Читать онлайн Рубиновое кольцо, автора - Лоуэлл Элизабет, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Лоуэлл Элизабет

Рубиновое кольцо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Уокер ходил по саду, пока наконец его терпение не лопнуло. Фейт не оставалась с ним наедине, и это ужасно томило его. Она сидела в столовой уже больше часа. Он открыл дверь.
– Почему ты меня сторонишься?
Фейт отвернулась от портретов предков Монтегю в кровавых рубиновых украшениях. Кое-какие мысли насчет драгоценных камней и странных монологов Тиги продолжали мучить ее. Она не могла уловить весь смысл, но чувствовала, что он был.
В любом случае Фейт не стремилась противостоять в чем-то Уокеру. Она будет последней идиоткой, если рассердится на него за то, что он не сказал ей о том, что назначен ее телохранителем.
Она только не хотела признаться себе, что у Уокера с ней были чисто деловые отношения. С некоторыми приятными моментами, но все же…
Она, конечно, злилась на него за то, что это всего лишь работа, а она не его женщина. Она с трепетом подумала, какая у него мягкая борода, какая кожа, какой язык, как легко он доводил ее до экстаза. Ей нравилось быть с ним в постели. Ей нравились его улыбка и острый ум, его мягкое обхождение с теми, кто этого заслуживал, и нетерпимость к тому, кто ему не нравился.
Трудно сердиться на мужчину, которого любишь. И никто не может ранить так больно, как тот, кого любишь.
– Игра, – горько сказала она, – это все, не так ли?
– Вся жизнь – игра, и, если проиграешь, ты мертв.
Уокер вошел в комнату и подошел к Фейт, чтобы почувствовать аромат гардений. Он знал, что мучает себя этим, но ничего не мог поделать.
– Ты думаешь, что я верну тебя в семью под расписку, что моя работа выполнена? – спросил он. Она пожала плечами:
– Но ты ведь сказал, что это только игра?
– Нет.
– Что это значит?
– Лот играл с жизнью, а расплачивался за эту игру я. Однажды он перешел дорогу афганским контрабандистам, но я не смог уберечь его. Лот мертв. Игра закончена.
Фейт посмотрела на Уокера.
– Я проиграл его игру, – сказал он. – И не буду играть больше ни с кем.
Фей стала всматриваться в Уокера, как в драгоценный камень.
– Если ты будешь повторять это постоянно, ты и впрямь в это поверишь. Я же не поверю никогда.
– Черт побери, Фейт. Я не гожусь для тебя.
– Хорошо, ты уже одурачил меня один раз.
– Я не говорю о сексе.
– И я не о нем.
– Черт! – выругался Уокер.
– Как сказала бы Ханна, не волнуйся, приятель, я, в конце концов, взрослая и сама отвечаю за свои чувства и поступки. А ты отвечаешь за свои. И я уверена, что Арчер не набросится на тебя за то, что ты спал с его младшей сестренкой. А может, даже тебя повысит.
Уокер чуть не вышел из себя. Но понял, что Фейт добивается этого. Ей надо было знать, что она еще способна ранить его так же сильно и глубоко, как он ранил ее. Она встала из-за стола и повернулась к нему, чтобы оказаться перед его гневным лицом.
– Вот так ты думаешь обо мне? – наконец тихо спросил Уокер. – Что мне такой ценой нужно повышение?
Фейт хотела сказать «да» и поджечь и так раскаленную ситуацию. Она хотела увидеть взрыв, но удивилась самой себе. Осознав это, она поняла, как сильно доверяет стальному самообладанию Уокера.
– Нет, – твердо сказала Фейт. – Мне жаль. Никто из нас не заслуживает этого. Я могла бы все свалить на стечение обстоятельств, но это была бы ложь. Ты задел меня, не осознавая этого. Я хотела задеть тебя. – Она почти улыбнулась. – Кажется, я не такая взрослая, как думаю о себе.
Уокер сам не понял, как Фейт оказалась в его объятиях, как поцелуй обжег его губы.
Фейт не боролась ни с ним, ни с собой. Если это все, что у нее есть, она принимает это.
– Проклятие, – застонал он. – Что мне с тобой делать?
Дыхание ее стало прерывистым.
– Что хочешь.
– Помнишь ту книгу, о которой мы говорили?
– «Камасутра»?
– Да. – Его губы расплылись в медленной улыбке.
