левую руку. Кольца не было. Она почти пожалела девушку.
– Нет, – неохотно призналась Линдси, – но сделает.
– Меня просто восхищает твоя самоуверенность, но… – Анна притворно вздохнула, – боюсь, что ты будешь разочарована. Никос не женится ни на тебе, ни на ком-либо другом. Он вообще не из тех, кто женится, знаешь ли.
Линдси оскалилась и схватила Анну за руку. Ее ногти больно впились ей в кожу.
– Послушай, ты, маленькая дрянь, – с тихой ненавистью процедила Линдси. – Никос – мой! Не думай, что если ты возникла со своим недоношенным ублюдком…
– Обсуждаете последние сплетни? – раздался голос Никоса.
Линдси резко обернулась. На ее щеках проступил румянец.
– Э-э, – промямлила она, – что-то в этом роде.
Анна спрятала улыбку, но вид смущенной соперницы доставил ей наслаждение. Однако радовалась она недолго.
– Я возьму? – кивнул Никос на детскую сумку в ее руке.
– Зачем? – сразу всполошилась Анна. В ней кроме пеленок и детского питания лежали все ее документы.
– Для сына. – С этими словами он наклонился и взял сумку, слегка задев Анну плечом. От этого легкого прикосновения ее сердце на секунду остановилось и затем забилось с бешеной силой.
Анна пришла в себя, когда ни сумки, ни ребенка на ее руках уже не было. Никос повернулся к Линдси, и какая-то сила толкнула Анну к нему.
– Ты хочешь отдать моего ребенка ей?
Никос посмотрел на нее в упор. Его губы насмешливо скривились.
– Хочешь драки? Прошу, дай мне повод выкинуть тебя из своего дома.
Анна застыла.
– Рад заметить, что здравый смысл тебя не совсем покинул, – кивнул Никос и передал ребенка Линдси. – Унеси его в детскую. Я скоро приду.
– С удовольствием. – В голосе Линдси прозвучал нескрываемый триумф.
– Добро пожаловать домой, сын, – с нежностью сказал Никос и поцеловал его.
Анна провожала Линдси взглядом, с трудом удерживаясь от того, чтобы не броситься за ней и взять сына на руки. Девушка шла, покачивая бедрами, ее каблучки звонко цокали по мраморному полу.
Интересно, что сталось с расписанными Натали картинами на стенах и тщательно подобранной ею самой антикварной мебелью? – невольно подумала Анна. Наверное, Никос велел Линдси выбрать что-нибудь по каталогу. От этой мысли Анне стало совсем плохо. Она была в доме, где ей знаком каждый уголок, с мужчиной, с которым, как она думала, ее связала сама судьба. На губах Анны показалась горькая улыбка.
– Почему ты недолюбливаешь Линдси? – наблюдая за ней, спросил Никос.
Он что, жаждет услышать от нее правду? Что она бешено, ревнует его к Линдси, потому, что любит по-прежнему?
Анна расправила плечи.
– Я уже говорила. Ничего личного. После того как ты меня уволил, мне очень часто звонили со строительной площадки, жалуясь на то, что твой новый секретарь попросту игнорирует их звонки или неточно передает сообщения. Думаю, ее ошибки обошлись компании недешево.
Никос поджал губы.
– Но в последний раз ты сказала, что жалобы прекратились.
– Сказала. – В ее словах прозвучал вызов. – Когда по твоему требованию персонал твоего дома перестал сообщать мне, о каких бы то ни было звонках, включая звонки моей матери и сестры!
– Это было сделано для твоего же блага. Тебе нельзя было волноваться, потому что это могло навредить ребенку.
– Они нуждались во мне! О том, что умер отец, я узнала из газет!
– Твоей матери и сестре пора было уже начинать решать возникающие проблемы самостоятельно, а не бежать к тебе за советом. У тебя была другая семья, о которой ты должна была заботиться.
Анна не удержалась, чтобы не подпустить шпильку:
– Зато сейчас о тебе заботится твоя новая секретарша. Ну и как у нее получается? Она хоть печатать научилась?
На его скулах заходили желваки, но голос прозвучал спокойно:
– Что-то ты очень уж часто вспоминаешь мою секретаршу. Кстати, кто тебе дал право ставить под сомнение ее способности?
