Читать онлайн Сердце мое, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце мое - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце мое - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце мое - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Сердце мое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Но Шелли вовсе не требовался фонарик, чтобы найти дорогу домой. Полная луна уже скинула вечернюю оранжево-бронзовую накидку и теперь казалась огромным, абсолютно плоским диском, льющим на землю серебристое сияние.
Потоки яркого лунного света просачивались сквозь заросли. И только на самом дне оврага царила полная, непроницаемая темнота, словно сама ночь, сбежавшая с высоких гористых склонов, разлилась там глубоким озером, чтобы накопить сил и суметь все-таки победить. серебристое сияние луны.
До Кейна и Шелли донесся звук падающей воды, от водопада их отделял сейчас только овраг, перед которым они стояли. Густые заросли пропускали не только лунный свет и звуки водопада, но и ароматы ночных цветов.
Все чувства Кейна были сейчас обострены, возбуждены до предела. Он обожал дикие, не тронутые рукой человека уголки земли. И именно одно из таких мест и выбрала Шелли, чтобы построить свой дом. Настоящий дом…
«Как же она может этого не видеть? Эту дикость, которая вокруг нее, рядом с ней, внутри нее самой? Как же она может отрицать ее в себе?» — подумал он.
Втайне Кейн надеялся, что Шелли не будет слишком уж спешить обустраивать, «покрывать позолотой» его дом — он ведь не знал, сколько времени ей понадобится, чтобы понять, что они с Кейном созданы друг для друга.
Если, конечно, она вообще когда-нибудь об этом думала…
«Подумает, она обязательно об этом подумает! — поклялся Кейн сам себе. — Она просто не сможет, будучи такой дикой в моих объятиях, думать о себе как о ручном и домашнем создании… Хотя сейчас говорить с ней бесполезно, но ведь есть же и другие способы убедить ее в этом! Когда мы занимаемся любовью, она совершенно забывает о всяких запретах и ограничениях. Вот когда она становится совершенно дикой…»
И он почувствовал сладостное, радостное предвкушение, от которого его сердце забилось сильнее.
Вскоре они подошли к самому дому Шелли, вошли в сад. Сам ароматный воздух в саду казался напоенным живительной влагой, незаметными искорками водяной пыли, рассыпавшимися от тихо журчащего водопада. По чистой воде в бассейне тихонько пробегала рябь, вызванная ночным ветерком.
— Господи, что за блаженство! — улыбнулся Кейн. — Если бы все мои путешествия оканчивались так…
С этими словами он с наслаждением опустился на одну из мягких подушек рядом с бассейном и начал быстро расшнуровывать походные ботинки.
Шелли еще и развязать своих башмаков не успела, как Кейн уже снимал джинсы. Расстегивая рубашку, краешком глаза он заметил, как она расправляется с «молнией» на джинсах.
Уже почти раздетый, Кейн обернулся к ней и плутовски улыбнулся:
— Последний, кто прыгает в бассейн, всю неделю моет посуду! Раз, два…
Не успел он окончить считать, как Шелли, в одно мгновение скинув с себя джинсы, отступила на несколько шагов, разбежалась и прыгнула в бассейн.
Проплыв немного под водой, она вынырнула, отбросила со лба прилипшие мокрые пряди волос и, глядя на изумленное лицо Кейна, расхохоталась:
— Вот уж спасибо так спасибо! Терпеть не могу мыть посуду!
— Минутку! — прервал он ее. — Но ведь ты все еще в блузке, не говоря уже и о прочих вещах…
— Но ведь ты сказал «последний, кто прыгает в бассейн», не уточняя при этом, как он должен быть одет.
Откинув голову назад, Кейн громко рассмеялся, признавая свое поражение.
Шелли торжествующе улыбнулась. Часто мигая — в глаза ей попала вода, — она увидела, как Кейн снял рубашку и отбросил ее в сторону. Лунный свет осветил его тело — прекрасное, совершенное и на удивление сильное. Обнаженный, он чувствовал себя абсолютно непринужденно, нисколько не стесняясь своего тела.
Как и прежде, Шелли залюбовалась им, забывая обо всем на свете. Сейчас, в темноте ночи, освещенный загадочным светом серебристой луны, Кейн показался ей неотразимым. Она почувствовала, как снова начинает распускаться в ее теле огромный шелковистый цветок — медленно, лепесток за лепестком, заставляя все ее существо подчиняться неведомым ей самой законам и ритмам.
