Читать онлайн Сердце мое, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце мое - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце мое - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце мое - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Сердце мое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Обычно по субботам Шелли посещала аукционы или же просматривала новые каталоги, поступившие в «Золотую лилию» в течение предыдущей недели. Однако сегодня не проводили никаких аукционов, которые могли бы ее заинтересовать. Ничего удивительного — деловая активность в это время года заметно шла на спад. И это было лишь самое начало «мертвого сезона»! Только через несколько месяцев можно будет снова ожидать какого-то оживления и разнообразия.
Поэтому Шелли бродила по дому, не зная, куда себя приткнуть и чем заняться в ближайшие несколько часов. Даже уборку затевать было совершенно бессмысленно и бесполезно: вчера Шелли прошлась по комнатам с пылесосом, и кругом не было ни пылинки. Незачем было ходить по магазинам: покупать что-то в дом было бы уже излишеством, Шелли и так довела его до предела ного совершенства. Кругом чистота, законченность, идеальный порядок…
«В бассейне я совсем недавно плавала, а идти заниматься садом не время, солнце уже высоко…» — подумала она, выглядывая наружу.
Каталоги выставок и аукционов, еще два дня назад казавшиеся ей такими заманчивыми, теперь совершенно ее не интересовали. Ина взяла первый попавшийся под руку толстый глянцевый журнал и пролистала его с таким чувством, будто все эти иллюстрации и картинки видела в своей жизни уже по меньшей мере тысячу раз.
«Господи, что же случилось со мной? — с раздражением подумала она. — Мне ведь всегда нравилось оставаться одной… По крайней мере до последнего времени…»
И когда вдруг зазвонил телефон, Шелли взяла трубку с чувством удивительного облегчения. Ей вовсе нравилось сидеть в этом пустом тихом доме и не зная как отвлечь себя от постоянных мыслей о Кейне, удивительном смехе, о том, как добр он с замечательным, но таким одиноким мальчиком Билли…
— Алло!
— Привет, это Кейн! — послышалось в трубке. У меня всего полминутки, пока Билли вышел из комнаты. Мне утром звонил Дейв: у Билли сегодня день рождения! Ты не могла бы порадовать его, а? Пожалуйста добавь к сегодняшнему меню мороженое. И, если можно, не забудь про праздничные свечи!
В первый раз за все утро Шелли почувствовала прилив сил и бодрости.
— Конечно! — радостно ответила она Кейну. — А может быть, нужно что-нибудь еще? Во сколько вы приедете? Может, пригласить его друзей?
— Да нет, не стоит, давай по-простому на этот раз… О, он уже идет. Пока, ласка, я скучаю без тебя…
И он повесил трубку, прежде чем она успела ему что-то ответить.
Какое-то время Шелли молча и неподвижно смотрела на трубку, из которой доносились короткие гудки. В ушах ее все еще звучал голос Кейна.
«Ласка. Нежная и дикая», — вспомнилось ей.
Одна только мысль о том, что такой мужчина, как Кейн Ремингтон, находит ее весьма сексуальной, заставила Шелли довольно улыбнуться. И, смеясь сама над собой и над теми событиями, в которые за последнее время она втягивалась все больше и больше, Шелли стала думать, как бы получше организовать праздник для Билли.
Первым делом она отправилась к нему домой, зная, что мальчик сейчас у Кейна. Горничная Джо-Линк, узнав визитную карточку представителя «Золотой лилии», впустила ее, даже не спросив о цели визита, и снова занялась протиранием дорогих серебряных подсвечников в прихожей, не обращая больше на Шелли абсолютно никакого внимания.
Однако Шелли, стараясь все-таки придать своему неожиданному посещению хоть какую-то деловую видимость, сначала неторопливо обошла весь дом и только потом уже направилась в комнату Билли.


Одного только взгляда на его буквально ломившийся от одежды шкаф ей было достаточно, чтобы понять, что ничего из гардероба дарить не стоит.
А коллекция его компакт-дисков испугала ее своими размерами не меньше. Помимо того что дисков было до безобразия много, взглянув на названия песен и имена исполнителей, Шелли поняла, что такого дарить ей никому бы не хотелось. Она на мгновение задумалась, представляя себе, как в принципе может звучать подобная музыка.
«Наверное, что-то вроде брачных танцев слонов на фоне грохота извергающегося вулкана», — решила она наконец.
Потом Шелли подошла к столику, на котором, разбросанные поверх комиксов, валялись дискеты с компьютерными играми. Хотя она и не слишком разбиралась в компьютерах, но здесь почувствовала себя более уютно, чем рядом с дисками — записями тяжелого рока.
