Читать онлайн Тень и шелк, автора - Максвелл Энн, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень и шелк - Максвелл Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень и шелк - Максвелл Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень и шелк - Максвелл Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Энн

Тень и шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Штат Вашингтон, северо-запад США. Ноябрь


Самолет агентства «Риск лимитед» рассекал воздух к востоку от Спокана. Небо за иллюминаторами в сумерках заволокли сине-лиловые тени. Облака внизу пылали от отраженных лучей заходящего солнца.
Дэни с трудом проснулась и взглянула на часы. Она проспала больше трех часов подряд.
Шон Кроу вытянулся в кресле напротив нее. Его веки были опущены, тело казалось обмякшим. Но только увидев его разжатые пальцы, Дэни убедилась, что Шон действительно спит.
Стараясь не разбудить его, она осторожно пошевелилась, распрямляя затекшие плечи. Постоянный приток адреналина, с тех пор как она побывала в Лхасе, следом за возбуждением вызывал изнеможение.
И самое худшее — или лучшее — им еще только предстоит, напомнила себе Дэни. Господи, она могла бы проспать неделю напролет!
Как только Шон выдерживает такие нагрузки? Может быть, именно потому он и хотел уйти в буддийский монастырь, нуждаясь в покое.
Самолет изменил курс, поворачивая на несколько градусов на юг. Луч солнца ворвался в салон сквозь круглый иллюминатор. Свет коснулся лица Шона, точно кистью художника подчеркивая каждую линию, впадину, выпуклость.
Дэни боролась с желанием отвести жесткий шелк волос Шона со лба, коснуться мужественной поросли на подбородке, обвести его губы сначала кончиком пальца, а затем — языком.
"Это адреналин, — убеждала она себя. — Просто прилив адреналина. В спокойствии повседневной жизни Шон показался бы мне в половину менее манящим, менее привлекательным, менее загадочным.
А если я буду повторять это как можно чаще, вероятно, в конце концов поверю самой себе".
Свет, коснувшийся век, разбудил Шона. Он медленно передвинул голову. Свет не потускнел, и он раздраженно открыл глаза.
Но стоило ему увидеть перед собой Дэни, как раздражение угасло. Губы растянулись в медлительной, ленивой улыбке. Он передвинул длинные ноги и коснулся колена Дэни.
— Вот уж не думал, что увижу тебя здесь, — произнес он. — Ты же избегала меня.
Его голос прозвучал хрипловато от недавнего сна и еще чего-то, заставившего Дэни вспомнить Арубу, ливень и наслаждение, о существовании которого она прежде не подозревала.
— Я просто пыталась облегчить жизнь, — ответила Дэни.
— Кому? Себе?
— Нам обоим.
Дэни беспокойно выпрямилась на сиденье и закинула руки за голову, пытаясь избавиться от напряжения в спине и плечах.
Она без всякого умысла пыталась размяться, однако ее движения выглядели далеко не безобидными. Ее блузка туго натянулась на груди, чувствительность которой усилилась от одного вида Шона и воспоминаний об Арубе.
Дэни с запозданием вспомнила, что верхние пуговицы ее черной шелковой блузки расстегнуты. Ткань разошлась, открывая взгляду мягкий белый лифчик и округлости груди. Машинально она потянулась, чтобы застегнуть блузку.
В тот же миг, как ее пальцы коснулись первой пуговицы, она заметила, что Шон следит за ней пристальным мужским взглядом, ошибиться в значении которого было невозможно. У нее дрогнула рука. Действие, которое в любом другом случае было бы донельзя простым, стало невозможным. Мелкие пуговки отказывались входить в скользкие шелковые петли.
Шон мягко отвел в сторону ее руки и справился с пуговицами. Набухшими сосками Дэни ощутила легкую ласку его пальцев сквозь шелк, когда он расправлял блузку.
— Вот так, — заключил он. — Все застегнуто, как полагается. Ты ведь этого хотела?
Дэни отвела взгляд, прочитав откровенную жажду в его глазах. Уставившись на собственные руки, она молча проклинала пальцы, выдавшие ее чувства.
— Извини, — с трудом выговорила она. — Поверь, я не пыталась соблазнить тебя.
— Знаю.
— Правда?
Дэни взглянула на Шона в упор.
— Да, — ответил он. — Между сном и пробуждением есть минуты, когда примитивные инстинкты вспыхивают ярким пламенем.
На миг их глаза встретились. Дэни с трудом преодолела свое влечение к этому мужчине.
