Читать онлайн Вспомни лето, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вспомни лето - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вспомни лето - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вспомни лето - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Вспомни лето

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Стоя неподвижно. Корд наблюдал, как быстро удаляется Рейн. Такое не впервые случалось между ним и женщинами. Он повидал немало замков, от которых уходил без сожаления, заботясь только о следующей горной цепи, об очередной перестрелке в долине, о новом военном сражении, еще более страшном, чем прежние.
Но Рейн позволила ему побыть несколько минут подле своего огня, согрела его душу. И Корду Эллиоту показалось, что горы между долинами наверняка стали неприступнее, сражения – более жестокими, а вероятность поймать пулю – выше, чем обычно.
В эту минуту Корд впервые понял: ему больше не нужны никакие горы. Он познал много высот и побед; на его долю выпало немало волнений и отчаяния. Он прошел горные цепи одну за другой, удерживая их и сдавая. Он спускался в зеленые долины, направляясь к очередному перевалу, навстречу очередному сражению.
Уходя, он не скучал по зеленым теплым долинам и не оплакивал их. Горы и перевалы всегда неудержимо манили его, и он шел на их зов, чтобы вести свое бесконечное сражение…
За плечами оставалась жизнь, состоящая из перестрелок, из погибших товарищей, – суровые и нелегкие годы.
Корд с трудом представлял себе другую жизнь, в которой не надо преодолевать подъемы, не надо сражаться… Все эти годы он постепенно сдавал свои позиции холоду, и скоро он броней скует его сердце.
Однажды он не сможет понять разницу между долиной и перевалом, между теплом и холодом. Он видел таких людей.
Они сгорели в огне постоянных схваток.
Как и другие мужчины, Корд всегда клялся, что с ним такого не произойдет. Как и другие мужчины, он считал, что умрет раньше, чем такое случится.
Но подобно многим мужчинам, он ошибался.
Теперь пришло время подвести итоги, увидеть, осталось ли что-то и впрямь стоящее спасения.
На ремне Корда раздался сигнал. Он тотчас вернулся на грешную землю и нажал кнопку.
Потом быстро направился к огромному «дому на колесах», который был припаркован с внутренней стороны забора, ограждающего конюшню. Он не видел ни цветов, ни золотых потоков солнечного света, заливавшего все окрест, не чувствовал легкого дуновения ветерка. Он видел только холодные пики горы и думал о предстоящей схватке с врагом.
Пыльный «дом на колесах» несколькими проводами был подсоединен к сети Санта-Аниты. Но только один из них снабжал электричеством. Остальные – секретные телефонные линии, замаскированные под обычные. Если бы не множество антенн, то ничего примечательного в этом «доме на колесах» не было. Многие люди, связанные с Олимпийскими играми, предпочитали жить в таких машинах, нежели в спальных кварталах Лос-Анджелеса. По крайней мере они не теряли время в автомобильных пробках на городских и загородных дорогах.
На лужайке перед «домом на колесах», расположившись в легком кресле. Корда ожидал Тори. Это имя ему дали в целях конспирации. Казалось, он прекрасно проводит время, нежась на солнышке. Но при всей внешней расслабленности его взгляд был проницательным и настороженным.
– Доброе утро, мистер Эллиот, – певуче произнес Торн.
– Доброе утро, Торн, – откликнулся Корд. – Кто-нибудь появлялся?
– Нет, сэр. Даже любопытствующих нет.
– Хорошо.
Корд набрал код, открыл дверь «дома на колесах» и вошел внутрь передвижного командного поста.
Внутри «дом» был оформлен в желтовато-коричневых тонах, этакая смесь золота и буйволовой кожи, полированного каштана с редкими вкраплениями зеленовато-черного цвета. Кушетка размером с королевское ложе занимала стену напротив двери, рядом с ней стоял карточный стол, за которым могли разместиться четверо. Телевизор, стереосистема, несколько книг и географических карт составляли все убранство комнаты.
