Читать онлайн Заколдованная, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заколдованная - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заколдованная - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заколдованная - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Заколдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Лорд, там какой-то пилигрим с бегающими глазками требует, чтобы его пропустили к тебе, — сказал Альфред.
Эрик поднял голову от рукописи, которую изучал и которая была написана по большей части загадочными, изящными рунами. Вслед за ним подняли головы и огромные лохматые волкодавы, лежавшие у его ног. Оранжевое пламя очага метнулось, отразившись у них в глазах.
— Пилигрим, — повторил Эрик, без всякого выражения в голосе.
— Да. Так он говорит.
Слова рыцаря не в полной мере выражали его пренебрежение, зато голос и поза наверстывали упущенное с лихвой. Он просто источал презрение.
Эрик бросил последний, долгий взгляд на рукопись и отложил ее в сторону.
— С какой целью желает он меня видеть? — спросил Эрик.
— Говорит, что ему кое-что известно о Шотландском Молоте.
Сидевший над креслом Эрика сокол резко крикнул на всю комнату.
— Вот как, — пробормотал Эрик. — Очень интересно.
Альфред явно был скорее раздосадован, чем заинтересован.
— Где он его видел? — спросил Эрик. — Когда? При каких обстоятельствах? И уверен ли он, что тот человек — действительно Шотландский Молот?
— Этот невежа сказал только, что ему надо поговорить с тобой с глазу на глаз и в такой тайне, какой не бывает и на исповеди.
Эрик откинулся на спинку своего дубового кресла, взял в руки серебряный кинжал и стал концами пальцев поглаживать плавные рунические строки, начертанные на лезвии.
— Очень странно, — сказал Эрик. Альфред прочистил горло.
Своим крючковатым клювом сокол следовал за каждым движением пальцев Эрика, словно ожидая, что вот-вот начнется кровавая охота.
— Пусть войдет.
— Слушаюсь, лорд.
Поворачиваясь, чтобы выйти, Альфред с опаской посмотрел на птицу. Бывало, что она налетала на людей, а не на пернатую добычу и не терпела привязи, на какую обычно сажали соколов, пока держали их в доме на жердочке.
Тихим свистом Эрик успокоил хищную птицу. Она распустила крылья, потом аккуратно сложила их по бокам и снова стала немигающим взглядом следить за тем, как пальцы Эрика ласкают блестящее лезвие кинжала.
Прибытию пилигрима в большой зал Каменного Кольца предшествовал вполне различимый запах. Это был смешанный запах алчности, страха, рвения и тела, которое не знало ласки воды с самых крестин.
— Где ты это нашел? Может, в курятнике? — лениво спросил Альфреда Эрик. — Или же оно было погребено под кучей дохлой рыбы?
Альфред ухмыльнулся.
— Нет, лорд. Оно само ко мне подошло, по своей воле.
— Что ж, — пробормотал Эрик, — не всем дано, как это умеют Наделенные, ценить удовольствие, доставляемое теплой водой.
Пилигрим неловко переступал с ноги на ногу. Его одежда, хотя и сшитая из дорогой ткани, сидела на нем плохо, как если бы была скроена для другого человека. Или нескольких человек. Его волосы были бы цвета соломы, будь они чистыми. Он окинул большой зал быстрым, бегающим взглядом бесцветных глаз, как будто опасался, что кто-нибудь заметит, что он смотрит на золотую и серебряную посуду, по обыкновению расставленную на полках поблизости от того места на возвышении, где сидел хозяин замка.
Эрик поймал направление взгляда пилигрима. Губы лорда искривились в усмешке. И усмешка не была приятной.
Когда пилигрим увидел выражение лица лорда, то резкий запах страха вытеснил все остальные запахи. Собаки зашевелились и тихонько зарычали. Самая крупная поднялась на ноги, потянулась и широко зевнула, показав испуганному гостю пасть, в которой остро блестели зубы.
— Стэгкиллер
type="note" l:href="#note5">[5]
, — приказал Эрик, — перестань его пугать.
Челюсти пса захлопнулись. Он поскреб душистый тростник длинными, сильными когтями, покрутился три раза на одном месте и улегся.
— Великий лорд, — начал пилигрим, делая шаг к Эрику.
Все собаки разом вскочили одним плавным движением.
— Ближе не подходи, — спокойно сказал Эрик. — Собаки чуют на тебе блох. А они их терпеть не могут.
Альфред закашлялся, но остановился под жестким взглядом Эрика.
— Говори, — велел Эрик пилигриму.
— Я слышал, будто назначена награда тому, кто знает о Шотландском Молоте, — сказал тот.
Эрик кивнул.
