Читать онлайн Утоли мою печаль, автора - Лоуэм Дина, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Утоли мою печаль - Лоуэм Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Утоли мою печаль - Лоуэм Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Утоли мою печаль - Лоуэм Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэм Дина

Утоли мою печаль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Как ей это нравится? Ее от всего этого тошнит! Мэдж шагнула к телевизору, на экране которого военные корабли топили друг друга, и выключила его. Затем с бьющимся сердцем повернулась к Майклу.
– Что вы здесь делаете? – грубо спросила она.
Джес заморгала, энтузиазм на ее лице сменился тревогой.
– Мама!..
Майкл открыто взглянул в лицо Мэдж.
– Мы с Джесс беседовали. Она рассказала, что вы завалены работой по гостинице. У меня есть лицензии водопроводчика и электрика. Если вы не будете возражать, я бы мог заняться комнатами, которые нуждаются в обновлении. Мне всегда хотелось поработать руками.
– Он возьмет с нас только стоимость материалов, – поспешно сообщила Джесс, как будто в этом был весь вопрос.
Мэдж не отвечала. Она не могла понять, с чего это они оба вообразили, что ей будет приятно постоянно лицезреть Майкла Джордана. Но вопреки своим сердитым мыслям Мэдж почувствовала огромное облегчение, увидев его.
– Деловое предложение, – пробормотала она наконец.
Майкл кивнул и лукаво улыбнулся.
– Как я вчера говорил вам, у меня прямо руки чешутся что-нибудь ремонтировать.
Он говорил ей? Мэдж, наверное, не слышала, занятая борьбой с ночными кошмарами. Но она помнила свет в его глазах. Они сверкали, как у юноши, обсуждающего предмет своей любви.
– Мама! – сказала Джесс. – Он умеет готовить!
Мэдж не прореагировала. Она очень устала. Ей не хотелось сегодня больше ни о чем думать. Ей нужен был только отдых.
Она повернулась к дочери и увидела, что та очень встревожена. Это смутило ее. Она могла объяснить себе возбужденное состояние Джесс тем, что они с Майклом строили какие-то тайные планы. Она могла понять обостренное внимание дочери к Майклу Джордану. Она только не могла себе представить, зачем все это нужно?
Мэдж перенесла внимание на своего удивительного гостя. Он выглядел опасно привлекательным в клетчатом фартуке и кремовой хлопковой тенниске. Высокая, стройная, мускулистая фигура. Медальон на довольно потертой цепочке вокруг шеи явно был реликвией, а не украшением и совершенно не казался претенциозным. Тот самый тип мужчин, которого любая здравомыслящая женщина хотела бы видеть рядом с собой.
– Вы умеете готовить, вот как? – наконец отозвалась она, безнадежно пытаясь заставить голос звучать безразлично. – В этом доме такое признание небезопасно.
В кухне аппетитно пахло приправами и чесноком. Рот невольно наполнился слюной.
– А вы разве не готовите? – возразил он.
Джесси красноречиво расхохоталась.
Мэдж выдавила из себя слабую улыбку.
– Я ем, – сообщила она. – Эй, Джесс, а где Джонни и Персик? Как они позволили этому человеку прорвать оборону?
– Джонни пришлось остаться после школы с каким-то проектом, а Персик только что отправился за ним.
– Мне надо с тобой поговорить, Джесс, – сказала она, демонстративно отворачиваясь от него. – Пойдем в гостиную.
Джесс внезапно смутилась. Мэдж захотелось обнять ее, эту маленькую девочку, с нарочитой серьезностью сдвинувшую брови, снять с нее тревогу. Но вместо этого она молча проводила дочку в гостиную, где мистер Джордан не мог слышать их.
Мэдж очень любила эту комнату, больше, чем те помещения в обоих домах, которые пыталась реставрировать.