Кроме того, совсем недавно она закончила работать над домом одного весьма крупного и известного компьютерного специалиста-электронщика. Там ей пришлось использовать буквально все последние достижения техники: от произведений ультрасовременной скульптуры до образцов, взятых со страниц последних изданий технических буклетов — эдакое нечто с развевающимися во все стороны проводами…
С блокнотом в руке Шелли отошла от этого беспорядочного нагромождения дисков, записывая названия компьютерных игр. Потом она подошла к шкафу, одно временно служившему своеобразной подставкой для стеклянного черепашьего домика. Шелли и сама любила фантастику, и поэтому большинство имен авторов, книги которых она увидела на полках, были ей хорошо знакомы. Хотя неудивительно: больше всего Билли любил сказочные, приключенческие истории с постоянными поединками и неведомыми фантастическими существами. Но, и здесь он предпочитал тех авторов, которых вполне одобрила бы и сама Шелли.
Бегло пробежав взглядом по полкам, Шелли записала, каких книг не обнаружила у Билли — из тех; которые, по ее мнению, должны бы были ему обязательно понравиться. Больше всего ее удивило, что у Билли почти не было фантастическо приключенческих книг, которые обычно называют подарочными изданиями — хорошо, красочно, ярко оформленных. Они ведь продавались буквально на каждом шагу, хотя и стоили не дешево.
— Неужели он их не любит? — спросила себя Щелли. — Или они и впрямь слишком дорогие для него.
Не зная, что и, подумать, она взяла в руки единственную книгу такого типа, лежавшую настолике неподалеку. Достаточно было и беглого взгляда, чтобы увидеть, что уголки страниц сильно потрепаны — ее, явно перелистывали чуть ли не по нескольку раз в день.
— Да! — решила Шелли. — Теперь понятно, что он их любит!
И, напевая себе под нос «С днем рожденья тебя…», она вышла из дома и поехала прямо в один из любимых книжных магазинов, где всегда был представлен большой выбор фантастической и приключенческой литературы. Кроме того, там продавали новейшие компьютерные игры. Однако чаще всего внимание посетителей магазина приковывала к себе витрина, где были выставлены блестящие, вылитые из свинца фигурки сказочных и фантастических существ. Драконы, рыцари, тролли, монстры всех мыслимых и немыслимых видов — все эти существа, будоражившие воображение подростков, были представлены здесь, на этой витрине, освещаемой жарким калифорнийский солнцем.
В самом центре витрины Шелли увидела серебристого дракона величиной дюймов в восемнадцать, не больше. Умело отлитый из свинца, он казался удивительно изящным и в то же время страшным, кровожадным и опасным. В отличие от большинства прочих миниатюр этот дракон был отлит с потрясающей точностью и вниманием к мелким деталям его облика. Каждая чешуйка, коготь, перепонка крыла — все было искусно и умело подчеркнуто, словно перед ней настоящий, живой дракон. Сразу было видно, что мастер, отливший эту миниатюру, не только выдающийся профессионал, знаток своего дела, но и прекрасно разбирается в анатомий животных и в мифологии. Солнечный свет падал на дракона чуть сбоку — и от этого казалось, что весь он еле заметно движется, дышит, живет…
— Прекрасно! — обратилась Шелли к самой себе. — Это именно то, чего не хватает сейчас в его спальне.
Улыбнувшись и в последний раз посмотрев на витрину, Шелли вошла в магазин. Она не ошиблась, здесь и впрямь продавали все те книги, которые, несомненно, хотел бы иметь у себя Билли. Здесь было все — и даже больше. Шелли выбрала несколько самых красивых и красочно иллюстрированных приключенческих книг из числа написанных его, по-видимому, любимыми авторами и добавила к ним еще несколько более дешевых фантастических изданий для подростков, изданных в мягких бумажных обложках.
И конечно, она купила серебристого дракона.
Когда она уже собралась уходить, взгляд ее неожиданно упал на довольно необычное полотно, висевшее в самом отдаленном углу магазина. Яркое, почти ирреалистичное по своей красочности, оно изображало Вселенную — звезды и галактики — так, как она выглядела бы, если бы сам наблюдатель-художник находился не на Земле, а где-нибудь в центре Млечного Пути.
Шелли подошла ближе, чтобы повнимательнее рассмотреть картину. Необозримый, бесконечный океан звезд, планет и туманностей, спиральный водопад созвездий, удивительные потоки космической энергии… Невообразимый, фантастический мир. Незнакомые галактики и туманности вырисовывались на фоне усыпанного чужими звездами темного, почти черного неба — казалось, что с каждым мгновением вся картина меняется, чтобы уже никогда не стать такой, какой была всего долю секунды назад.
