Читать онлайн Зимний огонь, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зимний огонь - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зимний огонь - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зимний огонь - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Зимний огонь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

По каньону гулял упругий холодный ветер. Русло реки, по которому ехали Сара и Кейс, было сухим, если не считать отдельных сохранившихся мелких лужиц. Тем не менее по всей пойме вплоть до вздымающихся к небу скал обильно росли травы и кустарники.
– Хороший выпас для скота, – заметил Кейс. – Удивительно, ведь проточной воды здесь нет.
Сара еле заметно улыбнулась.
– Эта страна богата всякими сюрпризами, – сказала она. – Здесь множество родников и родничков, вода часто сочится из щелей в скалах.
Прищурившись, Кейс еще раз внимательно оглядел окружающие каньон скалы. Действительно, в некоторых местах кусты росли гуще и пышнее. Сосенки группировались среди складок местности, где, по всей видимости, было больше воды.
Неудивительно, что здесь так много дичи.
– В Западном Техасе, – сказал он, – если сухо, то сохнет все и вся.
– Здесь тоже так, если идти дальше по каньону, – сказала Сара. – Каньон выходит на обширную долину. Река некоторое время течет по ней, затем местность понижается и в конце концов переходит в лабиринт скал, утесов и неплодородных красных каньонов.
– А куда впадает Лост-Ривер?
– Ют говорит, что никуда. Просто она становится все уже и мельче и в конце концов совсем пересыхает.
Кейс помолчал, словно пытаясь мысленно охватить всю эту страну.
– Лост-Ривер не впадает ни в какую реку? – переспросил после паузы Кейс. – И ни в какое озеро?
Сара покачала головой. Дальнейшие ее слова подтвердили то, что он уже заподозрил.
– В засушливое время года, – сказала Сара, – Лост-Ривер – единственный надежный источник воды на множество миль вокруг.
– Река никогда не пересыхает раньше, чем доходит до ранчо?
– За шесть лет моей жизни здесь такого не случалось.
– А что говорит Ют?
– Он об этом ничего не слышал.
– Однако риск имеется.
– Конечно, будь у меня время и силы, я бы построила несколько дамб и пруд, чтобы обезопасить себя от всяких превратностей, – призналась Сара. – Неплохо бы и колодец иметь.
– Мы займемся этим, когда поиски серебра не будут отнимать у тебя столько времени.
Веки у Сары вздрогнули.
Ее не будет на ранчо после того, как серебро будет найдено.
Ничего не сказав, Сара отвернулась и стала наблюдать за полетом орла.
На фоне неба птица поначалу казалась черной, однако затем, когда изменила направление полета и ее осветили солнечные лучи, превратилась в бронзовую.
Кейс ждал, но Сара, похоже, не собиралась говорить о том времени, когда он станет владельцем половины ранчо.
– Или ты намерена поделить землю и взять себе один берег реки, а мне отдать второй? – спросил он.
Но и на этот вопрос она не торопилась отвечать. И продолжала смотреть на парящего орла, а не на Кейса.
– Нет, – наконец сказала она глухо. – Я думаю, что ранчо лучше оставить неделимым. – Если, конечно, ты не решишь иначе…
Кейс покачал головой, чего Сара не видела.
– Я не слишком силен в садоводстве, прядении и ткачестве, – сказал Кейс, – но я знаком с фермерством. Я думаю, что нам обоим будет лучше, если мы объединим наши таланты, как это сделали Ют и Лола.
Чтобы не выдать овладевшего ею приступа острой тоски, Сара сочла за благо просто молча кивнуть. И продолжала наблюдать за орлом, который так легко и свободно парил в потоках воздуха.
К.аньон сузился, русло все круче забирало вверх. Было много нанесенного во время половодья леса.
– Не хотел бы оказаться здесь во время паводка.
– Да, это… страшно.
Кейс уловил дрожь в ее голосе. Он невольно обернулся и вдруг вспомнил, что ее семья погибла во время наводнения.
– Прости, – поспешил извиниться Кейс. – Я не хотел вызывать в тебе неприятные воспоминания.
– Я привыкла к ним.
– Но это вряд ли приносит облегчение.
– Да, это так, – бесстрастно согласилась она, встретив его взгляд.