Ну, допустим, кое-какие ее способности сомнению не подвергаются, усмехнулась про себя Анна. Это просто смешно. Она слишком устала, чтобы переживать о его любовницах. Поспать в самолете так и не удалось. Проклятье, да она не помнит, когда в последний раз высыпалась! С той самой ночи, как Никос отверг ее, она узнала, что такое бессонница.
Анна потерла слипающиеся глаза.
– Вообще-то, мне на нее наплевать, но она последний человек на свете, которому я доверила бы своего ребенка. В постели она, может, и обладает кое-какими достоинствами, но как няня четырехмесячному ребенку совершенно не подходит.
– Ты так думаешь? – Никос насмешливо посмотрел на нее. – Но сама-то ты заботишься о моем ребенке только потому, что побывала в моей постели.
Их взгляды скрестились, и температура ее тела подскочила на несколько градусов. Капля пота стекла в ложбинку между грудями. Его взгляд был подобен прикосновению, словно и не было разделяющих их четырех футов. Всего лишь один взгляд, но Анна вдруг почувствовала себя обнаженной.
Никос отвел глаза в сторону, и дышать сразу стало легче.
– Впрочем, ты опять спешишь с выводами. Линдси только секретарь и ничего более.
Как и она сама когда-то, подумала Анна, но вслух сказала:
– Конечно.
– А что касается ее профессионализма… – Он смерил ее холодным взглядом. – Она, может, не так безупречна, как ты, но ей, по крайней мере, можно верить.
– Я никогда не…
– Прямо-таки никогда? Ну конечно. Ведь это не ты пыталась улизнуть от охранника у врача? И не ты «забыла» о своем обещании назвать моего сына Андреасом, лишь бы насолить мне? Я дал тебе все, Анна, попросив взамен лишь честности и доверия. И что получил взамен?
Его глаза прожигали насквозь, словно лазерный луч. Щеки ее покраснели.
– Извини, что я назвала сына по-другому, – собравшись с силами, отчетливо произнесла Анна.
– И это все, что ты можешь сказать? – Никос надвигался на нее подобно грозовой туче, и Анна отступила.
– Неужели ты рассчитывал, что я сдержу свое слово после всего, что ты сделал?
– И что такого я сделал?
Анна спиной уперлась в стену. Теперь их разделял всего дюйм, и она слышала прерывистое дыхание Никоса.
Что он сделал? Уничтожил ее отца. Завел любовницу. Разбил ей сердце…
– Любил ли ты меня? – не удержавшись, прошептала она. – Хотя бы чуть-чуть? Хотя бы недолго?
Никос схватил ее за запястья, но не его хватка пригвоздила Анну к месту, а синие глаза, вспыхнувшие дьявольским огнем.
– И ты смеешь задавать мне этот вопрос? – прорычал он.
В холле показались три служанки. В руках у каждой было постельное белье. Они неловко замерли, увидев своего хозяина и Анну, прижатую к стене. Что они могли подумать? Анна закрыла глаза. А что она подумала бы на их месте? Что они занимались любовью прямо в холле. Видит бог, раньше такое случалось не раз, но без свидетелей.
Никос обернулся, и девушки поспешили исчезнуть из коридора.
С коротким проклятием Никос толкнул дверь библиотеки, втянул Анну за собой и закрыл дверь. Его глаза странно мерцали.
– Ты, в самом деле, хочешь знать, любил ли я тебя?
Анна пожалела, что задала вопрос, не подумав.
Его реакция напугала ее до дрожи в коленях. Она покачала головой и опустила глаза.
– Забудь. Не очень уж это и важно.
– Я так не думаю, иначе ты бы не спрашивала.
– Давай сделаем вид, что ничего не произошло, ладно?
– Я никогда тебя не любил, – раздельно произнес Никос. Анна вскинула на него глаза. – Никогда. Ты с самого начала знала, что я на тебе не женюсь, поскольку не умею любить только одну женщину. Но ты была ближе всех к тому, чтобы стать моей женой, если бы в один прекрасный день я все-таки решил жениться. Кстати, я должен сказать тебе спасибо за то, что ты не выдержала и показала, что веры тебе ни на грош.