Потеряв всякий счет времени, Шелли не знала, сколько простояла так в воде — просто глядя на Кейна. Наконец она поняла, что теперь он сидит по-турецки на одной из подушек на самом краю бассейна.
В свою очередь, он пристально смотрел на нее. И улыбался.
— Ну и как вода? — спросил он.
— Вода? — удивленно переспросила Шелли. Она старалась вникнуть в смысл его слов. Однако все, о чем она действительно могла сейчас подумать, было предвкушением того сладостного момента, когда тела их вновь соединятся, сольются в невыразимой радости…
— Да, да, вода, — подтвердил он. — Ты знаешь, так называется та жидкость, в которой ты сейчас находишься, в бассейне, я ее имею в виду…
— А, эта…
— Да, именно эта.
— Вода, — повторила она, не сводя с него глаз.
— Да, вот эта, именно эта вода, если быть более точным. — И он усмехнулся. — Впрочем, сейчас я выясню это сам.
Хотя Кейн непринужденно ей улыбался и казался спокойным, Шелли увидела, насколько он был возбужден, когда встал и выгнулся перед прыжком в бассейн, словно скользнув из теплого воздуха в такую же теплую воду. В самом деле, вода и воздух сейчас различались только по плотности, будучи практически одной температуры — сам Кейн едва смог различить их границу. И запах цветов, словно легкая ароматная жидкость, ласкал его тело…
— Вода удивительная, — объявил он, появляясь на поверхности. — Прямо как ты — теплая, шелковистая, нежная. Само совершенство…
И Он задрожал в предчувствии сладостного момента их близости. Однако на сей раз он не стал торопиться к Шелли — сначала ему нужно было убедиться, что она тоже обнаружила этот чувственный Эдем, этот сад радостей земных: бассейн, ночь, звездное небо, запах ча-парали, любящий и любимый человек.
— Какая ночь, Господи! — произнес он. — Волшебная ночь, и прекрасная женщина рядом… Шелли медленно, грациозно двигалась в воде.
— Знаешь, мне почему-то показалось сейчас, что ты не обращаешь на меня вообще никакого внимания, — сказал вдруг он.
— Ты заблуждаешься, — мягко ответила она. — Ты и сам не представляешь, насколько заблуждаешься…
И в течение нескольких мгновений Шелли пыталась сосредоточиться на всем том, что она знала об этом человеке, об этом удивительном мужчине, от которого ее отделяло такое небольшое расстояние, — сильном и совершенном, как и сама эта ночь…
— Кейн…
— Господи, как же я люблю тебя, — неожиданно прошептал он.
И это его признание волной тепла отозвалось в ее теле, где все распускался нежный, шелковистый цветок ее страсти.
— Ты сам-то не хочешь поплавать? А то все стоишь на одном месте… — предложила она ему.
— А ты что, зовешь меня к себе?
— Подойди поближе и узнай, зову или нет… Ничего больше не говоря, без всякого предупреждения он нырнул и подплыл к ней под водой.
Когда Шелли почувствовала прикосновение его сильных пальцевк своим лодыжкам, она затаила дыхание, боясь, что сейчас он начнет ее топить. Но вместо этого его сильные руки стали ласкать ее икры, колени, заскользили по ее ягодицам, все еще обтянутым тонким нейлоном. Пальцы его скользнули под нежную ткань трусиков и принялись ласкать ее бедра…
На этот раз Кейн вынырнул всего в нескольких дюймах от Шелли — в руке он держал ее трусики-бикини! Он бросил их на каменные плиты, обрамлявшие бассейн.
— Тебе не кажется, что на тебе как-то слишком много одежды? — поинтересовался он.
— Но ведь я торопилась, — смеясь, объяснила Шелли. — Там речь шла о мытье посуды, если ты помнишь…
— Да, но ведь это все было несколько минут назад, — возразил ей Кейн. — А ты все еще в одежде…
— А ты сам-то хоть раз пробовал раздеваться, будучи уже в воде? — поинтересовалась Шелли.