Шон вел такую же борьбу с самим собой, осваиваясь с новой мыслью, что Дэни влечет к нему так же сильно, как его к ней.
Скоро, пообещал он себе. Очень скоро.
Но время, оставшееся до завершения обета, казалось Шону вечностью. Только потом он будет вправе исследовать ту сторону своей натуры, на которую некогда предпочитал не обращать внимания.
Однако Прасам Дхамса так не считал. Уже не первый раз Шон задумался, что такого увидел в нем лама и что прошло незамеченным мимо него самого.
Дверь в салон открылась, нарушив тягостное молчание. Лия Рабин, старший пилот «Риск лимитед», вышла к пассажирам.
Шон перевел на нее взгляд. Лия была не крупной и не миниатюрной, не полной и не худой, на редкость смышленой особой, обладающей самой стремительной реакцией, какую только Шону доводилось встречать у мужчин или женщин.
— Где приземляемся — на приморской полосе или посадочной площадке для «боингов»? — спросила Лия Рабин. — На земле хотят знать об этом заранее.
— На площадке для «боингов», — ответил Шон. — Лучше не афишировать наше прибытие. Кто встречает?
— Гельман. Вчера прибыл из Лос-Анджелеса.
— Он бывал в Сиэтле?
— Он вызвал местного агента по фамилии Фландерс.
— Фландерс? — переспросил Шон.
— Это бывший агент таможенной службы США. Он долго работал в этих краях.
— А я его знаю?
— Он не знаменит, если ты спрашиваешь об этом, — пояснила Рабин. — Скорее печально известен.
Уголки губ Шона приподнялись.
— Такие проблемы мне знакомы, — заявил он, переглянувшись с Дэни. — Что с ним стряслось?
— В прошлом году его уволили, — без обиняков сообщила Рабин.
— Почему?
— Официально — он досрочно вышел в отставку.
— А неофициально? — допытывался Шон.
— Фландерс слишком осложнил жизнь индейским контрабандистам, которые пытались обойти закон о пошлинах на ввоз сигарет, — объяснила женщина-пилот. — А еще ему многое известно о махинациях китайцев из Фуцзяня.
— Наш человек, — оценил Шон. — Сторонник равных возможностей. Слишком упрям, чтобы быть «политически корректным».
Дэни состроила гримаску.
— Еще не поздно, — напомнил Шон, наблюдая за ней. — Ты всегда можешь вернуться в свой кабинет.
— С какой стати ты вновь напоминаешь мне о «башне из слоновой кости»…
— Прости, это рефлекс.
— …словно буддийский монастырь — менее уединенное место, чем кабинет ученого? — на одном дыхании закончила Дэни.
Лия Рабин расхохоталась.
— Пусть я не разбираюсь во всех подробностях насчет тонов, мафий, наркокартелей и убийц, — добавила Дэни, — но я не собираюсь бежать и, подобно страусу, прятать голову в песок.
Минуту Лия Рабин пристально вглядывалась в лицо Дэни, а затем подмигнула Шону.
— Идеалистка и реалистка в одном лице, — заключила Лия. — Я же говорила: Редпас и я не единственные женщины, в которых сочетаются эти черты.
— Иди-ка ты в кабину, — проворчал Шон.
— Слушаюсь и повинуюсь, повелитель. — Лия отвесила шутливый поклон. — Запомни, Дэни: ему нравятся женщины, которые умеют подчиняться.
— И после такой паршивой жизни нас не ждет ничего получше смерти? — печально вопросила Дэни. Лия Рабин со смехом закрыла за собой дверь.
— Философия дзен? — поинтересовался Шон.
— Весьма похвально, дзен-монах Шон Кроу.
— Уже не монах, — поправил он, взглянув на часы. — И не жалею об этом. Тебе понравится Хуан.
Дэни помотала головой, отчего ее темные блестящие волосы всколыхнулись.
— Этот разговор имеет ко мне какое-нибудь отношение? — осведомилась она.
— Самое прямое, можешь мне поверить.
— Никогда не бывала в Сиэтле, — пробормотала Дэни.
— Хуан Гельман — социолог, его диссертация была посвящена уличным группировкам Лос-Анджелеса. Досле защиты он решил применить свои знания в менее академической обстановке.
— Как ты?
— Никогда не писал диссертаций, — возразил Шон.
— Не писал, зато жил ими. Подумаешь, разница!
— Ты тоже. Да и много ли найдется ученых, буквально живущих своими экспедициями, как ты?
— Единицы, — коротко ответила Дэни.
— Может быть. Должно быть, университеты представляют собой необходимое убежище.