Пилигрим бросил быстрый взгляд на Альфреда.
— Ты можешь удалиться, — отпустил Эрик своего рыцаря.
Альфред уже готов был возразить, но уловил легкое движение кинжала в руках хозяина.
— Слушаюсь, лорд.
Когда топот сапог Альфреда замер за дверями большого зала, Эрик обратил на пилигрима свой взгляд, до ужаса похожий на взгляд сокола.
— Говори быстро и по делу, пилигрим.
— Я был в лесу и услыхал крик, — торопливо заговорил тот, — и бросился посмотреть, что там такое, и…
— В лесу? — перебил его Эрик. — Где именно?
— Вон там, в нескольких часах ходу.
Эрик проследил за направлением грязного пальца.
— Возле Каменного Кольца? — спросил Эрик. Пилигрим испуганно перекрестился и чуть не сплюнул на пол, но передумал.
— Да, — пробормотал он.
— Что ты делал на моих землях? В лесу. Может, тебе оленины захотелось?
Запах страха усилился и заставил собак встрепенуться.
— Я пилигрим, лорд, а не браконьер!
— А, так ты, значит, странствуешь во имя Господа, — мягко сказал Эрик.
— Да! — с явным облегчением подтвердил гость. — Я самый почтительный сын.
— Прекрасно. Мне всегда приятнее видеть в своих владениях почтительных пилигримов, чем браконьеров или разбойников.
Пока Эрик говорил, сокол поднял голову и следил за пилигримом немигающими хищными глазами.
— Продолжай, — приказал Эрик. — Ты был в лесу, услыхал крик и бросился посмотреть, что происходит?
— Ну да.
— И что же там происходило?
— Какие-то головорезы напали на мужчину и девушку. Они уже проверяли, крепко ли держатся на ней чулки, если ты понимаешь, что я хочу сказать.
Рыжеватые брови поднялись.
— Понимаю.
— Бандиты увидели, как блестят на девушке янтарные камни, и… Кровавые раны Господни!
Резкий крик сокола положил конец словам пилигрима и поднял на ноги собак.
— Эта девушка, — сказал Эрик тихим и ласковым голосом, не отводя взгляда от грязного гостя. — Ее ранили?
— Нет, лорд, — поспешил уверить гость хозяина. — Как раз это я и пытаюсь сказать тебе.
— Кто-нибудь из разбойников хватал ее руками? — Дотрагивался до нее?
— Ну… я не… — Пилигрим сглотнул. — Ее стащили с лошади и немного поколотили за то, что она пырнула кинжалом того разбойника, который хотел забрать ее камушки, вот и все.
Эрик на миг закрыл глаза, боясь, как бы этот фальшивый пилигрим не увидел их выражение и не сбежал прежде, чем кончит свой рассказ.
— Ее стащили с лошади, — сказал Эрик с большой нежностью в голосе. — А потом?
— Мужчину стащили вместе с ней, но он упал на ноги и стал крутить молот.
Губы Эрика сложились в холодную улыбку.
— Да ослепит меня Господь, но он творил волшебство с тем молотом, — продолжал фальшивый пилигрим. — Очень скора я увидал, что мне… то есть, разбойникам… с ним не тягаться, даром что их было десятеро, а он один.
Улыбка Эрика стала шире, но не потеплела.
— Потом девушка стала проклинать их по-язычески, и я понял, что разбойникам попалась та янтарная колдунья, о которой я слыхал и которая живет где-то здесь, недалеко от замка.
Эрик лишь кивнул в ответ.
Разбойник с облегчением перевел дух: похоже, лорд не собирался задавать ему больше никаких неприятных вопросов.
— Парочка головорезов зашла ему со спины, чтобы не попасть под молот, — затараторил фальшивый пилигрим. — Они уже почти подобрались к нему, но тут колдунья завопила, и тот воин как подпрыгнет, как повернется в воздухе — и очутился на земле лицом туда, куда прежде был спиной, а молот продолжал все так же жужжать без единой заминки, и все это случилось быстрее, чем я успел мигнуть дважды. Эрик молча ждал.
— Только один человек умеет так делать, — объяснил разбойник.
— Верно, — сказал Эрик.
Он по опыту знал, что именно этот боевой прием чаще обсуждался среди рыцарей, чем успешно применялся, Собственно говоря, Эрик знал лишь одного воина, который, вне всякого сомнения, обладал таким сочетанием силы и ловкости. Именно так он и получил свое прозвище.
Шотландский Молот.
— Я был бы рад это увидеть, — сказал Эрик. И это была истинная правда.
Фальшивый пилигрим прокашлялся. Выражение его лица говорило о том, что он спокойно мог бы прожить и умереть, не увидев Шотландского Молота в деле.
— Что было потом? — спросил Эрик.
— Головорезы, кто еще мог, бросились бежать, словно олени Колдунья и Шотландский Молот поскакали галопом прочь.
— По направлению к этому замку?
— Нет. От него. Я бежал сюда со всех ног — рассказать тебе, что видел Шотландского Молота, и получить награду.
