Читать онлайн Тень и шелк, автора - Максвелл Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень и шелк - Максвелл Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень и шелк - Максвелл Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень и шелк - Максвелл Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Энн

Тень и шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Если не считать собственной реакции Шона, весь мир, казалось, пришел в замедленное движение. Так всегда бывало с ним в бою. Это давало ему возможность опережать большинство противников, не владеющих искусством коррекции времени.
Перекатившись на бок, Шон вытащил оружие из кобуры на поясе. Это был матово-черный мелкокалиберный пистолет с длинным стволом — удобная игрушка из тех, что предпочитают путешественники в Тибете.
Шон предпочел мощности точность попадания. В любом случае объяснить властям в таких местах, как Тибет, наличие маленького пистолета проще, чем крупнокалиберного многозарядного оружия, издающего оглушительный грохот.
Но прежде чем Шон успел прицелиться в русского, внизу кто-то закричал по-китайски:
— Не стрелять! Мы представители власти!
Двое солдат в зеленых мундирах появились между зданиями на расстоянии половины квартала.
Русский среагировал мгновенно. Переключив свое оружие на автоматический режим, он выпустил короткую и резкую очередь.
Солдаты нырнули под прикрытие и несколько секунд спустя открыли ответный огонь из автоматов.
Наконец-то Шону удалось увидеть русского в деле. Он был либо чрезмерно уверен в себе, либо смел или безумен. Или все вместе. Он отстреливался короткими залпами, потратив не меньше половины патронов, чтобы не подпускать к себе солдат.
Но вместо того чтобы воспользоваться преимуществом и удрать, русский скользнул в тень, подкрадываясь к мертвому Фану.
И живой Даниэле Уоррен.
Дэни тянулась к алюминиевому футляру, когда русский, увидев ее, дал по ней короткую очередь. Пули запели, со звоном отскакивая от булыжников.
Приглушенно вскрикнув, испуганная Дэни отпрянула и лихорадочно огляделась в поисках убежища.
Шон не знал, что ему делать — вздыхать с облегчением или взрываться от ярости, когда Дэни распласталась по дверной нише прямо под выступом крыши, на котором притаился он.
Не шевелясь, Шон мгновенно оценил ситуацию.
Русский снова сдвинулся с места, пользуясь естественным прикрытием узкой улочки. Он вновь дал две очереди в сторону солдат.
Они пригнулись и открыли ответную пальбу: вначале слышались звуки выстрелов только одного автомата, затем двух и трех. Вскоре шум отдельных выстрелов слился в непрекращающийся гул. Пули свистели, отскакивали от стен, выбивая из них осколки.
Русский укрылся в нише, чтобы сменить магазин. Затем, продолжая отстреливаться, решительно направился к своей цели.
Он был уже в десяти ярдах от неподвижного Фана и в двадцати футах от Дэни.
Шон хладнокровно прицелился в голову русскому. ,
Расстояние до русского было невелико, но, выстрелив, Шон рисковал раскрыть себя. Как только солдаты заметят его, у него останется не больше пяти секунд, прежде чем его собьют с края крыши.
Этого времени слишком мало, чтобы спастись самому, а тем более спасти шелк.
Шон различал цель русского — металлическую трубку в руке мертвеца. Она же была и его собственной недоступной целью.
Вдруг Шон увидел, как Дэни показалась из дверной ниши под ним. Она тоже устремилась к футляру.
Эта женщина не робкого десятка, с восхищением подумал Шон, жаль только, что ей недостает сообразительности.
Еле слышно он окликнул ее:
— Дэни, нет!
Дэни едва расслышала его, но узнала собственное имя. Застыв, она вскинула голову.
Русский проследил за ее взглядом. Он запрокинул белобрысую голову, зорко приглядываясь к краю крыши и примериваясь к трехсторонней перестрелке.
Шон впервые увидел оружие русского. Это был «узи».
Мир еще медленнее поплыл перед глазами Шона. Пока ствол нацеливался на него, Шон откладывал в памяти приметы вооруженного «узи» русского.
Затем он увидел дуло, уставившееся на него единственным глазом, и перекатился подальше от края, когда четыре пули одна за другой раздробили черепицу.
Выстрелы русского вызвали ответную пальбу китайцев. Он юркнул под прикрытие, а пули дробно застучали по стене там, где он только что находился.
Минуту китайцы не подозревали о существовании Шона. Они поливали огнем убежище русского, вновь вступив в смертельную пляску перестрелки.
Шон понимал, какой исход неизбежен. Численный перевес был на стороне китайцев, но русский опасно приблизился к футляру с шелком и находился рядом с укрытием.
Дэни следовало тоже найти себе укрытие, иначе ее поглотит надвигающийся отряд. Оказавшись в ее положении, опытный агент перешел бы к решительным действиям быстро и незамедлительно, растворившись в ночи.
Но Дэни не знала об этом. Она никогда не попадала в перестрелки. Никогда не видела убитых. И никогда не была мишенью убийцы.
Она наивна и миролюбива — из тех людей, которые не раз заставляли чертыхаться опытного боевика Шона.
