Читать онлайн Тень и шелк, автора - Максвелл Энн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень и шелк - Максвелл Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень и шелк - Максвелл Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень и шелк - Максвелл Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Энн

Тень и шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Первый белый длинный лимузин проплыл между строений «Гармонии» и затормозил перед павильоном. Водитель плавно остановил машину, продемонстрировав ювелирную точность: пассажирская дверца оказалась точно перед входом в павильон.
Дверца машины распахнулась прежде, чем до нее успел дотронуться лакей. Тучный, пузатый, но мускулистый латиноамериканец в бордовом костюме вывалился из машины. Его белая шелковая рубашка казалась прозрачной от обильного пота, несмотря на работающий в лимузине кондиционер. Смуглое лицо с грубыми чертами усеивали капли влаги.
Он бранился по-испански и по-английски, понося погоду и жару в машине словами, которые вогнали бы в краску любого уличного бродягу.
Катя ослепительно улыбнулась, скрывая отвращение.
Она привыкла обучать разнузданных мафиози полуприличным манерам, но Хосе Габриэль де ла Пена оказался тупым учеником. Он вел себя именно так, как и следовало ожидать от человека, который начал криминальную карьеру, похищая с кладбища могильные плиты, скалывая с них надписи и перепродавая плиты новым клиентам.
— Мне очень жаль, что путешествие оказалось тягостным, Хосе, — произнесла Катя.
В ответ де ла Пена вновь выругался по-испански. Катя провела кончиками пальцев по руке де ла Пены.
Улыбаясь с фамильярностью и снисходительностью матери или любовницы, она расправила бордовый пиджак на его выпуклом животе. Ее пальцы словно невзначай прошлись близ молнии брюк, но не задели ее.
— Пойдем внутрь, там прохладнее, mi corazon <мое сердце (исп.)>, — позвала Катя. — Остальные гости будут с минуты на минуту.
— Пусть подождут. Я хочу сначала выпить. Две порции.
Катя оглянулась на шеренгу из полудюжины лимузинов, высаживающих пассажиров под гирляндами сосновых веток. Девушки держались стайкой, как ловчие птицы в ярком оперении, готовые наброситься на добычу и отбить ее от толпы остальных мужчин.
— А американцы здесь? — спросил де ла Пена. Катя взглянула на него из-под подкрашенных ресниц. Де ла Пена, казалось, был настроен небывало воинственно.
— Да, здесь, — подтвердила Катя, ведя де ла Пену к павильону. — Но что случилось, mi corazon?
— Придется потолковать с этим дьяволом Спаньолини, — пробормотал де ла Пена. — Наш человек в Нью-Йорке должен был получить плату за кое-какой груз, но до сих пор не дождался ее.
Новое беспокойство закралось в душу Кати, которая с виду оставалась безмятежной. Она подозревала, что эта выплата — всего лишь еще один предлог для ссоры между колумбийцем и американским гангстером.
— Крупная сумма? — невозмутимо осведомилась она.
Несмотря на полноту, де ла Пена пожал плечами с грацией истинного латиноамериканца.
— Полтора миллиона, — ответил он.
— В американских долларах?
— Для разнообразия — в канадских.
Катя издала невнятное, успокаивающее восклицание. Пары миллионов канадских долларов слишком мало, чтобы испортить дракой ее старательно продуманную вечеринку.
— Но сумма не имеет значения, — резким тоном продолжал де ла Пена. — Я получу или деньги, или яйца этого ублюдка. Он еще узнает, что он мне не соперник!
Катя в притворном восхищении покачала головой. Швейцар распахнул огромные стеклянные двери павильона, как только Катя и де ла Пена подошли к ним. Катя слегка пожала руку колумбийца.
— Разумеется, никто не отважится запугать тебя, — произнесла она.
Де ла Пена хмыкнул.
— Ты не станешь ссориться с мистером Спаньолини здесь, правда? — мягко осведомилась Катя. — Ведь это особый праздник.
— Он заплатит мне!