Кейс замер. Смотреть в ее глаза в этот момент было все равно что смотреться в зеркало – в них отражались печаль, ужас, боль.
И в эту минуту он вдруг осознал, что жизнь обошлась с Сарой так же сурово, как и с ним. Тем не менее она не замкнулась в скорлупе печали и сохранила интерес к жизни и остроту чувств.
Каким образом она снова научилась смеяться?
И зачем?
Зачем она сделала себя вновь уязвимой и ранимой?
Смех, надежда, любовь… Да всем этим вымощена дорога в ад!
Он поклялся никогда вновь не возвращаться к душевному аду.
Сара очень неглупа. Она должна не хуже меня знать, какую боль порождают чувства, И тем не менее она улыбается, смеется, плачет.
И даже любит.
Вот потому-то Ют и считает ее ангелом.
Ее отвага поразительна.
– Когда ты первый раз увидела эти монеты? – внезапно спросил Кейс, чтобы отогнать неуютные мысли.
Сара восприняла перемену темы разговора с облегчением, хотя лицо ее сохранило прежнее выражение.
– После смерти Хэла, – сказала она.
– А где ты их нашла?
– В табачном кисете, а кисет – в кармане куртки.
– Ты считаешь, что он нашел сокровища перед самой смертью?
Сара ответила не сразу. Ритмично цокали копыта лошадей, изредка раздавался крик вспугнутой птицы, слышался шум неутомимого ветра.
– Нет, – сказала она наконец.
– А где умер твой муж?
– Не знаю.
– Но ты сказала, что Коннер нашел его по следу.
– Моему брату было всего двенадцать лет, и он был без лошади, – ответила Сара. – Он никогда не отходил от хижины без меня. Если бы лошадь Хэла не знала дороги домой…
Она замолчала и покачала головой, не закончив фразы.
Кейс стал было спрашивать, что Коннер делал один далеко от дома, но суровый взгляд Сары заставил его отказаться от дальнейших вопросов.
– Я попыталась пойти по следам лошади, – сказала Сара. – Но был сильный дождь. Все овраги заполнились водой, а Лост-Ривер превратилась в бурный, мутный поток. Даже вдоль него было опасно ехать, а переправиться и вовсе было невозможно.
– Стало быть, все следы были смыты?
– Да.
– Тогда в чем смысл нынешних поисков? Что именно ты ищешь?
– Я же сказала, что именно. Развалины, а еще красные колонны и узкий каньон. Это все, что помнит Коннер.
– Сколько мест на расстоянии одного дня езды подходит под это описание?
– Не знаю.
– Хотя бы приблизительно.
– Сотни.
Кейс хмыкнул:
– И сколько ты уже осмотрела?
– А сколько мы сейчас проехали? – саркастически спросила Сара.
Она не сказала о том, что существует один каньон, которого она панически боится, хотя и не знает, где он находится.
Сара надеялась, что никогда этого и не узнает. Мысль о том, что она может наткнуться на останки мужа, леденила ей душу.
– Неудивительно, что у тебя нет запаса дров, доски хижины плохо пригнаны. Ты была слишком занята поисками этого дурацкого серебра.
– Это мое дело.
– Мне не по себе от того, как ты по утрам дрожишь от холода, – прямо сказал Кейс.
Сара ничего не ответила, и Кейс проехал назад, чтобы осмотреть боковой каньон. На ржавых скалах виднелись серебристые сосны, высокие заросли можжевельника. Кейс заметил много подмытых водой и поваленных деревьев, которые вполне годились на дрова.
– В следующий раз возьмем с собой вьючных лошадей, – сказал Кейс. – Мы можем набрать дров, пока будем гоняться за серебром мертвецов.
– В следующий раз я возьму с собой Коннера. Он не скулит и не жалуется на каждом шагу.
– Черта с два ты его возьмешь.
Сара резко обернулась и, прищурив глаза, сказала:
– Я вдова и вполне взрослый человек. Если захочу, то могу прийти сюда и одна.
– Ты не такая дурочка.
Сара не сочла нужным ответить на последнюю реплику Кейса.
– Ты не хуже меня знаешь, что Эб наверняка держит ранчо под наблюдением, – пояснил Кейс.