Он мог спасти или шелк, или Дэни.
Выбор предстояло делать ему.
А ей — рисковать жизнью.
Значит, выбора у него не было вовсе.
«Проклятие!» — выругался Шон в безмолвной дикой ярости.
Подкатившись к краю крыши, он свесил голову так, чтобы Дэни увидела его.
— Иди сюда, Дэни, — быстро прошептал он.
Она удивленно подняла глаза и уставилась на Шона, словно на гаргулью на стене замка, которая вдруг запела.
Русский застыл в нерешительности. Он не мог выстрелить в Шона наверняка, не подставившись под пули китайцев.
Как и подобало опытному агенту, русский прижался к стене дверной ниши, очевидно, решив подождать удобного случая.
Шон перегнулся через край крыши.
— Хватайся за руку, — негромко приказал он. — Быстрее! Это твое единственное спасение!
Дэни обвела взглядом русского, приближающихся китайцев и мертвого Фана рядом с драгоценным футляром.
Выйдя из ниши, она подняла руку.
Пальцы Щона сомкнулись на ее запястье. Дэни оказалась совсем легкой, а в его крови бушевал адреналин. Шон поднял ее, как соломинку, а не тело из плоти и костей.
Дэни помогла ему. Она закинула ногу на край крыши, подтянулась, перевалилась через край и распласталась на скате.
Должно быть, она прошла кое-какую подготовку, с облегчением понял Шон. Она взлетела на крышу, как акробат на трапеции взлетает над манежем цирка.
Не отпуская запястье Дэни, Шон потащил ее прочь от опасности. Она не сопротивлялась, передвинувшись вместе с ним и вновь застыв на безопасном расстоянии от края. Но на этот раз она легла на спину и долго не могла отдышаться.
Дыхание Шона оставалось медленным и ровным. Он вытянулся на животе, положив руку с пистолетом поперек тела Дэни и оглядывая двор. Ожидая появления мишени, он вдруг осознал, что лежит рядом с женщиной в интимной позе, придавив рукой ее грудь.
На миг он ощутил женственную мягкость тела Дэни. Она задыхалась от непривычных нагрузок. Ее горячее дыхание обдавало лицо Шона. От нее сладко пахло.
— Не шевелитесь, — еле слышно пробормотал он. — Полицейские нас еще не заметили.
Шон подался вперед, наполовину распростершись поверх тела Дэни. Осторожно выглянув за край крыши, он успел увидеть конец игры.
Она завершилась внезапно. Русский выпустил большую часть магазина одним залпом. Эхо выстрелов еще звучало, когда он, пригнувшись, вынырнул из прикрытия. Мгновенно склонившись над Фаном, он схватил металлический футляр и бросился прочь по улице.
Должно быть, китайцы были настолько ошеломлены такой дерзостью, что не сразу вспомнили о собственном оружии. А к тому времени как они оправились от замешательства и снова открыли огонь, было уже поздно. Их мишень растворилась во мраке.
Солдаты стреляли еще десять-пятнадцать секунд, прежде чем наконец прекратили бесплодные попытки.
Тяжелые, клацающие шаги затихли в темноте.
Восстановившаяся тишина была подобна грому.
Еще раз Шон вспомнил о женщине, лежащей под ним. Дэни зашевелилась. Ее грудь коснулась руки Шона — это прикосновение было приятным, почти эротическим.
Шон слегка напряг бицепс. Ощущение повторилось. Дэни медленно задвигалась — почти как любовница, прильнувшая к нему в ночи.
Он взглянул сверху вниз на ее лицо, находящееся всего в нескольких дюймах от его собственного. Должно быть, естественная мужская реакция на ее близость отразилась в его глазах.
Выражение лица Дэни изменилось.
— Я всего лишь передвинулась, — выговорила она сквозь зубы, — край разбитой черепицы упирался мне в спину.
— Поэтому не надо делать далеко идущих выводов, верно? — пробормотал Шон.
— Вот именно.
— Не беспокойтесь. Еще месяц вы будете в безопасности.
— Что?
— Пора уходить. — Шон перевел разговор. — Вы умеете лазать по крышам?
— Лучше, чем лежать на спине.
Шон едва заметно улыбнулся. Перекатившись на бок, он переложил оружие в другую руку, а затем схватил Дэни за запястье.
— Уходим, — скомандовал он шепотом.
Они начали карабкаться вверх по пологому скату крыши.
У конька крыши опасность быть замеченными возрастала. Шон перетащил Дэни через конек, внезапно рванув за плечо и бедро. Они быстро скатились ногами вперед по другому скату.
У карниза Дэни помедлила. Схватив за запястье, Шон без церемоний стащил ее вниз. Дэни безропотно повиновалась, если не считать невольного возгласа испуга.
Шон втайне аплодировал ее смелости. Большинство людей не сдержали бы крика, вдруг оказавшись в свободном падении с края крыши.
Шон подхватил Дэни на лету, подержал ее минуту, пока она пришла в себя, а потом медленно отпустил. С еле слышным звуком она приземлилась на булыжники.