Впрочем, от взгляда стороннего наблюдателя не укрылось бы, что стены в этом «доме» чрезвычайно толсты, а замки на шкафах – сверхнадежные.
Внутренняя дверь, ведущая в заднюю часть «дома», была открыта. По сторонам узкой прихожей располагались ванная, кухня и спальня. В последний отсек «дома» вела еще одна внутренняя дверь. Она была заперта на электронный и механический замки.
На всем западном побережье Корд Эллиот был единственным человеком, знающим все комбинации. Он быстро отпер дверь, вошел и запер ее за собой.
Большая комната была уставлена электронным оборудованием и напоминала кабину самолета-истребителя или современную студию звукозаписи, а не спальню хозяина роскошного «дома на колесах». Отдельный кондиционер без устали работал, поддерживая температуру, необходимую для наиболее чувствительного оборудования. Правда, здесь еще поместились кровать и стол с настольной лампой.
Компьютерный терминал занимал целый угол, на экране ничего не было. Корд отодвинул вертящийся стул подальше от приемника и уселся перед клавиатурой. Он набрал длинный, сложный код и застыл. Через несколько секунд экран загорелся.
СИНЯЯ ЛУНА ВЫЗЫВАЕТ СИНЮЮ СЕЛЕДКУ.
Корд внутренне подобрался. В этой операции Боннер был Синей Селедкой и охотился за Барракудой.
Корд нажал на клавиши, подтверждая прием, крутанулся на стуле к радиотелефону, оснащенному шифратором, набрал цифровой код и стал ждать.
Через нескольких минут телефон зазвонил.
Он снял трубку. Несмотря на то что разговор был защищен от прослушивания, они с Боннером на всякий случай пользовались эзоповым языком.
– Как рыбалка? Каков улов? – спросил Корд.
– Неплохо, приятель. – Голос невидимого абонента звучал мягко и спокойно.
Корд мрачно улыбнулся. Боннер все еще жил исключительно ради гор, перевалов и новых сражений.
– Вот как? – удивился Корд. – И какая рыба сегодня клюет лучше всех?
– Барракуда.
Он поерзал на стуле.
– Ты уверен?
– На восемьдесят шесть процентов. В рыбном отделе подтвердили по фотографии, сделанной в специальном диапазоне электромагнитного излучения. Мне известно, как ты относишься к фотографии, но я не стал бы придираться.
– Где снято? – требовательно осведомился Корд.
– В ЛАКС, вчера вечером.
Корд сразу смекнул, что убийца по кличке Барракуда обнаружен в международном аэропорту Лос-Анджелеса представителями иммиграционных властей. А если точнее, человек, похожий на Барракуду с единственной имеющейся фотографии. Если здесь нет никакой ошибки, то это огромный шаг к поимке террориста Корд был одним из немногих, кто видел Барракуду вблизи и остался жив, поэтому он мог его опознать. Но Корд не доверял фотографии на удостоверении личности, особенно когда дело касалось Барракуды. У них есть одна фотография этого типа, но он снят с большого расстояния.
И что еще хуже – это снимок в профиль. На нем невозможно увидеть особую примету террориста – близко посаженные глаза, которые и натолкнули Корда на мысль о сходстве террориста с хищной рыбой барракудой.
– Кто узнал его? – спросил Корд.
– Старина Орлиный Глаз.
Корд рассеянно погладил подбородок, переваривая информацию и составляя план дальнейших действий. Прищурив глаза, он погрузился в мир насилия и жестокости.
Раз Митчелл – Орлиный Глаз – узнал Барракуду, то Корд склонен ему верить. У Митчелла был необыкновенный дар соотносить двухмерные снимки с предполагаемым оригиналом Вот почему он был назначен в таможенный и иммиграционный контроль в лос-анджелесский аэропорт на время Олимпийских игр, когда иностранцы со всего света устремятся туда.
Включая террористов.
– Вероятная цель? – бросил Корд в трубку.
Ты, – рассмеялся Боннер.
– Разумеется. – В голосе Корда послышалось нетерпение. Барракуда давно хочет его убить. Но пока ему это не удается. – Он знает, что я здесь?
