Читать онлайн Заколдованная, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заколдованная - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 113)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заколдованная - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заколдованная - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Заколдованная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Нападавшие были вооружены ножами, палками и самодельной пикой Дункану мешало то, что он держал перед собой Эмбер, и он не мог как следует драться. Прыгая и рыча, словно волки, разбойники стащили Дункана с лошади вместе с Эмбер.
Когда один из разбойников схватил Эмбер за руку выше локтя и потянулся за ее драгоценными ожерельями, она страшно закричала. Частично этот хриплый крик был вызван болью — оттого, что к ней прикоснулись. Но в еще большей степени это был крик чистой ярости — оттого, что какой-то бродяга осмелился покуситься на священный янтарный талисман у нее на шее.
Блеснул, словно молния, серебряный кинжал, и раздался ответный вопль разбойника. Он отдернул руки, но лишь на мгновение Она увидела, что он замахнулся кулаком, чтобы ударить ее, и успела немного уклониться в сторону. Несмотря на ее быстроту, удар оглушил ее так сильно, что она упала на землю как подкошенная.
Во второй раз разбойник бросился на Эмбер не с кулаком, а с кинжалом. Едва опомнившись, она сжалась, словно пружина, чтобы откатиться в сторону и увернуться от кинжала, и в этот момент услышала леденящий душу железный вой боевого молота, который кружился, рассекая воздух. Раздался ужасный звук от соприкосновения стали с плотью. Разбойник грохнулся на землю.
Когда его вялая рука коснулась Эмбер, она совсем ничего не почувствовала. Разбойник был мертв.
Она отдернула свою руку и стала подниматься с земли. От неожиданного толчка она снова упала плашмя, но боли от прикосновения не ощутила. Толкнувшая ее рука была рукой Дункана.
— Лежи! — приказал он, возвышаясь над Эмбер. — Не вздумай вставать!
Ей не надо было объяснять, почему сейчас она была в большей безопасности на земле. Молот вновь завел свою смертельную песню.
Сквозь завесу волос Эмбер видела, как разбойники опять бросились в нестройную атаку, держа свои палки так, словно это были длинные копья. Крепкое дерево разлеталось в щепки с легкостью обгорелых головешек Единственная пика была уничтожена. Упал еще один разбойник. Он больше не пошевелился и не издал ни одного звука.
Тяжелый боевой молот превратился в смертоносный стальной диск, бешено вращающийся над головой Дункана. Остальные разбойники заколебались, потом перестроились для новой сокрушительной атаки, вроде той, что дала им возможность стащить с лошади Дункана и Эмбер.
Неожиданно, без всякого предупреждения, Дункан прыгнул вперед. Молот превратился в молнию, разящую в одно мгновение ока. Разбойники яростно завопили, когда еще один из них упал и больше не поднялся.
Дункан отскочил назад и снова встал над Эмбер, защищая ее единственно возможным способом.
— Заходи сзади! — крикнул один из разбойников. — Посмотрим, так ли резво он будет прыгать, если ему перерезать сухожилия!
Трое разбойников отделились от стаи и начали заходить Дункану в тыл, старательно следя за тем, чтобы оставаться в недосягаемости для молота. Дункан никак не мог одновременно наблюдать за разбойниками, идущими в обход, и за теми, кто стоял прямо перед ним.
— Дункан, они же… — начала Эмбер.
— Знаю, — резко перебил он. — Ради всего святого, не поднимайся.
Эмбер крепче сжала в руке кинжал и приготовилась защищать Дункана со спины, как сможет. Красный «глаз» кинжала злобно сверкал, когда она поворачивала клинок по мере продвижения ближайшего к ней разбойника.
Когда молот опять затянул свою песню смерти, то в каком-то жутком созвучии с его голосом раздался голос Эмбер, проклинавшей разбойников на языке, забытом всеми, кроме горстки Наделенных Знанием.