Эрик смотрел на лезвие своего кинжала и ничего не говорил.
— Ты мне не веришь? — с тревогой спросил разбойник — Точно, это он, Молот. Намного крупнее, чем большинство мужчин, темные волосы, карие глаза, и силен как бык.
Блеснул кинжал, лениво поворачиваемый длинными пальцами Эрика.
— Я не первый раз видел Молота, — быстро сказал разбойник. — Я был в Блэкторне во время моего этого… ну, паломничества, как раз, когда Молот дрался с Домиником ле Сабром. Знаю вернее верного, что это он.
— Да, — промолвил Эрик. — Я верю, что ты видел Шотландского Молота.
— А награда, лорд?
— Да, — очень мягко произнес Эрик. — Ты получишь подобающую награду за свои труды.
Сокол неожиданно взмахнул крыльями, и испуганный разбойник попятился. Это движение заставило всех семерых волкодавов повернуть головы и уставиться на него.
Разбойник замер на месте.
— Альфред, — позвал Эрик, повысив голос, чтобы его можно было услышать через большой зал.
— Да, лорд.
— Принеси сюда тридцать сребреников.
— Сию минуту, лорд.
Эрик смотрел на разбойника немигающим взглядом. Тот с подавленным видом переступил с ноги на ногу.
— Вот еще какая безделица, мой добрый пилигрим, — негромко сказал Эрик.
— Какая, лорд?
— Выверни-ка свои кошели.
— Что?
— Ты слышал. Ну, быстро!
Голос Эрика оставался по-прежнему мягким, но разбойнику стало наконец ясно, что скрывалось за приятными манерами. Перед ним был не какой-нибудь изнеженный лордишка, а воин, в чьих желтых глазах полыхало адское пламя. Судорожными движениями разбойник стал вытряхивать содержимое мешочков, подвязанных у него под одеждой.
Острие Эрикова кинжала указало на стол, стоявший недалеко от разбойника.
С угрюмым видом разбойник выложил на стол содержимое первого мешочка два кинжала с серебряными рукоятками и стальными клинками. Пятна на клинках молчаливо свидетельствовали о пролитой крови.
В следующем мешочке оказались три серебряных гребня, их изящные формы позволяли предположить, что эти вещицы когда-то украшали прически благородных дам. В одном из гребней запуталась длинная прядь очень светлых волос, словно гребень вырвали с силой.
Эрик наблюдал с видимым безразличием, но его глаза не пропускали ничего.
На столе появились хлеб, мясо, сыр и горсть медных монет. Разбойник поднял голову, увидел злые глаза Эрика и выругался себе под нос. На столе было вытряхнуто содержимое еще одного мешочка. На этот раз среди блеска серебра сверкнула и одна золотая монета.
— Все, — буркнул разбойник.
— Не совсем.
— Лорд, я пуст, как утроба вдовы!
Эрик вскочил с кресла с такой скоростью, что разбойник не успел спастись бегством. Только что Эрик спокойно сидел. В следующее мгновение он уже одной рукой держал разбойника за сальные волосы, а другой приставил острие серебряного кинжала к его покрытой грязью шее.
— Хочешь подохнуть без исповеди, со свежей ложью на губах? — нежно спросил Эрик.
Один взгляд в глаза Эрика убедил разбойника, что он предпочел бы обменяться взглядами с самим сатаной, чем с этим колдуном, который смотрел на него сейчас.
— Я… я… — заикаясь, пролепетал разбойник.
— Янтарь. Выкладывай его.
— Какой янтарь? Я не такой богач, чтобы… аи! Вранье прекратилось, потому что острие кинжала чувствительно кольнуло шею. Руки разбойника судорожно зашарили под плащом. Появился на свет еще один мешочек. Руки дернули за шнурок. На стол выпал сломанный браслет и засиял оттенками золота.
Янтарь, чистый и прозрачный, драгоценный — обладать им мог лишь какой-нибудь богатый лорд.
В наступившей тишине стал слышен звук шагов Альфреда, спешившего к ним через большой зал. Он приостановился, увидев, что острие кинжала приставлено к горлу разбойника. В следующее мгновение в руке Альфреда сверкнул большой боевой кинжал.
— Ты принес серебро? — спросил Эрик. Ласковый тон Эрика заставил Альфреда пожелать очутиться где-нибудь в другом месте. И как можно скорее.
— Да. Тридцать монет.
— Прекрасно. Отдай их этому «пилигриму». Альфред высыпал монеты в трясущуюся руку разбойника.
— У тебя есть имя? — продолжал Эрик. — Б-Боб.
— Случайно не Боб Бьющий-в-Спину? Разбойник побледнел. Лицо его покрылось бисеринками пота.
— Повсюду в Спорных Землях известно, — тихим голосом сказал Эрик, — что девушка, с чьей руки этот браслет, находится под моим покровительством.
— Она жива-здорова, лорд, клянусь тебе в этом душой матери!
— Известна и та кара, которая постигнет любого, кто осмелится поднять руку на Эмбер Неприкосновенную.