— Нет уж, уволь… У меня с головой пока все в порядке…
— Везет же тебе, — вздохнула она. — А я вот в последнее время все чаще замечаю, что у меня как раз с этим проблемы.
— Не волнуйся, — успокоил ее Кейн. — Моих мозгов хватит на двовя. Цепляйся за меня.
И он подошел к ней еще ближе. Шелли обняла его за плечи.
— Ну что, так тебе лучше? — спросил он.
— Намного. — Она улыбнулась.
— И с дыханием все в порядке?
— Абсолютно.
— А я уж боялся…
И, держа руки под водой, Кейн обхватил ее и притянул еще ближе к себе. У нее снова перехватило дыхание, когда она почувствовала у себя между ног его твердую плоть. Она застонала, полная сладостного предвкушения того момента, когда он снова войдет в нее, станет частью ее тела… Шелли сильно задрожала от возбуждения.
— Ну хватит, довольно тут плавать, — обратилась она к Кейну. — По-моему, пора идти в постель.
— Я разве никогда не говорил тебе, что обожаю кровати с водяными матрасами? — улыбнулся он.
— Но у меня такой нет, — вздохнула она.
— Это тебе так кажется…
Он снова приник губами к ее нежному рту, лаская кончиком языка чувствительные губы. И вот уже он обхватил ладонями ее ягодицы, лаская и одновременно поддерживая ее тело. Потом нежно укусил ее за плечо, и Шелли, застонав, выгнулась, приникая к нему еще ближе, но в то же время и прося о чем-нибудь, гораздо менее возбуждающем.
— Я бы с радостью расстегнул сейчас твою блузку, — прошептал он. — По-моему, она здесь всем только мешает. Но, к сожалению, у меня заняты руки…
И он медленно пошевелил пальцами, лаская ее нежные бедра. А потом, легко приподняв под водой ее ноги, повернул ее так, что она обхватила его ими за талию.
Шелли застонала, будучи едва в состоянии ровно дышать. Хотя он мог взять ее прямо сейчас, здесь, он не делал этого. Однако она вполне ощутила, насколько он этого хочет. Она чувствовала прикосновение его твердой, жаждущей плоти.
— Нет, по-моему, на тебе все еще слишком много одежды, — обратился он к ней. — Прошу тебя, разденься. Разденься, я так хочу еще раз посмотреть на тебя… Просто посмотреть…
Голос его был сейчас таким же, как и руки, — медленным, но настойчивым, и каждое слово ласкало ее, словно прикосновение.
— Что, еще одно «впервые»? — спросил Кейн, Шелли кивнула.
Он покрыл ее тонкие губы легкими поцелуями — ладони его все еще придерживали ее бедра и ягодицы. И во всех его прикосновениях Шелли чувствовала сейчас страстное возбуждение, сильное физическое желание, которое, однако, уже нисколько ее не пугало.
— Пожалуйста, прошу же тебя, — повторил он свою просьбу настойчивым шепотом. — Я мечтаю увидеть, какая ты, когда на тебе нет ничего, кроме этого серебристого лунного света…
Шелли почувствовала, как дрожат ее руки от сильного желания и одновременно от удивительной робости, стыдливости, овладевшей ею. Она неловко взялась за перламутровую пуговицу своей теперь уже совершенно мокрой хлопковой блузки, пытаясь ее расстегнуть. Но пуговица нисколько ее не слушалась, все время выскальзывая из влажных, скользких пальцев. Наконец каким-то чудом ей удалось все-таки справиться с первой пуговицей. Однако со второй было значительно сложнее — она была уже под водой!
— Знаешь, не слишком-то хорошо у меня все это получается, — жалобно призналась Шелли.
— Что, помочь? — предложил он.
И, отойдя на несколько шагов назад, он оказался в более мелком месте бассейна, одновременно увлекая за собой Шелли, которую держал на руках. Таким образом, злосчастная пуговица оказалась над поверхностью воды.
Сосредоточенно нахмурившись, Шелли изо всех сил сражалась с пуговицей. Кейн неотрывно следил за движениями ее тонких, длинных пальцев. Наконец он понял, что сдерживать себя больше не в силах, и, чуть нагнувшись вперед, стал покрывать ее руки жаркими поцелуями — нежные, теплые ладони, пальцы… Кончиком языка он мягко провел по каждому ее пальчику.