– Я была верна тебе, как никакая другая женщина, будь она на моем месте! Ты отнял у меня любимую работу, хотя я никакого повода для этого не давала. Ты сделал меня своей наложницей. Я. должна была уйти в тот день, когда ты взял на мое место Линдси. Я не ушла. Но знать, что мой отец…
– Ах да, твой благороднейший отец, – Никос разразился неприятным смехом. – Ну и что доказывали те бумаги, которые ты нашла? Только то, что я потребовал вернуть свои деньги, вложенные в его компанию?
– Нет. Ты оказал отцу помощь, а когда он был уже уверен, что дела налаживаются и благодаря строительству фабрики в Китае он сможет выйти на мировой рынок, ты потребовал деньги назад. Миллионы долларов уже были пущены в дело, а ты…
– Миллионы долларов, которые он клал в свой карман, – отрезал Никос. – Твой драгоценный отец строил фабрику только на бумаге, расплачиваясь моими деньгами за машины, дома и свои долги клубу «Виктор Синицын».
– Не может быть, – прошептала Анна одними губами, уже зная, что это правда. Она сразу вспомнила и лихорадочное оживление отца, и то, как он тратил деньги, не считая. «Феррари» для себя, бриллианты для матери и полуразрушенный особняк под Петербургом – чтобы напомнить всем, что в их жилах течет кровь одной из известнейших в прошлом фамилий России, как говорил он. В те дни отец даже перестал давить на нее, требуя, чтобы она согласилась выйти замуж за Виктора.
– Я ничего не говорил тебе и даже не обратился в суд, – продолжал Никос, – чтобы ты не переживала. Если бы он просто попросил меня одолжить денег, я бы дал. Ради тебя. Но обкрадывать себя? Этого допустить я не мог.
Ее невидящий взгляд остановился на глобусе, и тонкий дрожащий палец замер где-то рядом с Санкт-Петербургом. Анна всем сердцем желала вновь оказаться там, нищая, никому не нужная, но без пятна на имени. Все лучше, чем знать горькую правду.
– Так вот почему он умер, – закрыв глаза и борясь с непрошеными слезами, сказала она. – Когда понял, что он банкрот.
– У твоего отца была слабая воля. И он был трус. – Рука Никоса опустилась на ее плечо. – Скрывать от тебя правду уже не имеет смысла. Ты не поверишь, но мне жаль, что я и в тебе ошибся.
Анна сжала зубы и пообещала себе, что убьет себя на месте, если расплачется перед ним.
– Ненавижу тебя, – горячо прошептала она.
Давление на ее плечо усилилось.
– Это взаимно.
– Пусти! – Она дернула плечом.
– Ну, нет. – Никос подтолкнул ее к книжному шкафу, сверху донизу заставленному книгами в кожаных переплетах. – Ты не забыла, что кое-что мне задолжала?
Костяшками пальцев он прошелся по скуле Анны, по нежной гладкой коже щеки и замер.
Ей стоило огромного труда не запустить руки в его черные короткие волосы, не притянуть к себе и не поцеловать этот твердо сжатый рот.
Предательство собственного тела, устремившегося навстречу Никосу, ошеломило Анну.
– Конечно, ты можешь заставить меня, – пренебрежительно сказала она. – Насколько я помню, темницы здесь не было, но, может, за время моего отсутствия ты позаботился и об этом?
Его теплое дыхание коснулось щеки, вызвав в ее теле дрожь. Прижавшись к ней вплотную, Никос это ощутил. На его губах показалась ленивая чувственная улыбка.
– Темница не понадобится. Сгодится и моя спальня. И вряд ли ты захочешь покинуть ее по собственной воле. Ну, так как? Ты добровольно согласишься на мое предложение или мне придется привязать тебя к кровати и напомнить, от чего ты отказываешься?
Его хрипловатый голос сковывал волю, вызывая из памяти непрошеные воспоминания о ночах, пронизанных волшебством и наслаждением. Анна сжала кулаки и воскликнула с отчаянием:
– Ты этого хочешь? Зная, как я тебя ненавижу?
– Вот это мы и проверим. Согласись, у меня есть причины тебе не верить.