Просторная, с виду простая, она была полна особым уютом, паркетный поп сверкал свежей полировкой, мебель отличалась удобством и мастерством исполнения. В проеме между окнами стояло пианино, на котором упражнялась Джесс, и висели акварельные пейзажи, которые Джонни из года в год дарил ей на Рождество. Над каминной полкой резного красного дерева наклонно висело зеркало, отражающее вид из окна, как на полотнах Констебля.
Мэдж было хорошо в этой комнате, где все говорило о прочном домашнем счастье, располагало к созерцательности и отдыху. Она чувствовала себя здесь спокойно и уверенно. Вот почему она привела сюда Джесс, чтобы задать ей несколько важных вопросов.
– Чего ты добиваешься, юная леди? – тихо спросила она, от всего сердца надеясь, что вопрос не прозвучал как обвинение.
Но Джесс так его и восприняла.
– Ты с ума сошла?! – воскликнула она, опустившись на кушетку и встряхнув гривой рыжих волос.
Мэдж уселась в кресло и внимательно поглядела на дочь.
– Нет, дитя мое. Я не сошла с ума. Я… я смущена. Это на тебя не похоже.
Джесс неожиданно расплакалась.
– Я не сделала ничего плохого!
Как ни странно, эти внезапные слезы дочери принесли Мэдж облегчение, она даже обнаружила, что способна улыбаться.
– Ах, милая, я ни о чем таком и не беспокоюсь. Тем более что здесь Персик. Мне только… только хотелось бы знать, почему ты уже второй раз приглашаешь к нам в дом этого человека, забыв спросить на то разрешение. Тебе не кажется, что это несколько необычно?
Джесс напряглась. Мэдж видела внутреннюю борьбу и сама страдала. Господи, как бы ей хотелось взять дочь на руки и утешить. Было невыносимо смотреть, как ее дитя мучается.
– Я думала… я думала, что ты, может быть, будешь счастлива, – сказала Джесс, сжимая руки.
– Почему? Ты решила, что мне нужен мужчина? – Мэдж попыталась усмехнуться, покачав головой. – Но я сама в состоянии об этом позаботиться!
– Ах, это не то, – упорствовала Джесс. – Ты с ним можешь… поговорить обо всем, что тебя волнует.
Мэдж ожидала большего, но Джесс, похоже, высказалась искренне.
– Я и с тобой могу поговорить!
– Но не о взрослых. Не о… о гостинице и персонале. Персик ничего не понимает, а мы еще дети, и я думала, что он сумеет нам помочь и у тебя будет кто-то… ну, понимаешь, твоего возраста и…
– Эй, тигренок, уймись. Ценю твои старания, но мне никто больше не нужен. Я с удовольствием буду говорить с вами и с Персиком. И не забудь, что есть Би, и Марисса, и Надин…
Джесс забеспокоилась.
– Так ты, значит, хочешь его выгнать?
– Ну, зачем же. Думаю, что мы вполне можем попросить его наладить нам водопровод во время отпуска, как ты считаешь?
Джесс чуть не свалилась с кушетки.
– Он сказал, что ему нравится Вирджиния! И он подумывает, не привезти ли сюда свою дочь, ее зовут Джина, и он сказал, что я ему ее немного напоминаю! А я сказала, что она сможет остановиться у меня, в моей комнате есть лишняя кровать и я, правда…
– Ну, об этом мы поговорим позже, – перебила ее мать. – Вот все, что я могу обещать.
– Надеюсь, что это будет хорошо для тебя, – выпалила Джесс.
Сердце Мэдж оборвалось.
– Что ты имеешь в виду?
Дочь вспыхнула. Смутилась. Взглянула ей в лицо так, как Мэдж в ее возрасте еще не умела смотреть.
– Он готовит, мама. Не забудь об этом.
– Персик тоже готовит.
– Персик печет оладьи и пирожки… А ты пробовала чесночный соус Майкла?
– Мистера Джордана!
– Хорошо, ты пробовала чесночный соус мистера Джордана? О, мама, пожалуйста. Я научусь делать его, и мы сможем есть спагетти, когда захотим!