Шелли почувствовала, как все ее тело тает от легких, нежных и страстных прикосновений горячего языка Кейна. Она затаила дыхание. Чувствуя, как кружится голова, она одной рукой пыталась все же расстегнуть непослушную пуговицу, в то время как другую ее руку целовал и легонько покусывал Кейн.
Вот зубы его осторожно пощекотали, покусывая, ее ладонь рядом с большим пальцем. По всему телу Шелли прошла огненная дрожь…
— Послушай, если ты будешь продолжать в том же духе, — обратилась она к Кейну, — я буду раздеваться здесь несколько часов. И так и не справлюсь с этой проклятущей пуговицей…
— Но это не страшно, — ответил он ей усмехаясь. — Ведь впереди у нас вся ночь. В буквальном смысле вся ночь.
В его глубоком голосе она услышала какое-то странное, почти напряженное спокойствие, но вместе с тем и уверенность. Приподнимая голову Щелли, Кейн посмотрел ей прямо в глаза. Медленно, осторожно ласкал он ее гладкие бедра. Проведя кончиками пальцев по ее ягодицам, Кейн осторожно коснулся впадинки между ними, а потом легонько дотронулся до нежнейшей, невероятно горячей женской плоти, задерживаясь там всего на какое-то мгновение…
Шелли не могла сдержать сладостных стонов, рвущихся из самой глубины ее существа, чувствуя, как осторожно дотрагивается Кейн до чувствительнейших складочек ее тела. Глаза ее потемнели от возбуждения и сильного желания, ярко сияя отраженным в них лунным светом. Хотя вся она сейчас дрожала, ни о каком холоде, разумеется, здесь не могло быть и речи. Наоборот, она буквально сгорала от страсти!
— Разденься же, ну пожалуйста, разденься для меня, — снова услышала она его шепот.
Длинные, сильные пальцы Кейна ласкали ее, тихонько пощипывая ягодицы, бедра… А удивительные его глаза смотрели на нее с немой мольбой, обещая несказанные, невыразимые удовольствия.
Шелли забыла о всяком смущении и робости. Она быстро расстегнула несколько пуговиц на намокшей блузке.
Кейн увидел, как быстро ей это удалось, и посмотрел на нее с откровенным, нисколько не скрываемым голодом. Глаза его были сейчас наполовину закрыты — полные такого же чувственного ожидания, как и его удивительные, . прекрасные губы. Ждущие, обещающие глаза…
Нет, Шелли не знала точно, чего же он так ждет. Да это было для нее уже и не важно. Главное — это подарить ему все, что он захочет, и в то же время получить от него то, что сама она жаждала все сильнее c каждым ударом своего сердца.
Но вот наконец Шелли справилась и с последнее пуговицей. Она увидела, как свободно развеваются в воде края ее расстегнутой блузки. Кейн покрыл поцелуями ее ключицы, шею, нежный изгиб плеча… Лаская ее, он продолжал отступать все дальше и дальше назад, все ближе подходя к мелкому концу бассейна.
И с каждым его шагом все большая часть тела Шелли оказывалась над поверхностью воды. Кейн целовал каждый новый участочек ее кожи, едва показывавшийся над водой. Он остановился только тогда, когда вода стала доходить ей до груди, оставляя полуоткрытыми нежные темноватые соски, дразнящие его и зовущие…
Зубами он схватил кружево ее лифчика и потянул его на себя. Один раз, потом другой…
— Ну вот, осталась самая малость, — прошептал он. И, подняв голову, посмотрел ей в лицо, нежно улыбаясь — ожидая, прося, чтобы она сняла и это легкое кружево.
Старые страхи, обиды, унижения вдруг нахлынули на Шелли — унижения и сомнения в себе самой как в полноценной женщине! Лифчик сейчас был последним предметом одежды, остававшимся на ней, служа одновременно и какой-то защитой от непредсказуемости и страха…
А теперь Кейн, молча глядя на нее, просил, чтобы она сняла и его!
Причем просил не словами, на которые она могла бы хоть как-то возразить, — нет, просил взглядом, так, как только может влюбленный мужчина просить женщину отдаться и поверить ему.