Повисла пауза.
– Сомнительно. Мальчики наверху полагают, что основная цель – Старый Блю. А запасная – Малышка Блю.
Корд шумно выдохнул. Убийца охотится на Рейн.
Он злобно и неслышно выругался. Ни для кого не секрет, чти у гордого Чандлер-Смита есть младшая дочь.
И он поклялся увидеть ее выступление на Олимпийских играх во что бы то ни стало.
Вот там-то и может случиться непоправимое.
Желание отца увидеть дочь на Олимпийских играх столь же предсказуемо, как восход солнца. Вот почему Корда выдернули из секретной антитеррористической операции и назначили связным олимпийской службы безопасности.
Босс Блю желал обеспечить самую лучшую защиту для своего подчиненного и, будучи президентом Соединенных Штатов Америки, мог это позволить.
– Ты уверен насчет первичной и вторичной целей? – отрывисто проговорил Корд.
– Хорошая наживка – залог успешной рыбалки. У нас на крючке очень сочная гусеница.
– Понятно… – Корд спрашивал себя: кто из членов террористической группы Барракуды может испугаться и броситься в руки врага?
– Поверь, дружище. Блю кого-нибудь пристрелит, когда выяснит, что Малышка вписана в меню.
– Блю будет подсекать.
Голос Корда звучал холодно и безжизненно. Нежная, грациозная и пылкая Рейн Чандлер-Смит в опасности. Он всю свою жизнь защищал совершенно незнакомых людей.
Рейн он знал.
Она ясно дала ему понять, что у него нет шансов ее заполучить. Перед разговором с Боннером он готов был поспорить с этим. Но теперь Корд возвращался в старый, хорошо знакомый мир, и этот мир принимал его в свои ледяные объятия.
Пусть ему никогда не быть с Рейн, но он может помочь ей выжить.
– – Сообщи Блю, что Барракуда может добраться до Малышки только одним способом, – сказал он. – Это – через Корда Эллиота.
– Но Блю не знает никакого Корда Эллиота, – со смехом ответил Боннер.
– Как и ты. Но послание передай.
– Непременно. – После небольшой паузы Боннер небрежно спросил:
– Все еще играешь в шахматы, приятель?
– Так же часто, как ты, компадре.
Тихий смех поглотила тишина.
Корд положил трубку. И долго сидел неподвижно, уставившись в пространство, одолеваемый мрачными мыслями. Смерть дышит прямо в затылок. Как много нечетких фотографий и преступников! Как много атак! Как много оружия!
И так хрупка жизнь.
Вернувшись к реальности, Корд обнаружил, что вынул из кармана старую золотую монету. Он потер отполированное теплое золото между пальцами, как талисман.
– Плохи дела, да? – тихо спросил он и перевернул монетку на ту сторону, где сияло лицо госпожи Удачи. – Ты со мной, госпожа Удача? Или ты, госпожа Смерть?
Женщина молча смотрела на него, скосив глаза. На заднем плане виднелся иностранный город с островерхими крышами, словно о чем-то просившими неизвестных богов.
Другая культура, другая действительность, другая жизнь.
Но тот же самый мир.
Он был частью гигантской мозаики, в которой сплетались языки и культуры, люди и страсти, что и составляло человечество. Смесь опыта, воспоминаний и снов.., дым походных костров… Элегантный восьмирукий танцующий бог, рисовые поля, приглушенный орудийный огонь, брошенный на тебя украдкой взгляд женщины, устрашающая тишина зеленых джунглей, в которых прятались партизаны.
И золотая монета, подаренная Корду человеком, которого он вынес на себе из джунглей. Но не вовремя.
Зеленое безмолвие и смерть.
Он смотрел на иностранную монету и задавался вопросом: кто следующий? Впрочем, ответ был ему уже известен.
Он умрет, но не позволит Барракуде добраться до Рейн.
* * *
Остаток дня Рейн всячески избегала Корда. Даже ночью он не давал ей покоя – она часто видела его во сне.
Ночные кошмары наваливались на нее, вселяя тоску и страх.
Она бежали сложи голову, но цель постоянно ускользала от нее.
Это было ужасно. Она не знала, куда "идет, но знала, что не может туда попасть.