– Я никого не видела.
– Ты не была на вахте.
– Но…
– Если не веришь мне, можешь спросить у своего брата, – перебил ее Кейс.
– Почему он должен знать лучше меня?
– Ну и вопрос!
– Что ты хочешь сказать?
– А то, что ты так привязала Коннера к собственному фартуку, что удивительно, как он еще способен дышать.
Сара не на шутку рассердилась и не сразу нашлась с ответом. Но все-таки она сумела овладеть собой.
– Коннер – это мое дело, – холодно сказала она. – И тебе не следует этого касаться.
Кейс искоса взглянул на Сару.
– Что ты станешь делать, если твой брат решит жениться и переехать отсюда? – прямо спросил он.
Судя по тому, как Сара вздрогнула, было ясно, что вопрос этот застал ее врасплох.
– Он еще мальчик, – сказала она.
– Чушь! – решительно сказал Кейс. – Когда Коннеру исполнится шестнадцать?
– Через несколько месяцев.
– Я знал мужчин в таком возрасте, у которых были жены и даже дети.
– Нет! Я хочу, чтобы Коннер получил образование.
– Положи то, что ты хочешь, на одну руку и плюнь на другую – и посмотри, что весомее, – саркастически сказал Кейс.
– Я скорее плюну на твою руку.
Кейс прищурился:
– Не сомневаюсь в этом.
Сара демонстративно отвернулась от Кейса и стала разглядывать каньон.
– Развалины в южной части, недалеко отсюда, – сказала она, своим тоном давая понять Кейсу, что разговор о Коннере закончен. – Я обнаружила их в прошлую свою вылазку, – пояснила она. – Но был уже поздний час, пора было возвращаться домой.
Она пустила Шейки рысью. Кобылка отдалась бегу с таким рвением, что едва не вытрясла реалы из карманов Сары. Сверчок шел рядом быстро, мощно и плавно.
Сара старалась не обращать внимания на разницу аллюров двух лошадей, хотя ей это плохо удавалось. Привязанная к седлу лопата подскакивала и то и дело била Сару сзади. Шейки не зря дали такую кличку – она способна была растрясти любого всадника <Шейки – тряский (англ.).>.
Пересохший ручей огибал выступ большой скалы. Сотней футов дальше выдавалась вперед скала с противоположной стороны. Дно каньона сужалось и круто поднималось вверх. В самом узком месте ширина каньона едва ли была более тридцати футов.
Над скалами и кустами возвышалась глыба песчаника, словно свидетельствуя, что даже, казалось бы, вечные породы в каньоне подвергаются воздействию дождя, холода и ветра.
Лошади преодолели преграды из валунов и густых зарослей. Нужно сказать, что Шейки это далось легче, чем громоздкому жеребцу.
– Вон там! – сказала Сара, показывая на южную кромку каньона. – Видишь замок?
Кейс увидел обвалившиеся стены в глубокой нише, у самого подножия скалы. И хотя большую часть их скрывал кустарник, не возникало сомнений, что это творение рук человека.
Похоже, здесь было четыре или пять маленьких комнат с несколькими каменными закромами с одной стороны.
– Замок, говоришь? – спросил Кейс. – Это больше напоминает конюшни.
– Тот, кто жил здесь, жил лучше, чем мы на ранчо «Лост-Ривер», – сухо сказала Сара.
– А ты бы лучше законопатила щели, вместо того чтобы искать сокровища.
– От этого хижина больше не станет.
– Но теплее будет наверняка. Да и вторая комнатка не помешала бы.
– Коннер не нуждается в ней. Он уедет учиться в школу.
– Я думаю о тебе, а не о твоем брате.
– В каком смысле?
– Девушке не следовало бы спать в одной комнате с раненым бродягой. Разве ты не имеешь права на собственный уголок?
Сара ничего не сказала.
Кейс взглянул на упрямо выставленный вперед подбородок, чертыхнулся про себя и сдвинул назад шляпу.
– Ну ладно. Положим, мы нашли так называемый замок. Что будем делать дальше?
– Дальше будем искать серебро.
– Разве не ты говорила мне, что серебро спрятано под высокой столбовидной красной скалой?