Он наклонил голову, и Анна обреченно закрыла глаза, с восторгом вдыхая его запах: от него пахло мылом, знойным, горячим солнцем пустыни и еще чем-то, для чего и слов в языке нет, но это «что-то» обладало притягательной силой, которой так и хочется покориться.
Никос не спешил. Анне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем его губы коснулись ее. Она ожидала яростного натиска и оказалась совсем не готова к нежности. Колени ее подогнулись, и Анна повисла на нем, запрокинув голову.
Горячие губы Никоса прижались к впадинке на шее, почти опалив нежную кожу. В перерывах между поцелуями он что-то тихо бормотал на греческом, и она снова почувствовала себя любимой…
Внезапно Никос отпустил Анну. Вздох разочарования вырвался из ее груди помимо воли.
– Ты чудесно ненавидишь меня, дорогая, – холодно заметил он.
Анна испуганно открыла глаза. Никос смотрел на нее с усмешкой, водя пальцем по внутренней стороне запястья. Его глаза ничем не отличались от льдинок.
Он откинул от себя ее руку. Этот жест мгновенно напомнил ей, что такое уже было. Никос снова отверг ее.
Чувствуя себя бесконечно униженной, Анна закусила губу. О, теперь она поняла, чего он пытался от нее добиться. Его нежность была всего лишь способом задеть ее посильнее, поймать на наспех придуманной лжи. Реакция тела Анны была уж слишком очевидна, опровергая ее же собственные слова.
– Просто ты застал меня врасплох. – Она нашла в себе силы улыбнуться. – Это был всего лишь поцелуй.
– Всего лишь поцелуем, он был для меня, – хохотнув, возразил Никос. – Но никак, не для тебя. – Смех оборвался. – Ты – моя, и чем скорее ты это поймешь, тем лучше для тебя.
– Я не вещь, чтобы принадлежать, кому бы то ни было, – сглотнув, сказала Анна. – Времена рабынь давно миновали, если ты этого еще не заметил.
Никос отступил в тень. Теперь его лицо было одной темной непроницаемой маской.
– Ты – моя, – холодно повторил он. – А поиграть в господина и провинившуюся рабыню… Спасибо за мысль. Чем больше я думаю об этом, тем привлекательней она кажется мне.
Анна поверила ему сразу, и ее пробрала дрожь. Она всегда подозревала, что за внешним лоском Никоса прячется зверь, который только и ждет, чтобы вырваться на свободу. До поры до времени Никос держал этого зверя на коротком поводке, но теперь намеревается выпустить его на волю и познакомить с ней.
Ее рука взметнулась ко рту, но сдавленный всхлип все же сорвался с ее губ.
Никос был невозмутим.
– Надеюсь, наш сын приносит тебе радость. – Он направился к двери. – Потому что все остальное время ты будешь приносить радость мне.
Месть.
Идя к восточному крылу дома. Никос мрачно улыбался. Анна растаяла в его объятьях, несмотря на свое смелое заявление будто ненавидит его. Чтобы месть была полной, ему требовалось кое-что выяснить. Что ж, единственный поцелуй ответил на все вопросы.
Она все еще хочет его.
И он воспользуется ее, слабостью, заставит заплатить сполна за его отвергнутую любовь. Начало положено. Ей не нужна его защита? Тем хуже для нее. Правду об отце она уже знает, но это далеко не все, что он для нее припас. Анна забрала его сердце и выбросила. Теперь пришло его время: она сама отдаст ему свое сердце, а вид ее страданий только доставит ему удовольствие. И еще сын… Она расплатится с ним и за сына, за все те муки, которые он пережил по ее милости.
– Я ждала тебя в детской, но ты так долго не приходил, что я оставила его с няней.
Никос повернулся. Линдси стояла у стены с томным видом.
– Меня задержали, – отрывисто сказал он.
– Да нет, все в порядке. – Ее ладонь легла на бедро, едва прикрытое коротенькой юбочкой, губы сложились в улыбку. – То, что мы встретились здесь, даже лучше.
Никос вздохнул. Очередная неуклюжая попытка соблазнения? У него и так настроение ни к черту.
– Ты свободна. Переговоры с Сингапуром можно отложить.