Мэдж засмеялась.
– Посмотрим, – сказала она и встала на ноги.
Но тут же почувствовала такую слабость, что чуть не упала.
– Поди сюда, – позвала она Джесс.
Дочь подошла, и она сделала то, что ей хотелось сделать с момента прихода домой. Она обняла это хрупкое тельце и прижала его к своему сердцу. Она вдыхала аромат свежевымытых волос, чувствовала нетронутую нежность кожи и думала о тех далеких мгновениях счастья, когда держала на руках Джесс-младенца. Тогда она сформировала свое кредо. Пока мои дети в порядке, я тоже буду в порядке. И все эти годы так и было.
– Спасибо, милая, – сказала она с чувством. – Ты ужасно разумная девочка.
– А я что говорила! – И лукавые искорки вспыхнули в глазах.
О, этот птенец уже готовится вылететь из гнезда, правда, еще колеблясь между свободой и безопасностью. Между соблазнами большого мира и теплом материнских объятий. Но Мэдж так не хотелось отпускать своих детей! Ведь в них был весь смысл ее жизни.
– Все будет хорошо, – произнесла она, обращаясь больше к себе, чем к дочери. – Обещаю. Как будто этого было достаточно.
Майкл стоял посреди сверкающей белизной кухни, помешивал булькающий соус и терялся в догадках. На что он мог надеяться? Каждый раз, когда она входила в комнату, его неудержимо тянуло к этой женщине. Ему хотелось подойти и спрятать лицо в ее душистых волосах. Увидеть на ее губах улыбку, предназначенную именно ему. Услышать ее смех. Стереть с ее лица печаль.
Но Майкл не был уверен в своих силах. Иногда ему начинало казаться, что она сейчас вооружится поварешкой и вышвырнет его из дома. Он не знал, как надо действовать. Что бы ни говорил Энди, но он не был тем человеком, который мог бы «подцепить» эту женщину, и уж меньше всего на свете ему хотелось причинить ей хоть малейший вред.
И тут вошла она.
«Прежде всего, надо не забывать дышать, – сказал себе Майкл. – Все остальное само собой образуется».
– Нам с вами надо поговорить, – сказала Мэдж.
Он даже не удивился. Но, вдыхая аромат ее волос, почувствовал, что сердце забилось сильнее, а ладони вспотели. Страх. Притяжение. Трепет, которого не чувствовал с тех пор, как впервые взял в руки автомат.
– Я знаю.
Она стояла в дверях гостиной, бледная и суровая. Майкл с трудом удержался от того, чтобы не подойти и не обнять ее.
– Я сегодня прошелся по магазинам, – вежливо сказал он. – Можно предложить вам пива?
Мэдж неожиданно улыбнулась, и от былой суровости на ее лице не осталось и следа.
– Пожалуй, да, – выдохнула она.
Майкл достал из холодильника две банки.
– А где наш замечательный посредник?
– Переживает стратегическое отступление.
– Никогда не говорите «отступление», – посоветовал он, вскрывая банку и с удовольствием слыша характерное шипение. – Гораздо лучше звучит «перегруппировка».
Мэдж покачала головой.
– Чья это была идея?
– Мы с вашей дочерью отлично спелись. Идея принадлежит ей, а я уже продумал детали.
– Ох, уж эти мне заговорщики!
– Она замечательная девочка. Вы можете ею гордиться.
Мэдж ощетинилась.
– Я горжусь. Но есть определенные границы ответственности, например, кому разрешается приглашать мужчин в дом на неделю-другую.
– Но это не совсем…
– Мне не нужно, чтобы кто-то держал меня за руку. Я не желаю, чтобы кто-то наблюдал за мной, как стервятник, готовый обглодать мои психологические кости.
Она, должно быть, осознала, что перешла на повышенный тон, и внезапно умолкла. Сверкнула глазами. Отпила добрый глоток пива, что совсем не вязалось с ее праведным пуританским гневом.