— Само собой, заплатит. Но напомнить ему об этом следует не здесь и не сейчас. Мы в поместье «Гармония», mi corazon, а не в каком-нибудь переулке Бронкса или Боготы.
Де ла Пена снова хмыкнул и позволил увести себя к неиссякаемым запасам спиртного в баре.
Бармен уже подготовился к приезду колумбийца. Два хрустальных стакана, полных крепкой дешевой «аквадиенте», стояли на стойке. Рядом на всякий случай была поставлена открытая бутылка.
Де ла Пена одним махом хлопнул целый стакан, нетерпеливым движением поставил его на стойку вишневого дерева и потянулся за вторым. Сделав несколько глотков, он помедлил. Он был достаточно умен, чтобы знать: обилие спиртного, выпитого слишком быстро, затуманивает разум.
Выставлять себя на посмешище перед прекрасной и недосягаемой Катей Павловой не стоило.
— Есть новости из Японии? — спросил де ла Пена. — Кодзимура сегодня будет здесь? Или этот мошенник Исида?
Катя тряхнула головой, предоставляя де ла Пене любоваться каскадом своих блестящих локонов и нежной ложбинкой в низком вырезе наряда, а сама обдумывала ответ. Кодзимура и Исида возглавляли японскую мафию якудза, и потому именно им отводилась важная роль в планах Кати.
Куда более важная, чем роль, предназначенная де ла Пене.
— Мистер Кодзимура и мистер Исида были здесь на прошлой неделе, — невозмутимо сообщила Катя.
Де ла Пена тянул обжигающую жидкость из стакана.
— Вместе? — допытывался он.
— Да. Они приятно провели время, хотя, по-моему, мистер Исида просадил слишком много денег в казино.
— Без этого он не может, — кивнул де ла Пена. — Сейчас ему интереснее играть, чем заниматься делами. Когда-нибудь Кодзимура не выдержит и сделает ему новую дыру в заднице.
— И я так думаю. В любом случае якудза останется частью «Гармонии».
Но гораздо существеннее для Кати было то, что через якудзу она могла упрочить связи с самым влиятельным человеком Японии Юкио Коямой. Он считался респектабельным посредником между членами якудзы и состоятельными людьми Японии. Имея на своей стороне Кояму, Катя осуществила бы давнюю мечту: рынок сбыта для предметов искусства и старины, которые благодаря своим связям получала из бывшего Советского Союза, — его продолжали безжалостно грабить.
Де ла Пена осушил стакан одним глотком и со стуком поставил его на стойку, молча требуя повторить.
Бармен взглянул на Катю.
Она еле заметно покачала головой — так, что колумбиец не уловил это движение. «Аквадиенте» предпочитали большинство колумбийских мафиози, или, как их там называли, «картелистас». Чтобы упиться в стельку, де ла Пене требовалась далеко не одна бутылка.
Но от спиртного он становился тупым и агрессивным. Кате не хотелось становиться свидетельницей безобразной драки в «Гармонии».
— Потому я и пригласила мистера Кодзимуру и его покровителя на нашу встречу, которая состоится в Сиэтле через месяц, — сообщила Катя. — Подозреваю, к тому времени мистер Исида будет отстранен от дел.
— Verdad? <Правда (нсп.)>
— Да, — удовлетворенно подтвердила Катя. — Похоже, он подхватил мучительное и изнуряющее венерическое заболевание. Даже при усиленном лечении…
Из деликатности Катя не договорила.
Де ла Пена хрипло рассмеялся. Нетерпеливым взмахом руки он указал на бутылку и ждущего рядом бармена.
— Напомни, чтобы я проверил, не заразны ли мои шлюхи, в следующий раз, когда буду спать у тебя в поместье, — заметил де ла Пена.
— Я ни за что не допущу, чтобы такое случилось с тобой, mi corazon, — возразила Катя.
Она забрала бутылку у бармена, прежде чем тот успел наполнить стакан де ла Пены.
— Ясно одно, — продолжала Катя, — в настоящее время мистер Кодзимура — самый влиятельный лидер якудзы в Японии.
Де ла Пена уставился на Катю маслеными черными глазами.
