Читать онлайн Янтарный пляж, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.13 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Янтарный пляж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

– Ну? – нетерпеливо спросила Онор, пытаясь заглянуть Джейку через плечо – поскорее хотелось увидеть женщину, назвавшуюся невестой брата.
– Она одна.
Джейк видел, как Мэрью выбралась из старенькой машины, взятой напрокат, и, огибая грязь и лужи, направилась к дому.
– Такое впечатление, что они с Эллен посещали одну школу, – пробормотал Джейк.
– Шпионскую?
– Нет, бальных танцев.
– При чем тут… – начала Онор, но тут же восхищенно проговорила:
– О! – Походка у Мэрью была поистине царственная. И хоть она надела самые обычные черные брюки и свитер, наряд смотрелся так, словно его взяли из элитной коллекции парижского кутюрье. – Нет, этому научиться нельзя. С этим надо родиться.
– Тебе виднее.
Она искоса взглянула на Джейка.
– У меня не такая походка.
– У тебя лучше.
– Ха! Нет уж, спасибо. Она идет так, будто у нее между ног спрятана тайна мироздания.
Джейк удивленно оглянулся на нее и, не удержавшись, рассмеялся. Потом неожиданно для самого себя поднял руку и мягко провел тыльной стороной ладони по ее щеке, коснулся губ.
– Ты такая же, дорогая. Что бы ни случилось, я не жалею о том, что с тобой познакомился.
Онор увидела его улыбку, глаза и почувствовала, что он не лукавит. В следующее мгновение она неожиданно для самой себя вдруг поцеловала его пальцы. Какие бы цели Джейк ни преследовал, откликнувшись на ее рекламное объявление, он действительно защищал ее ото всех опасностей, которые вдруг свалились на ее голову. И еще оказался щедрым, страстным любовником, в объятиях которого она чувствовала себя самой желанной со времен Евы женщиной на свете.
– Значит ли это, что я прощен? – тихо проговорил он.
– Нет, это значит… – торопливо проговорила Онор и вдруг улыбнулась:
– Я сама не знаю, что это значит.
«Скорее всего это значит, что я круглая идиотка!» – подумала она.
– И все же?
– Наверное, это значит, что мы пока нужны друг другу, – прошептала она. – Поэтому предлагаю на время зарыть топор войны.
– Согласен, черт возьми! Целоваться лучше, чем ругаться, правда?
Стук в дверь спас Онор, и ей не пришлось отвечать на этот щекотливый вопрос. Она открыла дверь и уже хотела что-то сказать, но так и замерла в немом восхищении. И хотя красота Мэрью не была уникальной и неповторимой, во всем ее облике было что-то магнетическое. Харизма, исключительная сексуальность, да что угодно!
Онор с трудом перевела дух. Да, из-за такой женщины можно потерять голову.
– Заходи, – бросил из-за ее спины Джейк. – Пусть тебя не смущает молчание хозяйки. Она поражена твоей красотой как громом.
– Джей?! Ты?! – воскликнула Мэрью. Ее и без того большие темные глаза широко раскрылись. Золотинки в черных зрачках удивительно гармонировали с блестящими белокурыми волосами. Она судорожно обхватила маленькими бледными пальчиками крепкое запястье Джейка. – Где Кайл? Что с ним?
– Не знаю, не знаю, – отозвался тот и, проводив Мэрью в комнату, закрыл за ней дверь. – Познакомься, это Онор Донован, сестра Кайла. Онор, это Мэрью. Я могу назвать и фамилию, но ты все равно ее не сможешь повторить. Это для тебя будет слишком сложно. Пусть будет Джонс. Так ее звал Кайл. Мэрью Джонс.
Онор протянула ей руку.
– Здравствуйте, Мэрью. Сьюза много отдала бы за то, чтобы написать ваш портрет.
Изобразив на лице смущение, Мэрью пожала протянутую руку.
– Сьюза – моя мать, – объяснила Онор. – Мы все ее так зовем. Она рисует. Отдает предпочтение пейзажам, но порой делает исключения. У вас очень интересное лицо.