— Необходимое?
— Не все так жизнерадостны, как ты, Дэни. И лишь некоторые так же прекрасны.
— Прекрасны? — изумленно переспросила Дэни. — Да, само собой, — иронически кивнула она.
— Хорошо, что наши мнения хоть в чем-то совпали.
— Ошибаешься. У меня дома есть несколько зеркал. Что касается внешности, я принадлежу к среднестатистическому типу.
— Мы смотрим с разных точек зрения, — возразил Шон. — С моей, ты прекрасна.
Дэни не знала, что ответить, ибо понимала: он говорит правду.
Он действительно видит ее такой.
Слегка улыбнувшись, Шон прикрыл глаза, предоставив Дэни возможность поразмыслить о разных взглядах на мир. Он не поднимал век, пока самолет не коснулся посадочной полосы четверть часа спустя.
Дэни и Шона встретил Хуан Гельман, стройный, черноволосый латиноамериканец с печальными глазами за круглыми очками в металлической оправе. Он напоминал скорее учителя, чем агента «Риск лимитед». Гельман представил своего спутника Билла Фландерса.
С академической улыбкой обмениваясь рукопожатиями, Дэни мысленно пыталась оценить приблизительные габариты Фландерса.
Он оказался громоздким белым американцем средних лет, с лицом, багровым от солнца, ветра и виски. Его рот окружали циничные морщины человека, которому всю жизнь пришлось копаться в отбросах общества — одушевленных и неодушевленных.
Порыв ветра, задрав полы его шерстяной рубашки от Пендлтона, обнажил пистолет за поясом джинсов.
Фландерс явно чувствовал себя неуютно без оружия под рукой.
С учетом опыта последних нескольких недель Дэни не стала судить Фландерса так строго, как сделала бы раньше. Она с нетерпением ждала случая убедиться, что он не настолько туп, каким кажется на первый взгляд.
— Как дела? — обратился Фландерс по очереди к Шону и Дэни.
Его техасский акцент явно смягчили долгие годы, проведенные на западном побережье.
Дэни ждала от этого человека пренебрежения или обычного мужского оценивающего взгляда и была приятно удивлена, не дождавшись ни того, ни другого.
Фландерс указал на стоявший у полосы фургон. Снаружи машина была донельзя замызганной. Впечатление усиливали затемненные стекла в окнах.
— Экипаж ждет, дамы и господа, — провозгласил Фландерс.
— А вы когда-нибудь слышали о том, что машины моют? — поинтересовался Шон, пока они приближались к фургону.
— Мытые машины слишком блестят, — отозвался Фландерс. — Режут глаз.
Рассмеявшись, Шон пригнулся, заглядывая в фургон.
— Замечательно, — заключил он после беглого осмотра. — Наблюдательный пункт на колесах.
— Да, не хватает только спутникового телевидения, — подтвердил Фландерс. — Чертова антенна слишком бросается в глаза.
Забравшись в машину, Дэни поняла, что имеет в виду Шон. Здесь были удобные кресла, рация, бинокли и приборы ночного видения.
— Значит, досрочная отставка? — произнесла Дэни, ни к кому не обращаясь.
— С некоторыми привычками нелегко расстаться, — жизнерадостно отозвался Фландерс.
Гельман забрался на переднее пассажирское сиденье фургона и захлопнул дверцу.
— Достоинство таможенных законов состоит в том, — объяснял Фландерс, — что в них предусмотрена награда за поимку нехороших парней.
— Правда? — удивленно воскликнула Дэни.
— Да, мэм. Я зарабатываю столько же, как в те дни, когда работал на правительство. А согласно конституции, бюрократы не имеют права причислять такой труд к неоплачиваемым сверхурочным.
— Отличная работа, Хуан, — произнес Шон, одобряя выбор Фландерса.
— И я того же мнения, — негромко отозвался Гельман.
Шон вновь обвел взглядом внутренности фургона, в течение нескольких секунд изучал их владельца и наконец принял решение.
— Если дело выгорит, — сообщил он Фландерсу, — для вас найдется еще немало работы. Ну как, интересно?
— Еще бы! Скажите еще, что у лягушки водопроницаемая задница!
Дэни прыснула.
С проворством, не сочетающимся с сединой во всклокоченной шевелюре, Фландерс забрался на водительское сиденье и объездными путями двинулся прочь от аэропорта. Сколько бы поворотов и перекрестков ни появлялось впереди, он ни разу не взглянул ни на карту, ни на дорожные указатели.
— Наша информация помогла? — спросил Шон у Гельмана.