Шелли охватило радостное возбуждение. Нечто подобное она испытала, когда попала из наводящего скучную оскомину дома Джо-Линн в комнату Билли. Пусть и царил в ней дикий беспорядок, она была открытой, живой и искренней. А главное — совершенно индивидуальной. Кто бы ни создал это полотно, он, несомненно, человек, тонко чувствующий красоту и принципиальную непознаваемость мира космоса, Вселенной… Картина эта казалась окном, неожиданно открывавшимся в бесконечное, далекое будущее — пугающее и манящее одновременно, требующее от современного человека отказаться от каких-то будничных, текучих и ненужных oдел и вспомнить о своих удивительных способностях и возможностях. Шелли подошла к прилавку. Она была твердо намерена приобрести это удивительное полотно, хотя оно и не подходило ни к чему в ее доме. Держа в одной руке серебристого дракона и пакет с книгами, а в другой — приобретенную картину, Шелли вышла из магазина и направилась к стоянке, туда, где был припаркован ее автомобиль. Аккуратно уложив свертки в машину, она на мгновение остановилась и подняла глаза к яркому солнцу, словно сама удивляясь тому, что живет в том же самом мире, в каком жила и час назад.
Уже через несколько часов все подарки были спрятаны в спальне Шелли, ожидая, когда их вручат ничего не подозревающему имениннику. Все было почти готово, оставались какие-то пустяки… И вот уже Шелли лежит, уютно растянувшись удобном шезлонге, рядом с бассейном в своем саду шелушит фасоль. Хозяйка лежит на спине, на столе у нее стоит небольшая тарелка, полная свежей стручковой фасоли. Медленно, неторопливо Шелли выбирает стручок, откусывает зеленую веточку, разламывает его на две половинки и бросает фасоль в металлическую миску, стоящую рядом с шезлонгом, на каменных плитах. Сами стручки — вернее, их пустые створки, летят в специально-приготовленную корзинку. Разморенная, пригревшаяся на ярком солнце, Шелли чувствовала, что засыпает. Струящийся, стекающий в бассейн водопад обещает прохладу и свежесть, защиту от жары; и сухости. Земля раскалена как никогда — едва ли ее могут защитить от жары даже густые, почти непроходимые заросли, покрывающие гористые склоны.
Краешком глаза Шелли лениво следила за Кейном и Билли, резвящимися в бассейне. Поочередно они ныряли в его прозрачную, светлую глубину, оставляя за собой серебристые следы всплывающих и пенящихся струй вдздуха. Каждый раз, когда Билли выныривал, на поверхность, он с шумом взмахивал руками, стараясь окатить водой своего дядю; А потом, оглушительно хохоча, снова нырял, скрываясь и ускользая от него под водой — от этого сильного и ловкого человека, которому, казалось, было не так-то просто поймать своего хитрого и изворотливого племянника. Несколько раз тот выскользнул у него прямо из рук.
Конечно, Шелли прекрасно понимала, что захоти Кейн этого — и он смог бы поймать Билли в любой момент. Однако, по-видимому, ему и самому было приятно делать вид, что его может обставить мальчишка подросток, так искренне и живо этому радующийся…
Незаметно для себя самой, разморенная на жарком солнце, Шелли закрыла глаза. Улыбаясь, слыша веселый смех и визги Билли, она теперь шелушила фасоль на ощупь — доставала зеленые стручки из тарелки, разламывала их и кидала зерна в одну сторону, а очистки в другую.
Через какое-то время она почувствовала, как кто-то опускается к ней на шезлонг. Этого кого-то явно заинтересовала тарелка со стручками, стоящая сейчас на животе Шелли.
— Толкуша, чего тебе? — спросила Шелли, не открывая глаз.
Конечно, это была кошка. Пушистая лапа коснулась живота Шелли — Толкуше явно хотелось поиграть.
Вздохнув и так и не открывая глаз, Шелли на ощупь поискала в тарелке как можно более изогнутый стручок играть с обыкновенными Толкуше было неинтересно.
Кошка нетерпеливо потерлась головой о локоть Шелли, словно прося ее выбрать для нее игрушку побыстрее.
— Подожди, коша, я же ищу, ты видишь… Надо уметь быть терпеливой… А, ну вот, наконец нашла.
Шелли вытащила из тарелки стручок, по форме напоминавший небольшую подкову, и протянула его кошке. Толкуша быстро скинула его лапой на землю, спрыгнула и начала подкидывать в разные стороны, словно маленькую мышку.
Так и не открывая глаз, Шелли улыбнулась, прекрасно представляя себе каждое движение кошки. Хотя ее Толкуша была уже довольно взрослым зверем, она обожала играть, словно маленький котенок. А бобовые и фасолевые стручки почему-то так и оставались самыми дюбимыми из ее игрушек.
Но вот она почувствовала, что кто-то снова лезет к ней на шезлонг. Тарелка со стручками на ее животе тихонько качнулась. Но открывать глаза разморенной, томной Шелли было ужасно лень.
— Это снова ты? Что так скоро? Неужели утопила стручок в бассейне?
Тарелка со стручками снова закачалась — на этот раз уже сильнее.
— Толкуша! Смотри не рассыпь мне все тут!
— Это не Толкуша, — неожиданно раздался голос прямо у нее над ухом. — Это Сквиззи.
Шелли быстро раскрыла глаза.
В тот же миг сильные влажные руки Кейна обняли ее и подняли вверх. Металлическая тарелка со стручками свалилась с шезлонга с негромким, но отчетливым звуком.