Мэрью неуверенно улыбнулась.
– А это… хорошо?
– Прекрасно! Входите, присаживайтесь. Вы будете моей первой невесткой. Как только отыщется Кайл, разумеется. Кофе? Чай? Или что-нибудь покрепче?
Длинные, ненакрашенные ресницы Мэрью опустились. Она снова застенчиво улыбнулась.
Джейк вздохнул, поняв, что ему придется переводить. По-литовски он говорил плохо, зато неплохо знал русский. Как и Мэрью.
Онор же не знала ни слова по-русски, поэтому смотрела на лицо Джейка со все возрастающим нетерпением.
– О'кей, – сказал тот, наконец повернувшись к ней. – Мэрью говорит на четырех языках, включая английский, и понимает еще три. Но одно дело школьное образование, и совсем другое живой разговор. Сленг – ее слабая сторона. Усекла?
– Усекла, – ответила Онор. – В смысле «поняла».
– Если вам не трудно, – улыбаясь проговорила Мэрью, – чашечку кофе.
– Я сам поставлю, а вы пока знакомьтесь.
– А ты? – окликнула его Онор.
– Мы с Мэрью и так добрые знакомые.
– Очень добрые? – неожиданно вырвалось у Онор.
Джейк не ответил.
Мэрью грациозно села на краешек маленького потертого дивана. И хотя Онор и Джейк успели немного прибраться перед ее приходом, все же на диване валялась куча бумаг. Онор торопливо бросила их на стол Кайла и пододвинула к дивану столик на колесиках.
Мэрью была на пару дюймов выше Онор, но выглядела удивительно хрупкой. Ее маленькие бледные кулачки были стиснуты так сильно, что костяшки пальцев совершенно побелели. Она сидела, скрестив ноги. Голова на тонкой лебединой шее склонилась набок: то ли акклиматизация после многочасового перелета, то ли привычка общаться с людьми, которые ниже тебя ростом.
– Вы что-нибудь слышали о Кайле? – тревожно спросила она.
– Нет, а вы?
– Тоже нет. – Мэрью часто-часто заморгала. В глазах сверкнули слезы. – Я надеялась, – еле слышно прошептала она. – Он так любит свою семью…
– Ну, наверное, не сильнее, чем женщину, на которой собирается жениться?..
Мэрью как-то жалко улыбнулась.
– Вы очень добрая, но я хорошо знаю мужчин. Им в первую очередь нужен секс, а любовь в последнюю. У женщин все наоборот. Они по-настоящему любят и надеются в обмен на секс быть хоть немножко любимыми.
Онор судорожно сглотнула, пытаясь отогнать мгновенно нагрянувшие мысли о себе и Джейке.
– Не все мужчины такие,
– О, конечно, – хрипло проговорила Мэрью. Слезы уже готовы были хлынуть из глаз. – Поначалу я надеялась, что и Кайл не такой. Это была моя ошибка, но я люблю его и ничего не могу с собой поделать.
Перед женщинами вдруг появилась пачка столовых салфеток. Цветистый розовый узор смотрелся довольно нелепо в больших руках Джейка.
– Джонс дня не может прожить без слез, – сказал он. – Это у них, у литовцев, в крови. Впитывается с молоком матери. Очень все любят драматизировать.
Мэрью взглянула на него и грустно улыбнулась.
– Ах, Джей, ты-все еще не можешь простить, что я выбрала Кайла.
– Шутишь? – усмехнулся Джейк. – Да я, если хочешь знать, уже на протяжении нескольких лет дважды в день на коленях возношу благодарственную молитву своей первой жене.
– За что? – быстро спросила Онор.
– За то, что она научила меня: секс перестает приносить удовольствие меньше чем через три недели после того, как высохли чернила на брачном свидетельстве. Скажи-ка лучше, Джонс, ты все еще пьешь кофе с водкой?
– Да, если можно.
– Пойду гляну у Кайла в буфете.