Глядя в зеркало заднего вида всю дорогу от мотеля до скакового круга, Рейн немного успокоилась. Сначала она подумала, что за ней едет Корд, но когда оба автомобиля остановились на светофоре, она обнаружила, что это была женщина.
Рейн облегченно вздохнула и подумала, что сейчас припаркуется возле конюшни. Еще очень рано, и никого там не будет. Едва она вышла из машины и стала закрывать дверцу, как сразу поняла, что за ней наблюдают. Через секунду дверь большого «дома на колесах» распахнулась и в предутреннюю прохладу Санта-Аниты вышел Корд Эллиот.
Рейн узнала бы его даже с закрытыми глазами. Только у него такая походка, в которой сочетаются сила и мужская грация. С нарастающим гневом она ждала, когда Корд подойдет к ней.
Но он даже не взглянул в ее сторону.
Разочарованная и раздраженная, Рейн направилась к деннику Дева. Да что же с ней такое? Разум твердил ей, что Корд не ее мужчина. Ей нужен не такой. Но инстинкты подсказывали совсем другое.
День вступал в свои права, и теперь Рейн отчетливо видела, что это Корд.
Дев сегодня был само упрямство. Не раз ей хотелось на него крикнуть. Однако она сдерживалась. Она положила ему на спину небольшое Легкое английское седло и поехала, мечтая оставить у себя за спиной все неприятности:
Но не тут-то было, хотя Корд не подходил к ней на пушечный выстрел. Была ли она одна или в компании других членов команды, выслушивала ли наказы капитана Джона или лениво вела Дева по двору, Корд всегда был рядышком. Стоило Рейн выехать в манеж, он уже был там. И наблюдал за ней. Если она направлялась к конюшне, то и он туда же. Если она шла в уборную, он разве что не подавал ей туалетную бумагу.
Но ни разу не заговорил с ней. Он просто постоянно был рядом, бесшумный и бессловесный, как тень.
К концу дня Рейн была вне себя от ярости. В какой-то миг, ведя только что вычищенного Дева по проходу конюшни, она направила жеребца прямо на Корда. Он не обернулся на топот копыт и, казалось, даже не заметил ее.
– Сколько можно валять дурака? – начала она горячо. – Ты преследуешь…
Внезапно он обернулся и посмотрел на нее. В его глазах стыло безразличие.
– Я к вашим услугам, мисс Чандлер-Смит.
Она попробовала заговорить. Но слова не шли с языка. Корд был далек от нее сейчас, как если бы находился на другом конце планеты.
Через секунду он вежливо кивнул и продолжил наблюдать за двором. Его глаза не упускали самой мельчайшей детали.
Корд больше не смотрел на Рейн. Он так и не нашел способа соединить приятное с полезным. Если бы Барракуда был пойман, то тогда Корд стал бы свободен. Останься он в живых, конечно. А до тех пор Рейн – королева, а он – ее телохранитель.
Всему свое время.
Рейн неподвижно сидела на Деве, не в силах поверить своим глазам. Корд смотрит на нее как на пустое место! А потом он вообще отвернулся. Ей надо сделать то же самое.
Немедленно отвернуться.
Но Рейн не могла.
Когда он очень вежливо поздоровался с ней, она увидела, как блеснули его зубы, и тотчас вспомнила о поцелуях, от которых у нее подкашивались ноги.
Рейн словно наяву ощутила его жгучие ласки, и ее груди сладко заныли. А теперь он даже не смотрит в ее сторону!
Глядя на Корда, ей хотелось запустить руки ему в волосы, прикоснуться к его упругому телу, услышать его стоны. Ей безумно хотелось заняться с ним любовью, три дня и три ночи не вылезая из постели.
Рейн бросило в жар. Внезапно она поняла, почему люди уступают предстартовому безумию. Когда она смотрела на Корда, ей хотелось только одного: быть с ним. И больше она не могла ни о чем думать.
Глубоко вздохнув, Рейн попыталась взять себя в руки.
Она была не столь искушенной, чтобы поцеловать и забыть. Наутро после свидания ее бросало то в жар, то в холод, ей хотелось кричать от ярости и тоски.
Впрочем, все было бы гораздо хуже, если бы они стали любовниками.
Рейн беспомощно наблюдала за Кордом, пойманная в сети собственной страсти, о существовании которой даже не подозревала.