— Похоже, покровитель мистера Кодзимуры готов обсудить участие в сделке, заключенной здесь, — добавила Катя.
Она до половины наполнила стакан прозрачной маслянистой жидкостью.
— Готов? — переспросил де ла Пена.
Схватив стакан, он выпил «аквадиенте» одним глотком и тут. же протянул стакан за очередной порцией насмешливо осведомившись:
— И это все, чего тебе удалось добиться, моя прелестная мадонна?
Катя улыбнулась, как актриса, каковой она и была.
— Без Кодзимуры нам не обойтись, — продолжал де ла Пена. — Без него Восток останется закрытым для наркотиков. Наша сделка бессмысленна, если от нас отрезано полмира.
Улыбка не только не сползла с лица Кати — она смягчилась в явном восхищении проницательностью колумбийца.
— Ты совершенно прав, — пробормотала она. — Я много думала об этом…
Де ла Пена хмыкнул. Он терпеть не мог женщин, умеющих думать, но одобрял солидное прибавление к своему состоянию, которое получил вскоре после того как присоединился к союзу «Гармонии».
— Покровитель мистера Кодзимуры, — объяснила Катя, — такой же человек, как все мы. Он хочет убедиться, что мы по достоинству оценили его.
С растущим нетерпением де ла Пена протянул стакан, ожидая, когда Катя плеснет туда еще огненной жидкости.
Катя наклонила бутылку над стаканом, с вызывающим видом налив туда несколько капель. А затем с материнским упреком поставила бутылку на стойку, решительно стукнув ею и ясно давая де ла Пене понять, что больше он ничего не получит.
— Мистер Кодзимура заинтересован в нашем деле и готов помочь, — добавила Катя. — Его покровитель последует его примеру, как только получит наш маленький подарок.
С этими словами она погладила де ла Пену по руке и вынула хрустальный стакан из его пальцев.
— Нам остается только… — как это говорят американцы? — да, ловко подуть ему в ухо.
— Попробуй лучше ублажить его член.
— Скверный мальчишка! возмутилась Катя. Но ее улыбка говорила об обратном.
Де ла Пена забыл о напитке, который еще не получил. Каждый раз, приезжая в поместье, он был уверен, что еще немного приблизился к тому, что скрывалось между длинных белых ног Кати.
Каждый раз он уезжал отсюда пресыщенным, но причиной тому была вовсе не золотоволосая мадонна.
— Я выяснила, — произнесла Катя, — что у покровителя мистера Кодзимуры есть только одна страсть. Мистер Кояма — заядлый коллекционер.
— Коллекционер чего? Мизинцев своих людей?
Коротко усмехнувшись, де ла Пена взглянул на собственные руки. Для человека, перерезавшего на своем веку бесчисленное множество глоток, он питал странную брезгливость к обычаю якудзы — отрубать себе мизинец в знак преданности главарю.
— Шелка, — кратко отозвалась Катя. — Мистер Кояма — владелец самой обширной в мире коллекции древних и современных шелковых тканей.
— Шелк? Через шелк я пускаю газы, — хохотнул де ла Пена. — Если хочет, пусть прибавит к своей коллекции мои трусы.
Катя неодобрительно нахмурилась.
— Шелк и металл — основные столпы японской культуры, — объяснила она.
Де ла Пена пожал плечами. Он был начисто лишен интереса к любой культуре, даже собственного народа.
— Мистер Кояма одержим древним шелком, — продолжала Катя. — У него есть образцы, сотканные еще до Рождества Христова.
— Значит, надо похоронить его в шелковом саване.
— А по-моему, надо придумать более утонченный способ угодить ему, — сухо произнесла Катя.
Де ла Пена, которому наскучил разговор, обвел взглядом молодых проституток, которые улыбались и с профессиональным искусством заигрывали с клиентами.
— Жаль, что сегодня Коямы здесь нет, — сказал де ла Пена. — Мы могли бы завернуть в шелк одну из этих цыпочек и преподнести ему в качестве рождественского подарка на память.
— У него хватает женщин. Дарить ему следует нечто особенное.