Онор всю передернуло, хоть она и попыталась скрыть это от Мэрью. Она вообще терпеть не могла водку, а уж с кофе… подобное сочетание казалось ей немыслимым. Впрочем, Кайла всегда тянуло на экзотику, а белокурая черноокая и грациозная Мэрью Джонс являлась ее живым олицетворением.
– Как вы с ним познакомились? – спросила Онор.
– В пивном зале. Англичане называют это «пабом». Я была там вместе с двоюродным братом, который работает на янтарном месторождении. А Кайл был вместе с Джеем. Они так заразительно и простодушно смеялись и вообще вели себя так уверенно, так по-американски!.. Я влюбилась с первого взгляда!
– Ничего удивительного, – сухо заметила Онор. – С тех самых пор, как Кайл научился улыбаться, он неизменно стал пользоваться успехом у представительниц противоположного пола. Впрочем, вам-то это должно быть понятно лучше.
– Простите?
– Вы, надеюсь, отдаете себе отчет в том, что притягиваете к себе мужчин своей походкой как магнитом?
Мэрью пожала плечами.
– Ненадолго.
– Большинство женщин и этим похвастаться не могут, – возразила Онор почти с сожалением в голосе. – Значит, вы сразу влюбились в Кайла, не обратив никакого внимания на Джейка?
– На Джейка?
– На Джея, я хотела сказать.
– А… Он очень мил, настоящий мужчина, но с Кайлом его не сравнить. Я никого не могу поставить рядом с моим любимым и ласковым ангелом Кайлом!
Онор растерянно заморгала.
– Ласковым?! Ангелом?! Неужели вы говорите о том самом человеке, который в детстве регулярно «минировал» мою постель, засовывал мне под майку черепах и мазал мои косы медом?
– Вы другое дело, вы сестра.
– Тут вы правы.
Мэрью слабо улыбнулась.
– Вы очень похожи на Кайла. Такая же открытая, такая же добрая, такая же…
– Американская? – подал голос с кухни Джейк. – Наивная?
– Вот! – воскликнула Мэрью, хлопнув в ладоши. – Наивная, именно!
Онор скосила на свою гостью глаза и решила, что она все еще не постигла английский язык. Иначе понимала бы, что, назвав человека наивным, она делает ему отнюдь не комплимент. Наивными бывают щенки, котята и маленькие дети. Когда же так называют взрослого человека, то хотят сказать, что он просто идиот.
– Похоже, Кайл не рассчитывал на то, что ты сюда пожалуешь, – сказал Джейк, подавая Мэрью чашку с кофе. – Водки нет.
Мэрью пригубила ароматный напиток и с грустной мягкой улыбкой проговорила:
– Господи, ничего не изменилось! Ты по-прежнему готовишь восхитительный кофе, который отлично пьется даже без водки.
– И это лишь первый из целой сотни моих талантов!
Несмотря на то что Джейк улыбался, Онор видела, что он несколько холоден с Мэрью. Ничего удивительного. Что бы он ни говорил о том, как благодарен ей за то, что она тогда предпочла ему Кайла, это его, похоже, задело, и он по сей день не забыл.
– Прошу прощения за прямой вопрос, – сказала Онор, – но когда вы в последний раз слышали о Кайле?
– Месяц назад. В тот вечер я своими руками передала ему панель из Янтарной комнаты.
У Онор язык отнялся, а у Джейка – отнюдь.
– Черт! Я предупреждал Кайла, что от Мэрью одни неприятности!
– Но неприятности-то возникли как раз у меня! – дрожащим от всхлипываний голоском возразила Мэрью. – Он говорил, что мы продадим панель и уедем в Бразилию, где будем красиво жить до конца жизни. Я ему верила! Я предала свою семью, свой народ, свою страну. Все, что только было у меня дорогого. Ради него одного! – Она торопливо перекрестилась. – Бог простит меня, ибо я все еще люблю его, все еще надеюсь, что он мне позвонит…
Презрительно фыркнув, Джейк сунул в руки Мэрью стопку салфеток.
– Вот возьми и утри сопли.
Онор же, закрыв глаза, попыталась представить себе любимого брата таким, каким его описала Мэрью. Это оказалось невозможно.