Но Шелли едва ли обратила на это внимание. Прижавшись к груди Кейна, она чувствовала лишь удивительное тепло его тела, хотя по нему и стекали струйки прохладной воды. В прозрачных капельках на его коже отражались солнечные лучи, а густые волосы на груди, влажные от воды, казались еще темнее. «Интересно, эти капельки на вкус холодные? А может, сладкие или соленые?» — подумала она.
И в следующее мгновение она медленно повернула голову и слизнула крохотную капельку с его груди. И тут же почувствовала, как напряглось все его тело.
— Господи, — прошептал Кейн, — ничего мне в жизни не нужно, только пусть бы мы остались сейчас одни…
— Прости меня, — спохватилась Щелли. — Я как-то совершенно не подумала, что я делаю, я ведь почти задремала…
— Я знаю, что ты это сделала не специально. Но именно поэтому-то и вышло так дьявольски сексуально.
Удивленная, Шелли посмотрела прямо на него — его лицо было сейчас всего в нескольких дюймах от ее глаз. Сейчас, под открытым небом, его глаза казались голубоватого оттенка — серебристые, они, как обычно, словно чуть меняли цвет при каждом движении его головы.
Вот — почти голубые, а уже через какое-то мгновение — серебристые, а еще немного спустя — почти прозрачные… А вот уже они снова потемнели, становясь стального, серого цвета — зрачки расширились, одновременно гипнотизируя и маня Шелли.
— Ты знаешь, глаза у тебя такие же удивительные и прекрасные, как и губы, — просто и искренне сказала ему Шелли.
И только сказав, поняла, что еще раз поступила, совершенно не подумав. Она зажмурилась.
— Прости, — пробормотала она. — Но когда ты рядом, я просто не владею своими эмоциями.
— Думаю, нам обоим не помешает холодная ванна, — тихо ответил он ей.
— Но в моем бассейне не так уж и холодно, скорее даже наоборот…
— Как бы там ни было, а вода все равно холоднее наших тел сейчас, и твоего, и моего.
Кейн сделал несколько огромных, длинных шагов — и вот он уже стоит, держа Шелли на руках, на краю бассейна. Еще один шаг — и они стоят под струями искусственного водопада, прохладными и светлыми. Шелли крепко прижалась к его груди.
Когда откуда-то со стороны послышался громкий плеск — это в очередной раз нырнул Билли, — Кейн быстро, страстно прикоснулся своими губами к губам Шелли. И вот уже он подпрыгнул, отталкиваясь от каменных плит — и… Вода бассейна встретила Шелли удивительной прохладой и свежестью.
Когда оба они снова показались над поверхностью воды, первое, что увидела Шелли, было озабоченное, взволнованное лицо Билли, склонившегося над бассейном и глядящего прямо на нее.
— Я кричал ему, чтобы он не мочил твои волосы! — Мальчик казался ужасно расстроенным. — Пожалуйста, прошу тебя, не сердись?
Выражение его лица говорило гораздо больше, чем просто слова. Он и впрямь боялся, что весь день теперь будет испорчен.
Сначала Шелли не поняла, почему он просит ее пе сердиться. Но потом сообразила, что, наверное, Джо-Линн, окажись она сейчас на ее месте, непременно пришла бы в ярость, если бы на ее тщательно завитые и аккуратно зафиксированные лаком волосы попало хоть несколько капель воды — вся ее драгоценная прическа была бы непоправимо испорчена…
«Вот глупая женщина, — подумала Шелли. — Неужели она не понимает, что самое дорогое на свете — это радостный детский смех?»
Она улыбнулась Билли, смахнула со лба прилипшие мокрые пряди волос и медленно, лениво поплыла к бортику бассейна.
— Ну что ты, я вовсе не собираюсь сердиться, — успокоила она мальчика.
Подплыв поближе, она схватила Билли за запястье и потянула его к себе, прямо в воду. Плюхнувшись в бассейн, он уже через мгновение показался на поверхности, захлебываясь радостным смехом.
И началась быстрая веселая игра в салки-пятнашки втроем. Крики, смех, брызги — все это, разумеется, не могло не привлечь внимания Толкуши. Она быстро ходила по краям бассейна, перебираясь с одной стороны на другую, следя за разыгравшимся действием и смешно мотая головой из стороны в сторону, когда на нее попадали водяные брызги.
Когда все трое уже вдоволь набегались и наплавались, Билли предложил поиграть в жмурки — более спокойную игру. Он даже согласился водить.
Когда он закрыл глаза, Шелли и Кейн потихоньку отошли от него на какое-то расстояние, а затем Кейн «нечаянно» ударил рукой по воде, поднимая тем самым сильные брызги и шум. Мальчик быстро повернулся и схватил дядю за руку.
— Теперь ты водишь! — закричал он.
После нескольких минут непрерывных брызг и движений Кейн схватил хохочущего Билли. «Но уже скоро ему удалось поймать беспрестанно смеющуюся Шелли. Так они и водили по очереди до тех пор, пока Билли все это не начало надоедать. Тогда Кейн позволил ему в очередной раз поймать себя и что-то прошептал на ухо. Теперь была его очередь водить.