Неожиданно он повернулся к ней. И, увидев голодный блеск в ее больших глазах, оторопел. Кровь бросилась ему в голову.
– Я все еще ношу оружие, – вырвалось у него.
Рейн пришпорила Дева и рванула с места, обдав Корда грязью.
Но она не могла закрыть глаза на правду.
Корд зажег в ней ответный огонь.
И он был не тот мужчина, который ей нужен.
* * *
Рейн проверила, в порядке ли Дев, посмотрела на часы и повела жеребца к препятствию. Через полчаса дойдет очередь до американских конников и они смогут тренироваться в прыжках. Время было тщательно распределено среди участников из разных стран. Она не хотела терять ни минуты. Ровно в девять Дев должен быть разогрет и готов к прыжкам.
Усевшись в легкое, почти плоское английское седло, она быстро и незаметно огляделась. Корд стоял во дворе, привалившись к зеленой стене конюшни, наблюдая за каждым, кто появлялся между рядами стойл, скрытых под деревьями. Последние дни он ни на минуту не выпускал ее из виду.
Она торопливо отвернулась. Ее сердце разрывалось от боли всякий раз, когда он держался с ней так, будто никогда не обнимал, не целовал, не хотел ее.
Она тоже не должна хотеть его.
Я все еще, ношу оружие.
Эти слова несколько дней подряд, словно эхо, звучали у нее в ушах, предупреждая, предостерегая. Но Рейн не могла забыть страсть Корда и свой собственный неожиданно пылкий ответ. Но хуже, чем страсть и боль, было это ужасное предчувствие: она нашла свою вторую половину.
Однако потом она выбросила эту мысль из головы.
Все это предстартовое безумие, сказала она себе сурово. И ничего больше.
Как бы ей хотелось, чтобы ее слова оказались правдой. Рейн умирала от желания оглянуться и поймать взгляд Корда, устремленный на нее. Она физически чувствовала его внимание, как жар, исходящий от раскаленного солнцем двора возле конюшни.
Ом чертовски быстр. Я всегда выхожу по его милости из равновесия и с большим трудом держу себя в руках. Впрочем, на него я действую таким же образом.
Встряхнув головой, девушка попыталась избавиться от неприятного чувства, будто она всегда находится под его неусыпным присмотром. Если бы Корд Эллиот хотел ее, он бы подошел к ней.
Значит, он ее не хочет.
И все же она искала его, помнила жар тела и жадные поцелуи.
– Дурочка, это всего-навсего предстартовое безумие, – бормотала она себе под нос. – Преодолей его.
Рейн повторяла эти слова весь путь к манежу, словно молитву, с помощью которой хотела прогнать из мыслей Корда.
Она сняла шлем, вытерла лоб и, вновь надев шлем, проверила, хорошо ли застегнут ремень под подбородком Сегодня она безжалостно убрала волосы под жесткий пластиковый шлем. Несколько прядей выбились из-под него и щекотали пылающие щеки.
Было всего восемь тридцать утра, но уже почти восемьдесят градусов. На Санта-Аниту навалилась жара. Несмотря на усилия поливальных машин, земля оставалась совершенно сухой. В утреннем воздухе плясали пылинки.
Дев прядал ушами, слыша голоса людей и фырканье лошадей возле соседних конюшен. Там суетились мужчины, подавали свежую солому и убирали вчерашнюю. Смех и шутки девушек-конюхов скрывали жесточайшее напряжение перед началом Игр.
Предстартовое безумие.
Дев пробыл в Санта-Аните достаточно долго, чтобы привыкнуть к шуму и суете, предшествующим соревнованиям. А также к климату. От сухой жары под кожаной сбруей блестел пот.
Рейн отметила спокойное состояние жеребца в новой для него среде и удовлетворенно улыбнулась. Стоило приехать в Калифорнию загодя. Она видела, что некоторые лошади все еще фыркали и смущались, обеспокоенные незнакомыми запахами и звуками.
Приблизившись к скаковому кругу. Дев принялся кусать удила и озираться. Хотя у Ватерлоо Девлина никогда не возникало желания схватиться с другими лошадьми, он тем не менее жеребец. И когда он находился так близко к другим животным, Рейн была начеку.