Разбойник хотел что-то сказать, но Эрик неумолимо продолжал все тем же тихим голосом:
— Альфред, отведи Боба к священнику. Пусть тот его исповедует. Потом вздерни его.
Разбойник повернулся и хотел броситься бежать. С быстротой наносящей удар змеи Эрик подставил ему подножку, и разбойник растянулся у ног Альфреда.
— Не заставляй меня жалеть об оказанной тебе милости, — сказал Эрик.
— Милости? — переспросил ошеломленный разбойник.
— Да, тварь. Милости. По закону я мог бы отрубить тебе руки, открутить яйца и содрать со спины кожу, а потом вытащить твои кишки через пупок и четвертовать тебя, оставив твою непрошенную душу дьяволу, чтобы тот терзал ее до Второго пришествия. Разбойник тихо завыл.
— Но я милостив, — продолжал Эрик. — Я велю тебя исповедать и повесить на крепкой веревке, то есть с тобой поступят более благопристойно, чем ты поступил с той, чьи волосы остались на зубьях этого серебряного гребня и чья кровь оставила след на твоем кинжале.
Разбойник затрясся от ужаса.
— Ты колдун! Только колдун может прознать про такое!
— Отдай священнику серебро и все остальные пожитки этой твари для раздачи бедным, — сказал Эрик Альфреду.
— Слушаюсь, лорд.
Альфред нагнулся, схватил разбойника и поволок его прочь. Когда они были уже почти у самой двери большого зала, Эрик окликнул своего рыцаря:
— Альфред!
Тот остановился и оглянулся через плечо.
— Да, лорд?
— Когда все будет сделано, сожги веревку.
Эмбер спешилась прежде, чем Дункан успел обойти свою лошадь, чтобы помочь ей. В первый момент ее колени подогнулись, но потом сразу же выправились и стали послушны.
Губы Дункана крепко сжались под усами, когда он увидел, что Эмбер уже не выказывает желания прикасаться к нему. Но он не винил ее. Ведь то, что должно было стать восхитительным посвящением в тайны близости между мужчиной и женщиной, было сделано с грацией быка, покрывающего корову.
— Спасибо, Эгберт, — сказала Эмбер, когда оруженосец подошел взять поводья. — Эрик уже вернулся из Морского Дома?
— Да. Он ожидает тебя в своем покое. Поспеши. Он в ужасном гневе.
Дункан повернулся и вопросительно посмотрел на оруженосца.
— Откуда ты знаешь? — спросил он.
— Меньше часа назад он велел повесить человека. Эмбер повернулась к нему так быстро, что капюшон упал у нее с головы, открыв растрепанные волосы.
— За что? — резко спросила она.
— У парня в мешочке оказался янтарный браслет. Говорят, твой.
Быстрый взгляд, брошенный на левое запястье, подтвердил опасения Эмбер. Вместо трех ниток янтаря на руке осталось всего две. В пылу схватки — и того, что за этим последовало, — она не заметила потери.
— Понимаю, — произнесла Эмбер тихим голосом.
Она подобрала юбки и быстро пошла через небольшой внутренний дворик замка к крыльцу. Дверь была открыта, как будто кто-то внутри замка с нетерпением ждал ее.
Дункан догнал Эмбер перед входом в большой зал. В личный покой лорда они вошли вместе.
Представшая их глазам картина не дышала миром и спокойствием. Хотя лишь одному волкодаву и соколу разрешалось делить с хозяином тепло этой комнаты, их беспокойное поведение говорило о том, что Эрик в дурном расположении духа.
— Что это говорят о каком-то повешенном разбойнике? — спросила Эмбер, прежде чем успел заговорить Дункан.
Не торопясь, Эрик отложил в сторону рукопись, которую читал. Посмотрел сначала на Эмбер, потом на Дункана.
— Повешение, — отчеканил он, — эта кара, постигающая любого, кто осмеливается прикоснуться к запретному.
Эмбер втянула ртом воздух с тихим свистящим звуком. Дункан ведь сделал гораздо больше, чем просто прикоснулся к ней.
И Эрику каким-то образом это стало известно.
Эрик сунул руку под рукопись, вытащил янтарный браслет и протянул это блестящее украшение ей.
— Кажется, твой? — спросил он. Эмбер кивнула.
Загадочные рыжевато-желтые глаза обратились на Дункана.
— Я слышал, ты хорошо сражался, — сказал Эрик. — Благодарю тебя.
— Это были всего лишь бродяги, — ответил Дункан.
— Но они были вдесятером против тебя одного, — продолжал Эрик. — Вооруженные деревянными палками, кинжалами и волчьей хитростью. Они убили, по крайней мере, одну женщину благородного происхождения, после того как надругались над ней, и одолели трех путешествовавших в одиночку рыцарей. Еще раз я благодарю тебя.
— Можно поговорить с тобой наедине, лорд? — спросил Дункан.