— Насчет мест в отеле и остальных заказов все верно, — ответил тот.
— А визуальное подтверждение?
Гельман снял очки, протер их о рукав вельветовой куртки и снова водрузил на нос.
— Кассандра велела мне следить за ними издали, — сообщил он.
— С какого расстояния? — уточнил Шон. Улыбка превратила печальное лицо Гельмана в проказливое.
— Вчера вечером я сидел рядом со столиком джентльмена с Сицилии и его спутника-француза, — доложил он. — Опознал обоих.
Шон удовлетворенно крякнул.
— Они просидели весь вечер, попивая дорогой бренди и хвастаясь тем, как им везет с деньгами и женщинами, — добавил Гельман.
— Не говорили ничего полезного? — спросил Шон.
— Они беседовали по-французски, на единственном языке, который знают оба, и потому были вполне откровенны, но я не услышал ничего нового.
— Вы говорите по-французски? — вмешалась Дэни.
— Он знает десять языков, — сообщил Шон.
— А вместе с диалектом басков и финским — двенадцать, — поправил Гельман, — но какая разница?
— А я считал вас всего-навсего чересчур ученым мексиканцем, — заметил Фландерс.
— А я вас — еще одним тупым техасцем, — парировал Гельман.
Фландерс выпалил что-то пулеметной скороговоркой по-испански. Гельман живо ответил не менее продолжительной очередью. Оба рассмеялись.
— Похоже, они столковались на тринадцатом языке, — сухо заметил Шон.
— На каком? — спросила Дэни.
— На ломаном английском американцев испанского происхождения.
— Ты думаешь? Насколько мне известно, настоящие ругательства есть только в английском да в нескольких туманных диалектах.
— Если хотите, я могу стать вашим учителем, — предложил Гельман, оборачиваясь.
— Я сам позабочусь об образовании Дэни, — прервал его Шон.
Взглянув на него, Гельман молча отвернулся.
— Что слышно о Павловой и Касатонове? — продолжал расспросы Шон.
— Они остановились в отеле «Четыре времени года», в самом большом из люксов, — сообщил Гельман.
— У нас есть шанс подобраться к ним поближе?
— У Билла сохранились старые связи с местной охраной, — откликнулся Гельман.
— Эти двое ведут себя тихо, как мышки, — вступил в разговор Фландерс, — если не считать следов крови на постельном белье.
— Чьей крови?
— Повязок я не заметил, — объяснил Фландерс. — Похоже, кто-то из них порезался и вытер кровь о простыню.
— Для некоторых, — негромко вмешалась Дэни, — секс — кровопролитное развлечение.
Шон исподволь бросил в сторону Дэни быстрый взгляд.
— Зная этих двоих, — отозвался он, — я ничему не удивлюсь.
— А в остальном, — закончил Фландерс, — они провели в номере две ночи и подкрепились тремя бутылками «столичной».
Фландерс взглянул на Шона в зеркало заднего обзора.
— Так пить способен не каждый, сынок, — добавил он. — Поверь слову знатока.
— Значит, и с вами такое было? — негромко спросил Шон.
— Само собой, — беспечно отозвался Фландерс. — В доказательство могу показать шрамы.
— Катины шрамы видны только в глазах, — вмешалась Дэни.
— И потому она ослепляет себя водкой, — подытожил Фландерс. — Еще бы!
Шон занялся биноклем, настраивая резкость. Отрегулировав видимость, он устремился взглядом вдаль.
— Не была ли Катя подозрительно встревожена вчера и сегодня? — спросил Шон.
— Не замечал, — откликнулся Гельман, — но за русскими я наблюдал издалека. А в чем дело?
— Вчера ночью мы с Дэни дали им жару — или по крайней мере попытались, — объяснил Шон. — Я надеялся на мгновенные результаты.
— Нет, я не заметил ничего такого, — покачал головой Гельман. — А вы, Билл?
— О ваших русских я понятия не имею, — заявил Фландерс, — и помочь ничем не могу, но…
Шон подождал, пока Фландерс проведет фургон между двумя грузовиками. Он вел машину с небрежностью человека, у которого куча друзей в дорожной инспекции.
— …один парень из тона «Земля и небо» сегодня должен был встретиться со мной рано утром, — продолжал Фландерс, — и так и не появился.
— Один из приближенных Тони Ли? — догадался Шон.
Фландерс кивнул.
— В этом округе он ведает торговлей марихуаной, — сообщил Фландерс, — но не прочь занять пост повыше. Рассудив, что это ему поможет, он стал снабжать меня информацией.