– Сначала как обычно, – сказал капитан Джон, медленно подходя к жеребцу.
Дев прянул ушами Он настороженно наблюдал за мужчиной.
– Не умеешь расслабляться, да, старина? – пробормотал капитан и уверенно подхватил вожжи чуть ниже уздечки.
Дев фыркнул, но стоял спокойно.
– Сегодня никаких выкрутасов, – предупредил капитан Джон, глядя на Рейн. – Пятнадцать минут легкой выездки. Особое внимание удели последним пяти. Если он заартачится, задержи его после этого. Я начну с Мэйсона на другом круге и оставлю вас здесь, если Дев будет лениться.
Она не возражала, хотя знала, что это разминка больше для нее, чем для жеребца. Дев не любил противный легкий галоп, но этот навык необходим для дрессировки выносливости и для прыжков. Он должен быть готов переключаться немедленно, по команде наездника. На выводном круге любят красивые прыжки. На дистанции по троеборью прыжки сложные; если не выполнить их чисто, можно сильно ушибиться при падении.
– На круге незачем прыгать выше чем на метр, – продолжал капитан Джон. – Здесь будет тройная комбинация. Полный большой шаг, половина большого шага, затем четыре и еще полшага.
Она вздохнула. Дьявольщина, все как обычно. В прыжке из четырех с половиной шагов можно легко потерять контроль над лошадью, особенно если она очень любит махнуть через забор. К счастью. Дев так не делал.
Но сегодня все может быть. Она на грани. А он просто лучился здоровьем. Этот большой, мощный жеребец готов без устали лететь над холмами, реками и препятствиями. Через шесть дней ему представится такая возможность. А до тех пор ей придется сидеть глубоко в седле и крепко держать узду.
Уверенно управляя Девом, Рейн Смит ехала на скаковой круг. Часть лошадей работала вне круга, оттачивая все детали, требующие внимания. Некоторые пребывали в абсолютной неподвижности, которого требовала выездка. Другие занимались тренировкой в перемене темпа. А еще кое-кто пересекал круг в элегантной выездке.
Держась за пределами скакового круга, Рейн поставила Дева так, чтобы начать разминку. В отличие от большинства наездников она не пользовалась хлыстом. Дев не допустил бы ничего подобного. Все свое неудовольствие она выражала с помощью голоса и пяток.
Рейн работала спокойно, говорила с Девом, почти не разжимая губ. Он охотно подчинялся. На малейшее перемещение ее веса он нетерпеливо отзывался движением мышц, а вообще-то у него было горячее желание пронестись миль пятнадцать во время тренировки.
Дев был прекрасно обучен галопу на трудной трассе со сложными препятствиями. Он с азартом предавался этому занятию, что позволило ему войти в десятку лучших лошадей мира. Это подогревало и без того горячий темперамент, но делало его неудобным в выездке.
– Слушай меня внимательно, – пробормотала Рейн сквозь стиснутые зубы, поскольку Дев сильно натягивал уздечку и гарцевал. – Потерпи еще несколько дней. А пока уймись.
Постепенно жеребец перешел на спокойный шаг, потом на рысь, на быструю рысь и выполнил все остальные упражнения. Но от легкого галопа он категорически отказывался. А это было первое указание Рейн. После краткое, почти невидимой борьбы между наездником и лошадью Дев сдался.
Когда Рейн дала команду снова идти шагом. Дев воспротивился. Она стиснула его руками и коленями, потом отпустила. Жеребец пошел прогулочным шагом, и вскоре она попросила его остановиться и замереть. Он наконец подчинился, от расстройства жуя уздечку.
Краем глаза Рейн видела, что Корд неспешно шагает к забору. Кровь бросилась ей в голову, а сердце бешено заколотилось.
Обнаружив внезапную перемену в наезднике. Дев затанцевал на месте.
Тихо выругавшись, Рейн сдавила жеребца ногами.
Звучный голос Корда с легкостью перекрыл приглушенный топот копыт лошадей, работающих на круге.
– Тебя к телефону.
– Потом, – бросила она коротко.
– Это твой отец.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вспомни лето - Лоуэлл Элизабет