— Тот, кто последний раз просил меня об этом, плохо кончил, — слегка улыбаясь, ответил Эрик. — Но о тебе я гораздо более высокого мнения. Воины, равные тебе в боевом искусстве, встречаются очень редко.
Дункан повернулся и посмотрел на Эмбер, явно ожидая, чтобы она ушла. Она ответила на его взгляд и не сделала ни одного шага к двери.
— Эмбер? — спокойно спросил Эрик. — Не оставишь ли ты нас одних?
— Нет, не оставлю. То, что будет здесь сказано, касается меня не меньше, чем кого бы то ни было.
Эрик поднял брови и взглянул на Дункана, который этого не заметил. Он смотрел на Эмбер печальными карими глазами.
— Я хотел бы избавить тебя от пересказывания того, что случилось, — тихо сказал Дункан.
— Почему же? Ведь это сделали двое, а не один.
— Нет, — с горечью возразил он. — Это сделал один другому.
Прежде чем Эмбер успела открыть рот, чтобы продолжить спор, Дункан повернулся лицом к Эрику.
— Я прошу руки твоей подопечной, — решительно произнес он.
Сокол издал какой-то странный, вибрирующий крик.
Услышать эту радостную трель из загнутого клюва хищной птицы было полной неожиданностью.
— Согласен, — без промедления ответил Эрик.
— А меня спрашивать не надо? — вмешалась Эмбер. Твердую линию губ Эрика смягчила довольная улыбка.
— Ты уже дала согласие.
— Когда же? — В вопросе Эмбер звучал вызов.
— Когда легла с Дунканом, — ответил Эрик. Она побледнела, потом вспыхнула румянцем. Дункан шагнул вперед и встал между Эмбер и Эриком.
— Ее вины в этом нет, — сказал он.
Улыбка исчезла с лица Эрика, будто ее вовсе не было.
— Эмбер, — раздельно произнес он. — Взял ли тебя Дункан силой?
— Нет!
— Она была невинна, — сказал Дункан, — а я нет. Вся вина за случившееся лежит на мне.
Эрик усмехнулся в бороду и с преувеличенной заботой стал вкладывать на место выпавший из рукописи лист.
— Я не желаю слышать никаких разговоров о вине, — заявил он после короткой паузы, снова подняв голову. — И не буду никого упрекать.
— Ты великодушен, — промолвил Дункан.
— Ты хочешь получить Эмбер. Эмбер хочет получить тебя. — Эрик пожал плечами. — Нет причин возражать против этого союза, напротив, есть много соображений в его пользу. Вас обвенчают тотчас же.
В голове Дункана двигались и извивались тени, звучали голоса, которые, казалось, он вот-вот вспомнит; они говорили ему, что он не должен, ему нельзя, он нарушит клятву, если женится на Эмбер.
И если не женится, то тоже нарушит клятву. Он дал слово Эрику.
Если я лишу Эмбер девственности, то женюсь на ней.
Дункан закрыл глаза, пытаясь одолеть ту часть самого себя, которая твердила, что есть важная причина не жениться.
У него в сознании возникло имя; оно блестело, словно лунная дорожка на воде, сверкало во тьме его памяти, сияло среди темных теней, которые текли и двигались, то скрывая, то открывая его…
Ариана.
Только это. Больше ничего. Имя из его проклятого, не вспоминающегося прошлого.
Имя, неотложная необходимость, причина, чтобы не жениться.
Но эта причина, эта необходимость и это имя существовали во времени до того, как он лишил Эмбер невинности и дал ей в обмен лишь боль.
Вокруг его запястья сомкнулись холодные пальцы — они были холоднее, чем того требовал прохладный осенний день. Рука Эмбер. Дункан заглянул в ее затененные глаза, и у него самого холодок пополз по спине.
Она боялась.
Боялась его!
— Эмбер, — сказал Дункан тихим, прерывающимся голосом, — будешь ты моей женой или нет, я не трону тебя, пока ты сама меня не попросишь. Клянусь тебе в этом!
Ее глаза наполнились слезами и от этого стали еще печальнее и прекраснее. Когда она медленно покачала головой, слезы беззвучно проложили блестящие дорожки по ее холодным щекам.
Эмбер хотела сказать Дункану, что ей приятны его прикосновения, но не могла. Она боялась, что если откроет рот, то вместо слов у нее из горла вырвется лишь пронзительный, горестный плач.
В тенях, наполняющих сознание Дункана, она слышала произнесенное шепотом женское имя, словно эхо, вернувшееся из не вспомненного прошлого, чтобы терзать ей сердце.
Ариана.
— Эмбер? — окликнул ее Эрик.
Он смотрел на нее, и напряжение у него во взгляде было столь же явным, как и горящий в очаге огонь.
Эмбер закрыла глаза и отпустила руку Дункана. При этом кончики ее пальцев скользнули по жилам, где совсем близко под кожей бурлила его жизненная сила.
Эрик ощущал печаль Эмбер так же ясно, как и ее любовь к темному воину, не сводившему с нее тоскующих глаз.
— Дункан, — сказал Эрик, — оставь нас одних.
