Читать онлайн Утоли мою печаль, автора - Лоуэм Дина, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Утоли мою печаль - Лоуэм Дина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Утоли мою печаль - Лоуэм Дина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Утоли мою печаль - Лоуэм Дина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэм Дина

Утоли мою печаль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Джонни отреагировал первым:
– Мам, ты спятила?!
Джесси восхищенно присвистнула. Майкл Джордан сдержанно улыбнулся.
– Спасибо. Я принимаю предложение.
– Мама, что с тобой случилось? – запротестовал Джонни. – Ты ведь его даже не знаешь!
Мэдж ничего не ответила. Она глядела на улыбающегося Майкла Джордана и думала: да, я спятила. Она тысячу раз видела его в ночных кошмарах, боялась увидеть его глаза в кадрах старой кинохроники. О нет, она очень хорошо знала его.
– Нам с мистером Джорданом надо кое-что обсудить, – сказала Мэдж, спокойно глядя в лицо разъяренному сыну. – И я полагаю, что ты не имеешь права оскорблять гостя в нашем доме. Пожалуйста, извинись.
Выражение лица Джонни было протестующе возмущенным. Раньше никто не переступал порог этого дома без единодушного одобрения семьи. Так уж было заведено с тех пор, как погиб Сэм – их отец. Но у Мэдж не было ни времени, ни сил объяснять это. Ее слегка мутило.
– Если вам угодно, – поспешил разрядить обстановку Майкл, – я могу сейчас же отправиться обратно.
– Нет! – чересчур резко и быстро ответила Мэдж и повернулась к сыну. – Милый, я не собираюсь просить тебя второй раз.
– Извините, – буркнул Джонни, глядя себе под ноги.
– Если не возражаете, – сказал Майкл, – я бы предпочел не вторгаться в ваш дом. В гостинице, наверху, я видел недооборудованную комнату, но там есть душ и койка.
– Но этого…
– … Вполне достаточно. – Он снова улыбнулся ей, и она поняла, что проиграла сражение. – Мне приходилось жить в гораздо худших условиях.
Майкл даже не удосужился взглянуть на Джонни. Тем не менее, Мэдж заметила, что тот немного расслабился. Спасибо Майклу.
– А теперь, почему бы тебе не пойти наверх? – самым приветливым тоном обратилась она к сыну. – Пит ждет, а он твой гость. А ты, Джесс, в заботах с раннего утра, наверное, устала? Тебе пора спать.
– Но, мама! – взмолилась Джесс.
Мэдж была неумолима.
– Никаких «мама». – Поцеловав дочь в лоб, она подтолкнула ее к двери. – Попрощайся с нашим гостем.
– До завтра, Майкл!
– Мистер Джордан, – поправила Мэдж.
Джесс нахмурилась.
– До завтра, мистер Джордан.
– Увидимся, – улыбнулся он. – Спокойной ночи.
Джонни все еще не двигался с места. Мэдж не оставалось ничего другого, как подойти к своему почти что взрослому сыну и потрепать его по щеке.
– Я тебе обещаю, – сказала она, надеясь на его чувство юмора, – что, как только мистер Джордан попытается зарезать меня ножом для намазывания масла, я сразу закричу. Ну, а теперь пожелай нам доброй ночи.
– Доброй ночи, мама. Доброй ночи… мистер Джордан.
– Спасибо, Джон. И тебе доброй ночи.
– Вы уверены, что все в порядке? – спросил Майкл, когда Джон вышел вслед за Джесс.
Осознав, что они остались наедине с часами, неумолимо отсчитывающими время, которое стремительно приближалось к полуночи, она густо покраснела.
Джордан такой красивый мужчина. Мужчина, который может вскружить голову любой женщине.
Любой, но только не ей. Она бы ни за что ему это не позволила.
– Я бы предложила вам еще пива, но вы только что выпили последнее. Кофе?