«Да перестань же ты в конце концов быть такой трусихой! — разозлилась Шелли сама на себя. — Ты ведь прекрасно знаешь, что Кейн согласится скорее умереть, чем хоть как-то обидеть или унизить тебя! Ведь он уже всю, всю до последней складочки, тебя видел — и разве смеялся над тобой?»
И все же ей было трудно преодолеть сейчас свои страхи и обиды — почти так же трудно, как тогда, на пляже, когда он впервые увидел ее грудь.
«Оказывается, боль, обида и унижение и вправду очень сильные и могущественные учителя», — с болью н тоской подумала Шелли. Горькие уроки прошлого сейчас оказывались сильнее голоса рассудка и чувств, они почти подчиняли себе все ее эмоции и каждое движение тела.
Снова вдруг ставшие такими неловкими, ее пальцы коснулись застежки посередине груди. В конце концов ей удалось расстегнуть ее. Однако кружевные чашечки лифчика, оставаясь наполовину в воде, прилипли к ее грудям и держались на них так, как если бы она и вовсе не расстегивала лифчик.
Кейн все еще неотрывно смотрел в ее глаза — и взгляд его был полон ожидания…
И тогда Шелли поняла, что сейчас ей предстоит снять это тонкое намокшее кружево, тем самым отдавая себя Кейну полностью, не оставляя больше никакой возможности для себя хоть за чем-нибудь укрыться.
Глядя на нее с пониманием, Кейн почувствовал вдруг, как напряглось все ее тело.
— Я люблю тебя, — прошептал он ей чуть слышно. И добавил: — Не бойся…
Быстрыми движениями пальцев Шелли в одно мгновение скинула с себя эту намокшую полоску кружевной ткани. И уже в следующее мгновение поняла, что дарит Кейну гораздо больше, чем просто свое обнаженное тело.
Его сильные руки приподняли Шелли еще больше — до тех пор, пока не показались из воды ее нежные груди. Струйки воды побежали по всему ее телу, стекая обратно в бассейн. Но несколько капель так и остались на поверхности ее грудей — точно крохотные алмазы, переливающиеся удивительным мерцающим светом в ночном сиянии луны.
Кейн хотел заговорить с Шелли, рассказать ей, как много значит для него это ее доверие и как она сейчас невыразимо прекрасна, однако не мог подобрать слов, которые выразили бы всю глубину его чувств. Медленно, нежно он приподнял ее чуть выше.
Почувствовав, что теплая вода больше не поддерживает ее, Шелли крепко обняла Кейна за плечи. Затаив дыхание она смотрела, как он приближает свое лицо к ее груди. И она чуть приоткрыла рот, изумленная, обрадованная этой страстностью. Кончиком языка Кейн осторожно слизнул крохотные капельки, блестевшие на ее светлой тонкой коже.
Шелли не могла выразить, насколько ей было хорошо, когда ее ласкал Кейн. Мягким, бархатистым языком он дотрагивался до ее сосков, осторожно пробуя их зубами — все более смело, даже дерзко… И вот он уже, словно ребенок, осторожно берет всю ее грудь в рот — и волны удовольствия прокатываются по напряженному от сладости и восхищения телу Шелли.
Вот наконец он поднял голову, но, вместо того чтобы, как думала Шелли, снова войти в воду, еще раз прикоснулся губами к ее груди. Он словно хотел испробовать ее всю на вкус — медленными движениями языка и губ, — и снова и снова Шелли изгибалась всем телом, прижимаясь к Кейну, требуя больше, еще больше нежности и ласки.
Кейн наблюдал за ней полузакрытыми глазами. В этом таинственном, мерцающем лунном свете вся она казалось, сияет изнутри каким-то особым светом, струящимся из самых глубин ее существа, дикого, никому не подвластного…
Шелли обняла его голову, снова притягивая его лицо к своей груди.
— Люби же меня, пожалуйста, прошу тебя, люби меня, — прошептала она.
И он снова и снова ласкал чувствительную ее кожу кончиком языка — до тех пор, пока оба они не поняли, что пришло время остановиться. Ни Шелли, ни Кейн не могли больше сдерживаться. Тогда он приподнял ее и положил на одну из мягких подушек, разбросанных по краям бассейна.