— Что же?
— Шелк, конечно.
Улыбнувшись, Катя провела ладонью по руке де ла Пены.
— Пойдем, — позвала она, — пора раздать подарки.
Когда Катя вышла на середину комнаты, глаза всех мужчин устремились на нее. По безмолвному сигналу каждая из девушек извинилась перед клиентом и подошла к каминной доске вишневого дерева. Одна за другой, в заранее определенном порядке, девушки возвращались к своим мужчинам с украшенными изящной вышивкой рождественскими чулками.
Казалось, Катя никого не упустила из виду, но с особым вниманием она присматривалась к Тони Ли. Он сидел в кресле в углу павильона, не разговаривая ни с кем, в том числе и с предназначенной для него девушкой.
Насмешливо кивая и ковыряя в зубах зубочисткой из слоновой кости, Ли наблюдал, как остальные гости «Гармонии» получают рождественские подарки. Только один раз он со свистом втянул воздух в щель между передними зубами, а в остальном оставался безучастным. Казалось, он доволен, что с ним никто не заговаривает.
Катя знала: поведение Ли так же просчитано до мелочей, как и ее собственное.
Ли был белой вороной в «Гармонии». Большинство присутствующих в гостиной мужчин производили впечатление крупных, грубых самцов, интересных, если не привлекательных, и мускулистых, разве что преждевременно располневших. Изящно сложенный, замкнутый Ли, казалось, был здесь не в своей тарелке и едва ли выглядел достойным гостем подобного собрания.
Китайскому гангстеру стоило немалых трудов поддерживать эту иллюзию.
Но Катю нельзя было обмануть. Приложив немало усилий, она сумела изучить повадки этого миниатюрного мужчины с крупными зубами и его культуру. Она знала, что для азиата ковыряться в зубах в присутствии посторонних — значит наносить им оскорбление, точно так же как, например, портить воздух за обеденным столом.
Ли наслаждался, оскорбляя уроженцев Запада, но делал это только потому, что был уверен: остальные присутствующие ни о чем не догадываются. Таким образом, ему удавалось посмеяться над ними дважды.
Это было чисто азиатское времяпрепровождение, такое же как тайцзицюань — грациозная, медленная пластическая гимнастика, безобидная на вид, с помощью которой, однако, можно было сломать противнику шею, не имея под рукой какого-либо оружия.
Катя знала, как выгодно бывает казаться слишком слабой или являть собой неожиданную угрозу. Она считала подобную тактику чисто женской. Утонченность вместо грубого натиска.
Вот почему Катя так долго и старательно «обрабатывала» Тони Ли, чтобы причислить его к гостям «Гармонии». В сущности, ради него и затевалась вся эта рождественская комедия. Ему предстояло получить впечатляющий подарок, который вместе с тем не задел бы мужское самолюбие остальных гостей.
Но свою истинную сущность Тони Ли никогда не открывал миру. Он возглавлял «Землю и небо» — организацию, существующую более трех веков. Она занималась контрабандой, а помощниками в этом служили многочисленные китайцы, живущие в странах Запада.
Вдобавок Тони был обладателем огромного состояния, унаследованного благодаря фамильному бизнесу — производству и обработке фруктов и овощей, популярных в чайнатаунах всего мира. Сочетание технических навыков и глобальной, узаконенной сети распространителей принесло бы неоценимую пользу криминальному союзу — такому, как «Гармония».
Но мужчины, члены «Гармонии», в отличие от Кати не сознавали, что Ли — удачное связующее звено между обширной международной сетью китайских преступных группировок и Западом.
Организация «Земля и небо» поставляла роскошные автомобили и другие контрабандные товары власть имущим на материковой части Китая. Высокопоставленные особы Китая охотно принимали Ли в своих кабинетах. Даже гонконгская «Триада» с уважением относилась к Ли, не раз убеждаясь в его беспримерной жестокости и хитрости.
Тони Ли мог причинить немало неприятностей или обеспечить огромную прибыль главарям преступного мира Запада, собирающимся в «Гармонии».