И тогда ее обуяла ярость, примитивная ненависть к красивой незнакомке, которая каждым своим словом, каждой слезинкой обвиняла Кайла. Онор стало понятно, почему тираны часто убивали гонцов, приносивших дурные известия. Онор возненавидела все, что было связано с этой сексуальной мисс Джонс.
– Кому Кайл собирался продать панель? – спросил Джейк, когда Мэрью чуть успокоилась и стала всхлипывать тише.
– Он не сказал мне.
Джейк хмыкнул.
– У тебя-то, интересно, каким образом оказалась эта так называемая панель от Янтарной комнаты?
– Так называемая? Она подлинная, сомнений нет!
– Чепуха. Сомнениям всегда найдется место.
– Если бы ты ее видел своими глазами, ты бы так не говорил, – обидчиво ответила Мэрью.
– Как она к вам попала? – спросила Онор, поймав себя на мысли, что все это становится похоже на перекрестный допрос.
– В Литве есть патриотическая организация, которая называется «Лесные братья», – начала Мэрью. – Впервые она заявила о себе…
– Обойдемся без школьного урока по истории, – нетерпеливо перебил ее Джейк. – Как они завладели Янтарной комнатой?
– Историю знать необходимо! – резко возразила Мэрью, в глазах ее сверкнуло возмущение. – Только американцы живут в мире, который для них каждый день новый. Остальные народы впитывают в себя минувшее с молоком матери!
– Отлично! И в результате вы тратите всю жизнь на то, чтобы вновь развязать те войны, которые однажды уже были проиграны вашими предками, – сказал Джейк.
– Господи, что вы за народ, американцы! – с отчаянием воскликнула Мэрью и всплеснула руками.
– Спасибо.
Онор прокашлялась, напоминая им о своем присутствии.
– Так насчет «лесных братьев» и Янтарной комнаты?..
Мэрью в последний раз смерила Джейка горящим взором и вновь повернулась к Онор.
– В конце Второй мировой войны немцы попытались вывезти Янтарную комнату из России. А несколько членов нашей организации работали в порту Кенигсберга, который сейчас зовется Калининградом, грузчиками. Они-то и передали в штаб, какое именно судно нужно потопить. Потом «лесные братья» вытащили Янтарную комнату со дна и спрятали ее под алтарем старой церкви, в катакомбах, надеясь на скорое освобождение Литвы. Но не успели уйти немцы, как пришли русские.
Онор взглянула на Джейка. Он только молча пожал плечами. За многие годы он наслушался столько разных историй про Янтарную комнату, что поистине трудно было разобраться, в какой из них больше правды.
– Как «лесным братьям» удавалось так долго хранить эту тайну? – спросила Онор.
– Мертвые не сплетничают, – просто ответила Мэрью. – Русские убили почти всех тех, кто знал. В живых осталось двое-трое. Один из них приходился мне родственником по материнской линии. А сама я узнала от двоюродного брата.
– Почему он вам сказал? – спросила Онор.
– Он меня хотел.
Онор и в голову не пришло оспаривать это утверждение.
– И вы сразу же бросились к Кайлу с этим известием.
– Нет, тогда я его еще плохо знала.
– Пусть бы так и оставалось, черт возьми! – буркнул Джейк. – Ладно, когда ты ему сказала?
– Два месяца назад. В то время он много говорил мне о любви, нашей свадьбе и жизни в Бразилии. А я-то, дура, верила! Верила, что он… что он меня люби-и-ит!..
Онор вынул еще одну салфетку из пачки и сунула ее в руку Мэрью. Это проявление сочувствия несколько успокоило ее. Она высморкалась и промокнула глаза. Онор не удержалась, чтобы про себя не позлорадствовать: оказывается, слезы способны подпортить внешность даже такой писаной красавицы. У Мэрью покраснел кончик носа.
Она прерывисто вздохнула, пригубила кофе и взяла себя в руки.
– Панель-то большая? – спросил Джейк, терпеливо дожидавшийся этого момента.
– Приблизительно один на два метра, – ответила Мэрью.