– Я предполагала, что это так. Сейчас я не могу сказать, где оно находится.
– Если сокровища весят несколько сотен фунтов, а твой муж был настолько пьян, что не помнил, где нашел их, есть надежда, что он не унес их на собственном горбу.
Сара много думала об этом. С одной стороны, это так, а с другой…
– Я делала раскопки вокруг тех столбов, – вдруг решительно сказала она. – Сейчас надо заняться развалинами.
– А если ничего не найдем, что тогда?
– Попробую другой каньон.
– А если и там не будет?
– Отправлюсь в третий, четвертый, пятый, пока не отыщу это чертово серебро.
Кейс посмотрел на видавшую виды лопату, привязанную к седлу кобылы.
– Это похлеще, чем копать могилы, – сказал Кейс.
Он спешился и нацепил на плечо дробовик. Затем обвязал повод вокруг шеи Сверчка, чтобы он не болтался, вынул из чехла, ружье и повернулся к Саре.
– Иду за тобой, – сказал он.
– Ты собираешься начать войну? – спросила, слезая с лошади, Сара.
– Мне очень не хотелось бы разочаровывать кого-нибудь из Калпепперов, которые бродят здесь в поисках порции свинца.
Он сказал это таким же деловым тоном, как и тогда, когда вернулся в хижину после нападения бандитов.
Ничего не ответив, Сара стреножила Шейки, взяла дробовик и лопату и быстрым шагом направилась к развалинам. Она тщетно пыталась отогнать воспоминания о том, как страшно ей было ждать, не зная, жив ли Кейс, убит ли в перестрелке, или умирает один, на холоде, в темноте.
Она дважды порывалась выйти. Первый раз Кон-нер остановил ее, лишь положив ладонь ей на предплечье. Второй же раз он вынужден был уложить сестру на пол и удерживать, сидя на ней верхом.
Возможно, брата это в какой-то степени даже забавляло, зато Сара заходилась от бессильной ярости при мысли о том, что Кейс лежит в темноте и, возможно, умирает, а она не может помочь и спасти ему жизнь.
С лопатой в руках и дробовиком через плечо Сара стала карабкаться вверх по склону. Стараниями Юта мокасины у нее были новые. К сожалению, острые камни скоро разобьют оленью кожу.
Перед последним скалистым уступом, за которым виднелась равнина, Сара остановилась, чтобы перевести дух.
– Дай мне лопату, – сказал Кейс.
– Ты не должен носить… – начала Сара, оборачиваясь к Кейсу.
Но тут же замолчала, увидев, что Кейс нисколько не запыхался.
Она молча отдала ему лопату, оставив себе лишь дробовик.
Без тяжелой лопаты остаток пути до развалин Сара проделала значительно быстрее. Если лопата с длинным черенком и раненая нога как-то и мешали Кейсу, на его скорости это не отразилось. Он шел не отставая, и на место развалин оба ступили одновременно.
Сара в раздумье оглядела остатки стен и завалы из камней.
– И где, по-твоему, я должен копать? – спросил Кейс.
– Перво-наперво нужно внимательно все осмотреть. Вдруг нам повезет.
– Найдем горы серебра, поблескивающего на солнце?
– Скорее сгнившие кожаные мешки со слитками и монетами, потускневшими за несколько столетий, – возразила Сара.
Круто повернувшись на пятках, она прошла к первой комнате.
– Держись подальше от стен, – предостерег ее Кейс.
– Я и так была от них далеко слишком долго.
– Старайся не касаться их. Похоже, они от одного чиха могут рассыпаться.
Сара поджала губы. Еще свежо было воспоминание о том, как младший брат удерживал ее в хижине.
До чего же настырные создания эти мужчины, подумала она. Ну почему они не дадут женщине заниматься своим делом? Почему они всюду суют свой нос?
Она демонстративно держалась подальше от стен, пока ходила и осматривала каждую комнату.
Убедившись, что Сара ведет себя разумно, Кейс распределил свое внимание между наблюдением за ней и за возможными налетчиками.
Наблюдать за ней было гораздо интереснее. Ее женственная походка невольно навеяла ему воспоминания о том, какими волнующими были прикосновения ее груди, когда она меняла бинты. Мысль о том, что хорошо бы снова ощутить эти прикосновения, да чтобы при этом не мешала ее одежда, вызвала вполне предсказуемую реакцию в его теле.