Потрясающая книга ! СПАСИБО !
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетКристина
19.08.2011, 22.36





Замечательно написано держит и держит в напряжении до конца и главное - никаких кровавых сцен для жути, просто рассуждение о том что в мире есть красота и чудовищные вещи и со всем этим человек живет каждый день. От всей души наслаждалась!!! СПАСИБО!!
Вспомни лето - Лоуэлл Элизабетстарушенция
5.08.2012, 21.38





Хороший роман.
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетАнна
6.08.2012, 12.03





действительно, очень не плохо. попробую почетать что-нибудь еще у нее,тогда будет понятно.
Вспомни лето - Лоуэлл Элизабетбабулька
25.08.2012, 17.58





Очень понравился роман. Чувства и переживания героев, эмоционально держат читателя в напряжении, не отпуская, что требует чтения до конца.
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетАннушка
3.11.2012, 10.14





Очень понравилось!
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетKati
26.02.2013, 0.21





Очень понравилось!
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетKati
26.02.2013, 0.21





Очень понравилось!
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетKati
26.02.2013, 0.21





Роман супер, мне очень понравилось!!!
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетАлёна
3.06.2013, 19.51





Прекрасный роман.Читала не отрываясь ни на минутку.Получила огромное,огромное удовольствие!
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
19.02.2014, 17.24





Очень понравилось! Люблю такие истории, когда у героя холод, пустота в душе, а любовь все исцеляет...Отличная книга! ""Он хотел, чтобы Рейн испытала оргазм каждой клеточкой, а он бы погрелся у ее огня, чтобы никогда больше не замерзнуть""...мммм)10/10
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетNeytiri
20.02.2014, 12.06





Ложка дегтя в бочку меда положительных комментариев. Ну не понравилось мне, вкусы у всех разные. Не захватило.
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетКристина
22.07.2014, 11.30





У Лоуэл все романы замечательные, на мой взгляд, самый лучший "До края земли", но там достает мазохизм героини. Потеряла ребенка,но не попросила никого о помощи.Нужно было заставить эгоистку-мать помочь.Или агента-миллионера.Гордость в этом случае неуместна. А у Рейн замечательный отец,помог ей и ее любимому, спас их любовь.
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетТесса
4.02.2015, 16.17





Не плохо, но перечитывать не буду. 8/10
Вспомни лето - Лоуэлл ЭлизабетВикки
23.02.2016, 21.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100