Закрыв глаза, Кейн медленно сосчитал до десяти и начал охотиться за своими жертвами. Щурясь от слишком яркого солнца, Шелли следила за ним. Широко расставив руки — почти во всю ширину бассейна, — он медленно шел в ее сторону.
В это время Билли незаметно нырнул и, проплыв под водой до противоположного конца бассейна, бесшумно и незаметно выбрался из воды, выпрыгивая на, каменные плиты прямо под струями искусственного водопада. Прикрывая рукой рот, чтобы не рассмеяться, мальчик тихо пошел к дому. Без всякого шума он открыл дверь и, зайдя внутрь, оставил Шелли наедине с Кейном.
Шелли, как и Билли, старалась не производить никакого шума, но ей это было значительно труднее: сейчас она находилась в самой середине бассейна, а значит, куда бы она ни двигалась, ее непременно выдали бы колебания волн. Она тихонько повернулась вправо, но Кейну этого было вполне достаточно, чтобы тут же почувствовать направление волны, вызванной ее движением. Он быстро повернулся и направился прямо в ее сторону. Увидев это, Шелли тотчас устремилась влево.
У Кейна словно был гидролокатор: Ремингтон тут же повернулся и медленно последовал за ней, заставляя ее отступать все дальше и дальше, в самый угол бассейна.
Наступила удивительная тишина, и Шелли, не спускав. шая теперь с Кейна глаз, не могла не восхититься мягкой грацией его движений.
Сердце ее забилось сильнее — от удивительных предчувствий и от непонятного, смутного страха. Кейн показался ей таким большим — настоящим широкопле. чим великаном, от которого и убежать-то совершенно невозможно. Даже если очень этого захочешь.
Шелли попыталась выбраться из воды бесшумно — сейчас она находилась недалеко от водопада, который заглушал все остальные звуки. Однако в то самое мгновение, когда она уже наполовину вылезла из воды, сильная мозолистая рука схватила ее за лодыжку.
И вот уже Кейн стоит рядом с ней, качая головой из стороны в сторону — отряхивая капли воды.
— Догадываюсь, что теперь мне водить, — прошептала Шелли, затаив дыхание.
— Догадайся и еще кое о чем…
Всем своим телом он прижал Шелли к краю бассейна, зажав между своих рук так, что она просто не могла вырваться. Даже если бы и хотела этого. Она внимательно посмотрела в его глаза — во взгляде Кейна ощущалось сильнейшее желание.
— Но, Билли… — начала было Шелли, однако Кейн прервал ее:
— Не волнуйся, Билли сейчас готовит лимонад для своего бедного, измученного дядюшки.
С этими словами Кейн окинул взглядом эту тоненькую, изящную женщину, прижатую к стуке бассейна.
Ее намокшие волосы казались сейчас еще темнее, а в карих глазах танцевали изумрудные искорки — бегущие стоуи водопада наполняли все вокруг зеленоватым сиянием. Даже на темных, густых ресницах ее сейчас дрожали капельки воды.
— Ласка, — сказал он хрипло, — я хочу тебя. Он наклонился к ней, и губы его приоткрылись. У Шелли было много времени, чтобы увернуться, избежать этого поцелуя, но она этого не сделала. Она и сама жаждала ласки настолько, что это почти напугало ее.
Он дотронулся губами до ее губ, а его язык был таким горячим, что едва не обжег ее. Медленно и страстно ласкал он ее, без всяких слов говоря, как велико было его желание стать ее частью, слиться с ней, оставаясь рядом навсегда, до бесконечности…
Когда он наконец ее отпустил, то Шелли увидела, как весь он дрожит — от чувственного голода, сильного физического желания и влечения к ней.
— Ты хочешь меня, ласка? — тихо спросил он ее. — Пожалуйста, прошу тебя, скажи, что хочешь — хотя бы немного, самую малость, чуть-чуть, сотую долю того, как хочу тебя я…
Громко застонав, Шелли прижалась к груди Кейна, крепко обнимая его за шею, касаясь его губ своими и тем самым отвечая на показавшийся ей странным вопрос…
Кейн ответил ей на поцелуй с такой страстностью, что, казалось, он с трудом себя контролирует. Словно бы он бесконечно долго жаждал попробовать вкус ее поцелуев, ласк, нежности…
И мечты его наконец осуществились.
Шелли возвратила ему поцелуй с горячей нежностью, ее ногти яростно впились в его плечи, она крепко прижалась к Кейну, лаская его тело кончиком языка. Она и сама изумилась своей страстности, но все, что она чувствовала в этот момент, — это только его жар рядом с ней.