– Кофе будет в самый раз. Хорошие у вас дети!
Уловив лукавинку в его словах, Мэдж вздохнула.
– Мы привыкли наблюдать друг за другом. От этой привычки трудно избавиться.
– Но они не знают, что у вас были проблемы.
Мэдж пожала плечами.
– Нет ничего такого, с чем бы я не могла справиться. Просто вы меня захватили врасплох.
– Кто-нибудь еще знает?
На этот раз Мэдж не ответила. Она подошла к раковине и налила воды в кофейник.
– Хотите поговорить об этом? – спросил он, и в его голосе прозвучала бесконечная доброта.
Мэдж колебалась не более секунды. Тревожной секунды, угрожавшей загнать ее в тупик. Затем с присущей ей решительностью поставила кофейник на огонь и закрыла воду.
– Так, – хладнокровно сказала она, поворачиваясь к нему, – вы говорили, что работаете в строительстве. И что же вы строите?
Майкл был обескуражен. Он хотел поговорить с ней о том, что ее тревожит, но оказался втянутым в дискуссию о законах домостроения и архитектурных стилях. Не то чтобы он был особенно удивлен. Но Мэдж это как-то не шло. Может быть, потому, что ему все еще слышался тот голос, мягкий, но уверенный, который доносился сквозь боль и страх, заставляя его жить. Может быть, потому, что он теперь видел ту светлую красоту, которую раньше лишь воображал, видел и девушку, какой она была, и женщину, какой она стала.
Но как бы ни вела себя Мэдж Келли с ним или с кем-нибудь еще, у нее было доброе сердце. Она заслуживала встречных улыбок и душевного покоя, который позволил бы ей спокойно спать ночью. И улыбнувшись как можно добрее, он пожелал спокойной ночи и отправился к себе.
Когда восходящее солнце позолотило старые орехи перед домом, Майкл вместо того, чтобы догонять сон, ускользнувший от него этой ночью, вытянулся на узкой койке, прикрыл глаза и перенес свое внимание на пятьсот миль отсюда. Потом поднял трубку и набрал номер.
– Слушаю, – прозвучало на другом конце провода.
– Эй, Энди, это я. Привет.
– Привет, Майкл, – ответил Эндрю Джексон Спеллиан. – Что случилось?
Майкл потер щетину на подбородке.
– Кажется, я наделал глупостей, дружище.
– Конечно, наделал. Ты пошел служить на флот.
Майкл ухмыльнулся. Энди есть Энди.
– Нет, не то. Мне нужна женщина, Энди.
– Эй, дружище! Здесь ветеранский центр, а не массажный салон «Адам и Ева».
– Центр…
– Надеюсь, ты не нарушал федеральных законов?
– Заткнись и слушай.
– Я весь обратился в слух. Так что же ты натворил?
– Я отправился повидать мою сиделку.
Наступила долгая пауза.
– Как я догадываюсь, без особого успеха?
– Для меня – да. Поразительно, понимаешь?
– Да. Понимаю.
Майкл машинально сделал выразительный жест рукой.
– Мне кажется, что она так глубоко зарылась в прошлое, что не может разглядеть света в окошке.
Энди нехорошо выругался.
– Ах, черт, это моя вина, Майкл. Я должен был предупредить тебя.
– Предупредить?..
– Да. Я еще несколько месяцев назад получил доклад. Было непросто найти консультантов по женщинам. Но в конце концов мы выяснили, что ПСС не является прерогативой только мужчин, ясно?
ПСС. Посттравматический стрессовый синдром. Диагноз семидесятых. Прекрасное название для ожившего ада. Никогда не считался серьезной проблемой, пока у некоторых детей, переживших похищение или другие беды, не начала проявляться та же симптоматика, как у вернувшихся с войны ветеранов. Порой неуловимая, проникающая глубоко в сны и превращающая жизнь в катастрофу. Столь сильнодействующая, что более чем через двадцать лет такие же мужчины, как Майкл, давным-давно вернувшиеся к мирной жизни, вдруг снова проваливались в те страшные стреляющие дни, которые их когда-то сломали.