Майкл сделал вид, что ничего не заметил.
– Я останусь, только если вы захотите говорить об этом.
– Говорить об этом? – откликнулась она, и румянец чуть тронул ее бледные щеки. – Я говорила об этом до хрипоты. Я кричала и бросалась на людей и оскорбляла совершенно посторонних. Ничего хорошего. Если хотите знать, пригласив вас к себе в дом, я совершила самую дурацкую ошибку из всех, которые делала в своей жизни, и я не собираюсь повторять ее.
Майкл помедлил с ответом.
– Дурацкая? – спросил он наконец.
– Знаете, – осторожно сказала она, – я не считаю, что ваше желание помочь нам – удачная идея. Я не хочу занимать ваш отпуск и вполне могу найти подрядчика, чтобы закончить работу…
Майкл протестующе поднял руку.
– Вы, наверное, не представляете, что у меня на уме, – сказал он, искренне надеясь, что будет правильно понят. Он словно шел вслепую по минному полю, не зная плана минирования и не умея обезвредить мины. – Я буду почти все время в гостинице. Гарантирую хорошую работу и хорошее поведение… Уверен, что Персик с удовольствием присмотрит за мной. Я знаю, что, вернувшись сюда, разворошил кое-какие воспоминания… Но, думаю, смогу вам помочь избавиться от этого.
– Я не нуждаюсь…
– Это не означает ничего иного, как просто посидеть и поговорить вечерком, когда вам не спится. Я знаю, как трудно бывает людям, которые не избавились от ночных кошмаров.
– Вы думаете, меня мучают ночные кошмары?
– После Кореи у нормального человека иначе быть не может.
На мгновение он подумал, что ее хватил удар.
Ее глаза расширились, тело напряглось, рот слегка приоткрылся. Жестянка с пивом хрустнула у нее в руках.
– Дышите! – поспешно скомандовал Майкл.
Она откликнулась, как разбуженный лунатик.
– Что такое?
Он улыбнулся.
– Вы перестали дышать. Трудно принимать серьезные решения, когда в мозг не поступает кислород.
Она покачала головой:
– Я в порядке.
Он поднял обе руки – классическая поза сдающегося.
– Хорошо. Но можно я уйду после обеда? Я весь день готовил этот соус!
Мэдж улыбнулась, ее лицо немного смягчилось:
– Меня еще никто никогда не упрекал, что я не накормила голодного мужчину. Да Джесс меня бы на месте убила!
Майкл кивнул и допил свое пиво.
– В таком случае я пойду умоюсь. Когда появятся Персик и ваш сын, мы сядем к столу.
Все шло не так, как он задумал. Он хотел сказать «спасибо» выходившей его женщине, выполнить задачу, поставленную перед собой в День Памяти, и уйти. Вернуться к своей обычной жизни.
Вместо этого он обнаружил, что хочет здесь остаться. И не потому, что чувствовал себя в долгу перед ней, не потому, что Мэдж вытащила его с того света. А потому, что она была нежная и добрая. Потому, что у нее были глаза цвета дождя. Потому, что она пронзила его сердце в тот момент, когда повернулась к нему, улыбаясь.
– Идиот! – сказал он своему отражению в зеркале ванной.
Отражение не возражало. Оно только нахмурилось, прекрасно понимая, во что он влип. И ему покупалось, что из глубины зеркала послышалось ответное: «Идиот».
Он услышал возбужденные голоса, еще не выйдя из ванной, а когда открыл дверь, его взору представилась следующая картина.
Джонни вернулся домой. Он стоял в дверях, словно собираясь снова уйти, и единственное, что его удерживало, – это строгий взгляд матери.
Персик, как всегда, хмурился и молчал, неприязненно поглядывая в сторону Майкла.
– Это как раз тот случай, который нельзя упускать! – протестовал Джонни. – Ты не отпускаешь меня в летное училище, но с моим дипломом и налетами я мог бы поступить на курсы офицеров запаса и получить права пилота!