Но даже теперь стоило ему протянуть руку к ее груди, и она быстро отстранилась, напрягаясь всем телом. Однако когда Кейн вопросительно посмотрел на нее, оканчивая поцелуй, она прошептала:
— Это я так, ничего, ты не обращай внимания…
Тихие ее слова отозвались дрожью во всем его теле, напрягая каждый мускул. Ему ужасно не хотелось отпускать Шелли, но он знал, что должен сейчас это сделать. Иначе он забудет о Билли, забудет об элементарной осторожности, которая требовалась в обращении с этой женщиной, — словом, забудет обо всем на свете, чувствуя лишь дикий сексуальный голод, влечение, жадными когтями терзавшее его тело.
Нет, он не хотел такого в отношениях с Шелли. Он не хотел быть таким эгоистом, как ее бывший муж — человек, с которым она, к сожалению, прожила вместе довольно длительное время. Человек, заставивший ее испугаться собственной привлекательности и чувственности.
Кейн медленно, нежно провел губами по ее разгоряченному лицу, шепча ласковые, успокаивающие слова. И когда он почувствовал, что Шелли начинает расслабляться, крепко обнял ее.
— П-прости меня, — неровно дыша, обратилась она к нему. — Я и сама не понимаю, что это вдруг на меня нашло.
Глаза Кейна в изумлении расширились — он вдруг понял, что она говорит чистую правду. До этого она и впрямь не знала, что делают с женщиной сексуальное желание, голод, страсть к своему возлюбленному!
— За что же тут просить, прощения, ласка? — прошептал он.
Все еще чувствуя смущение и растерянность, Шелли избегала смотреть ему прямо в глаза.
— Посмотри на меня, ласка.
Взглянув на Кейна, Шелли увидела, что его глаза все еще были темными от страсти, что так потрясло ее несколько мгновений назад.
— Каждая женщина ведет себя так в объятиях человека, которого она по-настоящему хочет. — Он тихонько поцеловал ее в лоб. — Становится нежной и дикой…
— Да, но… Но я просто напала на тебя!
— И мне это безумно понравилось, — просто ответил он. — Особенно ногти и зубы…
Шелли посмотрела на него с изумлением, словно не веря своим ушам.
Он наклонился к ней ближе, касаясь языком ее плеча, лаская ее нежную кожу…
И почувствовал, как Шелли затаила дыхание от Удивления и восторга и задрожала всем телом, тихо и Страстно. Ее ногти снова вонзились в плечи Кейна, прося еще больше ласки. Даже не прося — требуя этого…
Смеясь чуть слышно, Кепи поцеловал те места на ее плече, которых до этого коснулся языком.
— Ну а теперь-то хоть ты мне веришь? — спросил он ее. — Ты можешь касаться меня как угодно, когда угодно — я ведь так же голоден, как и ты сама.
В это время дверь в доме скрипнула, возвещая о возвращении Билли.
Скользнув беглым взглядом по лицу Шелли, Кейн заметил, что губы ее дрожат от чувственной страсти и волнения.
— Скоро, скоро мы уже останемся одни, — прошептал он ей чуть слышно. — Я обещаю это тебе.
И с этими словами он бросился в воду. Его стремительный, быстрый прыжок сказал Шелли о том, как много силы и энергии приходилось сдерживать ему, чтобы быть с ней таким нежным и деликатным. И это несмотря на весь неистовый его голод!
К бассейну подошел Билли, неся в руках небольшой поднос. Стоящие на нем пластмассовые стаканчики с лимонадом чуть подрагивали при каждом его движении.
— Ну что, поймал ее в конце концов? — обратился он к Кейну.
— Да, но я сжульничал, признаюсь тебе…
— Подсматривал? — удивился Билли.
— Да нет, поймал ее языком. А это запрещенный прием, видишь ли.
Какое-то мгновение Билли с изумлением смотрел на него, а потом вдруг громко расхохотался.
— Ладно, вылезайте все! — сказал он. — Пора пить лимонад.
— Дайте мне стаканчик сюда, я буду пить прямо в бассейне.
И, чуть приподнявшись, высунувшись из воды по пояс и опершись локтями о нагретые солнцем каменные плиты бассейна, Кейн протянул руку и взял стакан.
Шелли прекрасно понимала, почему он пожелал остаться в бассейне. Слава Богу, хоть ей-то это было необязательно. Ее чувственное возбуждение выдавали только раскрасневшиеся щеки, но эту легкую красноту можно было принять за обычный загар. Поэтому она вполне могла себе позволить спокойно вылезти из бассейна и насладиться свежим лимонадом, уютно устроившись в шезлонге.
«Иногда, — подумала она с иронией, — женщины явно имеют преимущество над мужчинами…»
Высушив свой стакан одним залпом, Билли посмотрел на Шелли..
— А у тебя в кухне классно пахнет лимонами, — сказал он.
— Ты случайно не обратил внимания, сколько там было времени? — поинтересовалась она.
— Половина шестого, — ответил он. — Там как раз зазвенел таймер, в духовке или на плите.
— Господи, картошка!
И, в одно мгновение вскочив на ноги, Шелли бросилась в дом.