Совершенно намокшая блузка Шелли прилипла к спине и бокам. Ноги ее до колен были опущены в теплую воду. Шелли удивленно посмотрела на Кейна, не понимая, что он собирается с ней делать. Она нежно провела пальцами по его плечам и рукам — ей безумно нравилось прикасаться к его упругой коже, чувствуя напряжение и силу мускулов.
— Тебе мягко? — заботливо спросил ее Кейн. — Я хочу, чтобы ты чувствовала себя удобно…
Шелли кивнула, чувствуя, что совершенно не в силах заговорить.
— Ну вот и замечательно, — отозвался он. — Я так долго ждал своего десерта…
И он, повернув голову, поцеловал ее нежные бедра изнутри. Она затаила дыхание и почувствовала, как напряглось в сладостном ожидании все ее тело. Сам же Кейн, постанывая в предвкушении незабываемых моментов, легонько укусил ее за бедро. Она почувствовала щекочущее прикосновение густых усов к своей коже в то самое время, как руки его, лаская ее ноги, раздвигали их все шире и шире.
— Кейн, — прошептала она. — Кейн, Кейн, Кейн! Конечно, ты был прав — мы слишком долго ждали этой минуты. Иди же ко мне, иди! Я так хочу тебя, Кейн. — И она притянула к себе его голову, желая снова почувствовать вкус его поцелуев на губах, не в силах дольше ждать, когда же он вылезет наконец из бассейна и устроится рядом с ней на подушках…
Но вместо этого он поставил ее ноги себе на плечи. Шелли, издав легкий возглас непонимания, уже открыла было рот, чтобы спросить его, что же он собирается с ней делать, как вдруг почувствовала нежное прикосновение его губ к своей плоти. У Шелли перехватило дыхание, все ее мысли улетучились, уступая место потоку не выразимых никакими словами эмоций.
По всему ее телу пронеслась буря ощущений, словно превращая кровь в жидкое, расплавленное золото. Шелли уже ничего не могла произнести, не будучи в силах даже пошевелиться или глубоко вздохнуть. Теперь над всем ее телом имел власть только он один. Кейн — и больше никто.
Спрятавшийся где-то в глубинах ее существа шелковистый цветок в одно мгновение раскрыл нежные лепестки. Шелли чуть изгибалась под страстными прикосновениями Кейна, не чувствуя больше ничего — только жадные поцелуи и движения его языка. И каждое его движение говорило ей снова и снова, насколько она прекрасна, насколько совершенна — благословенный подарок Кейну, человеку, который понимает, что же может искать в женщине настоящий мужчина.
Содрогаясь от наслаждения, крича и извиваясь в его руках, Шелли жаждала его как никогда и знала, что так же сильно и страстно хочет сейчас ее он сам. Она даже не запомнила того момента, когда Кейн вылез наконец из воды и вошел в нее — всей своей силой и страстью. Она лишь почувствовала, как раскалывается на бесчисленные осколки эта сумасшедшая ночь, как Кейн льнет к ней, срывая стоны страсти с ее губ, как наполняет ее самим собой, своим телом и теплом, страстью и нежностью…
И вот уже он с силой прижимает ее тело к себе, словно разрываясь на части от последнего, волшебного мгновения их близости, той секунды, когда мужчина и женщина становятся близкими настолько, что теряет смысл все остальное на этой земле. И сама она почувствовала несказанное удовольствие — настолько сильное, что его можно было бы принять за боль…
Постепенно Шелли вернулась к пониманию того, что с ней происходит, — она лежала в ночи, напоенной серебристым лунным сиянием. На своей щеке она почувствовала теплое дыхание Кейна и снова ощутила на себе приятную тяжесть его тела.
Нежными пальцами она пробежала по его плечам и спине, наслаждаясь прикосновениями к его теплой упругой коже. В эту минуту она едва могла поверить в то, что все происходящее с нею сейчас — не сон, что Кейн — настоящий и что она сама тоже реальна.
Казалось невероятным, что женщина и мужчина могут подарить друг другу такое несказанное, не выразимое никакими словами удовольствие.
Кейн осторожно коснулся губами ее закрытых век, щек, нежных и тонких губ…
— О чем ты сейчас думаешь? — тихо спросил он.