— Нет, — грубо отрезал Дункан. — Я не дам тебе стыдить Эмбер за то, в чем нет ее вины.
Эрик посмотрел прямо в глаза Дункану и понял, что тот идет по тонкому лезвию владения собой.. Эрик не знал, какие воспоминания возвращались к Дункану, с какой быстротой и сколько у него, Эрика, есть еще времени, прежде чем Дункан окончательно проснется и поймет, что он — Шотландский Молот.
Враг Эрика.
Возлюбленный Эмбер.
Обрученный с норманнской наследницей, которую никогда не видел.
Вассал Доминика ле Сабра.
От дикого нетерпения губы Эрика плотно сжались, образовав прямую линию. Как мало осталось времени, как много возможностей для неудачного исхода и как много поставлено на карту!
Они должны обвенчаться.
Тотчас же!
— Я совсем не хочу унижать Эмбер — это было бы все равно, что унижать собственную сестру, — осторожно произнес Эрик. — Она мне очень дорога. И я очень хорошо ее знаю.
Он повернулся к Эмбер.
— Ты желаешь, чтобы Дункан остался, пока мы будем говорить… о брачной церемонии?
Улыбка Эмбер была еще печальнее, чем ее слезы. Она медленно покачала головой.
Не говоря ни слова, Дункан резко повернулся на каблуках и удалился из покоев лорда.
Эрик подождал, пока не замерло последнее эхо Дункановых шагов и не стало снова слышно потрескивание огня. Но и тогда Эмбер не нарушила молчания.
Она просто стояла не шелохнувшись, и медленно струящиеся слезы серебрили ее бледное лицо.
Какое-то тревожное чувство пронзило Эрика. Он видел Эмбер при разных обстоятельствах, в разных настроениях, но никогда еще не ощущал в ней такой неослабной печали.
Словно в ней умерло что-то, чем она дорожила.
— Если бы это не причиняло тебе боли, — сказал Эрик, — я бы взял тебя на колени и укачивал, как дитя.
Смех Эмбер почти ничем не отличался от рыданий.
— Есть только один человек, который может это делать, не причиняя мне боли, — прошептала она.
— Дункан.
Выражение глубокой утраты омрачило лицо Эмбер.
— Да, — еле слышно прошептала она. — Мой темный воин.
— Ты обвенчаешься с ним еще до того, как священник отслужит утреннюю мессу, — сказал Эрик. — О чем же ты печалишься?
— Я не могу выйти замуж за Дункана.
— Кровь Господня! Неужели он оказался такой скотиной?
Эмбер не сразу поняла, о чем говорит Эрик. А когда поняла, на ее бледных щеках выступил слабый румянец.
— Нет, — ответила она.
Ее голос был так тих, что Эрик едва расслышал ее слова.
— Ты уверена? Некоторые мужчины превращаются в скотов, когда ими овладевает похоть, — с грубой прямотой сказал Эрик. — Да, мне очень нужно, чтобы Дункан был на моей стороне, но я не могу обрекать тебя на жизнь, которую ты проведешь, лежа под похотливым жеребцом вдвое тяжелее тебя.
Эмбер закрыла ладонями свои вдруг запылавшие щеки.
— Перестань!
Эрик выругался себе под нос, резко вскочил с места и приблизился к Эмбер настолько, насколько мог это сделать, не касаясь ее.
— Посмотри на меня, Эмбер.
Смешанное чувство сожаления, нежности и заботы смягчило голос Эрика и отразилось на его лице.
— Разве Кассандра никогда не говорила тебе о том, что происходит между мужчинами и женщинами? — спросил Эрик.
Эмбер покачала головой.
— Должно быть, она думала, что ты никогда не сможешь дотронуться до руки мужчины, не говоря уже о том, чтобы на супружеском ложе принимать в себя часть его тела.
Тихо вскрикнув, Эмбер отвернулась от этого высокого мужчины, благородного лорда, которого знала всю свою жизнь.
Но так они еще никогда не разговаривали.
— Не надо, — сказал Эрик. — Нет ничего постыдного в том, как соединяются мужчины и женщины. Это — дар Божий. Ты нашла это… неприятным?
Эмбер покачала головой.
— Тебе было больно? — спросил он. Она опять покачала головой.
— Значит, он не был слишком тороплив? — настойчиво продолжал Эрик — Его нельзя назвать неискусным в этом деле?
— Эрик, — слабо возразила Эмбер. — Нам не следует говорить о таких вещах.
— Почему же? У тебя нет ни матери, ни сестры, а Кассандра сама никогда не имела дела с мужчиной. Или ты предпочтешь говорить об этих вещах со священником, никогда не имевшим дела с женщиной?
— Я предпочту совсем не говорить об этом, — пробормотала Эмбер.
Уловив в ее голосе признаки возвращающейся жизни, Эрик почувствовал бурное облегчение. Он не знал, что могло бы случиться с Эмбер, если бы она решила, что Дункан для нее потерян навсегда.
И не хочет знать.
— Ты должна говорить об этом, — сказал он. — Хотя бы один раз, сейчас.