— А вообще он надежный человек? — спросил Шон.
— Сегодня он подвел меня первый раз. Возможно, его ударило сразу пятью молниями, о которых они вечно болтают.
— Такое бывает, — заметил Шон.
— Притом слишком часто, особенно на мексиканской границе, где я вырос.
— Там тоже есть тон? — спросила Дэни.
— Неподалеку от нас, по другую сторону границы, есть мексиканский город, в котором располагается самый крупный храм тона к югу от Сан-Франциско, — пояснил Фландерс. — По правде говоря…
— А что подсказывает вам чутье? — прервал Шон. Фландерс метнул в Шона быстрый взгляд в зеркало заднего вида.
— Чутье?
— Без него вы были бы уже давно мертвы.
— Но немногие это ценят. Большинство попадается по-глупому.
— Только не я, — заявил Шон. Фландерс улыбнулся:
— Вчера на пристани в заливе Эллиота в контейнере были обнаружены целые залежи наркотиков.
— Их обнаружили случайно или полицию кто-то навел? — допытывался Шон.
— Нет, какие уж тут случайности, — хмыкнул Фландерс. — Одному парню из отдела по борьбе с наркотиками в Сиэтле кто-то настучал о героине, спрятанном в тайнике, в контейнере, прибывшем из Бангкока.
— Ну и что в этом странного? — удивилась Дэни.
— На первый взгляд — ничего, — отозвался Фландерс. — Таможенники и полицейские распатронили контейнер, едва он коснулся причала.
— Целый контейнер героина? — воскликнула потрясенная Дэни.
— Нет, всего двадцать килограммов белого порошка. Об этом уже раструбили все газеты и шестичасовые выпуски новостей, — продолжал Фландерс. — Как же триумф в непрекращающейся международной борьбе с наркотиками!
— А что было на самом деле? — не отступал Шон..
— Выяснилось, что содержание героина в этом порошке — меньше пяти процентов, — доложил Фландерс. — В хорошо перемешанном порошке, мелком, но бесполезном, как сиськи у хряка.
— Вы правы, — кивнул Шон, — это действительно странно.
— Почему? — спросила Дэни.
— Ни один уважающий себя контрабандист не станет рисковать из-за сорока двух фунтов талька и двух фунтов героина, — с видом знатока пояснил Фландерс.
— Особенно китайский контрабандист, — подхватил Шон. — Тон ставит компетентность на второе место после преданности.
— Вот как? — изумилась Дэни.
— Значит, кто-то согласился на полные штаны неприятностей и расходов, лишь бы устроить настоящий цирк на пристани в заливе Эллиота, — заключил Фландерс.
— Как по-вашему, это дело рук Тони Ли? — спросил Шон.
— Можно сказать и так, — отозвался Фландерс. — Полицейских навел уличный торговец низшего разряда, которому, помимо всего прочего, принадлежит ресторан в Беллингеме. Это к югу от канадской границы.
— Китайский ресторан? — мгновенно отозвался Шов.
— Приз за верную догадку!
— Какой именно?
— «Шанхай инн», — ответил Фландерс.
— Это крыша для «Земли и неба», — вступил в разговор до сих пор помалкивавший Гельман. — Они владеют целой сетью китайских ресторанов. Тон развозит рис, побеги бамбука и высококачественный белый героин в одних и тех же грузовиках.
— Значит, кто-то из членов «Земли и неба» выдал своих, — задумчиво произнес Шон. — Но зачем? Может, среди них началась война?
— Ни в коем случае! Эти ребята жмутся друг к другу, как вши в шевелюре бродяги, — возразил Фландерс, качая головой. — Если они выдали собственный груз, значит, оберегали нечто гораздо более ценное.
— Шелк! — выпалила Дэни.
— Да, шелк, — согласился Шон.
— Должно быть, это не простой шелк, если из-за него подняли столько шуму, — предположил Фландерс.
— Так и есть, — подтвердила Дэни.
— Значит, шелк здесь, — заключил Шон. — Остается единственный вопрос: как «Гармония» сможет обойтись без самого важного гостя?
— Без самого важного? — переспросил Фландерс.
— Да, его здесь нет, — кивнул Шон. — Может, прибавим скорость? Времени у нас в обрез.
.Фландерс взглянул в зеркало, проверяя, не шутит ли Шон.
Тот не шутил.
Устроившись поудобнее на сиденье, Фландерс прибавил скорость. До предела.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень и шелк - Максвелл Энн


Комментарии к роману "Тень и шелк - Максвелл Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100