– Тяжелая?
– Дело не столько в янтаре, сколько в раме и в деревянном чехле. Не очень тяжелая, скорее громоздкая.
– Как же ты ее доперла? – удивился Джейк. – Кто тебе помогал?
– Никто! Я ни на кого не могла положиться! Только на свою любовь – на Кайла! Но я… я не должна была… не должна была ему вери-и-ить… – Она вновь сорвалась на всхлипывания.
Джейк молча передал ей еще салфеток и, нетерпеливо постукивая носком ботинка, принялся ждать, пока она в очередной раз успокоится. Как Кайл мог мириться с ее вечными слезами и истерикой? Среди прочих прибалтийских народов именно литовцы выделяются своей несдержанностью и страстью все драматизировать. Джейк терпеть этого не мог.
– Возьми же себя в руки, – устало проговорил он. – Слезами делу не поможешь.
Мэрью обратила на Онор жалкий взгляд. Та, вздохнув, улыбнулась и ободряюще похлопала гостью по плечу.
– Не слушайте его, – сказала она. – Американские мужчины не выносят слез, но он вас больше не упрекнет. – Она сверкнула на Джейка глазами. – Ты понял?
Джейк бросил взгляд на свои часы, потом за окно.
– Поплачь, Джонс, чего там! – хмыкнул он. – Облегчи душу.
– Не ерничай, говори нормально, – сделала замечание Онор.
– Ты думаешь, она прислушивается к чему-либо, кроме своих слез?
Онор уперла руки в бока.
– Тебе это может показаться странным, дорогой, но когда женщина вдруг обнаруживает, что ее предал любимый человек, она имеет право на слезы!
– Но ты ведь не распускала сопли. Впрочем, похоже, несмотря на весь тот спектакль, который ты мне устроила, в глубине души ты понимала, что я тебя не предавал.
– Не надо об этом, – резко ответила Онор. – Не выводи меня из себя.
– А, понимаю! Мы заключили лишь временное перемирие?
– Точно.
Тут они увидели, что Мэрью перестала плакать и сосредоточенно смотрит на них, пытаясь уследить за их словесной перепалкой.
– Прошу прощения, – сказала Онор. – Вы же знаете Джейка… порой он бывает невыносим.
– Ничего удивительного, – проговорила Мэрью. – Он мужчина.
Онор рассмеялась.
– Ладно, к делу, – хмуро бросил Джейк. – Значит, ты на своем горбу притащила ту панель и бросила ее Кайлу в ноги, так?
– Зачем на горбу, у меня была тележка. Потом мы вместе загрузили ее в машину, и Кайл отправился в портовое кафе за водителем, ты что, забыл?
– Не забыл. Дальше.
– Это все. Потом брат Кайла…
– Какой именно? – быстро спросил Джейк.
– Такой… холодный. Арчер? Кажется, так его зовут?
– Да.
– Он не захотел меня понять, – дрожащим голоском проговорила Мэрью и вновь начала всхлипывать. – Я говорила ему, что Кайл использовал меня, но он ничего не хотел слышать. А Кайл… он… он…
– Черт! – выругался Джейк, но тут же набычился и стал молча ждать, пока очередная волна рыданий схлынет. Потом спросил:
– Где Янтарная комната?
Мэрью покачала головой и развела руками, как бы показывая, что у нее ничего нет.
– Мне никто не говорил. Двоюродный брат просто принес панель, я отдала ее Кайлу, и мы сложили ее в грузовик, как я уже сказала…
– Значит, только твой двоюродный брат знает, где находится Янтарная комната? – спросил Джейк.
– Да.
– А где он сам?
– Не знаю.
– Как ты с ним связываешься? – не отставал Джейк.
– Я? Никак.
– Шутишь? Он же твой родственник. Наверняка ты звонишь какой-нибудь своей тете или бабушке.
– Вся семья ополчилась на меня! Кто же будет доверять женщине, которая все променяла ради любви? – горько воскликнула она, и глаза ее вновь заволокло слезами.
Джейк фыркнул.
– Тогда почему ты здесь?