Один из разбойников в ужасе уставился на Эмбер, слишком поздно поняв, на кого он осмелился поднять руку из-за своей алчности. Уронив то, что осталось у него от палки, он бросился бежать.
Остальные разбойники приостановились, но уже через мгновение возобновили атаку. Стоявшие прямо перед Дунканом размахивали палками, смотря, нет ли какого-нибудь способа прорваться за смертельный круг, описываемый молотом в его быстром, жестоком полете. Другие были уже далеко от Дункана и постепенно подкрадывались к нему сзади.
Неожиданно двое из них, зайдя с тыла, бросились на него.
— Дункан!
Крик не успел еще сорваться с губ Эмбер, как Дункан подпрыгнул и в воздухе повернулся вокруг своей оси. Он был такой сильный и так искусно владел молотом, что во время поворота боевая песня оружия ни на миг не прервалась.
Молот описал крутую дугу и насмерть поразил тех двоих разбойников, которые решили, что смогут безнаказанно напасть на Дункана сзади. Прежде чем другие разбойники успели использовать преимущество, которое давал им его поворот, он еще раз подпрыгнул и снова оказался лицом к лицу с ними.
А молот все пел и пел свою песню смерти, вращаемый с бешеной скоростью неутомимой рукой Дункана.
Поразительное искусство Дункана в обращении с молотом сломило дух разбойников. Один из них кинулся было к Белоногой, но та дико отпрянула, и он отказался от дальнейших попыток захватить ее. Остальные разбойники повернулись и бросились бежать под защитой тумана в лес, оставив убитых на месте схватки.
Дункан подождал еще несколько мгновений, прежде чем позволить молоту умолкнуть. Быстрым поворотом запястья он ослабил натяжение цепи. И вместо того чтобы описывать смертоносные дуги, молот послушно повис. Он перекинул его через плечо, уравновесив тяжесть шара сзади весом цепи спереди. Как только оружие снова понадобится, оно будет наготове мгновенно.
И будет смертоносным.
Из-под полуопущенных ресниц золотистые глаза Эмбер неотрывно следили за человеком без имени, который явился из теней темноты… и чье подлинное имя она только что отгадала. Сбылось то, чего она больше всего боялась.
Дункан Максуэллский, Шотландский Молот.
— Тебе больно? — спросил Дункан — Эти стервятники прикасались к тебе?
От ласкового прикосновения его пальцев к ее бледной щеке Эмбер захотелось дать волю слезам, оплакать все, чему уже никогда не суждено сбыться.
Сердечный друг и заклятый враг в едином теле.
Ее любимый враг стоит возле нее на коленях, с потемневшими от тревоги глазами, и от его простого прикосновения потоки тепла и удовольствия пронизывают ее тело.
— Эмбер?
Последняя тоненькая тростинка надежды сломалась прямо у нее на глазах. Хотя у Дункана заметны были некоторые признаки обучавшегося Знанию, тогда как Шотландский Молот никогда не был одним из Наделенных, она вряд ли могла отрицать то невероятное искусство, с каким Дункан владел молотом.
Больше не могло быть никаких сомнений, никакого отрицания, никакой надежды на ошибку, никакого предлога не говорить Эрику, что он спас жизнь самому большому своему врагу и сам принес его, этого врага, в дом к Эмбер.
Которая вслед за тем предала Эрика, утаив от него свои глубочайшие опасения относительного того, кто он такой.
Я не могу дальше предавать Эрика.
Но как предать Дункана, мою любовь, моего врага, саму кровь, текущую у меня в жилах…
Могучие руки подняли Эмбер с земли. Нежные губы легко коснулись ее щек, ее глаз, ее рта. И каждая ласка была ей как еще один поворот ножа в израненной душе.
— Я… невредима, — сказала она прерывающимся голосом.
— Ты очень бледна. Разве ты раньше никогда не видела сражения?
Эмбер не ответила; ей не хватало воздуха.
— Успокойся, бесценная Эмбер, — прошептал Дункан у ее щеки.
Она не могла говорить и только покачала головой.