– Хорошее начало. Кроме…
– Мы напишем новую книгу, – сказал Уокер.
– Хорошая мысль.
Уокер направился к двери и решительно закрыл ее. Потом он подошел к окнам и задернул все шторы.
– У меня есть одна, – сказал он.
Фейт удивленно подняла свои тонкие светлые брови.
– У меня тоже. Бьюсь об заклад, я вытряхну тебя из твоей одежды скорее, чем ты меня из моей.
– Давай.
Выиграли оба, и рубиновое ожерелье упало на пол одновременно с ее трусиками.
Фейт лежала на полу столовой, положив голову на мускулистое плечо Уокера, и водила пальцем по его телу. Она смотрела на висевшие здесь портреты.
– Ты хочешь меня пощекотать? – лениво поинтересовался он.
– Нет.
– Я знаю, ты здорово это делаешь.
– Боишься?
Он засмеялся и потянул ее на себя. К его удивлению, она засопротивлялась.
– Погоди! – торопливо сказала Фейт.
– Что-то не так?
– Помнишь слова Тиги?
Уокер внимательно посмотрел на нее.
– Какие?
– Проклятие! Тебя не было, когда она это говорила. – Фейт смотрела на предков Монтегю. – Она что-то говорила о широком золотом браслете с рубинами.
Уокер попытался проследить за взглядом Фейт.
– Вроде того, который у той уродливой бабы с ястребиным носом?
– Не такая уж она уродливая.
– Черта с два.
Фейт посмотрела на другой портрет.
– Она что-то говорила и о короне с шипами, с капельками крови на концах.
– Вроде той, что на белокурой красотке слева?
– Не такая уж она красотка.
– Черта с два.
Фейт улыбнулась и потерлась щекой о бородку Уокера, как о нежную шелковую кисточку. Он осторожно прикусил зубами ее кожу.
– Не отвлекай меня, – попросила Фейт. – Я думаю.
– Я тоже, – сказал он.
– Длинная рубиновая веревка сжигает ненависть, сжигает надежду… – шептала она, вспоминая слова Тиги.
Уокер почувствовал, как по телу Фейт пробежала дрожь. Он посмотрел на стену и увидел портрет молодой женщины, шею которой обвивало ожерелье из рубиновых бусинок.
– Сумасшествие, ничего больше.
– Нет. Это имеет сверхъестественный смысл. Дайка подумать. – Фейт нахмурилась. Мысль ее блуждала от слов Тиги о веревке до слов о душах, которые висят на ней и качаются, как мертвецы. Уокер оглядел столовую.
– У нас за спиной брюнетка с большими зубами.
Фейт оглянулась. Молодая женщина с потрясающими серьгами в ушах смотрела со старинного холста.
– Они качаются, как повешенные, – пробормотала Фейт.
– Значит, Тига помнит, что носили ее предки.
Неосознанно Фейт сжала руку Уокера.
– Найди короля или королеву, – сказала она, – рубин, который слишком большой для кошки или ребенка.
Уокер оглядел комнату.
– На тех портретах много рубинов, но ни один из них не кажется очень большим.
– И ни один из них не окружен драгоценными камнями, похожими на слезы ангела. Жемчуг, Уокер. Натуральный жемчуг.
– Господи Иисусе, прошептал он. – Она видела его. Она видела «Сердце полуночи».
– Более того, она просила меня дайти остальную часть…
– Остальную часть?
Фейт снова оглядела предков Монтегю, висевших на стене в рубиновом блеске. Детали украшений были прорисованы настолько точно, будто задача художника была увековечить рубины, а не лица.
«Тринадцать новых душ только для меня, а четырнадцатая освободит тебя… Душа такая же, как твой милый кулачок. Когда ты дашь мне тринадцать душ, мы обе будем свободны».
– Тринадцать рубинов – ожерелье Мел, – сказала Фейт. – Тига о нем знает.
– Погоди. Дэвис же говорил, что рубинов в ожерелье четырнадцать, не считая большого.
– У Мел их тринадцать, потому что один рубин – мой, вознаграждение за работу. Но Тига этого знать не может. Она видела только рисунки.
– Постой, если Дэвис хранил их запертыми в сейфе, как он говорит, значит, Тига знает код сейфа.