Мужчины.
Он как-то всегда думал о жертвах только как о мужчинах. Мужчины страдали, в то время как женщины утешали их. Женщины в Корее возникали как Божий дар, ясноглазые, нежные и пахнущие душистым мылом. Награда для тех, кто выжил, напоминание о том, что в мире еще существуют красота и доброта.
Все эти годы он совсем не думал, что женщины тоже приносят с войны собственные кошмары.
Майкл вздохнул. Надо было быть сообразительней. Хотя бы немного.
– Я все понял, дружище. Что мне теперь делать?
– Ты же говорил, что тебе нужна женщина?
– Не пойму, с чего все началось. Так что же мне все-таки делать?
– Действуй так же, как если бы встретился с кем-то из ребят. Побудь там, пока я не сумею тебе помочь.
Майкл подумал об обязанностях, ждавших его дома, о дочери, которая беспокоилась, не имея от него вестей со вчерашнего дня. Затем вспомнил, как Мэдж сжимала в руках свою кружку в этой сверкающей белизной кухне – инстинктивный жест человека, которому больше не обо что согреться, когда ему холодно. А в Корее было холодно. Очень холодно.
Он, наконец, подумал о печали, которую распознал в глубине ее глаз. Энди назвал бы это «неприкосновенная меланхолия». Как если бы Мэдж была обязана после войны носить, не снимая, военную форму.
– Майкл!
– Да, я понимаю. Мне бы хотелось только быть чуточку сообразительнее. Я боюсь ей навредить, Энди. Ей и так сейчас досталось, и все из-за меня. Может быть, взять и…
– Нет, нет. Забудь об этом!
– Но с ней было все в порядке. Она крепко стояла на ногах, понимаешь? Дети, карьера. Черт возьми, у нее даже собственное дело! И я уехал, а когда через два дня вернулся, она вдруг вся провалилась в прошлое.
– Не было бы тебя, нашелся бы кто-нибудь другой. Ей повезло, что именно ты оказался там, чтобы подхватить ее, когда она проваливалась.
– Хотел бы я быть в этом уверен, Энди…
– Я уверен. ПСС – не та штука, которая вдруг проходит, приятель. Ты это знаешь. Это – большой, грязный крот, который роется под землей и выскакивает в самый неподходящий момент. Ты его видел, и я видел. Мы можем помочь ей. Надо только найти кого-нибудь с тем же опытом, что у нее.
– Насколько я выяснил, она была в девяносто первом эвакогоспитале с 50-го по 51-й. Найдешь кого-нибудь из того времени?
– Постараюсь. А пока особенно не натягивай вожжи. Все будет хорошо.
– Да, ты прав. Все будет хорошо.
Майкл думал о хрупком равновесии, в котором находилась Мэдж, о детях, которых она защищала от своих демонов, и молился, чтобы Энди оказался прав. Потому что ПСС – это не крот. Это чудовище.
Мэдж не хотела расстраиваться.
– Это не самое страшное, Надин, – сказала она.
Крупная черная женщина, стоявшая перед ней, подбоченилась, ее глаза сверкнули.
– Ты же не хочешь, чтобы ее уволили, не так ли?
Мэдж отвернулась. Надо, пожалуй, принять аспирин.
– Не я решаю, – ответила она. – Я только обязана уведомить босса, когда она завтра выйдет на работу. А пока, если Барбара снова решит остаться дома без объяснений, я смогу помочь ей, взяв ее пациентов.
– У тебя уже есть два своих, – возразила Надин.
Мэдж проглотила таблетку и запила ее холодным кофе.
– А у тебя – три. Но это не повод подставлять коллегу.
Надин направилась было к выходу, но вдруг остановилась.