Проклятие, подумал он. Уж лучше вести себя так, чтобы она злилась на него. Да и сделать это нетрудно. Вон как независимо она держится!
Но по-настоящему ему хотелось лишь одного – целовать это женственное тело, целовать до тех пор, пока она не расплавится, не превратится в мед, вкус которого он ощутит языком.
«Лучше думай о чем-нибудь другом», – приказал себе Кейс.
Но о другом думать было очень трудно, даже тогда, когда Сара пропадала из виду.
К тому моменту, когда Сара осмотрела последнюю стену, жакет ее оказался расстегнутым, шляпу она сдвинула на спину, а рубашку из оленьей кожи развязала вверху.
Кейсу показалось, что в вырезе рубашки он видит бархатную тень между грудями.
Зарыться бы, спрятать лицо в эту ароматную, теплую ложбинку!
– Ну и каковы результаты? – сурово спросил он.
– Серебра не оказалось.
– Это я понимаю. А как ты думаешь, был здесь кто-нибудь после того, как индейцы покинули это место?
– Есть несколько следов кострищ, – сказала Сара. – В этом каньоне иногда охотятся Ют и Коннер, да и Хэл наверняка вел здесь поиски… – Пожав плечами, Сара замолчала.
– Покажи, где мне копать, – сказал Кейс.
– Ты не должен этим заниматься. У тебя нога еще не совсем зажила.
– Моя нога вполне позволила мне не так давно вырыть могилу, – ровным голосом сказал он.
Сара совсем забыла об этом аргументе. Кейс принимал участие в захоронении бандитов наравне с Ютом и Коннером.
– Хорошо, – сердито сказала Сара. – Тогда копай вглубь до самого Китая.
– Я сомневаюсь, что иезуитские падре запрятали серебро так глубоко. Они наверняка считали, что сокровища понадобятся им раньше, чем они найдут новых язычников, души которых нуждаются в спасении.
На лице Сары появилась беглая улыбка. Не желая, чтобы Кейс ее заметил, Сара отвернулась.
– Я покажу тебе, где копать, – пробормотала она.
Раскопки продвигались медленно. Земля была либо плотно спрессована, либо завалена камнями самых разных размеров.
Скоро Кейс сбросил с себя шляпу и куртку. Затем, расстегнув пуговицы черной шерстяной рубашки, взялся за полы, но остановился и посмотрел на Сару.
– Действуй, – сказала она. – Я не упаду в обморок.
Она не стала говорить ему, что видела его без всякой одежды и даже без бинтов. Да ей и не нужно было говорить.
Оба понимали это без слов.
Кейс снял рубашку, повесил ее на сухой сук сосны и взялся за лопату. Черные волосы курчавились на груди, сужаясь клином книзу.
Но Саре приходилось видеть и то, что было скрыто ниже.
У нее сбилось дыхание, и она поспешно отвернулась, почувствовав уже ставшие привычными странные ощущения под ложечкой.
«Господи, что это со мной происходит? Я ведь не какая-нибудь сверхнаивная девчонка, которая вспыхивает при виде обнаженной груди мужчины».
И тем не менее Сара испытывала беспокойство при взгляде на полуобнаженное тело Кейса. Но и не смотреть на него не было сил. Ее глаза, казалось, сами натыкались на Кейса.
Его, казалось бы, непринужденные движения были исполнены силы и грации, и Саре невольно вспомнился парящий в вышине орел, могучий и свободолюбивый, которому она могла лишь завидовать.
Когда-нибудь и Коннер будет таким, подумала она. Сильным, быстрым, гибким. Совершенно взрослым.
От этой мысли ей стало одновременно и грустно, и радостно. Грустно – оттого, что Коннер рос слишком быстро. Радостно – оттого, что он становился таким ладным.
Но ни один мужчина не сможет сравниться с Кей-сом, подумала она. Во всяком случае, ей так казалось. Кейс… это что-то совсем особое.
Эта мысль взволновала Сару даже больше, чем мысль о возмужании младшего брата.