— Ты ведь не испугалась, нет? — спросил он. — Я могу защитить тебя от кого угодно, не только от этой жалкой кучки разбойников и грабителей. Ты это знаешь, не правда ли?
Эмбер засмеялась почти истерически. Потом спрятала лицо на груди Дункана и разрыдалась.
Дункан Максуэллский, Шотландский Молот. Да, я очень хорошо знаю, что ты можешь защитить меня.
От чего угодно — кроме пророчества.
От кого угодно — кроме меня самой.
Меньше всего от меня самой. Разве защитишь сердце от тьмы, что его окружает?
Сердечный друг.
Недруг.
Молния расколола день от неба до земли. Вслед за этим раздался оглушительный раскат грома.
— Наши лошади, — сказала Эмбер.
— Оставайся здесь. — Дункан бережно опустил ее на землю. — Я приведу их.
Когда он повернулся к ней спиной, она увидела красное пятно у него на рубашке.
— Ты ранен! — воскликнула Эмбер. Он продолжал идти, не оборачиваясь.
— Дункан!
С бешено колотящимся сердцем она бросилась за ним.
— Тише, любовь моя, — сказал он, хватая ее в объятия. — Лошадей испугаешь.
— Отпусти меня! Ты разбередишь рану!
Увидев тревогу в глазах Эмбер, Дункан улыбнулся, и его белые зубы ярко сверкнули под усами. Он поставил ее на землю, сделал несколько быстрых шагов и схватил Белоногую под уздцы.
Кобыла испуганно переступила несколько раз, но артачиться не стала. Дункан повернулся, поднял Эмбер и посадил ее верхом на лошадь одним плавным движением. Потом посмотрел на нее снизу вверх и улыбнулся.
— Удар Саймона был больнее, чем… — начал Дункан.
— Но у тебя идет кровь, — перебила Эмбер.
— Мне случалось обычной пиявке отдавать больше крови, чем взял у меня сейчас нож этого разбойника.
Прежде чем Эмбер успела сказать еще что-нибудь, Дункан повернулся, поймал свою лошадь и легко, пружинисто вскочил в седло. Он двигался так, будто никакого красного пятна у него на рубашке не было.
— В какой стороне лежит Каменное Кольцо? — спросил он. — В той?
Эмбер даже не взглянула, куда показывал Дункан. Она думала лишь о том, чтобы позаботиться о его ране.
— Замок в той стороне, — ответила она, показывая. Сверкнула молния, и от громового удара задрожала земля.
— Гроза тоже в той стороне, — сказал Дункан. — Здесь поблизости есть где укрыться.
— У Каменного Кольца в центре холм, а внутри холма — комната.
— Показывай дорогу.
Еще одно мгновение Эмбер колебалась, с беспокойством глядя на небо. Ощущение грозящей опасности, которое она часто испытывала в Долине Духов и других священных местах, становилось сейчас все сильнее.
Но ведь она стояла еще за пределами древнего святилища, камни которого были уложены руками тех, кого давно уже нет среди живых.
— Эмбер? Ты что? Не знаешь дороги? Сверкнула ослепительная молния и осветила день ярче, чем сотня солнц. Гром распорол небо и прокатился по долине, словно снежная лавина.
У Эмбер на затылке зашевелились волосы. Молния ударила недалеко от тропы, ведущей обратно к замку, словно предостерегая от возвращения назад.
Но мы должны вернуться! Дункан ранен.
Сверкнула еще одна молния, на этот раз ближе.
Эмбер чувствовала, будто ее, словно какое-то животное, направляют, загоняют, подталкивают в устье воронки, сужающиеся стены которой она ощущала, хотя и не видела. Предчувствие приближающейся опасности все нарастало и нарастало в ней, пока ей не стало казаться, что она больше не выдержит.
— Мы должны поспешить в замок! — крикнула Эмбер, пришпоривая Белоногую пятками.
Молния ударила в землю прямо перед ними. Белоногая закусила удила и ринулась в противоположную сторону, подгоняемая раскатами грома.
Сначала Эмбер пыталась бороться с лошадью, но потом уступила животному, приняв то, чего не могла изменить. Оглянувшись через плечо, она увидела, что лошадь Дункана несется вслед с такой же бешеной скоростью.