– Мэдж, – сказала она, понизив голос, чтобы ее не услышали коллеги, толпящиеся в загруженном отделении интенсивной терапии, – ты в порядке?
Мэдж лишь вздохнула и вымученно улыбнулась подруге.
– Я просто устала. Ресторан очень утомляет.
Надин была явно недовольна.
– Скоро ты отсюда уволишься?
– Мечтаешь от меня избавиться?
– Мечтаю, чтобы ты перестала выглядеть все время чертовски усталой и бледной.
Мэдж скорчила гримаску.
– И утратить все это? Не дури. Я родилась для страданий.
Надин закатила свои выразительные глаза.
– Видит Бог, мы в этом не виноваты.
– Точно. А теперь, если память мне не изменяет, у нас остались гости, которых еще не представили.
Надин поняла намек и пошла к своим пациентам, Мэдж сняла трубку телефона.
– Алло, Марианна? Это Мэдж. У нас сегодня не пришла одна из сестер, а пациентов полно. Можно одолжить кого-нибудь из хирургии?
В трубке послышался вздох.
– Ты отлично знаешь правила, – сказала Марианна Паркинсон, инспектор по кадрам. – Если вам нужна экстренная помощь, надо подать заявку до семи утра.
Мэдж тихонько выругалась, отвернувшись, чтобы никто не заметил, как она вспыхнула.
– Я до семи тридцати не знала, что она не придет.
– Это не мои проблемы, – отрезала инспекторша. – У меня на руках двадцать девять отделений. Ты прекрасно понимаешь, какой наступит хаос, если мы не будем твердо соблюдать правила.
Мэдж зажмурилась. У нее вдруг перехватило дыхание от внезапной слепой ярости. «Спокойно, – скомандовала она себе. – Не будешь спокойной, вообще ничего не сделаешь». Тем не менее голос у нее дрогнул:
– Но я знаю, что хирургия не загружена, Марианна. Мы же просим всего лишь сиделку, не хирурга.
– Нет, Мэдж. Станешь инспектором – будешь сама решать такие проблемы, тогда поймешь, что это такое.
Трубка запульсировала короткими гудками, заставив Мэдж застонать от бессильной ярости. Повернувшись к стене, она разразилась потоком ругательств, каких от нее никогда еще не слышали. Мэдж обрушилась на всех этих безмозглых, бесхребетных инспекторов, которые принимают идиотские решения, рискуя жизнью больных.
– Мэдж, детка, что-то не так? – Это была Надин.
Мэдж услышала в ее голосе тревогу и постаралась взять себя в руки. Ей не сразу это удалось. Она чуть было снова не выругалась, но все же сдержалась. Повесила трубку и улыбнулась, ощущая жгучее желание пойти вцепиться в горло Марианне Паркинсон.
Давно она не испытывала такого желания.
– Сделай милость, – обратилась Мэдж к коллеге, – скажи Терезе, пусть останется сверхурочно еще ненадолго. Я все устрою. Пойду в хирургию и попрошу у них сиделку. Пойду, да, пойду…
Чтобы не сорваться, ей нужно было срочно сменить обстановку, глотнуть свежего воздуха.
Надин не поняла, но ласково похлопала Мэдж по плечу и проводила до дверей.
– Действуй, милая. Все будет хорошо.
Мэдж хотелось поблагодарить ее. Хотелось уронить голову на плечо подруги и всхлипнуть. Но она только кивнула и молча вышла из отделения на негнущихся ногах. Игнорируя приветствия коллег, прошла через холл и вошла в лифт. Спустившись в вестибюль, она почти побежала.
Солнце уже взошло. Мэдж видела его сквозь высокие стеклянные двери, ощущала тепло ласковых лучей. Она вышла наружу и вдруг почувствовала, что дальше не может ступить ни шагу. Сердце, бешено заколотилось, ладони вспотели.