– Ничего, кроме камней, – сказал Кейс.
– Тогда попробуй вон там.
Кейс поднял голову и увидел, что Сара смотрит вниз, туда, где остались лошади.
– Не беспокойся. Сверчок никуда не уйдет, даже если не стреножен.
Не поворачивая головы, Сара кивнула. Затем подставила пылающие щеки ветру. Она не знала, что от этого движения всколыхнулись ее груди и натянули рубашку.
Кейс уставился на нежные полушария, чувствуя, как в нем закипает кровь.
Ему это очень не нравилось.
Если бы такое воздействие на него оказывали все женщины, то это одно дело.
Однако такое воздействие, и притом мгновенно, оказывала только Сара.
Беззвучно чертыхнувшись, он отошел на пятнадцать футов и начал копать.
Снова камни.
Кейс копал, радуясь тому, что дорвался до физической работы. Это помогало ему как-то приглушить остроту чувственного желания к молодой вдовушке, которая то и дело бросала на него задумчивые взгляды.
Лезвие лопаты ударилось обо что-то такое, что не было ни камнем, ни землей. Не обращая внимания на боль в бедре, Кейс опустился на колени и стал растаскивать прямоугольные каменные блоки. Появились черепки битой посуды. Рассмотрев один из них, он отложил его в сторону.
– Что там? – с интересом спросила Сара.
– Пока не знаю.
Она подошла поближе и стала смотреть, как он орудует лопатой.
– Отойди чуть подальше. Ты слишком близко подошла к стене.
– Ты тоже рядом с ней.
– Это совсем другое дело.
Сара не снизошла до спора с человеком, который способен быть до такой степени нелогичным. Она просто осталась стоять на том же месте, продолжая наблюдать за работой Кейса.
Впрочем, смотрела она больше не на лопату, а на игру его мускулов. Это было соединение силы и грации. Глянцевая кожа была настолько притягательной, что у Сары зудели руки погладить Кейса по спине. И она даже потянулась было к его плечу, но вовремя опомнилась и отдернула руку так, словно обожглась о пламя.
«Господи, что это я делаю? Никогда в жизни у меня не появлялось желания гладить мужчину», – подумала она.
Никогда – до сих пор.
Она не понимала, почему он так притягивает ее к себе. Знала лишь, что это так. В нем таилось что-то завораживающее, как в полете неприрученного сокола.
А Кейса, в свою очередь, влекло к Саре, как бы он ни пытался этому противиться.
«Мне не нравится, что я хочу тебя. Это означает, что во мне умерли не все чувства, как я надеялся».
А Сара размышляла, можно ли считать, что способность любить не убита в нем войной. Эта мысль тревожила и одновременно приводила ее в трепет.
Вынув несколько камней, Кейс опустился в яму, которая доходила ему до плеч.
– Достал! – торжествующе сказал он.
– Серебро?
Кейс не ответил.
– Так что там такое?
Кейс поднял голову и увидел, что Сара смотрит на него, как маленький ребенок смотрит на полуразвернутую рождественскую игрушку.
В этот момент он вдруг испытал желание помочь ребенку развернуть игрушку дальше.
«Не будь глупее, чем тебя создал Бог, – сердито сказал он самому себе. – Ты соблазнишь ее, а потом она начнет мечтать об очаге, о доме, о детях».
Дети…
Холодок пробежал по позвоночнику Кейса.
Жизнь и без того обошлась с Сарой сурово. Он не хотел доставлять ей новые неприятности. Но если он поддастся мучающему его плотскому желанию, рано или поздно он эти беды ей принесет. Это так же верно, как и то, что солнце встает на востоке.
Он просто не мог дать ей того, в чем она нуждалась. У него было лишь чувственное желание, которое создавало опасность для обоих.
«Может быть, она права, – подумал он. – Может быть, мне лучше взять половину серебра и уйти. А может, мне лучше просто-напросто сбежать, черт возьми!»
Но эту идею он отверг сразу же, едва она родилась в его голове.
Это никуда не годится – прятать руки в карман, когда рядом находится самая желанная из женщин, которую он когда-либо знал.
Но и покидать эту землю – совершенно немыслимая вещь!
– Осторожно! – воскликнула Сара.