Каменное Кольцо возникло перед ними прежде, чем они успели свернуть или выбрать другой путь. Белоногая вихрем пронеслась между камнями внешнего кольца и не замедлила бега, пока не достигла внутреннего. Тут лошадь сразу же успокоилось, словно и не помышляла никогда об этой бешеной скачке.
Эмбер быстро спешилась, подхватила подол платья и побежала обратно, к внешнему кольцу. Как она и опасалась, лошадь Дункана заартачилась перед неровным внешнем кольцом камней. Он пришпорил ее раз, потом другой — сильнее, но животное лишь еще упорнее пятилось.
— Постой! — крикнула Эмбер. — Лошадь не видит дорога!
— Ты шутишь! — крикнул в ответ Дункан. — Между этими камнями хватит места для пяти лошадей в ряд!
— Да, но она этого не видит!
Со сбившимся набок капюшоном и растрепавшимися волосами Эмбер подбежала к внешнему кольцу. Там она схватила лошадь под уздцы и ласково заговорила с ней. Когда животное немного притихло, Эмбер положила одну руку на морду лошади, другой взяла за повод.
Легонько потянула, ободрила тихо сказанным словом, и лошадь двинулась вперед. Осторожные, мелкие шажки ее поступи говорили о том, что чуткому животному это место было очень не па душе. Оно настороженно прядало ушами во все стороны, пока не оказалось у внутреннего кольца. Тут лошадь фыркнула, вся настороженность ее исчезла, она явно успокоилась.
Дункан огляделся вокруг, думая о том, что почуяла лошадь и как узнала, что здесь она будет в безопасности.
— Почему ты сказала, что моя лошадь не видит дороги? — спросил он.
— Потому что раньше она ни разу не была в Каменном Кольце, — объяснила Эмбер.
— Ну и что? Почему это так важно?
— Чтобы входить в священные места, Белоногой пришлось научиться кое-где по пути больше доверять мне, чем своим глазам.
— Например, по пути в Долину Духов? — спросил Дункан.
Эмбер кивнула.
— А твоя лошадь еще не научилась доверять тебе так, как мне моя. К тому же раньше ей не приходилось бывать внутри Каменного Кольца. Поэтому она и не могла сама найти дорогу.
В задумчивости Дункан осматривал это древнее сооружение. Как перед тем его лошадь, он тоже чувствовал, что в этом месте есть не только то, что видят глаза.
И, как в случае с лошадью, внутреннее ощущение опасности перестало его беспокоить. Словно уснуло, оказавшись в надежном месте.
— Удивительно, — сказал Дункан. — Какое-то заколдованное место.
— Нет. Просто оно — другое. Здесь мир и покой тех, кто умеет видеть сквозь камни.
— Наделенных Знанием.
— Раньше и я так думала. Но теперь… — Эмбер пожала плечами.
— Что же заставило тебя думать теперь иначе? — Ты.
— Может, и я был одним из Наделенных — в то время, которого я не помню.
В улыбке Эм§ер сквозила печаль. Она знала, что Шотландский Молот не принадлежал к Наделенным Знанием.
— Может быть, — сказала она спокойным голосом, — ты просто человек, наделенный необычным даром к восприятию Знания.
Дункан чуть усмехнулся и стал внимательно осматривать это убежище, заключенное внутри Каменного Кольца. Между тем над тропой, по которой они только что проехали, разразилась ужасная буря.
Расположенный в центре Кольца холм имел полных тридцать шагов в длину и половину этого в высоту. Когда-то вся его поверхность была выложена камнями. Однако время, непогода и солнце совершенно изменили его облик. Теперь на холме, в промежутках между камнями и в трещинах, вырос целый сад из обычных и редких растений.
Если не считать самого холма, то это место, на взгляд Дункана, было чересчур открытым. Здесь негде было спрятаться, не говоря уже о том, чтобы обороняться. Хотя всего в нескольких ярдах от камней внешнего кольца начинался лес, внутреннее пространство напоминало собой луг. Внутри росло лишь одно дерево, но и под ним едва ли можно было бы укрыться от грозы. Несмотря на это, глаза Дункана то и дело возвращались к дереву. Стоя на самой высокой части холма, стройная красавица-рябина была похожа на танцовщицу.
— Что случилось? — спросила Эмбер, видя Дункана притихшим.