Мэдж очень испугалась. Ей стало страшно от мысли, что она может сейчас рухнуть прямо здесь, на работе, где некуда спрятаться. Она боялась сказать кому-нибудь об этом, боялась уйти домой и боялась оставаться здесь, где коллеги могли заметить ее внезапную слабость.
Черт бы его побрал! Черт бы побрал Майкла Джордана с его сильным подбородком, ласковыми руками и добрыми глазами за то, что он ей устроил!
В первый момент Мэдж потянуло к нему. Крупный мужчина, мощные плечи и грудь, правильные черты лица, густые волосы, чуть тронутые сединой… Глаза казались неестественно светлыми на загорелом, обветренном лице. Она вспомнила, как торопливо поправила юбку – машинальный ответ девицы на внимание джентльмена. Да, он пришел не чай пить. Как бы то ни было, объявив, что приехал поблагодарить ее, он ее предал. Он уничтожил ее убежище и обрушил на нее все эти страшные воспоминания. И все же сейчас, прижавшись спиной к стене госпиталя и мечтая как-нибудь дотянуть до конца дня, она обнаружила, что ей хочется послушать Майкла. Поговорить с ним. Найти спасение и глубине его добрых, зеленых глаз. Ей хотелось укрыться в его объятиях и позволить ему успокоить ее. И это было очень глупо.
Раньше она управлялась без него и дальше управится. Правда, в последнее время стало труднее. Ничего удивительного – кругом одни стрессы. Бизнес еще не обрел крылья. Дети яростно воевали со своим возрастом. Мир, казалось, был склонен к саморазрушению – хоть следи за новостями, хоть нет.
Она сумеет выдержать, если переживет сегодняшнюю ночь, даже без Майкла Джордана с его добрыми глазами.
Она непременно переживет ее.
Мэдж дотянула-таки до конца дня и теперь ехала домой в своем маленьком красном спортивном автомобиле по крутым виражам сельских дорог, а по радио передавали Моцарта и сводки погоды. Погода стояла отличная. Мэдж слышала уверенный шум мотора, видела неясные очертания проносящихся мимо пейзажей, думала о детях и гостинице. Она заставила себя полностью сосредоточиться на этих мыслях, ибо именно они помогали ей существовать. И они снова помогут теперь, когда Майкл Джордан увезет с собой своих старых демонов. Теперь, когда она не увидит его в своей кухне и не услышит его во сне.
Она размышляла.
– … Сегодня вечером продолжились пленарные заседания конгресса в связи с обострением ситуации во Вьетнаме. Президент, выступая перед конгрессом, объявил, что в боевую готовность приведена еще одна бригада морской пехоты и…
Мэдж выключила приемник, прежде чем диктор успел закончить. Она не могла этого слышать. Такие известия пробуждали в ней желание уехать на побережье и сидеть там, молча глядя на воду. Но для этого она была слишком занята. Надо было достраивать гостиницу и поднимать детей.
Держа в руках медицинский саквояж и кошелек, она вошла в кухонную дверь. По телевизору передавали новости. Джесс смеялась. Кухонный вентилятор работал, от плиты доносилось аппетитное бульканье.
Она остановилась как вкопанная.
Облаченный в фартук, Майкл орудовал большой ложкой, помешивая соус на плите.
Джесс обернулась, глаза ее радостно сверкнули.
– Знаешь что, мама? – закричала она. – Мистер Джордан хочет остаться и помочь нам закончить гостиницу. Как тебе это нравится?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Утоли мою печаль - Лоуэм Дина

Разделы:


12345678910111213141516

Ваши комментарии
к роману Утоли мою печаль - Лоуэм Дина



сложно подобрать слова.... сильно, щемяще больно - и прекрасно. читайте!!
Утоли мою печаль - Лоуэм ДинаАнна
6.07.2013, 9.42





Да... Для чтива на ночь не годится, но вещь сильная, читайте.
Утоли мою печаль - Лоуэм Динасветик
1.03.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100