Кейн громко расхохотался, но смех застрял у него в горле, когда он увидел убегающую в дом Шелли — длинноногую, тонкую, быструю… Ее бордовый купальник удивительно шел ей, подчеркивая каждый изгиб, каждую линию ее прекрасного тела, на котором все еще поблескивали капли воды… Тела, вдохновленного страстным влечением, которое, как показалось Кейну пройдет еще так нескоро…
Только через несколько минут он почувствовал себя достаточно охлажденным для того, чтобы вылезти из бассейна. Он обернул полотенце вокруг бедер, собрал пустые стаканы и пошел к дому, оставляя на теплых, почти горячих от солнца каменных плитах влажные следы босых ног.
— А ты пока займись фасолью, — обратился он к своему племяннику. — А потом тебе не помешает поучиться накрывать на стол. Не будут же всю жизнь за тобой горничная да прислуга ухаживать.
— Ой-ой-ой, дядя Кейн, — жалобно промычал Билли.
— Ой-ой-ой, племянничек Билли, — передразнил его интонации Кейн.
С мрачным видом мальчик опустился, на корточки и начал собирать рассыпавшуюся фасоль.
К нему сбоку незаметно подкралась Толкуша, внимательно следя за каждым его движением.
Кейн понял, что случится через несколько минут, и хотел было предупредить своего племянника, но потом пожал плечами и предоставил всему идти своим ходом.
Как раз в тот момент, когда он открывал дверь ни кухню, Билли издал истошный вопль.
Шелли подняла глаза от картошки, которую она все-таки успела спасти, и спросила:
— Господи, что это, а? Кого-нибудь режут?
— Толкуша шалит, — пояснил Кейн.
— Хорошо хоть не Сквиззи, — ответила она. Стоя позади нее, Кейн обнял ее за талию. Шелли почувствовала, как напряглись мышцы его сильных рук.
— Давай вместо Сквиззи буду я, — прошептал он. От волнения Шелли едва могла дышать — все, что ей удалось сделать, так это тихонько кивнуть в знак согласия.
— Помочь тебе чем-нибудь? — снова обратился к ней Кейн.
Шелли окинула его заинтересованным взглядом и удивленно подняла брови. В ответ он улыбнулся.
— Ну, я имею в виду сугубо те занятия, которыми не стыдно заниматься на публике, — поправился он.
— Как насчет того, чтобы потолочь картошку? — предложила она.
— По правде говоря, ужасно, — признался он. — Брызги будут во все стороны… Шелли поморщилась:
— Жаль все-таки, что я тебя не утопила в тот момент, когда у меня была такая возможность…
— Утопить? Меня? Что это еще за возможность?.. Чуть взъерошив волосы Шелли, Кейн коснулся губами ее шеи. Картофелемялка выскользнула у нее из рук и с металлическим звуком ударилась о стол. К счастью, Кейн успел поймать ее до того, как она упала на пол.
— Тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты можешь здорово смущать людей? — поинтересовалась Шелли.
— Конечно, — ответил он. — Вот, например, ты сейчас сказала. Я что, действительно смущаю тебя, ласка?
— Представь себе, да!
— Ну и прекрасно. Тогда мы. квиты А то ты, черт знает что делаешь со мной…
С этими словами он поднял Шелли на руки, покружил и опустил на землю. Потом, взяв в руки картофелемялку, он быстро, несколькими сильными движениями размял основную массу дымящегося картофеля.
Привстав на цыпочки, Шелли пыталась заглянуть ему через плечо, чтобы убедиться, что картофель и впрямь не разлетается во все стороны.
— Да, теперь я понимаю, как жили женщины до тех пор, пока не были изобретены электрические миксеры, — заявила она.
Ремингтон искоса посмотрел на нее. Шелли влила в картофельную массу подогретое молоко и растопленное масло. Когда Кейн снова согнул руку, чтобы продолжить мять картофель, Шелли наклонилась и легонько укусила его за локоть. Кейн так и замер на месте.
— Шелли… — только и произнес он предостерегающим голосом.
В это время дверь в кухню распахнулась, и на пороге появился Билли, несущий в руках тарелку с лущеной фасолью. Войдя, он прикрыл за собой дверь.
— Повезло тебе, — тяжело дыша, обратился к Шелли Кейн.
— Повезло? — Она улыбнулась. — Ну что ты, это был просто-напросто точный и верный расчет.
И она быстро отошла от Кейна — до этого она находилась от него всего в нескольких дюймах!
— Какой расчет? — поинтересовался любопытный Билли.
— Ты лучше смотри за кошкой! — ответила ему Шелли.
Билли опустил глаза и, сделав несколько шагов, приоткрыл дверь, впуская Толкушу. Шелли успела взять у него тарелку с фасолью до того, как мальчик чуть не рассыпал ее по полу в очередной раз.
— Так какой же расчет? — снова спросил он.
— Это мы о том, как лучше приготовить картошку, Билли, не обращай внимания.