Но даже спустя полгода после того, как он вошел в круг завсегдатаев «Гармонии», Ли продолжал усмехаться, ковырять в зубах и не сближался ни с кем из членов союза.
Для Хосе де ла Пены, Джованни Скарфо и остальных собравшихся Тони Ли оставался смешным маленьким азиатом, хозяином игорных домов и курилен опиума в чайнатаунах всего мира, известным поставщиком азиатских овощей. По мнению гостей «Гармонии», Ли был простым смертным среди полубогов преступного мира.
Катя едва сдержала улыбку в предвкушении забавной картины. Когда подоспела очередь Тони Ли получать чулок с подарком, Катя направилась к каминной доске.
— Мистер Ли, — произнесла она, улыбаясь и грациозно кланяясь, — это маленькое свидетельство того, как вас ценят в «Гармонии».
На миг Тони Ли растерялся. Притворная улыбка застыла на его плоском гладко выбритом лице. Со смешанным чувством он принял чулок.
Ли видел другие подарки. Джованни Скарфо, итальянец, предпочитавший официальный стиль в одежде, получил булавку с бело-голубым бриллиантом чистейшей воды в три карата, которую немедленно прицепил к своему галстуку с двумя длинными концами. Де ла Пена, заядлый рыболов, радостно звякал ключами от нового быстроходного катера, покачивающегося у частного причала поместья.
Салли Спаньолини, гангстер из Чикаго, не мог отвести взгляда от броского, явно льстящего портрета, изображающего его собственную персону и сделанного с тщательно подобранных Катей фотографий.
Остальные подарки были не менее дорогими и тщательно продуманными, призванными угодить гостям.
Ли высоко ценил сокрушительную силу лести. Он считал себя неуязвимым для нее.
Но Катя Павлова была изумительно прекрасной белой женщиной. Ли не мог устоять перед ее улыбкой. Он с нетерпением ждал возможности узнать, какой подарок Катя припасла для него.
Чулок казался почти пустым.
Глубоко внутри, теряясь в огромной красной фланелевой ступне, таился маленький плоский пакет. Ли никак не мог достать его рукой и наконец перевернул чулок вверх дном, чтобы вытрясти пакетик на колени.
Подарок был завернут в синюю с золотом фольгу и перевязан темно-синей бархатной ленточкой. Стиль подарочной упаковки казался строгим и знакомым, но Ли никак не мог припомнить, где видел нечто подобное.
Наконец его осенило.
Почти нехотя пальцы Ли коснулись бархатной ленты. На миг он перевел глаза на Катю. На его лице отражалось едва заметное удивление.
Зеленые глаза Кати сияли, как у преданной любовницы, единственная радость которой — угодить своему повелителю.
По-прежнему не желая признаваться в догадке самому себе, Ли перевернул плоский пакетик и посмотрел на него с другой стороны. Затем потянул бархатную ленту ловкими гибкими пальцами и взломал печать на обертке. Синий цвет фольги идеально сочетался с синей обложкой книжечки, находящейся внутри.
Тони Ли понял, что это за книжечка, прежде, чем перевернул ее и прочитал золотую надпись на обложке:
«Паспорт. Содружество Канады».
Ли молча обвел пальцем герб, открыл первую страницу и уставился на собственную фотографию с государственным штампом. Под фотографией находилась незаполненная строка для подписи.
Его усмешка сменилась бесстрастно-скептическим выражением. С деланной небрежностью он изучил обложку паспорта, скрепку, первую страницу и перелистал страницы для виз.
— Отличная подделка, — произнес он.
— Правительство Канады не подделывает документы, — спокойно ответила Катя.
Ли напрягся, пытаясь уловить в ее словах насмешку. Катя одарила китайца самой очаровательной улыбкой.
— Паспорт подлинный, как и уважение, с которым к вам относятся к «Гармонии», — подтвердила молодая женщина. — Ходатайство было удовлетворено. Необходимые документы составлены в Оттаве.
Она протянула Ли «монблан» размером с дорогую сигару.