– Я думала, мне удастся поговорить с Кайлом. Я надеялась, что он… он… – Слезы хлынули из глаз, и Мэрью закрыла лицо салфетками.
Джейк что-то нечленораздельно прорычал. Потом обернулся к Онор и кивнул в сторону кухни. После секундного колебания она оставила Мэрью и пошла за ним.
– Мне нужно кое за чем съездить домой, – сказал Джейк, – но не хочется оставлять тебя здесь одну.
– Я не одна.
Онор указала на гостиную, из которой доносились приглушенные всхлипывания. Джейк опять чертыхнулся.
– Если через полчаса я не вернусь, звони по этому номеру, – сказал он и, достав из кармана рубашки визитку, передал ей.
– «Эллен Лазарус, консультант»? – вслух прочитала Онор и обратила на Джейка вопросительный взгляд. – Леди в красном жакете?
– Да. Если нас с Арчером нет поблизости, Эллен – твой последний шанс.
– Шанс на что?
– На то, чтобы выпутаться из всей этой истории и остаться в живых. Итак, срок – полчаса, ясно?
Онор кивнула:
– Да, но…
Она не договорила, потому что Джейк вдруг склонил к ней голову и закрыл рот поцелуем. Когда же Онор почувствовала на своих губах кончик его языка, она не выдержала:
– Джейк!
– Не забывай, у нас перемирие.
– Но это еще не значит, что ты можешь позволять себе такое!
– Это еще что, – ответил Джейк и вновь поцеловал ее. Онор не ответила, как он надеялся, но и не оказала сопротивления. Через минуту он заставил себя оторваться от нее. – Уже лучше, верно? Ничего, у нас еще будет время поработать над этим.
– Но я…
– Не забудь, – бросил он уже через плечо, открывая дверь. – Ровно через полчаса. Время пошло.
Джейк обрадовался, не увидев посторонних машин на шоссе у поворота к его хижине. И тут же огорчился, обнаружив в грязи следы чужих шин. Его грузовичок явно не мог оставить таких. Равно как и модная тачка Эллен. Приглядевшись, Джейк отметил про себя, что у нежданного гостя почти совершенно «лысая» резина. Удивительно, как его не снесло на обочину по такой грязи.
Джейк свернул с шоссе и тут же остановил машину так, чтобы она заблокировала въезд на тропинку, которая вела к его дому. Отсюда хижина была не видна. И вообще в глаза бросалась только грязь да ели по сторонам дороги, верхушки которых медленно раскачивались и шумели на мокром ветру.
Одной рукой Джейк убрал ключи от машины в карман джинсов, а другой достал пистолет и сунул его за пояс. В книгах часто пишут, что некоторым людям приятно, когда они чувствуют у себя на боку пистолет. Джейку же от холодного дула стало просто зябко.
Тихо проклиная Кайла, литовских террористов и Янтарную комнату, Джейк вылез из машины и свернул в лес. Не прошел он и пятидесяти шагов, как уже был весь мокрый. Крупные капли дождя падали с мохнатых, колыхаемых ветром еловых ветвей прямо ему за шиворот, катились по подбородку и шее. Скоро у него уже зудела вся кожа, но Джейк не давал воли своему раздражению и продолжал неслышно красться по лесу. Через несколько минут впереди, в просвете между деревьев, появилась его хижина.
Машины перед дверью не было.
«Может быть, какой-то чудак заблудился, а потом вновь свернул на шоссе?»
Может быть, но Джейк в это не верил. Что-то его смущало. Он замер, таясь за елью, и принялся внимательно наблюдать за домом, стараясь понять, что его насторожило.
Ветер стонал в верхушках деревьев, у подножия утесов шлепались о камни приливные волны. И когда Джейк уже было успокоился и собрался покинуть укрытие, порывом ветра вдруг настежь распахнуло входную дверь. Он вновь замер и, изо всех сил напрягая зрение, стал вглядываться в черную пустоту порога.
«Может, я уходя не запер дверь?»
Может, но вряд ли.