— Это дерево. Мне кажется, что я… знаю его.
— Может, и знаешь. Эрик нашел тебя под этой рябиной.
Дункан повернулся к Эмбер и посмотрел на нее глазами, в которых клубились тени и смутные воспоминания.
— Она охраняла меня, пока я спал, — медленно произнес Дункан. — Я в этом уверен так же, как в том, что вижу тебя перед собой. Рябина охраняла меня.
Дункан спешился и стал подниматься вверх по склону холма к рябине. Сердце Эмбер сжалось от страха. Преодолевая страх, зная, что так надо, она пошла следом за ним. Когда она догнала его, он уже стоял под деревом, уперев руки в бока, и внимательно рассматривал рябину, как будто надеялся узнать, враг это или друг.
— Ты вспоминаешь? — тихо спросила Эмбер. Сначала Дункан не ответил. Потом медленно разжал один кулак и протянул ей руку.
— Я вспоминаю? — спросил он в свою очередь. Как только рука Эмбер легла ему на ладонь, все сложное переплетение чувств, грез, опасений и надежд, которое было Дунканом Максуэллским, хлынуло через прикосновение. Никогда еще его восприятие не было столь ярким.
Опьянение победой после битвы.
Страх за Эмбер при приближении грозы.
Желание во что бы то ни стало вспомнить прошлое.
Гнев на то, что лишило его памяти.
И потом, когда тепло ее тела было им воспринято, накатила такая могучая волна желания, что Эмбер едва. удержалась на ногах. Она не ощущала уже ничего, кроме страсти Дункана к ней, ничего больше не видела, ничего не чувствовала. Он наполнил ее душу и тело чувственным голодом, подобного которому она никогда раньше не испытывала.
Дункан.
Хотя Эмбер не окликнула его по имени вслух, он открыл глаза и впился в нее пылающим взглядом.
Словно стальные браслеты, пальцы Дункана охватили запястье Эмбер. Он притянул ее к себе с силой, которой невозможно было сопротивляться. Да она и не хотела сопротивляться. Она хотела лишь ответить на его необоримое желание, которое взывало к ней из каждой частицы существа ее темного воина.
Когда Дункан обнял Эмбер, она не стала противиться, хотя он так крепко прижал ее к себе, что у нее от нехватки воздуха закружилась голова.
Она ничего не сказала, но Дункан понял.
— Я буду дышать за тебя, — прошептал он.
Он впился в ее губы поцелуем, который получился бы грубым, если бы она сама не старалась еще теснее прижаться к нему, еще глубже ощутить его вкус, проникнуть к нему под кожу.
То же самое чувствовал и Дункан; ему хотелось оказаться еще ближе к Эмбер, ощутить еще более полное соприкосновение плоти с плотью, утолить терзавший его тело голод единственно возможным путем.
Дункан смутно понимал, что повалил Эмбер на землю и что ее руки отталкивают его.
— Прошу тебя, — сказал он. — Ты нужна мне.
Из горла Эмбер вырвался какой-то нечленораздельный звук. С усилием, от которого его охватила дрожь, Дункан отпустил Эмбер.
В то же мгновение Эмбер вскрикнула, словно от удара. Дункан протянул к ней руки, чтобы успокоить, но тут же понял, что не доверяет самому себе.
— Дункан? — окликнула его Эмбер.
Голос ее дрожал, как и рука, которую она ему протягивала.
— Ты — как огонь в моей крови, в моей плоти, в моей душе, — резко сказал Дункан. — Если я еще раз прикоснусь к тебе, то возьму тебя.
— Так прикоснись ко мне.
— Эмбер…
— Возьми меня.
Одно долгое мгновение Дункан смотрел в золотистые глаза и на протянутую руку девушки, которую желал так, как не желал даже самой жизни.
Потом он коснулся ее, ощутил снедающий ее жар, увидел у нее в глазах неукротимый огонь желания, пожиравшего и его тело.
Свирепый мужской голод Дункана излился на Эмбер, словно огненная река. Она стала искрой, подхваченной вихрем, безрассудно горящей, беспомощно уносящейся ввысь, навстречу неведомой судьбе. Повинуясь инстинкту женщины, она стремилась найти в теле Дункана и убежище, и пищу для огня, чтобы он разгорелся еще жарче.