Она бросилась на колени и попыталась сдержать руками обвал сыпучей породы. Однако вместо этого сама сползла вниз, столкнувшись с Кейсом.
Несмотря на ее усилия, стенка ямы обвалилась и слегка присыпала Кейса и Сару.
– Извини, – сказала она. – Я испугалась, что тебя засыплет по грудь.
– А получилось, что мы оказались присыпаны вдвоем по твои локти, – заметил Кейс.
Она оглядела их обоих, и внезапно ее разобрал смех.
Неожиданный смех так подействовал на Кейса, что он испытал чувство боли, словно эти звуки коснулись его обнаженных нервов.
Он обернулся к Саре, которая, прижавшись к нему, все еще пыталась предотвратить дальнейшее сползание рыхлой породы в выкопанную яму. И встретился со взглядом серебристо-серых глаз, которые, казалось, лучились счастьем, радуясь жизни вообще и тому, что возникла подобная забавная ситуация.
Как она все еще может смеяться? Она пережила гибель самых близких людей. Умер ее муж. Она бедна как церковная мышь. Вокруг ранчо шныряют бандиты и ждут удобного часа, чтобы наложить на него свои лапы. А она смеется!
– Ты не пострадал? – спросила Сара, справившись с приступом смеха.
– Разумеется, нет.
– Был момент, когда мне показалось, что тебе больно.
– Был момент, когда ты вела себя, как ненормальная, – возразил он. – Смеешься, словно койот.
– Наверно, со стороны мы выглядим очень глупо. Зарылись по локоть в земле, словно детишки в песочнице.
В глазах Сары плясали задорные огоньки. Кейс перевел взгляд на ее рот.
Губы были приоткрыты и все еще слегка подрагивали от смеха.
Кейс внезапно осознал, что он настолько близко находится к Саре, что ощущает тепло ее дыхания на своих губах.
Не надо этого делать, подумал он.
И все же он это сделал.
Смех Сары смолк, когда она ощутила на губах жар его дыхания. Его рот в поцелуе прижался к ее рту. Она инстинктивно напряглась, опасаясь, что ее сейчас раздавит некая могучая сила.
Однако поцелуй при всей его страсти оказался на удивление сдержанным.
Из ее горла вырвался негромкий, гортанный звук. Кончик ее языка ответил на вторжение языка Кейса.
Трепет, пробежавший по телу Кейса, они ощутили оба. Кейс вдруг отпрянул от Сары.
– Прости, – коротко сказал он. – Я не должен был этого делать.
Не говоря ни слова, она удивленно смотрела на Кейса блестящими серыми глазами.
– Не бери себе в голову ничего такого. Я просто… а, черт! Я просто хотел узнать, каков вкус у смеха.
Сара сделала короткий, быстрый вдох. Что-то зашевелилось у нее под ложечкой. Это было реакцией на его слова и поцелуй.
– Ну и… какой у него вкус? – чуть хрипло спросила она.
– Такой, как у тебя. Какой же еще? – с нарочитой грубостью ответил Кейс.
– Мне показалось – как у тебя…
Кейс что-то буркнул себе под нос. Когда он наконец поднял голову, взгляд его был таким же тусклым, как и голос.
– Ты прочно застряла или все же можешь вытащить руки? – спросил он.
Сара посмотрела на него и вздрогнула.
«Мне очень не нравится, что я хочу тебя. Это означает, что вопреки моим надеждам еще не все во мне умерло».
Кейсу не надо было произносить эти слова вслух. Они были написаны на его лице.
Уголки его рта чуть дернулись. Но эта едва заметная гримаса выражала не улыбку, а скорее покорность. Не говоря ни слова, Сара выпрямилась и вынула руки из рыхлой породы, поморщившись, когда острый камень царапнул ей запястье.
– У тебя все в порядке? – через силу спросил Кейс.
Быстрыми движениями Сара отряхнула перчатки от пыли.
– Конечно. А у тебя?
Не ответив, он вынул обе руки. Но он держал их вместе, словно что-то прикрывая или словно ему было больно.
– Ты ранен! – воскликнула Сара.
Он покачал головой, сделал ладони ковшиком и медленно разжал пальцы.