— Поставьте свою подпись в свободной строке, и вы станете гражданином Канады, — произнесла Катя.
— Канады?
Салли Спаньолини рассмеялся и подошел поближе, чтобы взглянуть на обложку новехонького паспорта.
— Если бы я знал, что вам нужно гражданство, — заявил он, — я поговорил бы с одним из моих сенаторов. Вы могли бы стать чистокровным американцем!
Катя искоса бросила на него ледяной взгляд.
— Американское гражданство перестало быть желанной добычей, — возразила она. — А канадский паспорт обеспечивает те же преимущества без сопутствующих хлопот.
— Да, Салли, — вмешался де ла Пена. — Американец на борту угнанного авиалайнера — заложник, а канадец — посол доброй воли.
Прежде чем это ироническое замечание стало причиной ссоры, Катя подала тайный сигнал. За ним мгновенно повеяло ароматом духов, раздались негромкие вздохи и последовали быстрые, умелые движения рук — девушки принялись очаровывать клиентов.
Гости «Гармонии» занялись более приятными делами, оставив Катю наедине с новоиспеченным канадцем.
Хотя выражение лица Ли не изменилось при взгляде на Катю, его природный ум впервые прорвался сквозь бесстрастную маску.
— Как вам это удалось? — негромко спросил он.
— Вы хотите знать, как вышло, что ходатайство было удовлетворено, когда на остальные ответили отказом? — уточнила Катя.
— Да.
— Это не важно.
— Вот как?
— Важно то, — мягко продолжала Катя, — что в следующий раз вы спокойно пройдете мимо иммиграционных инспекторов и таможенников в аэропорту Ванкувера, когда пожелаете навестить своего внука в Бернаби.
Черные глаза Ли на долю секунды расширились при упоминании о внуке.
— Кроме того, вы сможете пересекать границу США, — добавила Катя. — Гражданину Канады позволено делать все, что он пожелает.
— Но только не в том случае, когда его зовут Тони Ли, — негромко отозвался он.
— Досадных отказов больше не предвидится, — заверила его Катя. — Один из наших друзей стер ваше имя в компьютерном списке лиц, находящихся под наблюдением иммиграционной службы США.
Нечто похожее и на неприязнь, и на уважение мелькнуло в глазах Ли.
— Откуда вы узнали, что у меня есть внук? — спросил он.
Катя не без умысла продлила на миг соблазнительную улыбку. За ослепительной красотой очаровательной хозяйки поместья скрывался острый мужской ум.
Она хотела, чтобы Ли раз и навсегда уяснил, кто властвует в «Гармонии».
— Я испытываю удовольствие, доставляя радость для всех моих друзей здесь, в поместье, — пропела она. :
— И устраняя неудобства? — подсказал Ли.
— Только когда это необходимо, мистер Ли. Умному человеку незачем беспокоиться о неудобствах.
Катя вновь улыбнулась. Она излучала обаяние. Завораживала взглядом экзотических круглых зеленых глаз и волос оттенка солнечных лучей на закате.
Ли не верилось, что та же женщина всего минуту назад смотрела на него с проницательностью мужчины и невозмутимостью змеи.
— Вы очень умны, — задумчиво проговорил он.
— Любая женщина должна быть умной, а любой мужчина — сильным.
Ли снова перевел взгляд на паспорт, гадая, откуда Кате известно о его прежних безуспешных попытках получить его. Но еще больше его беспокоила мысль, насколько он недооценил ее.
А затем он задумался, почему Катя Павлова выбрала именно сегодняшний вечер, чтобы открыть ему свое настоящее лицо.
— Прошу прощения, — произнес неслышно подошедший Бостон.
Катя ответила Бостону взглядом, ясно дающим понять: чтобы помешать ей в такой момент, требуется более чем веская причина.
— Вам звонят, — доложил Бостон.
Странное выражение промелькнуло в глазах Кати. Такого внимания мог удостоиться звонок только от одного человека.
«Илья, — с облегчением подумала она. — Наконец-то!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень и шелк - Максвелл Энн


Комментарии к роману "Тень и шелк - Максвелл Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100