Джейк вытащил из-за пояса пистолет, снял его с предохранителя и стал обходить хижину вокруг. Увидев дверь черного хода, он в два прыжка преодолел открытое место между ней и лесом. Бесшумно открыв ее, он влетел внутрь и стал лихорадочно водить из стороны в сторону пистолетом, который держал на вытянутых руках. Две деревянные кухонные табуретки, электроплита, раковина для мытья посуды и обеденный стол, на котором была сложена почта, которой он пока не удосужился уделить внимание.
На досках пола все еще темнели мокрые следы.
Тихо выдохнув, Джейк прислушался. Из спальни доносились приглушенные звуки. Джейк хищно осклабился. Значит, парнишка еще не ушел.
Не обращая внимания на грязь и лесную труху, прилипшую к подошвам, Джейк неслышно и быстро приблизился к спальне. Заглянув в нее, он удостоверился в том, что непрошеный гость только один. Он стоял спиной к Джейку у письменного стола и лихорадочно рылся в ящиках. Удивительно, однако, он почти не поднимал шума.
Профессионал. Это плохо. Но с другой стороны, неужели Джейк думал, что они пошлют к нему грудного младенца?
Взломщик пожалел об утрате бдительности, когда было уже поздно. Джейк рывком швырнул его на стену и упер под подбородок дуло пистолета. Сам он встал чуть сзади, чтобы грабитель не мог видеть его лица. В сущности, тот вообще не мог пошевелиться, настолько сильно Джейк пригвоздил его к стене. Осознав, что сопротивляться бесполезно, он замер.
– Ты здесь закончил? – спросил Джейк по-русски.
Незнакомец тут же расслабился и принялся ругаться на том же языке, очевидно, приняв Джейка за своего напарника:
– Какого черта ты здесь делаешь? Мы же договорились встретиться у рекламного щита на дороге!
– Так, русский ты знаешь. А вот как у тебя с английским? – спросил Джейк уже по-английски.
Тот оцепенел.
– Думаю, ты меня понимаешь. Итак, что ищем?
Молчание.
Джейк схватил его за волосы, треснул еще раз об стенку и сильнее упер в шею пистолет.
– Не прикидывайся немым, а то ведь я тебя убью.
– Деньги. Выпивка.
Джейк снова его ударил.
– Не испытывай мое терпение.
– Наркотики! – выдохнул тот. На этот раз даже распахнулась створка шкафа, когда голова русского соприкоснулась со стенкой.
– Неужели тебе платят так много, что ты можешь позволить себе поиграть в героя? Не думаю, – сказал Джейк. – Впрочем, валяй. У меня сегодня день не сложился, настроение паршивое, так что я обломаю тебя в любом случае.
Джейк повторил это по-русски, чтобы быть уверенным в том, что его правильно поняли.
Но даже после этого русского пришлось еще несколько раз приложить к стене, а также применить кое-какие нехитрые «спецприемы», прежде чем тот наконец осознал, что шутить не стоит.
Пять минут спустя Джейк рванул его за шиворот из унитаза и треснул башкой о холодную крышку. Тот, кашляя и отплевываясь, шумно хватал распяленным ртом воздух.
– Предоставляю тебе последний шанс, – сказал Джейк. – В противном случае я тебя больше вынимать не стану.
– Шкатулка! – задыхаясь, крикнул русский. – Я ничего у тебя не брал, только принес шкатулку!
Джейк рывком поднял его на ноги, держа за волосы. Пистолет был по-прежнему уперт русскому в шею. Сам он встал за ним, тем самым лишив его всякой возможности оказать сопротивление.
– Где она?
– Кто? – быстро проговорил он, восстанавливая дыхание.
В следующую секунду Джейк вновь окунул его головой в унитаз. А когда через минуту вынул, русский уже не задавал глупых вопросов. Он отвел Джейка в ванную комнату и кивнул на корзину, в которой хранилось грязное белье. Под рубашками, шортами, носками и полотенцем лежала искусно сделанная шкатулка, которую Резников предлагал Джейку в дар меньше часа назад вместе со всем ее содержимым.