– Думаешь, я здесь из-за них?
Никос снова вздохнул. Нет, он так не думал. Линдси – не Анна. По выходным ее работать не заставишь. Впрочем, в будни тоже. Она не обладала и сотой доли профессионализма Анны. До сих пор он не уволил ее по одной причине: это значило бы признать свою ошибку.
– Что ты хочешь, Линдси? – устало спросил он.
– Ты неправильно поставил вопрос. – Ее юбка задралась выше некуда. – Чего хочешь ты, Никос?
Вопрос не требовал ответа: Линдси предлагала себя так откровенно, как никогда раньше.
На секунду он заколебался. Линдси красива. Что, если ненадолго забыться в ее объятьях и притупить не отпускающую его боль? Нет. Один раз он уже попробовал, и так плохо ему не было даже после самого жуткого похмелья.
– Ступай в офис и жди моего звонка, – бросил он через плечо.
Его сын находился в детской на руках у седой полной шотландки, чья зарплата была непомерно высокой, но у его сына должно быть только самое лучшее. Прежний воспитанник миссис Бербридж, которого она нянчила с детства, обладатель графского титула, недавно поступил в университет.
– Доброе утро, – ответила на его приветствие пожилая женщина с отчетливым шотландским акцентом. – Не хотите подержать своего сына?
– Конечно, – испытывая невольный страх, сказал Никос. Ему еще никогда не приходилось держать детей. С некоторой опаской он взял ребенка на руки.
– Ну же, мистер Ставракис, – подбодрила его женщина. – Прижмите его крепче. Он не кусается.
Личико малыша сморщилось, губы задрожали. Очевидно, он все-таки держал его как-то не так, и сын возмутился против такого обращения. Раздалось пока еще тихое похныкивание.
– Я сделал что-то не так? – Никоса прошиб холодный пот.
– Все так, – успокоила его миссис Бербридж. – Просто ваш сын проголодался, вот и все. Его мать здесь? Если нет, я сейчас приготовлю ему детскую смесь.
Никос чувствовал себя таким беспомощным, что не мог оставаться в детской ни секунды более.
– Я… мне нужно уйти. Я зайду позже. – Он передал ребенка удивленной миссис Бербридж, готовясь ринуться к двери, но почти сразу остановился как вкопанный.
Анна стояла на пороге и осматривала детскую.
– Ты ничего не изменил, – недоуменно сказала она.
Услышав недовольный плач, Анна быстро подошла к няне и привычным движением взяла ребенка. Плач скоро затих. Продолжая качать сына на руках, она кивнула сначала на стену, разрисованную животными и деревьями, а затем на голубые шторы.
– Я была уверена, что Линдси переделает комнату по своему вкусу.
– При чем здесь опять Линдси? И почему я должен был что-то менять? Только напрасная трата времени.
Не говорить же ей, раздраженно подумал Никос, что он ничего не поменял, потому что детская ему очень нравилась. И еще потому, что он любил вспоминать счастливое лицо Анны, когда она придумывала дизайн и обставляла комнату по своему вкусу…
Никос огляделся. Он пришел сюда в первый раз с того дня, как Купер позвонил ему и сказал, что Анна пропала. Тогда он был уверен: ее похитили с целью выкупа. О том, что с ней случилось еще что-то более ужасное, думать себе он запретил. Когда через пару суток не поступило ни одного звонка, кто-то из нанятых детективов предположил, что Анна просто ушла. Никос тогда чуть не вышиб из него дух, ведь он был уверен в ней, несмотря на их непрекращающиеся споры по поводу ее работы и семьи.
И каким же дураком она выставила его перед всеми, когда предположение детектива подтвердилось!..
– Я миссис Бербридж, няня вашего сына. Полагаю, вы его мать? Рада встрече, миссис Ставракис.
– Я не… Няня? – Анна бросила взгляд на Никоса. – Я в состоянии сама позаботиться о Мише.
Имя сына неприятно резало слух. Никос прикинул, не поздно ли изменить его на Андреаса, и с сожалением констатировал, что уже думает о своем сыне как о Майкле, пока – Мише. Нет, менять имя слишком поздно.
– Мне очень жаль, миссис Бербридж, но мы не нуждаемся в ваших услугах.