– Она больше чем на четыре года старше брата, – сказала Фейт. – Возможно, мать сказала ей код перед смертью. Возможно, Тига знает все. Не важно. Она сказала мне, что я должна принести ей тринадцать душ, что они принадлежали ларцу и я не буду свободна, пока не принесу их ей.
– И ты ее драгоценное дитя.
Вспомнив боль в глазах Тиги, Фейт прошептала:
– «Ты должна мне принести это, моя драгоценная. Это принадлежит благословенному ларцу, это не петля вокруг твоей шеи. Я не могу выносить, когда ты кричишь; отпусти меня… дай мне уйти…»
Уокер скривил губы и прижал Фейт к себе покрепче.
– Держу пари, ее младенца звали Руби. Держу пари, что ее маленькая дочка была белокурой и у нее были туманные синие глаза. Держу пари, что когда Тига впервые увидела тебя, она подумала, что Бог услышал ее молитвы и вернул ей дочь.
– Ребенок от кровосмешения, – сказала Фейт, и ее передернуло. – Младенец в этом не виноват, Тига тоже. Но они ведь страдали. Боже мой, Уокер, ты представляешь, если мать Тиги на самом деле утопила свою внучку в болоте?
– Возможно, так и было. Или ребенок родился мертвым. Разве Тига не говорила, что она никогда не слышала крика своего младенца?
Фейт тяжело вздохнула:
– Мертворожденный. Да, может быть, и так.
Уокер нежно гладил ее по волосам. Как и Фейт, он предпочел бы думать, что ребенок родился мертвым.
– Постой, отец умер в день рождения Тиги, – сказал Уокер.
Фейт ахнула:
– Какое стечение обстоятельств!
– Вот именно, – внезапно сказал Уокер. – Все сходится. Его убили.
Фейт при всем желании не могла сожалеть о смерти этого человека.
– Может быть, когда он дарил Тиге рубины на день рождения, жена узнала, от кого забеременела ее дочь.
Уокер молчал. Он вспомнил слухи, которые ходили в этих местах во времена его детства. Люди говорили, что дочь увидела убитого отца и потеряла рассудок. Если Тиге действительно сделали подарок на день рождения, то она последняя, кто видел ларец.
– Одевайся, моя сладкая. – Уокер положил одежду на живот Фейт.
– Почему такая спешка?
– Надо заглянуть в спальню Тиги. Думаю, ты захочешь пойти со мной.
– Кажется, ты прав. – Фейт колебалась. – Что делать с Эйприл Джой?
– Меня это меньше всего сейчас волнует.
Фейт улыбнулась:
– Я полагаю, мы не будем это афишировать?
– Правильно мыслишь. Кстати, я видел, как мисс Джой допрашивала Дэвиса. Похоже, госпожа Баттерфилд не встречала особу вроде нашей Эйприл.
Уокер пристроил на себе свой дорогой груз.
– Мисс Джой нужно заполучить «Сердце полуночи», и никакой сладкоречивый адвокат не помешает ей это сделать.
Фейт пыталась справиться со своим желанием помочь Уокеру разобраться с нижним бельем. Чтобы отвлечься от этой мысли, она стала одеваться.
– Как мы войдем в спальню Тиги?
– Сначала я постучу в дверь, чтобы убедиться, что ее нет в комнате.
– Но в доме сейчас Джефф и Мед. Они могут услышать, что мы проникли к Тиге.
– Дверь их спальни закрыта. – Уокер натянул джинсы и быстро застегнул их. – Держу пари, они занимаются тем же, чем мы занимались с тобой только что.
– Так-так. – Фейт надела блузку. – Ты сказал об этом с каким-то пренебрежением.
Он удивленно посмотрел на нее:

– Это самые лучшие мгновения моей жизни. К сожалению, я связан по рукам и ногам.

– Связан? – Она скривилась и застегнула джинсы. – Как же ты живешь-то? Только идиот согласился бы так жить. – Она пристально посмотрела на него. – Забудь обо всем, что между нами было, Уокер.
Он горько усмехнулся.
Спальня Тиги находилась в дальнем конце коридора. Дверь в нее была приоткрыта. Уокер тихо постучал.
– Мисс Монтегю? Тига?
Ответа не было.
Он снова постучал.
В ответ – снова тишина.
– Я войду первая, – спокойно сказала Фейт. – Она может испугаться мужчины.
Уокер отошел в сторону.
– Тига? – позвала Фейт. – Мы можем поговорить?