Дункан притянул Эмбер к себе с силой, которая едва повиновалась его воле. Прикосновение к ее губам, их вкус заставил его застонать от нахлынувшего с удвоенной мощью желания. Своим телом он пригвоздил ее к земле, а его язык скользнул между ее зубами, подчиняя ее рот настойчивым, изначальным ритмам.
С такой же неуемной, как и у Дункана, страстью Эмбер старалась оказаться еще ближе к нему, облегчить себе и ему эту пытку обоюдным возбуждением, эту муку, которая была одновременно и острым наслаждением. Ее руки ощупывали его тело, ища возможность пробраться под одежду.
Ощущение рук Эмбер на лице, на груди, на бедрах было для Дункана одновременно и райским блаженством, и адской мукой. Когда она нашла средоточие его желания, то наслаждение стало таким острым, что он чуть не умер. Она вдруг почувствовала сильный толчок его бедер, раз, другой, третий, и услышала стон, исторгнутый из глубин его страсти.
Эмбер ощущала и упоение Дункана, него неистовое, неудовлетворенное желание. Но, как ни велико было удовольствие от ласкавшей его руки Эмбер, одной этой ласки было недостаточно. Она ощущала его неутолимый жар, солоноватый вкус страсти у него на шее и понимала, что льет скорее масло, а не воду в огонь его желания.
— Покажи мне, как смягчить твои страдания, — торопливо сказала Эмбер. — Я не вынесу голода, который так терзает тебя!
При этих ее словах у Дункана вырвался стон, какой мог бы издать лишь человек, подвергаемый настоящей пытке. Его руки провели по телу Эмбер сверху вниз, до бедер. Сильные пальцы на мгновение впились в них, и всю ее пронзило ощущение удовольствия. Она едва успела перевести дыхание, как его руки уже скользнули вниз по ее ногам до самых ступней и обратно.
Эмбер почти не замечала укусов холодного осеннего ветра, потому что испытываемое Дунканом предвкушение удовольствия хлынуло в нее, вытесняя все другие чувства. Когда его рука протиснулась у нее между ног и ощутила жаркую влагу ее тела, и нашла его готовым, его бурная радость мгновенно передалась ей.
Вместе с этим пришло и ее собственное пронзительное наслаждение, потому что, убирая руку, он задел набухший бугорок ее желания. Она инстинктивно потянулась за повторением этой ласки, извиваясь под телом Дункана, безмолвно требуя.
— Да, — хрипло сказал он. — Я тоже не могу больше ждать.
Его руки стиснули бедра Эмбер, остановив и раздвинув их в одно и то же мгновение. В следующее мгновение он вошел в нее.
Жгучая боль вонзилась в тело Эмбер, но ее тут же унес поток бурного наслаждения, захлестнувший Дункана, когда он почувствовал, что погрузился в нее целиком. Потом настал миг полной неподвижности и изумления.
Дункан попытался обуздать неистовство, бившееся у него в крови, но все было напрасно. Эмбер была подобна бархатному огню, который плотно обволакивал его, лаская каждую частичку его исстрадавшейся плоти. Прерывисто застонав, он начал двигаться, ища своего завершения в ее теле.
Его исход обрушился на Эмбер подобно буре. С долгим, прерывистым вздохом она обвила его руками, чувствуя одновременно и экстаз, и неистовство, толчками переливающиеся от него к ней.
Но когда утихло последнее содрогание, вместо покоя пришло ощущение подавленности. Дункан откатился в сторону и увидел то, чего боялся, — кровь возлюбленной ярко алела у него на теле.
— Я сделал тебе больно, — пробормотал Дункан сквозь стиснутые зубы. — Во имя ран Господних, я не хотел этого! Что со мной случилось? Я никогда еще не вел себя так с женщиной!
— Успокойся, — сказала Эмбер, касаясь его щеки. — Со мной ничего не случилось.
— Но у тебя кровь!
— Конечно. Так бывает всегда, когда девственница впервые принимает в тело мужчину.
Выражение лица Дункана казалось бы забавным, если бы не было ясно, в какой он повергнут ужас.
— Ты была девственна? — резко спросил он.
— А ты еще сомневаешься? — вопросом на вопрос ответила Эмбер, чуть улыбаясь. — Истина сияет на тебе, словно алый стяг.