– Нуждаемся, – перебил Никос Анну, сверля ее взглядом. – Я пока не решил, сколько ты здесь пробудешь.
– Что значит, сколько пробуду? Пока Миша не подрастет.
– Это ты так думаешь, – он прищурился, – но не заблуждайся. Ты исчезнешь из этого дома сразу, как только исполнишь свои прямые материнские обязанности. Предположим, когда ты перестанешь кормить его грудью. Это сколько? Несколько месяцев?
Он удовлетворенно заметил, как побелело ее лицо.
Не он один. Миссис Бербридж выглядела немного смущенной, направляясь к двери.
– Если вы оба здесь, мне не обязательно находиться рядом с ребенком. Надеюсь, вы извините меня… – Она скрылась за дверью.
Никос даже не заметил ее ухода.
– Ты не можешь просто выкинуть меня. Я его мать! У меня есть права.
– Ты опять заблуждаешься. Я могу вышвырнуть тебя отсюда в любой момент. Скажи спасибо, что ты еще на свободе.
– И почему я еще на свободе? – с вызовом спросила Анна, но в ее глазах плескался страх.
– Из-за сына. Пока ты ему нужна, но это не будет длиться вечно. Если ты еще раз выкинешь какой-нибудь номер, то моментально окажешься за дверью.
– Ты не посмеешь!
– Сомневаешься? – Он покачал головой. – Ты и вся твоя семейка, кичащаяся своим аристократическим происхождением, когда в этом мире в цене только деньги и власть, но никак не голубая кровь, неужели ты все еще считаешь, что весь мир создан для вашей потехи?
– Не приписывай мне своих мыслей!
– Разве не так? Я не хочу, чтобы ты заразила этой дурью моего сына! – Никос презрительно скривил губы. – Ты дочь вора, не забыла? И сама недалеко ушла от своего отца, самовлюбленного, эгоистичного мерзав… – он оборвал себя на полуслове, сообразив, что говорит вовсе не о ее отце.
Анна понимающе улыбнулась.
Никос сжал кулаки. Она чертовски много знает. С той самой ночи, когда был зачат Майкл. Когда Никос повел себя так непростительно глупо и излил ей душу, не подумав о том, что сам же вкладывает в ее руки оружие, которое она когда-нибудь сможет использовать против него.
Но в ту ночь он был раздавлен тем, что узнал о своем отце. Не зная, как избавиться от боли, терзавшей его сердце, он примчался к своей идеальной секретарше в надежде, что она облегчит его страдания и вернет пошатнувшийся мир на место. А закончилось все тем, что он оказался в ее постели. И как бы красива она ни была, Никос никогда не позволил бы этому случиться, будь он в своем уме. Слишком уж важное место к тому моменту занимала Анна в его работе и в его жизни, чтобы все бездумно испортить. Но случилось то, что случилось. С того дня он не знал покоя. Ребенок снова захныкал.
– Проголодался, малыш? – улыбнулась Анна сыну и неуверенно посмотрела на Никоса. – Ты не возражаешь, если я его покормлю?
– Совсем наоборот. – Никос опустился на софу и указал на кресло-качалку.
– Ты не выйдешь? – изумилась Анна.
– А нужно? – в свою очередь осведомился он:
– Ты спятил.
– Не согласен. Все, что ты можешь предложить, я уже видел.
Не совсем так. Впервые за все время, что они знакомы, она не напоминала себя прежнюю – строгую, всегда застегнутую на все пуговицы секретаршу с железным самоконтролем. Но никакая одежда не могла скрыть ее безупречной фигуры. Вот и сейчас под мешковатой рубашкой он видел идеальные полушария ее грудей, которые сейчас казались больше, чем он помнил. О нет, он ничего не забыл. И как она стонала и извивалась в его руках, когда он накрывал ее грудь своими руками, брал в рот чувствительные соски, терзая их языком и зубами. И как она просила его прекратить…
Никос внезапно возбудился и тихо выругался сквозь сжатые зубы. Какого дьявола?.. Эта пытка задумывалась им для нее, а не для себя!
Анна тряхнула головой.
– Делай что хочешь. Меня это не касается, – твердо заявила она.