Чуть позже Шон схватил ее за руку и потащил прочь.
Сделав шаг, Дэни застонала.
— Нога! — прошептала она.
— Тише.
Нагнувшись, Шон приблизил губы к уху Дэни, впервые поняв, как она мала ростом не миниатюрна, просто невысока.
— Солдаты приближаются со всех сторон, — пробормотал Шон. — Вас понести?
— Это ни к чему, — отрезала Дэни. — Я не задержу вас.
Явный гнев в ее дрожащем голосе удивил Шона. Так действует на некоторых людей адреналин, напомнил он себе. Он вызывает беспричинный и бурный гнев. Особенно если эти люди не привыкли бороться за свою жизнь.
— Оставьте меня здесь, — хрипло приказала Дэни. — Я не знаю, кто вы такой и почему эти люди стреляли в вас, но я всего лишь археолог из Америки. Может быть, мне повезет.
— Вам не на что рассчитывать. Вы попали прямиком в «чарли-фокстрот».
— Куда?
— В оцепление. Вы можете идти или вас все-таки понести?
— Я даже не знаю, кто вы, — прошептала Дэни. — С какой стати я должна идти с вами?
— Меня зовут Шон Кроу, я единственный, кто не пытался вас убить.
— А что, по-вашему, вы сделали, спихнув меня с крыши?
— Спас вам жизнь.
— Я могу идти сама.
— Вот и хорошо.
Выпрямившись, Шон снова взял Дэни за запястье и зашагал вперед.
Больше Дэни не сопротивлялась. Прихрамывая, она позволила Шону увести ее в узкий переулок, который выходил к подножию лестницы, ведущей к еще одному священному буддийскому дворцу.
За спиной слышались звуки нарастающей суматохи: громогласные приказы, топот бегущих ног, гневные протесты и пронзительные вопли обитателей соседних домов.
Дэни уже повидала китайские оккупационные войска в действии. Она представляла себе, что сейчас происходит у нее за спиной.
Каким бы опасным и сильным ни был незнакомец, назвавшийся Шоном Кроу, Дэни радовалась, что он не бросил ее.
Шон понимал, что творится за спиной, еще лучше, чем Дэни. Китайцы нашли мертвого Фана, но поблизости никого не оказалось. Теперь они рыскали по соседним домам, будили тибетцев, грубо обыскивали их, бряцали оружием, проклиная ускользнувшую добычу.
Щиколотка Дэни распухла и налилась пульсирующей болью. Она стиснула зубы, стараясь подстроиться к широким и мягким шагам Шона. В его движениях чувствовалась неподражаемая грация танцора или человека, в совершенстве владеющего боевыми искусствами.
«В нынешнем положении, — пронеслось в голове у Дэни, — я бы отдала предпочтение боевым искусствам».
Без колебаний Шон вел Дэни по лабиринту переулков, в которых заплутал бы любой, кроме уроженца Лхасы. Четыре раза он внезапно замирал и оттаскивал Дэни к ближайшей стене.
Она не понимала, что встревожило его, и тем не менее каждый раз солдаты проходили мимо на расстоянии дюжины ярдов, обыскивая улицы.
И с каждым разом она все острее ощущала силу этого человека. Рука, удерживающая ее в густой тени, казалась ей железной.
В глубине души она понимала: несмотря на пистолет в другой руке Шона, она не чувствует той беспомощности, которую испытывала, когда бывший муж хватал ее за плечи и держал перед собой. Дэни не знала, почему сила Шона проявляется иначе, — просто так было, и все.
Когда Шон убирал руку, Дэни следовала за ним. Наконец они кружным путем вышли к подножию лестницы, устремленной к укреплениям дворца Потала. Шон остановился, давая Дэни отдышаться.
— Итак, вы археолог, — негромко проговорил он. — Что же вы здесь делаете?
— Я провела шесть недель в пустыне, составляя карту торговых путей. А кто вы? Полицейский?
— Нет, — ответил Шон.
— Тогда кто же?
— Не важно. Вы наверняка мне не поверите, если я признаюсь.
— Вы из ЦРУ?
Шон рассмеялся.
— Разве вы не слышали, как над ними потешается весь мир? — спросил он. — Нет, я частное лицо.
Дэни встряхнулась, как пес, выбирающийся из воды, пытаясь собрать воедино разрозненную мозаику услышанного.
— Вы думаете о том, каким странным выдался для вас этот день? — угадал Шон. — Подождите, вы еще попадете туда, где никогда прежде не бывали женщины.
Взяв Дэни за руку, Шон повел ее по первому пролету истертых каменных ступеней к площадке и постучал в узкую деревянную дверь в каменной стене.
Дверь безмолвно распахнулась. Морщинистый монах в голубом балахоне отступил, пропуская гостей.
Шон повел Дэни в темноту.
Как только Дэни поняла, где очутилась, ей показалось, что она, как Алиса, упала в кроличью нору и ее жизнь навсегда изменилась..
Она оказалась права.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень и шелк - Максвелл Энн


Комментарии к роману "Тень и шелк - Максвелл Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100