На кожаной перчатке покоилось старинное миниатюрное керамическое изделие, представляющее собой две кружки, соединенные друг с другом ручками.
Сосуды были слишком малы, чтобы ими можно было пользоваться.
– Это напоминает прибор из чайного сервиза совсем маленькой девочки, – сказала Сара.
Кейс побледнел.
– Забери, – глухо сказал он.
Одного взгляда на его лицо Саре было достаточно, чтобы сдержать возражение. Она приняла старинное изделие из его рук.
Кейс вылез из ямы и широкими шагами зашагал вперед.
– Ты куда? – спросила его Сара.
– Проведать Сверчка.
– Он пасется севернее, возле того густого кустарника.
Даже если Кейс и слышал ее слова, он не изменил своего маршрута и вскоре скрылся из глаз.
Сара снова посмотрела на крохотную двойную кружку, удивляясь, почему она заставила взрослого мужчину с такой поспешностью бежать куда глаза глядят.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зимний огонь - Лоуэлл Элизабет



очень неплохо,но серия "колорадо"-лучше
Зимний огонь - Лоуэлл Элизабеттатьяна
14.02.2012, 15.26





Очень хороший!!!
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетК
9.11.2012, 0.14





неплохо!!!
Зимний огонь - Лоуэлл Элизабетлия
14.11.2012, 17.59





ну что я могу сказать... очень странный повод у ГГя не любить ггню...кто читал первую книгу про брата хантера тот поймет, вроде бы это у брата погибли дети однако он женился и у него уже есть новые детки..а кейс все страдает по поводу гибели племянников и нехочет иметь своих деток типа он не сможет их защитить...как то все надумано...ну незнаю что то меня не впечатлил...6 из 10
Зимний огонь - Лоуэлл Элизабетещё наталья
14.12.2012, 2.35





Роман хороший.Приятно провела время за чтением. 9 баллов.
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
20.02.2014, 16.30





Да, серия Колорадо лучше, но и эта дилогия неплохая. Согласна, что у Кейса повод для отчужденности несколько утрированный. Но надо учитывать то, какую психологическую ломку он перенес в подростковом (15 лет) возрасте: участие в жуткой братоубийственной войне на стороне конфедератов, многочисленные смерти, изнасилования. Но самое ужасное -собственноручное погребение убитых и изнасилованных племянника и племянницы. Даже Хантеру, его брату и отцу этих деток, было легче, потому что он не был свидетелем этого кошмара. Хорошо, что Кейс нашел в Саре свою половинку, излечился душой и первым ребенком их, как в память о погибшей любимой племяшке, стала именно девочка. Рекомендую читать всем, роман теплый, душевный, эротичный, хотя и остросюжетный. 9 баллов.
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетОльга
3.08.2015, 22.48





Очень хорошо. "Осенний любовник" - это продолжение. Оба романа восхитительны!!!
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетИда
15.09.2015, 23.38





Очень хорошо. "Осенний любовник" - это продолжение. Оба романа восхитительны!!!
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетИда
15.09.2015, 23.38





Прошу прощения. Первая книга "Осенний любовник", затем "Зимний огонь". Приятного чтения!
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетИда
15.09.2015, 23.45





Дорогие читательницы, помогите найти романы. rn1-ый роман: героиня с отцом содержат что то вроде винокурни,где изготовляют виски (может, бренди или коньяк). Главный герой, кажется, какой-то военный, приехал в их городок чтобы найти и наказать виноделов. Но он влюбляется в героиню, его застают с ней в постели и заставляют жениться...rnДругой роман, тоже исторический, героиня- юная девушка остается сиротой или попадает в тяжелые обстоятельства, Герой, старше ее, почему то женится на ней и увозит в свой дом в другой город.Но он сначала ее не любит, и им приходится с недопониманиями строить отношения.
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетЕлена
22.10.2015, 18.08





Елена, описание второго романа мне напомнило "Пламя и цветок" Кэтлин Вудивисс, хотя возможно, что есть и другие похожие произведения
Зимний огонь - Лоуэлл ЭлизабетClaire
22.10.2015, 19.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100