Еще как касается, угрюмо подумал Никос, наблюдая за тем, как Анна взяла детскую сумку и кинула ее рядом с креслом. Держа ребенка одной рукой, другой она выудила одеяльце. Вместе с ним по полу покатился пузырек.
Никос перегнулся и взял его в руки. Нахмурился: этикетка была на русском языке.
– Что это?
– Детское болеутоляющее.
– Он же еще так мал!
– У него режется зубик.
– Уже? – не поверил Никос.
– Немного рановато, конечно, но все в пределах нормы. – Анна прикрыла себя и малыша голубым одеяльцем с вышитыми на нем африканскими животными и только потом расстегнула рубашку.
В комнате воцарилась тишина, изредка прерываемая тихим причмокиванием.
Вид матери, кормящей ребенка, не должен таить в себе ничего эротичного, убеждал себя Никос. Однако его тело упорно не соглашалось с доводами рассудка. Воспоминания накатывали на него подобно огромным волнам, от которых невозможно было укрыться.
Сначала на память пришел поцелуй в библиотеке и то, как она дрожала в его объятьях, затем и предшествующие события. После того как он узнал о беременности Анны, шесть месяцев она почти всегда спала бок о бок с ним. Каждая клеточка его тела снова напоминала ему о тех ночах. И не только ночах.
Они занимались любовью, где и когда это было возможно и даже невозможно. Спальня, кухня, конференц-зал. У стены дома на заднем дворе в дождливый день. В кабине его вертолета…
Анна подняла на него глаза – спокойные и безмятежные, как воды тихой морской гавани. Я знаю, что слишком хороша для тебя, казалось, говорили они. Правнучка русской княгини, фантазия, сотканная из племени и льда. Еще никогда у него не было такой женщины.
Глядя, как она кормит его сына, Никос еще раз подумал о мести.
Он заставит ее страдать. И нет никаких причин, чтобы страдать самому.
Сегодня ночью она будет в его постели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мщение или любовь? - Лукас Дженни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Мщение или любовь? - Лукас Дженни



класный роман,
Мщение или любовь? - Лукас Дженнитатьяна
26.05.2011, 13.57





Читать!!!!Очень понравился!!!!!!
Мщение или любовь? - Лукас ДженниОльга
18.08.2012, 19.07





один из множества романов, написанных будто под копирку...грек+его женщина+ребенок...я, в принципе, такую тему люблю, но этот роман не оставил после себя чувства счастливого конца...все как-то фальшиво
Мщение или любовь? - Лукас Дженниольга
19.08.2012, 13.29





Ужаснул восторг главной героини от казино с фасадом храма Василия Блаженного. Это же мерзко... rnРоман слабенький. И не только из-за потуг писательницы привнести русскую нотку. Как уже сказано в предыдущем комментарии, фальшь ощущается. События скомканы. Не зацепил.
Мщение или любовь? - Лукас ДженниАнастасия
26.08.2012, 15.11





Полная фигня
Мщение или любовь? - Лукас ДженниТатьяна
22.01.2013, 1.37





є набагато кращі книги цього автора. 6
Мщение или любовь? - Лукас Дженнитася
21.02.2013, 0.03





Как-то непонятно. Все в мире перевернулось!!!Женщина сама просит"возьми меня" а мужик, блин, ломается, типа наказывает ее. Да уж, гордость!!!! Капец! А вообще конец интереснее начала. 8 баллов можно поставить
Мщение или любовь? - Лукас Дженниleka
10.08.2013, 0.15





примитивный романчик
Мщение или любовь? - Лукас Дженнитори
20.09.2013, 15.55





очень понравилось!!!супер!!!!!!!!!!!
Мщение или любовь? - Лукас Дженниалекс
30.11.2013, 10.13





Самовар был явно лишним.
Мщение или любовь? - Лукас ДженниКлюква
30.11.2013, 12.25





БРЕДЯТИНА
Мщение или любовь? - Лукас Дженнифлора
1.04.2014, 4.26





Нудятина
Мщение или любовь? - Лукас ДженниЕ
3.07.2015, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100