Искоса взглянув на Эрика, Эмбер поняла, что не отделается от него. И нехотя кивнула.
— Если Дункан не владеет искусством любви, — сухо произнес Эрик, — то это дело поправимое. Если же он — скотина, то этому помочь ничем нельзя.
— Он ни то, ни другое, — сказала Эмбер.
У Эрика вырвался долгий вздох облегчения. Потом он улыбнулся.
— Я начинаю понимать.
— Рада это слышать хотя бы об одном из нас двоих. Эрик спрятал улыбку.
— Говорят, что для девушки первый раз редко становится самым… ну, памятным, — проговорил он.
— Нет, — ответила Эмбер чуть охрипшим голосом. — Я свой первый раз буду помнить до самой смерти. Чувствовать, как волны экстаза пронизывают моего темного воина и переливаются в меня, — это было… удивительно.
Что-то похожее на румянец, не имеющий ничего общего с огнем в очаге, окрасило скулы Эрика. Потом он откинул голову назад и засмеялся.
— Да, ты в долгу не останешься! — воскликнул он. Сначала Эмбер не поняла, что он имел в виду. А когда поняла, тоже засмеялась, несмотря на то что щеки ее пылали.
— Я не хотела смущать тебя.
— Ничего, я как-нибудь выживу, — сухо сказал он. — А теперь приведи в порядок волосы и одежду до того, как я позову сюда священника. Вас обвенчают во время полуночной мессы.
Улыбка Эмбер угасла.
— Это невозможно.
— Почему?
— Дункан вспомнил имя женщины.
— Ариана? — небрежно спросил Эрик.
Это так ошеломило Эмбер, что на несколько мгновений она лишилась речи.
— Значит, ты знал? — шепотом спросила она. Эрик кивнул.
— Каким образом?
— Потому что твой темный воин — это Дункан Максуэллский, Шотландский Молот.
Эмбер покачнулась, словно от удара.
— Ты знал? — повторила она шепотом.
— Я догадывался. Потом надеялся. Потом знал.
— Тогда ты знаешь, почему я не могу выйти замуж за Дункана.
— Ничего подобного я не знаю.
— Дункан женат на этой Ариане, вопреки тому, что уверен в обратном.
— Это не так. Он помолвлен с какой-то богатой норманнской наследницей, лица которой ни разу не видел и чье имя слышал лишь однажды, когда Доминик ле Сабр сообщил ему об этой помолвке.
— Дункан — вассал Доминика ле Сабра. — Голос Эмбер дрожал. Она закрыла глаза. — Если он женится на мне, то нарушит присягу на верность, которую дал.
— Раны Господни! — рявкнул Эрик, и голос его хлестнул Эмбер подобно бичу. — Неужто ты совсем ослепла? Вытри глаза и смотри на меня!
Больше всего Эмбер потрясла холодная власть, звучавшая у Эрика в голосе.
— Бог послал тебе единственного мужчину, к которому ты можешь прикасаться, не испытывая боли, — сказал Эрик. — А мне Бог послал единственного человека, который нужен мне, чтобы удерживать осажденные владения Роберта.
— Но…
— И Бог послал нам средство превратить врага в союзника, — неумолимо продолжал Эрик. — Обвенчавшись с тобой, Дункан будет моим вассалом, а не Доминика ле Сабра!
Наступившее молчание затянулось, пока не завибрировало, словно слишком туго натянутая тетива.
— Так нельзя, — заговорила Эмбер. — Дункан пришел на Спорные Земли как рыцарь, имеющий свое состояние. Ему обещали поместье и благородную жену, которая родит ему наследников.
— Это не так, — резко возразил Эрик. — Дункан оказался в замке Каменного Кольца скорее мертвым, чем живым, с памятью, как у грудного младенца, и ты спасла ему жизнь. Он только что заново родился, и он принадлежит мне.
— Память возвращается к нему, — печально сказала Эмбер. — Кусочек за кусочком воспоминания встают на — свои места, а тени бледнеют, отступают.
— Вот именно. — Усмешка Эрика была суровой. — Поэтому вас обвенчают до полуночи.
— Нет. Пророчество…
— К черту пророчество, — грубо бросил Эрик. — Ты постелила себе постель и теперь ляжешь в нее как жена Дункана.
— Кассандра…
— Смирится с тем, чего изменить ей не дано, — безжалостно продолжал Эрик, снова обрывая возражения Эмбер.
— Два условия пророчества уже выполнены. Неужели это для тебя ничего не значит?
— Это значит, что тебе придется получше оберегать свою душу.
После недолгого напряженного молчания Эмбер покачала головой.
— Я не могу, — сказала она. — Не могу так предать моего темного воина.
Лицо Эрика разительно переменилось, потеряв всю мягкость. Блеск его топазовых глаз стал холоднее зимнего заката.
— В полночь ты обвенчаешься с Шотландским Молотом…
— Нет!
— …или еще до того, как пробьет двенадцать, увидишь, как Дункана повесят.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заколдованная - Лоуэлл Элизабет