— О том, что, может быть, все это только сон, — честно ответила Шелли, проводя кончиком языка по его прекрасному рту. — О том, что ты — это только сон, прекрасный сон. Пожалуйста, не буди меня тогда, ладно? Иначе я просто умру…
— А я так уже давно умер… — рассмеялся он. И поцеловал ее в губы с такой тихой нежностью, что у нее защипало в горле и на глаза навернулись слезы. Потом он шевельнулся, собираясь вставать. Шелли запротестовала, желая как можно дольше удержать его в своих объятиях.
— Пожалуйста, не уходи от меня, — хрипло прошептала она. — Мне так хорошо с тобой.
Он снова нежно поцеловал ее губы, повторяя ее имя, и снова сделал движение, чтобы встать.
— Послушай, но ведь я совершенно придавил тебя, — объяснил он ей, когда она снова попыталась Удержать его в себе. — Ты ведь еле дышишь…
— Ну и что? Мне все равно…
— Зато мне не все равно, — решительно возразил он. — Ты мне слишком для многого будешь нужна — и сегодня, и завтра, и всегда.
Поцеловав ее в щеку, он дотронулся кончиком языка до чувствительной мочки ее уха и рассмеялся, почувствовав, как вздрогнула она от этого прикосновения.
— Так что я вовсе не хочу раздавить тебя сейчас в лепешку.
Это звучало довольно убедительно. Кончиком языка Кейн провел по ее шее.
— И что же такое ты собираешься со мной делать? — игриво поинтересовалась у него Шелли, лениво улыбаясь.
Кейн вскочил на ноги, поднимая и ее за собой.
— Ну как тебе сказать… К примеру, заняться разными видами водного спорта.
— Разными видами водного спорта? — Шелли широко раскрыла глаза от изумления.
Он снова поцеловал ее шею, слизывая кончиком языка выступившие на коже крохотные капельки пота.
— Так что же ты все-таки имеешь в виду? — настойчиво повторила она вопрос. — Плавание, водное поло?
— Ванну, душ, и бассейны, и озера, и реки, и океаны… — последовал ответ.
Взглянув на него, Шелли вдруг представила себе необозримый мир самых невероятных возможностей, открывавшийся сейчас перед ними. От волнения у нее закружилась голова.
— А что, ты разве не знала? — прошептал он. — Ведь ласки в воде — это просто невероятно. С ними никто и сравниться не может…
— Ты, наверное, хотел сказать «выдры», — откликнулась Шелли.
— Да нет, я просто имею в виду одну совершенно особенную, непохожую на других ласку.
И он, скользнув быстрым взглядом по ее тонкой фигуре, сорвал с нее наконец мокрую блузку.
— Ладно, ласка, пошли. Пришло время дать тебе несколько хороших уроков, как правильно тереть спину. Не вечно же тебе в неучах ходить…
— А потом?..
Кейн взял ее на руки, прижимая к груди.
— А потом я сам высушу твои волосы и твое нежное, мягкое тело. И понесу тебя в кроватку. А потом буду целовать тебя — долго, всю, всю, всю…
— А я, Кейн? А я? Когда же я смогу наконец поцеловать тебя всего?
Он задрожал от возбуждения, увидев, как заблестели ее глаза в сладостном предвкушении этого момента.
Потом осторожно, еле заметно провел кончиком языка по ее нижней губе.
— Когда захочешь, любовь моя, — ответил он ей чуть слышно. — Когда захочешь…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце мое - Лоуэлл Элизабет



Касивый и остроумный роман) Немного старомодный)
Сердце мое - Лоуэлл ЭлизабетТаня
30.05.2012, 2.55





Такие красивые и нежные отношения,хрупкость любви и преодоление страхов в этой паре - кажется что это где-то не в нашем мире - такая красота и любовь!!! Очень понравилось!!!
Сердце мое - Лоуэлл Элизабетстарушенция
6.08.2012, 23.24





Прекрасный роман.Полон любви и нежности.Читать этот роман-сплошное удовольствие!
Сердце мое - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.03.2014, 20.44





Бред. Редко пишу коментарий. Но тут я в шоке. Ему 35 ей 27. Оба в разводе. Любовная сцена. Он в презервативе и скатывается в сторону. Тема: она слишком узкая для него. Или я что-то не понимаю либо бред полный. И куча подобной галиматьи
Сердце мое - Лоуэлл Элизабеттаня
15.08.2014, 18.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100