Джейк не притронулся к ней, но стал лихорадочно анализировать ситуацию и просчитывать все возможные последствия. Да, день сегодня явно не заладился.
– Тебе надо попрактиковаться в английском, – сказал он своему пленнику. – Ты не принес мне шкатулку, а подбросил. Это разные глаголы и разные вещи. Но не беспокойся, несколько лет в американской тюрьме, думаю, сотворят с тобой чудо. Ты станешь большим знатоком и тонким ценителем моего родного языка.
Русскому эта идея явно не понравилась, впрочем, Джейку было плевать. Он связал его крепкими морскими узлами – из разряда тех, которые лишь затягиваются туже, если человек начинает дергаться, – и повалил на пол.
Добравшись до телефонного аппарата, он позвонил Онор. Та сняла трубку после первого же гудка.
– У вас там все в порядке? – быстро спросил Джейк.
– В общем, да, но кончились салфетки.
– Предложи ей туалетную бумагу.
– Какой ты великодушный!
– Наконец-то ты это признала. Мне нужен еще час. Если по его истечений меня не будет, позвони…
– Эллен Лазарус, – договорила за него Онор и вдруг неожиданно для самой себя спросила:
– А у тебя как?
– Все о'кей. Просто надо довершить одно начатое дело. Увидимся через час.
Джейк повесил трубку и тут же позвонил в «Пьяный бочонок». Как он и предполагал, Резников еще не ушел и наслаждался фирменной морской похлебкой с пивом, когда бармен позвал его к телефону.
– Пит, это Джейк.
– Мэллори? – удивленно и одновременно обрадованно отозвался Резников. – Честно говоря, не рассчитывал, что ты передумаешь так скоро. Или, может быть, тебе раньше мешало присутствие симпатичной мисс Донован?
– Слушай меня внимательно. То, что я собираюсь сказать, очень важно.
– Да?
– Я возвращаю твой подарок, – четко выговаривая слова, сказал Джейк. – И если мне еще хоть раз подбросят ворованный музейный янтарь, я лично сожгу его для просушки своих носков. А потом надену их и пойду искать тебя.
С этими словами Джейк повесил трубку, сунул шкатулку связанному русскому в руки и оттащил его под дождем к тому месту у рекламного щита какой-то риэлтерской фирмы, где у того была «забита стрелка» с сообщником.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабет



Если пережить первые 30 страниц и методичное втаптывание России в грязь, то неплохо.
Янтарный пляж - Лоуэлл ЭлизабетВита
2.04.2012, 4.00





первая книга из серии о Донованах.Всегда интрига и неожиданность поворотов сюжета - опасность и любовь, юмор и преданность семье - перечитываю многократно и всегда нравится
Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабетстарушенция
8.08.2012, 0.05





Если говорить чисто об отношениях героев, мне очень понравилась. Дружба, любовь, семейные привязанности. Все супер. Очень трогательно и сентиментально развивается любовная линия. В пропавшего брата героини можно влюбиться только по ее рассказам, кстати он герой следующей книги. Также потрясающе описано все касательно янтаря, мне было очень интересно. Впрочем это фишка всех произведений про Донованов, новая книга, новый камень. Политическая подоплека некорректна, при чем почти во всех книгах. Ну да ладно, это личный взгляд автора....
Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 12.53





ujas)))) Elizabet Louel i takoye?!!!)))) nu vse ravno sobirayus prochest vsu seriyu, i nadeyus ostalniye kniqi budut interesniy
Янтарный пляж - Лоуэлл ЭлизабетAfa
9.06.2013, 18.59





Если говорить чистую правду - это неккоректно, то да, "авторский" взгляд на Россию очччень неккоректен!
Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабетю
12.04.2014, 10.17





слишком нудно(((((
Янтарный пляж - Лоуэлл ЭлизабетОльга П.
26.10.2014, 10.35





Скучно! Как и все книги элизабет Лоуелл! Растянуто и нудно.
Янтарный пляж - Лоуэлл Элизабетлена
1.12.2014, 11.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100