— Но ты откликнулась так быстро, так неистово — как сокол, летавший много раз.
— Неужели?
— Клянусь Господом, да!
— Не мне судить, — просто сказала она. Дункан закрыл глаза и попытался осознать меру содеянного. Эмбер была девственна, она отдалась ему… а он не дал ей ничего, кроме боли.
Теперь он был в этом уверен. Он ведь ощутил миг разрыва так же ясно, как должна была ощутить она, но продолжал отвергать эту мысль вопреки собственным ощущениям.
Если я лишу Эмбер девственности, то женюсь на ней.
Даже если память к тебе не вернется?
Да.
Я спрошу с тебя за эту клятву.
Дрожащими пальцами Дункан поправил на Эмбер одежду так, чтобы полностью прикрыть ее тело.
Эмбер следила за ним тревожным взглядом, ничего не понимая. Его прикосновение сказало ей, что он испытывает одновременно и гнев, и огорчение, и отвращение к самому себе, но не могла по одному лишь прикосновению догадаться о причине.
— Дункан, — прошептала Эмбер. — Что случилось? Он посмотрел на нее померкшими, утратившими часть своего света глазами, в которых она никогда еще не видела столько теней. Рот его кривился от того же мрачного чувства.
— Ты была нетронутой, — хрипло сказал Дункан, — а я взгромоздился на тебя, словно животное. Клянусь Господом, меня следовало бы высечь кнутом!
— Нет! Ты же не силой взял меня.
— Но и не доставил тебе удовольствия.
— Что ты хочешь этим сказать?
Выражение замешательства на лице Эмбер никак не помогло Дункану восстановить утерянное чувство собственного достоинства.
— Что сегодня ты не получила того наслаждения, которое познала в Долине Духов.
— Зато сегодня я очень глубоко познала твое наслаждение. Разве это плохо?
С возгласом, выражавшим отвращение, Дункан отвернулся, ибо ему стало просто невыносимо видеть свое отражение в ее встревоженных золотистых глазах.
— Темный воин? — шепотом окликнула его Эмбер. Ее прерывающийся голос болью отозвался у него в сердце. Простое прикосновение ее пальцев к его запястью сковало его могучую силу.
— Скажи мне, что плохого я сделала?
— Ты не сделала ничего плохого.
— Тогда почему ты отворачиваешься от меня?
— Это я от себя отворачиваюсь, — резко сказал Дункан, — но в какую бы сторону я ни повернулся, вижу, что я уже там. Оставь меня.
Как только Эмбер убрала руку, Дункан вскочил на ноги. Несколькими порывистыми движениями он оправил на себе одежду и стоял, прижав к бокам крепко стиснутые кулаки.
— Ты сможешь сидеть на лошади? — спросил он сквозь сжатые зубы.
— Конечно.
— Ты уверена?
— Дункан, — с досадой сказала Эмбер, — я приехала сюда верхом на лошади, вместе с тобой. Ты разве забыл?
— А потом я разодрал тебя до крови. Спрашиваю тебя еще раз: можешь ли ты ехать верхом?
— А я еще раз говорю тебе: да!
— Хорошо. Нам надо быстрее ехать в замок.
— Почему? Он не ответил.
Эмбер взглянула на небо. Лишь недавно зловещее и грозное, все в зигзагах молний, сейчас оно было жемчужно-серым, словно грудка голубки.
— Смотри-ка, — удивленно сказала Эмбер. — Гроза миновала!
Дункан бросил на небо короткий, мрачный взгляд. Потом в задумчивости повернулся и посмотрел на рябину, охраняющую вечный сон холма.
Ты довольна, рябина?
Лучше бы ты дала мне умереть, чем жить и стать воином, не владеющим собой, бесчестящим девственниц.
Горьких мыслей Дункана не облегчило и сознание того, что ему придется испытать на себе неудовольствие Эрика: ведь он лишил девственности ту, которой покровительствовал молодой лорд.
Дункан со всей очевидностью сорвал запретный плод. И теперь должен расплачиваться за последствия.
И уповать на то, что, исполняя одну клятву, он не нарушает какую-нибудь другую, которую не помнит.
— Идем, — решительно сказал Дункан и направился к лошадям. — Надо договориться о свадебной церемонии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заколдованная - Лоуэлл Элизабет