– Нет.
– Но я хочу летать! – воскликнул Джонни со всем пылом юного сердца.
– Ты будешь летать, – сказала она, появляясь в поле зрения Майкла. – Милый, ты уже провел в воздухе больше времени, чем иные взрослые пилоты. Ты будешь летать, обещаю. Мы найдем колледж, который поможет тебе поступить в авиакомпанию…
– Но я хочу летать на истребителях!
Она поглядела на Персика, потом на своего сына и покачала головой.
– Поговорим об этом потом, Джонни. У нас гость к обеду.
– Но ты не понимаешь! Ты даже не хочешь выслушать!
– Поговорим, когда будем дома одни.
– Мама!
– Потом.
Майклу было это знакомо. Его мать говорила так каждый раз, когда имела в виду «никогда в жизни».
Очевидно, Джонни тоже это понял. Он повернулся на каблуках и побрел прочь с видом человека, надежды которого рассыпаются в прах. Майкл посочувствовал мальчику. Он знал, что такое иметь мечту. Знал, как непросто порой бывает ее осуществить.
Джонни, однако, вряд ли нуждался в его сочувствии.
– Что вы здесь делаете? – осведомился он, обнаружив Майкла в столовой.
– Джонни! – машинально прикрикнула на него Мэдж.
Майкл улыбнулся.
– Не слишком любезный прием, парень. Особенно если учесть, что это я приготовил обед, который ты собираешься съесть.
Джонни бросил суровый взгляд на плиту, потом на Майкла. Он, пожалуй, мог бы взорваться, если бы Джесс внезапно не склонилась к нему через перила лестницы, как разъяренная кошка:
– Заткнись, – шепнула она брату. – Ты сделаешь только хуже.
Джонни посмотрел на нее и немного оттаял.
– Я тебе все объясню, – заверила она. – Но только если ты заткнешься и возьмешь себя в руки.
Сильно удивленный, он повиновался.
Майкл прошел в кухню и сразу заметил, что Персик больше не обращает на него никакого внимания. Затем он увидел, что Мэдж вся дрожит, руки у нее трясутся, а глаза остекленели. Она снова была не в себе и явно не замечала ни стоявшего в кухне Персика, ни вошедшего Майкла. Она вела бой, который отнимал у нее все силы, и Майкл не был уверен, что она его выиграет.
Джордан остановился. Он точно знал, что произошло. Он видел это много раз. И, конечно, знал, что надо делать.
Если бы Мэдж была одним из тех парней, он бы просто отвесил ей несколько оплеух, а когда б она очнулась – вывел во двор и поговорил по душам.
Но Мэдж не была одним из тех парней. Она не знала правил игры, потому что в ней не участвовала. Она даже не знала, что она не единственная, кто переживает это.
Эта женщина, конечно, не подпустит его к себе и не позволит поговорить с ней или физически вырвать из лап беспощадных демонов войны.
Но, несмотря на эти мысли, Майкл подошел и положил руку ей на плечо.
– Мы вернемся через несколько минут, Персик, – спокойно и мягко сказал он, разворачивая ее к выходу. – Пусть дети садятся за стол, если готовы, хорошо?
И Персик, непреклонный и недоверчивый, с его поразительным взглядом и могучими руками, видимо, понял всю важность происходящего, потому что молча отворил наружную дверь перед Майклом и дал ему вывести хозяйку во двор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Утоли мою печаль - Лоуэм Дина

Разделы:


12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Утоли мою печаль - Лоуэм Дина



сложно подобрать слова.... сильно, щемяще больно - и прекрасно. читайте!!
Утоли мою печаль - Лоуэм ДинаАнна
6.07.2013, 9.42





Да... Для чтива на ночь не годится, но вещь сильная, читайте.
Утоли мою печаль - Лоуэм Динасветик
1.03.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100