— Настоящую картошку? Не из пакетиков? — В его голосе послышались одновременно надежда и недоверие.
— В той степени настоящая, в какой мне удастся ее приготовить, — последовал ответ Кейна.
Подтверждением его слов послужили глухие ритмические звуки, производимые картофелемялкой.
— Вот это класс! — заявил Билли. — А то мне уже так надоело пюре из пакетов, все время одно и то же…
— Еще бы, — покачала головой Шелли. — Самый настоящий клейстер…
— Что? — удивился Билли.
— Ну, то есть клей для обоев, — пояснил Кейн.
— Или папье-маше, — усмехнулась Шелли. — М-да, — только и смог ответить ей Кейн.
Билли молча переводил взгляд с Шелли на Кейна и наоборот, словно наблюдал за теннисным матчем с двумя партнерами, перекидывающимися мячиками. Потом он усмехнулся.
— Ты ведь, по-моему, тоже не очень-то любишь картошку из пакетов, — обратился он к Кейну.
— Ну почему же, она бывает и не совсем уж гадкой… Особенно когда ты находишься в дикой, безлюдной местности…
— А за плечами у тебя уже около пятидесяти миль, — вставила Шелли.
— И ты ничего не ел… — продолжал Кейн.
— В течение пяти суток, — предположила Шелли.
— А кроме этого пакета, у тебя больше нет вообще ничего… — снова послышался голос Кейна.
— И людей вокруг нет в радиусе ста миль… — Это опять Шелли.
— И у тебя сломана нога, — вздохнул Кейн.
— И тебе просто необходимо сделать гипс торжествующим видом подхватила Шелли.
Билли ждал очередной реплики Кейна, однако тот хохотал и не смог продолжать затянувшийся диалог.
Шелли улыбнулась и занялась фасолью.
Изящная, грациозная Толкуша почти бесшумно опустилась на пол рядом с хозяйкой. Кошка внимательно следила за быстрыми движениями рук Шелли.
— А я смотрю, она любит фасоль, — прокомметировал Билли.
— Неужели? — сухо спросила его Шелли. — Это ты догадался?
— Она ткнулась своим холодным носом прямо мне в яй…
— Билли! — предостерегающе прервал его Кейн.
— Ну то есть толкнула меня сзади.
— Давай-ка помоги накрывать на стол, — сказал Кейн племяннику.
— Слушаюсь, сэр!
Кейн протянул картофель Шелли.
— Во сколько у нас сегодня обед?
— Как только фасоль будет готова…
— Я успею за это время позвонить — послушать, что у меня там на автоответчике?
— Все еще беспокоишься за эту Лулу?
— Ну, пока в виски содержится алкоголь, я просто вынужден буду за нее беспокоиться…
— Телефон там, в соседней комнате, за дверью.
— Спасибо.
И пока Билли накрывал на стол, Кейн набирал номер своей квартиры. Через минуту Шелли услышала, как он ругается. Он бросил трубку и снова стал кому-то звонить. Так он говорил с кем-то в течение нескольких минут, но Шелли не разобрала о чем. Она слышала только его голос.
Кейн был в ярости.
Шелли задумалась о том, что же могло случиться в Юконе за время отсутствия Кейна, насколько это серьезно и когда ему придется уехать из Лос-Анджелеса, чтобы навести там порядок.
Бродяга, путешественник… И нигде он долго не задерживается — о каком же тогда доме можно говорить?
«И ему ведь самому вполне нравится такой образ жизни, — сказала она себе. — Не забывай об этом…»
Она ведь уже почти забыла!
И даже сейчас не слишком-то хотела вспоминать. Между тем, каждый раз, когда она сталкивалась с бродячим, фактически бездомным образом жизни, она чувствовала, как сжимается и болит ее сердце.
Нет, теперь она уже не думала, причинит ли он ей боль. Вопрос был лишь в том, когда. И насколько сильную?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце мое - Лоуэлл Элизабет



Касивый и остроумный роман) Немного старомодный)
Сердце мое - Лоуэлл ЭлизабетТаня
30.05.2012, 2.55





Такие красивые и нежные отношения,хрупкость любви и преодоление страхов в этой паре - кажется что это где-то не в нашем мире - такая красота и любовь!!! Очень понравилось!!!
Сердце мое - Лоуэлл Элизабетстарушенция
6.08.2012, 23.24





Прекрасный роман.Полон любви и нежности.Читать этот роман-сплошное удовольствие!
Сердце мое - Лоуэлл ЭлизабетНаталья 66
18.03.2014, 20.44





Бред. Редко пишу коментарий. Но тут я в шоке. Ему 35 ей 27. Оба в разводе. Любовная сцена. Он в презервативе и скатывается в сторону. Тема: она слишком узкая для него. Или я что-то не понимаю либо бред полный. И куча подобной галиматьи
Сердце мое - Лоуэлл Элизабеттаня
15.08.2014, 18.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100