Замечательная трилогия! Ода любви и чести. Приятно изложено, легко и задушевно. Спасибо автору и данному сайту за приятно проведенное время)
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.02.2012, 1.24





бред.. одни знахари, оборотни и прочяя чушь.
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетольга
23.02.2012, 23.51





Отличная книга.....ну как и все книги Элизабет Лоуэлл
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетКесси
3.08.2012, 23.03





мой первый и самый любимый роман Элизабет Лоуэлл
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетаня
6.09.2012, 17.11





Роман понравился, есть одно "но". Я на месте автора помучила бы Дункана с особым цинизмом еще глав пять-десять за подлость. И вообще, не думаю, что он -то цветов рябины заслужил. Не увидела я в его поступках такой любви. Гаденький мужичонка. Далеко не Саймон. Эмбер хороша! И Эрик.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
24.04.2013, 14.35





kak je on mena nerviroval etot Dunkan so svoyey klatvoy!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетAfa
11.05.2013, 20.06





Несколько необычно, в целом понравился, особенно яркий, выразительный язык повествования.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетAlina
1.10.2013, 20.45





Интересный роман, немного необычный. Восхитительное сочетание колдовства и магии с трогательной реальностью. Главный герой совершенно не впечатлил, какой - то недостойный. Читала все романы из данной серии и больше всех понравился и заинтриговал лорд Эрик, жаль что для него не нашлось достойной и необыкновенной во всех проявлениях женщины. (Правда остаётся место для фантазии о нём для себя. Кажется, чуть - чуть влюблена...)
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛюпин
1.10.2013, 20.50





Замечательный роман.Для тех кто любит рассказы про рыцарей,прекрасных дам,колдуний,волшебников.И конечно любовь!Читайте,наслаждайтесь.10б
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛеля
14.11.2013, 0.54





Да,хочу подсказать,что первая книга называется"Неукрощенная",вторая-"Заколдованная",третья-"Очарованная".Почемуто последовательность никогда неуказывается.Чудесная трилогия.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛеля
14.11.2013, 1.04





Чудесная книга.Читается быстро и очень захватывающаяся!Получила огромное удовольствие.10 баллов.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.02.2014, 6.35





Потрясающий роман! Такую любовь и нежность передала писательница. Г.героиня совершенна. И зрявв комментариях хают Дункана, это было другое время, он воин и честь для него превыше всего, но он уступил любви. Я в восторге от книги.
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетмария
22.02.2014, 0.46





Вот эта трилогия имеет свое лицо, отличается и слогом, и особым стилем. Поэтичное описание очень и чувственное. Красивая сказка. Правда, ближе к концу слегка меня эти колдовские штучки и видения утомили. Восемь - маловато, десять - лишку. Восемь с половиной?
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАлина
15.03.2014, 14.39





Вот читаю коммент Марии и охреневаю! О какой чести речь? В чем честь-то? Обвенчаться с прелестной, великодушной женщиной, развестись и предложить ей роль наложницы? Прыгать из койки в койку (ведь наследник-то нужен!)? Обречь ее детей на пожизненное клеймо бастардов, прислужников при законных детях? Главный герой вообще не имеет понятия о чести, имел бы совесть ее отпустить по-нормальному, и на то воли не хватило. Реально Эмбер жаль, односторонняя любовь с ее стороны, жадность и эгоцентризм с его. Нее, подленький мужичонка!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
9.10.2014, 6.38





мой самый любимый и трогательный роман, несколько раз читала и по прежнему в некоторые моменты плачу( когда Эрик требует кровного поединка за свою сестру), хотя из меня трудно выбить слезу. Жаль нет продолжения об Эрике, получилось бы вполне достойно!
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетberegusebya
26.11.2014, 11.23





Полная чушь, гг тряпка, таскали его весь роман, а когда встал его черед сделать выбор ,опять все решили за него, отвели даже к Эмбер лишь бы он по пути не передумал. А Эмбер великомученица. Так до старости и будет мучиться. Роман перенасыщен фантастикой, каждый второй там Великий знахатерь, все видят, все знают, но до конца тупят. Не понравился.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАлександра
5.12.2014, 8.22





Потрясающе красивый роман! Впечатляет!!!!!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАля
10.09.2015, 1.50





Несколько раз читала, и несколько раз плакала в конце. Сказка-легенда, но очень понравилась!!!где бы ещё найти нечто подобное про кельтов и саксов!!!у Лоуэлл перечитала всю серию.....
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЕлена
11.03.2016, 11.09





Роман не плохой. На 8-9 баллов. За чувственность наверное и 11 мало. Сила прикосновения, моменты близости шикарно описаны. Эмбер тоже 10, а вот Дункан неоднозначный герой. Даже когда я включаю все понимание ситуации, на какое я способом, и умножаю на тупость мужиков, больше 6 ему я не могу поставить. Очень долго плакала, когда ушла Эмбер. Но на то она и сказка, чтобы в конце все жили долго и счастливо.Советую прочитать всю серию.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетРозовый слон
18.05.2016, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100