Замечательная трилогия! Ода любви и чести. Приятно изложено, легко и задушевно. Спасибо автору и данному сайту за приятно проведенное время)
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетВита
6.02.2012, 1.24





бред.. одни знахари, оборотни и прочяя чушь.
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетольга
23.02.2012, 23.51





Отличная книга.....ну как и все книги Элизабет Лоуэлл
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетКесси
3.08.2012, 23.03





мой первый и самый любимый роман Элизабет Лоуэлл
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетаня
6.09.2012, 17.11





Роман понравился, есть одно "но". Я на месте автора помучила бы Дункана с особым цинизмом еще глав пять-десять за подлость. И вообще, не думаю, что он -то цветов рябины заслужил. Не увидела я в его поступках такой любви. Гаденький мужичонка. Далеко не Саймон. Эмбер хороша! И Эрик.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
24.04.2013, 14.35





kak je on mena nerviroval etot Dunkan so svoyey klatvoy!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетAfa
11.05.2013, 20.06





Несколько необычно, в целом понравился, особенно яркий, выразительный язык повествования.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетAlina
1.10.2013, 20.45





Интересный роман, немного необычный. Восхитительное сочетание колдовства и магии с трогательной реальностью. Главный герой совершенно не впечатлил, какой - то недостойный. Читала все романы из данной серии и больше всех понравился и заинтриговал лорд Эрик, жаль что для него не нашлось достойной и необыкновенной во всех проявлениях женщины. (Правда остаётся место для фантазии о нём для себя. Кажется, чуть - чуть влюблена...)
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛюпин
1.10.2013, 20.50





Замечательный роман.Для тех кто любит рассказы про рыцарей,прекрасных дам,колдуний,волшебников.И конечно любовь!Читайте,наслаждайтесь.10б
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛеля
14.11.2013, 0.54





Да,хочу подсказать,что первая книга называется"Неукрощенная",вторая-"Заколдованная",третья-"Очарованная".Почемуто последовательность никогда неуказывается.Чудесная трилогия.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЛеля
14.11.2013, 1.04





Чудесная книга.Читается быстро и очень захватывающаяся!Получила огромное удовольствие.10 баллов.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.02.2014, 6.35





Потрясающий роман! Такую любовь и нежность передала писательница. Г.героиня совершенна. И зрявв комментариях хают Дункана, это было другое время, он воин и честь для него превыше всего, но он уступил любви. Я в восторге от книги.
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетмария
22.02.2014, 0.46





Вот эта трилогия имеет свое лицо, отличается и слогом, и особым стилем. Поэтичное описание очень и чувственное. Красивая сказка. Правда, ближе к концу слегка меня эти колдовские штучки и видения утомили. Восемь - маловато, десять - лишку. Восемь с половиной?
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАлина
15.03.2014, 14.39





Вот читаю коммент Марии и охреневаю! О какой чести речь? В чем честь-то? Обвенчаться с прелестной, великодушной женщиной, развестись и предложить ей роль наложницы? Прыгать из койки в койку (ведь наследник-то нужен!)? Обречь ее детей на пожизненное клеймо бастардов, прислужников при законных детях? Главный герой вообще не имеет понятия о чести, имел бы совесть ее отпустить по-нормальному, и на то воли не хватило. Реально Эмбер жаль, односторонняя любовь с ее стороны, жадность и эгоцентризм с его. Нее, подленький мужичонка!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетТатьяна
9.10.2014, 6.38





мой самый любимый и трогательный роман, несколько раз читала и по прежнему в некоторые моменты плачу( когда Эрик требует кровного поединка за свою сестру), хотя из меня трудно выбить слезу. Жаль нет продолжения об Эрике, получилось бы вполне достойно!
Заколдованная - Лоуэлл Элизабетberegusebya
26.11.2014, 11.23





Полная чушь, гг тряпка, таскали его весь роман, а когда встал его черед сделать выбор ,опять все решили за него, отвели даже к Эмбер лишь бы он по пути не передумал. А Эмбер великомученица. Так до старости и будет мучиться. Роман перенасыщен фантастикой, каждый второй там Великий знахатерь, все видят, все знают, но до конца тупят. Не понравился.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАлександра
5.12.2014, 8.22





Потрясающе красивый роман! Впечатляет!!!!!
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетАля
10.09.2015, 1.50





Несколько раз читала, и несколько раз плакала в конце. Сказка-легенда, но очень понравилась!!!где бы ещё найти нечто подобное про кельтов и саксов!!!у Лоуэлл перечитала всю серию.....
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетЕлена
11.03.2016, 11.09





Роман не плохой. На 8-9 баллов. За чувственность наверное и 11 мало. Сила прикосновения, моменты близости шикарно описаны. Эмбер тоже 10, а вот Дункан неоднозначный герой. Даже когда я включаю все понимание ситуации, на какое я способом, и умножаю на тупость мужиков, больше 6 ему я не могу поставить. Очень долго плакала, когда ушла Эмбер. Но на то она и сказка, чтобы в конце все жили долго и счастливо.Советую прочитать всю серию.
Заколдованная - Лоуэлл ЭлизабетРозовый слон
18.05.2016, 12.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100