Уокер стоял за спиной Фейт. В спальне никого не было. Несколько маленьких лампочек слабо освещали комнату. Уокер закрыл за собой дверь, но замка на ней не обнаружил.
– Покарауль, – попросил он Фейт. – Я осмотрю комнату.
– Боюсь, у нас мало времени. «Сердце полуночи» хоть и гигантский рубин, но здесь много мест, где его могли спрятать.
– Благословенный ларец спрятать труднее.
Фейт удивленно воскликнула:
– Ты в самом деле собираешься найти его у Тиги в спальне?
– Я думаю, Тига видела, как убили ее отца. Это значит, что она может знать, что случилось с ларцом. Представь себя на месте Тиги. Рубины из ларца обеспечили бы тебе свободу. Где бы ты хранила их?
– В ларце, если бы он у меня был. Но…
– Вот видишь…
– Он может стоять в гардеробе.
Уокер хотел возразить, но не стал. Чем меньше времени они проведут в спальне Тиги, тем меньше вероятности, что их поймают.
Он быстро открыл шкаф и стал осматривать его содержимое. Там лежали грязное платье спортивного стиля и детская одежда. Крошечные платьица были выцветшие, с застиранными кружевами, сшитые по моде столетней давности. В шкафу также стояли пара взрослых теннисных грязных туфель и много детской обуви, которая вся была из хорошей кожи, но потускнела от времени.
Фейт осматривала комнату так же быстро, как и Уокер. Комод, который она открыла, был изящный, невысокий, как раз для ребенка. Первые четыре ящика его выдвигались с трудом, к их медным заляпанным ручкам, казалось, никто много лет не прикасался. В них лежали тонкие кофточки, кружевные штанишки, носки розового, лавандового и нежно-голубого цвета, а также тонкие белые детские перчатки.
Нижний ящик открылся легко. Там Фейт увидела четыре пары хлопковых трусов, четыре пары белых носок и два хорошо выстиранных белых топа. Вот и все. Ни лифчиков, ни рейтуз, ни духов, ни драгоценностей. Ничего, чем пользуется взрослая женщина.
Вспоминая, где она устраивала свои детские тайники, Фейт проверила каждый угол ящиков. Ничего.
Нахмурившись, Фейт посмотрела, что делает Уокер. Он перебирал шляпные коробки. Шляпы, как и все остальное, что она уже видела, были детскими. Фейт не могла представить себе Тигу в любом из этих головных уборов.
Внимание Фейт привлекла кровать. Балдахин с шелковыми оборками был такой же тонкий, как кофточки. Красиво одетые куклы восседали на кружевных подушках, которые были рассыпаны по смятому шелковому покрывалу, цвет которого гармонировал с цветом балдахина.
Когда Фейт прикоснулась к одной из кукол, на пальцах ее осталась пыль. Она вытерла руки о джинсы и подумала про себя, что Тига не садилась на эту кровать с того момента, когда отец в последний раз затащил ее сюда.
Фейт глубоко вздохнула и этим привлекла внимание Уокера. Они посмотрели друг на друга. Он догадался о ее мыслях. Фейт и Уокер обыскивали комнату девочки, чья жизнь была искалечена отцом. Тигу мучили бесконечные кошмары, от которых она не могла избавиться, пока не сошла с ума.
Но и это не совсем спасло ее. Какая-то часть сознания женщины работала. Вот почему кровать Тиги покрыта пылью.
– Не думай об этом, – тихо сказал Уокер.
– Я не могу. Тига винила себя в зверском желании отца.
– Что ж, ублюдок казнен своим собственным дробовиком.
– Слишком легко он отделался.
– Да. Но можно не сомневаться, что он навсегда останется в аду.
Они молча обыскали остальную часть комнаты, но нашли только пыль и призрак девочки, которая плакала по ночам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет



Мне не понравилось.... Вообще все про Донованов супер, и герои и отношения. Но здесь чересчур уж жестокости, крови. Не смогла дочитать. А жаль... С удовольствием хотела узнать как сложиться судьба Фэйт...
Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабетната
5.11.2012, 13.24





А мне понравилось. Правда концовка могла бы быть подлиннее. А то ГГ как-то неожиданно решил изменить свое мнение об ответственности и вся развязка поместилась в три строчки. А в остальном классный роман. Читать!:-)
Рубиновое кольцо - Лоуэлл ЭлизабетХомка
13.11.2013, 17.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100